13:20 20.11.2020

Автор: АНТОН РОВЕНСКИЙ

Какие трансформации ожидают постсоветское пространство?

5 мин читать
Какие трансформации ожидают постсоветское пространство?

Антон Ровенский, магистр международных отношений, политолог-международник

 

В 2020 году на постсоветском пространстве начались коренные преобразования, потенциал которых отнюдь не исчерпан. Протесты в Беларуси и переворот в Киргизии, война в Нагорном Карабахе, смена президента в Молдове – далеко не полный перечень наиболее резонансных событий нынешнего года в постсоветских государствах. Будучи точкой приложения геополитических усилий США, ЕС, РФ, Китая, Турции, постсоветские государства входят в новую полосу турбулентности, что усугубляется пандемией коронавируса и экономического кризиса. Рассмотрим детальнее и дадим свой прогноз смены политических балансов в кратко- и среднесрочной перспективе на постсоветском пространстве. 

Закавказье 

Соглашение о прекращении боевых действий в Нагорном Карабахе, несмотря на то, что зафиксировало фактическое поражение Армении в конфликте и укрепило позиции Турции на Южном Кавказе, в перспективе 5-10 лет способно стать основой для того, чтобы разрубить многочисленные противоречия, существующие в регионе последние десятилетия, и придать новый импульс его развитию. В подтверждение данного тезиса – два показательных факта.

Во-первых, в соглашении между Ереваном, Баку и Москвой сказано о необходимости армянской стороны разблокировать азербайджанский анклав Нахичевань. Кроме того, говорится о том, что по согласованию сторон будет обеспечено строительство новых транспортных коммуникаций, связывающих Нахичевань и западные районы Азербайджана. 

Во-вторых, после достижения договоренностей между Ереваном, Баку и Москвой официальный Тбилиси дал разрешение на пролет военно-транспортной авиации РФ через территорию Грузии для размещения российского контингента в Нагорном Карабахе. Для Грузии, чьи дипломатические отношения с РФ разорваны еще с 2008 года, такое решение является в определенной степени знаковым.

Эти события указывают на то, что Закавказье не утратило возможность выйти из геополитического тупика и постепенно трансформироваться в территорию, где ликвидируются барьеры для перемещения людей, товаров, услуг и капиталов. В свою очередь это станет подспорьем для экономического роста республик Южного Кавказа, суверенизации их политических систем, а следовательно снижения военно-политических и социальных рисков.

Центральная Азия

Среди постсоветских республик страны Центральной Азии, существенно зависящие от цен на углеводороды на мировых рынках и денежных переводов трудовых мигрантов, являются наиболее пострадавшими от пандемии коронавируса и сопутствующего экономического кризиса. Так, “коронакризис” внес свою лепту в октябрьский государственный переворот в Киргизии, усугубив традиционные клановые и социальные противоречия в этой республике.

Экономическое ослабление центральноазиатских стран упростит экспансию китайского капитала в целый ряд отраслей их экономик, что в перспективе будет трансформироваться в рост политического влияния Пекина на регион. Кроме того, страны Центральной Азии важны для Китая с точки зрения реализации глобального инфраструктурного проекта “Один пояс, Один путь” (“Новый Шелковый путь”), что детерминирует необходимость для Пекина активно работать с бывшими советскими республиками. 

Интересно будет взглянуть на новые подходы администрации Джо Байдена (пускай его победа на выборах неокончательна) к Центральной Азии. Данный регион пребывал на периферии внешней политики Дональда Трампа, рассматриваясь в первую очередь сквозь призму противостояния США с Китаем. С одной стороны, администрация Байдена может восстановить существовавший при Бараке Обаме достаточно высокий уровень военно-технического сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном, не входящими в российские военно-политические и экономические интеграционные проекты. С другой стороны, команда демократов, коих представляет Байден, наверняка будет более критична к автократическим правителям центральноазиатских республик, что будет сдерживать взаимодействие Вашингтона с ними.

Для Центральной Азии острым остается вопрос распространения исламистских идеологий, что, вкупе с высоким удельным весом не имеющей достаточных социальных перспектив молодежи в возрастной структуре населения, сковывает часть ресурсов развития республик, которые по состоянию на сегодняшний день дополнительно подорваны “коронакризисом”. В таких условиях страны Центральной Азии будут искать ресурсы извне, тем самым дополнительно связывая себя обязательствами перед крупными региональными и глобальными игроками.

Беларусь

По законам жанра, протестная активность, которая не добивается политических целей в сжатые сроки, идет на спад. Однако это не означает, что Александр Лукашенко восстановил статус-кво, существовавший в республике до августа 2020 года. В начавшемся электоральном цикле Лукашенко неизбежно столкнется с необходимостью провести масштабную политическую реформу, включающую в себя усиление роли парламента, местного самоуправления, партийную структуризацию, дебюрократизацию. В противном случае противоречия в белорусском обществе, чья структура существенно изменилась за последнее десятилетие, достигнут критических отметок, что приведет к  масштабному социальному взрыву, купировать который не получится даже при наличии мощной внешней поддержки. 

Несмотря на охлаждение отношений официального Минска с Брюсселем и Вашингтоном, подвижки в интеграции с РФ, которую продвигают в Кремле, являются маловероятным сценарием. В то же время возможный приход в Белый дом Джо Байдена наверняка расширит пространство для маневра белорусской оппозиции, что может вынудить Лукашенко более активно искать точки соприкосновения с Москвой.

Молдова

Одна из наибольших интриг ближайшего времени - состоятся ли досрочные парламентские выборы в Молдове после победы на выборах президентских прозападного кандидата Майи Санду. С одной стороны, для обретения полноты власти, Санду, учитывая скромные полномочия главы государства, необходимо заполучить большинство в парламенте. В то же время высока вероятность того, что по итогам досрочных парламентских выборов правящая коалиция будет сформирована на основе социалистов Игоря Додона (ПСРМ), который в таком случае станет главным претендентом на кресло премьера республики. 

Резких изменений во внешней и внутренней политике Молдовы, а также реализации экстремальных сценариев (“расконсервация” конфликта в Приднестровье, инкорпорация в состав Румынии) в республике ожидать в обозримой перспективе явно не приходится. Однако исчерпание ситуативного консенсуса между Западом и РФ, благодаря которому полтора года назад с политической доски Молдовы удалось убрать олигарха Владимира Плахотнюка, чьи позиции ранее казались незыблемыми, является факторами неопределенности и роста социальных рисков, которые способны подтолкнуть правящий класса республики к неконвенциональным способам ведения борьбы за доступ к публичным ресурсам.

 

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

АНТОН ГЕРАЩЕНКО

Украине может не потребоваться внешние кредиты. Надо искючить вмешательство в работу налоговой и таможни

CТАНИСЛАВ КАЗДА

Навести порядок: для реальной защиты потребителей газа нужно завершить анбандлинг Нафтогаза

ГАЛИНА ЯНЧЕНКО

70 народных депутатов стали соавторами законопроектов о перезагрузке АРМА

СЕРГЕЙ БЕНЕДИСЮК

Как остановить отток иностранных инвестиций?

ОТТО ВАТЕРЛАНДЕР

Настоящая защита потребителя природного газа: рыночная цена и конкуренция на рынке

ТАРАС КОРНИЯЧЕНКО

Легальный бизнес против теневого

ИГОРЬ ЖОВКВА

Президент Украины в ОАЭ – визит завершился, но работа продолжается

ВИТАЛИЙ БУНЕЧКО

Меньше менеджеров, больше сварщиков. Как трансформируется система профобразования на примере одной области

ЕЛЕНА ШУЛЯК

Сколько экономических взаимосвязей должно было произойти, чтобы вы смогли испечь пирог

ВАЛЕРИЙ ЗУКИН

Валерий Зукин - о том, чтобы Украина стала Меккой медицинского туризма

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА