16:09 03.09.2021

Автор: АНТОН РОВЕНСКИЙ

Политпрогноз: за чем следить осенью — 2021?

7 мин читать
Политпрогноз: за чем следить осенью — 2021?

Антон Ровенский, магистр международных отношений, политолог-международник

 

Август — сезон традиционного падения политической активности — подошел к концу. Принято считать, что сентябрь открывает новый политический сезон, об основных интригах которого поговорим ниже.

Выборы в Германии

В январе 2021 Армин Лашет возглавил правящую партию Христианско-демократический союз Германии (ХДС) с прицелом на занятие, а точнее политическое наследование, должности федерального канцлера по результатам осенних парламентских выборов. Если в начале 2021 года подобный сценарий был наиболее реалистичным, то события последующих месяцев стали неприятной неожиданностью для ХДС.

В марте ХДС проиграла выборы в двух западных федеральных землях. В конце весны в фавориты избирательной гонки в парламент вырвались “зеленые”. Тренд роста поддержки зеленых оказался неустойчивым, и ХДС сумела вернуть себе лидирующие позиции. Однако масштабные летние наводнения в Германии стали ощутимым ударом по позициям партии Меркель и ее потенциальному преемнику. По состоянию на сегодняшний день наибольшие рейтинги демонстрирует Социал-демократическая партия, один из лидеров которой — Олаф Шольц — имеет персональные рейтинги куда выше, чем Армин Лашет, а потому небезосновательно рассматривается в качестве серьезного претендента на канцлерскую должность. В свою очередь рейтинги ХДС пребывают на исторических минимумах.

До конца своей каденции Ангеле Меркель придется проделать буквально титаническую работу, чтобы сохранить “контрольный пакет акций” в политике Германии за ХДС и провести на высший руководящий пост государства Армина Лашета. Однако социально-политические тенденции, а также определенная усталость общества от “курса Меркель” пока что объективно играют против ХДС.

Развитие ситуации в Афганистане

Приход к власти в Афганистане “Талибана” не стал неожиданностью для тех, кто давно наблюдает за центральноазиатским регионом. Однако к этому событию оказались неготовы многие государства, особенно европейские, которые уже начали сталкиваться с увеличением потока беженцев из Афганистана. В то же время экономически и логистически закрепляются в “постамериканском” Афганистане два военно-экономических блока — Китай-Пакистан и Турция-Катар. Отдельные европейские политики указывают на то, что для сдерживания потока беженцев из Афганистана ЕС придется теснее работать с Турцией, которая в 2015-2016 годах обустраивала на своей территории лагеря приема беженцев в обмен на щедрое финансирование со стороны Брюсселя. Этот же кейс официальная Анкара наверняка попробует воспроизвести в нынешнее время.

Отголоски обрушения проамериканской власти в Афганистане еще долгое время будут раздаваться в США и странах Западной Европы. Парламентские выборы в США в 2022 году, упоминаемые выше выборы в Германии нынешней осенью, избирательные кампании в странах Восточной Европы — ситуация в Афганистане будет оказывать влияния на эти и многие другие политические, экономические и социальные процессы в мире.

Политическая турбулентность в Боснии и Герцеговине

1 августа 2021 пост Верховного представителя по Боснии и Герцеговине занял Кристиан Шмидт, член немецкого ХСС, ранее входивший в состав правительства Ангелы Меркель. На этой должности Кристиан Шмидт сменил Валентина Инцко, пребывавшего на своем посту 12 лет. Отметим, что система управления Боснии и Герцеговины сконструирована остановившими войну в этой стране Дейтонскими соглашениями от 1995 года таким образом, что Верховный представитель имеет громадные полномочия, являясь последней инстанцией принятия решений (в т.ч. отмены решений органов власти энтитетов Боснии и Герцеговины).

Поскольку Совбез ООН не утверждал смену Верховного представителя, сербская часть Боснии и Герцеговины (Республика Сербская), а также РФ и КНР не признают его полномочий. Тем самым усугубился конфликт по линии “сербская часть Боснии — Верховный представитель”, спровоцированный целой чередой решений парламента Республики Сербской и бывшего Верховного представителя Валентина Инцко в контексте политики исторической памяти.

Наиболее радикальная часть элит Республики Сербской уже не первый год говорит о возможности отделения от Боснии, в то время как их не менее радикальные оппоненты из Федерации Боснии и Герцеговины (Хорватско-Мусульманской федерации) выступают за упразднение Республики Сербской и трансформацию Боснии в унитарное государство. Вероятность развития подобных сценариев на данный момент невысока, однако в случае продолжения вялотекущей конфронтации и ухудшения социально-экономической ситуации в Боснии у местных элит может появиться серьезный соблазн канализировать социальное недовольство в межэтническое противостояние. Вероятно, в данном случае свое слово должны сказать структуры ЕС, например, четко очертив евроинтеграционные перспективы Боснии, что позволит смягчить внутренние противоречия в этой стране.

Выборы в Чехии

“Чешский Трамп”, как называли в ходе выборов-2017 действующего премьера республики Андрея Бабиша, основателя популистской партии ANO, имеет неплохие шансы сохранить за собой кресло руководителя правительства. Согласно соцопросов, рейтинги ANO не опускаются ниже 30%.

В то же время возможное продолжение премьерской каденции Бабиша без восторга воспринимают в Брюсселе. Во-первых, Европейская комиссия ранее признала наличие у Бабиша конфликта интересов ввиду сохранения ним контроля над бизнесом — транснациональным холдингом Аgrofert, получавшим субсидии из структурных фондов ЕС. Дело о конфликте интересов передано в Европейскую прокуратуру, которая заработала в Люксембурге с 1 июня. Во-вторых, Чехия при Бабише саботировала ряд европейских инициатив, прежде всего связанных с миграционными проблемами, усилив взаимодействие с партнерами из Польши и Венгрии, известных своей фрондой по отношению к ЕС.

Так что политическое будущее Бабиша и его партии ANO не столь безоблачны, как показывают на данный момент социологические опросы.

Протестная активность в странах Балтии

Летом нынешнего года в Литве и Латвии прошел ряд акций протестов, собравших по несколько тысяч человек, что по меркам стран Балтии является более чем внушительным показателем. Последний раз в странах Балтии подобные акции имели место в период мирового экономического кризиса 2008-2009 годов. Именно прибалтийские страны тогда оказались среди наиболее пострадавших среди стран ЕС от падения глобальных рынков, что вызвало заметное сокращение социальных гарантий и рост налоговой нагрузки на субъектов экономики.

Поводом для нынешних летних протестов стали жесткие антикоронавирусные ограничения и ухудшение социально-экономического положения, вызванное как пандемией, так и сокращением возможностей трудовой миграции в страны Западной Европы (в т.ч. в Великобританию после Brexit). В Литве протесты дополнительно подстегнули противостояние между политическими фракциями, ориентированными на действующего президента и “старый” политический истеблишмент соответственно, а также миграционный кризис, связанный с проникновением с территории Беларуси тысяч выходцев из стран Ближнего и Среднего Востока.

Поскольку причины протестной активности не устранены, практически нет сомнений, что она будет набирать обороты нынешней осенью. Пока что власти стран Балтии действуют запретительными мерами, пытаясь купировать протестную активность. Так, по рекомендациям Департамента госбезопасности Литвы был запрещен митинг заявленной численностью 15 тысяч человек в Вильнюсе, который планировался 10 сентября.

Другое дело, что политический класс стран Балтии достаточно однороден, и даже в случае возможного прихода к власти ныне оппозиционных сил в результате уличных акций и парламентских кризисов внутренняя и внешняя политика Литвы, Латвии, Эстонии претерпит максимум косметические изменения. А объективное сокращение ресурсной базы не позволяет говорить о возможности сколько-нибудь существенного роста социальных стандартов.

Перевыборы в Болгарии

В Болгарии затягивается политический кризис, связанный с неспособностью сформировать правительство по итогам двух парламентских выборов, состоявшихся весной и летом нынешнего года. И сегодня республика стоит на пороге третьих в 2021 году выборов в парламент, которые могут быть сопряжены с плановыми президентскими выборами в ноябре. Политическое поле Болгарии этой осенью может быть существенно переформатировано, при этом структуры ЕС заинтересованы в минимизации условно пророссийского крена в болгарской политике по итогам выборов. Напомним, в 2016 году дружественным Москве считался избранный болгарский президент Румен Радев, что стало определенной неожиданностью на фоне того, как в 2014 году официальная София заблокировала важный для РФ энергетический проект “Южный поток”.

Интригой осени в Болгарии также станет дальнейшее место в политической системе экс-премьера Бойко Борисова, возглавлявшего правительство республики в 2009-2021 годах и не единожды критиковавшегося Евросоюзом за автократические методы управления. Кроме того, небезынтересным представляется вопрос изменения взаимоотношений между Болгарией, Евросоюзом и Северной Македонией в контексте евроинтеграционных устремлений последней и особой позиции Софии относительно этнокультурной политики Скопье.

Также необходимо заметить, что уже с 7 сентября в Болгарии вступают в силу новые антикоронавирусные ограничения. Республика является наименее вакцинированной среди стран ЕС, а дополнительный этап вводимых ограничений безусловно окажет влияние на политические процессы в Болгарии в ближайшие месяцы.

 

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА