16:12 29.09.2021

Автор: АНТОН РОВЕНСКИЙ

Новые “горячие точки” на политической карте мира

6 мин читать
Новые “горячие точки” на политической карте мира

Антон Ровенский, магистр международных отношений, политолог-международник

 

Глобальный политический, экономический, социальный ландшафт претерпевает калейдоскопические изменения. При этом на политической карте мира становится все больше “горячих точек”, где происходят государственные перевороты, масштабные социальные потрясения, вооруженные конфликты. О странах и регионах, которые в обозримой перспективе рискуют войти в эту категорию — в материале ниже.

 

Ливан

Рост нагрузки на социальную инфраструктуру Ливана фиксируется с начала Арабской весны в 2011 году — на данный момент на территории 4-миллионного Ливана проживает 2 миллиона беженцев. При этом продолжается сокращение публичных ресурсов Ливана, связанное в первую очередь с разъеданием государственного механизма всепроникающей коррупцией. Корни проблемы тянутся из 1990-ых — Ливан хоть и сумел оправиться после гражданской войны и демонстрировал высокие темпы экономического роста, но государство чем дальше, тем больше начала “съедать” коррупция, которая в дальнейшем сдерживала сколько-нибудь эффективное реформирование политической, экономической, социальной систем. Последние несколько лет Ливан сотрясают протесты, связанные с постоянно ухудшающимся социально-экономическими условиями и крайне сомнительными управленческими решениями правящих элит, вроде введения налога на использования мессенджера WhatsApp. 

Разрушительные взрывы в порту Бейрута в прошлом году оставили без крова сотни тысяч жителей ливанской столицы и поставили страну на грань гуманитарной катастрофы. В то же время международная помощь, изначально обещанная Ливану, оказалась предельно скромной. При сохранении текущих тенденций реализация накопившегося протестного потенциала является делом времени, а не принципа.

Также с повестки дня не сходит геополитический вопрос, связанный с желанием Израиля минимизировать влияние шиитского движения “Хезболла” на общественно-политическую жизнь Ливана. И желанием Ирана сохранить его.

Ирак

Ожидаемый вывод американских войск из Ирака грозит обернуться “афганистанизацией” страны и крахом государственных структур, выстроенных за последнее десятилетие. При этом одним из условий восстановления “ядерной сделки” с Ираном, о чем активно заговорили после прихода к власти в США Джо Байдена, может стать минимизация поддержки Ирака, на территории которого ныне широко представлены иранские вооруженные формирования. Что, безусловно, не добавит устойчивости официальному Багдаду.

Если после свержения Саддама Хусейна, исповедовавшего ислам суннитского толка, маятник качнулся в обратную сторону, и шиитское большинство начало притеснять суннитское меньшинство, представители которого затем вошли в ряды так называемого “Исламского государства”, то вывод американских войск из Ирака грозит запустить новый виток противостояния по линии “шииты-сунниты” и резко повысить его градус. В таких условиях на порядок вырастет вероятность сепарации ныне пребывающего в конфедеративных отношениях с официальным Багдадом Иракского Курдистана и провозглашения его в качестве независимого государства, что практически наверняка не будет признано центральной властью Ирака (кто бы к тому моменту ею ни был) и дополнительно эскалирует ситуацию в регионе.

Никарагуа

Еще в 2018 году в Никарагуа разразились масштабные протестные акции, направленные против реформы системы социального обеспечения, инициированной президентом Даниэлем Ортегой, впервые ставшим главой государства в 1985 году. События трехлетней давности стали одними из наиболее смертоносных со времен Сандинистской революции 1979, когда был свергнут режим Сомосы. Общественные противоречия, детонировавшие в 2018, за истекший период времени не преодолены, поэтому необходимо констатировать сохранение высокого протестного потенциала в Никарагуа.

Кроме того, в США Никарагуа традиционно считается “плохим парнем” в Латинской Америке, в том числе ввиду тесных контактов с Китаем и РФ. При этом Джо Байден, остро критикуемый оппонентами за проводимую внешнюю политику, очевидно нуждается в победных международных кейсах. Одним из них может стать содействие смене режима в Никарагуа, на “заднем дворе” США, что, помимо прочего, надолго заблокирует идею реанимации Никарагуанского канала, интерес к которому может возобновиться у Китая в условиях формирования альянса AUKUS (CША-Великобритания-Австралия), в котором официальный Пекин видит угрозу.

Тенденции последних лет в Латинской Америке таковы, что регион “правеет”, а политические долгожители теряют свои позиции. Все это объективно играет против власти действующего президента Ортеги.

Тайвань

По данным оборонного ведомства Тайваня, в течение сентября 2021 боевые самолеты ВВС КНР более 20 раз совершали полеты через опознавательную зону ПВО, провозглашенную в одностороннем порядке властями острова. Очевидно, что официальный Пекин “прощупывает” оборонные возможности Тайваня и выискивает в системе обороны острова слабые места. При этом в среде западных аналитиков все чаще можно услышать гипотезу о силовом сценарии в отношении Тайваня, а даже беглое изучение информационного поля КНР указывает на то, что происходит подготовка общественного мнения к возврату полуострова под контроль официального Пекина.

Комментируя создание упоминавшегося выше альянса AUKUS, МИД Тайваня выразил “искреннюю признательность” США и Австралии за “твердую и решительную поддержку”. Тем не менее внешнеполитический курс администрации Байдена, состоящий в сокращении избыточного американского присутствия в третьих странах и, как следствие, минимизации издержек на внешнем контуре, не позволяет Тайбэю рассчитывать на такой же уровень поддержки официального Вашингтона, как это было в прошлые десятилетия. С высокой долей вероятности, напряжение в Южно-Китайском море продолжит нарастать, а дальнейшая эрозия архитектуры международной безопасности увеличивает шансы вооруженных столкновений вокруг Тайваня.

Регион Сахель

Африканский регион Сахель, простираемый широкой полосой от Атлантического океана до Красного моря, уже давно считается одним из наиболее взрывоопасных уголков планеты. В данном случае речь идет о переходе количества накопившихся проблем в регионе “в качество”, что усугубляется повышением в последние годы темпов роста населения (свыше 2,5% в год при общей численности в 300 млн человек) и опустынивания в связи с климатическими изменениями.

В последние годы регион Сахель стал местом демонстративной проекции силы со стороны таких держав как Франция, США, Великобритания, Россия, Китай, Турция. Переворот в Судане (апрель 2019 года), перевороты в Мали (август 2020 и май 2021), гибель президента Чада Идриса Деби (апрель 2021) — все это, среди прочего, отголоски геополитического противостояния, развернувшегося в регионе. Нетрудно предположить, что события подобного рода будут происходить в указанном регионе все чаще, а их последствия будут все более разрушительными. Стабилизировать ситуацию способны договоренности крупнейших геополитических игроков, но вероятность подобного развития событий крайне невысока.

Косово

В конце сентября на границе Сербии и Косово произошло обострение, связанное с запретом властей Приштины эксплуатировать автомобили на сербских номерах. В ответ представители сербской общины Косово, проживающие преимущественно на севере частично признанной республики, заблокировали пограничные КПП. В свою очередь власти Косово стянули к границе полицейские силы, на что официальный Белград ответил симметрично (более того, задействовал армейскую технику). Риторика сербского президента Александра Вучича оказалась неожиданно жесткой, не в пример предыдущим обострениям между Приштиной и Белградом.

В целом в 2021 году уровень контактов между сторонами понизился, причиной чего видится два фактора. Во-первых, приход к власти в Косово премьера Альбина Курти, горячего сторонника присоединения Косово к Албании. Во-вторых, смена президента в США — если между Трампом и Вучичем сложились конструктивные отношения, то нынешняя вашингтонская администрация, с одной стороны, перевела балканский вопрос на периферию внешней политики, а, с другой, традиционно симпатизирует косоварам.

Казалось бы, обострение между Косово и Сербией — обычная вещь для Балканского полуострова. Однако в условиях обострения противоречий между наибольшими геополитическими игроками и неизбежного кризиса лидерства в ЕС, который начнется после ухода Ангелы Меркель, взрывоопасный потенциал локальных конфликтов склонен к многократному увеличению.

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА