15:23 05.07.2021

Автор: АНТОН РОВЕНСКИЙ

США уходят из Афганистана: к чему готовиться Центральной Азии?

5 мин читать
США уходят из Афганистана: к чему готовиться Центральной Азии?

Антон Ровенский, магистр международных отношений, политолог-международник

 

Решение официального Вашингтона о прекращении военного присутствия в Афганистане к сентябрю 2021 года привело к началу фундаментальных изменений в этой стране. Постепенно очерчиваются контуры “постамериканского” Афганистана, где одну из ключевых ролей будет отыгрывать движение “Талибан”, под контроль которого постепенно переходят все больше провинций республики. “Талибан” приблизился к границе с Таджикистаном, а потому в международной повестке дня появился вопрос обеспечения безопасности стран Центральной Азии. Существует ли угроза центральноазиатским республикам в связи с коренными преобразованиями в Афганистане — разберем в материале ниже. 

Таджикистан

Наиболее проблемные регионы Таджикистана с точки зрения обеспечения безопасности — граничащие с Афганистаном Хатлонская область и Горно-Бадахшанская автономная область. Протяженные участки границы Таджикистана с Афганистаном, которые фактически невозможно укрепить в силу географии местности представляют собой отличную мишень для исламистов-радикалов, сконцентрированных на формально управляемой Кабулом территорией. Так называемые Баткенские события 1999 года, когда комбатанты “Исламского движения Узбекистана” пытались прорваться через Таджикистан в Киргизию и Узбекистан, свидетельствуют, что даже несколько сотен вооруженных лиц способны на несколько месяцев серьезно дестабилизировать регион.

Здесь стоит отметить, что внутри “Талибана” существует несколько фракций — часть выступает за создание исламского эмирата только в пределах международно признанных границ Афганистана, иные группы влияния постулируют необходимость внешней экспансии. В то же время не исключена вероятность объединения “экспансионистов” “Талибана” с группировкой “Исламское государство”, что на порядок повысит риски для республик Центральной Азии.

Внешняя угроза для Таджикистана сопряжена с высоким уровнем экономических и социальных неурядиц внутри республики. Если на данный момент протестные общественные настроения в Таджикистане загнаны “вглубь” автократическим режимом Эмомали Рахмона, то вторжения исламистов на территорию республики может стать “черным лебедем”, который спровоцирует колоссальные социальные потрясения. Тем более не стоит забывать о “спящих” ячейках исламистов на территории центральноазиатских стран. В таких условиях даже внешней поддержки, на которую во многом опирается ослабленная государственность Таджикистана, будет недостаточно.

Узбекистан

Приход к власти президента Шавката Мирзиеёва в 2016 году после смерти Ислама Каримова обозначил целый ряд реформ в Узбекистане, направленных на либерализацию общественно-политической жизни и ускорение экономического роста. Примечательно, что модернизацию республики отметили на Западе — журнал The Economist признал по итогам 2019 года Узбекистан “страной года”.

При этом еще в эпоху Каримова была достаточно эффективно купирована деятельность “Исламского движения Узбекистана” в республике, а протяженность границы Узбекистана с Афганистаном составляет всего 137 км, и она является одной из наиболее укрепленных в мире. То есть, на первый взгляд ситуация для Узбекистана достаточно благополучна с точки зрения обеспечения безопасности.

Однако протестный потенциал в обществе Узбекистана нельзя назвать низким, наиболее проблемный регион — Ферганская долина. Это один из наиболее густонаселенных регионов Евразийского континента, где существует высокий уровень исламизации населения и большое количество безработной молодежи. Беспорядки в 2005 году в Андижане, небольшом городе Ферганской долины, едва ли могут быть воспроизведены в обозримой перспективе, однако данный регион по-прежнему сохраняет взрывоопасный потенциал.

Помимо этого стоит учесть, что в рядах исламских фундаменталистов на Ближнем Востоке (Сирия, Ирак) воевало несколько тысяч граждан Узбекистана, значительная часть которых была именно выходцами из Ферганской долины. Их боевой опыт и налаженные контакты с террористическим интернационалом — дополнительный риск для Узбекистана.

Киргизия

Череда государственных переворотов, случающихся в Киргизии с завидной регулярностью (2005, 2010, 2020), привели к критическому ослаблению государственных институтов и деградации контура безопасности республики. Успехи нового президента Киргизии Садыра Жапарова в части восстановления дееспособности государственного механизма пока что достаточно скромны.

Будучи наиболее либеральным государством Центральной Азии, в Киргизии за последние 15 лет создана широкая сеть неправительственных организаций, запрещенных в соседних государствах под предлогом распространения через них исламистской идеологии. При этом данная идеология расширяет количество своих сторонников, сталкивающихся с неработающими социальными лифтами, безработицей и бедностью в Киргизии. Вместе с тем в Киргизии сохраняется напряженность по линии “север-юг” (север более экономически развит и этнически однороден), а киргизская часть Ферганской долины не менее проблемная, чем узбекистанская.

С начала 2000-ых годов Киргизия не единожды становилась местом соперничества РФ и США, несколько позже в данное соперничество включилась КНР. Переплетение интересов крупных внешних игроков на фоне ослабленной государственности и большого пласта социальных проблем в республике — элитариям Киргизии явно есть над чем задуматься с учетом дополнительных угроз дестабилизации центральноазиатского региона в целом.

Туркменистан

Закрытость республики — как информационная, так и “физическая”, связанная с полным прекращением международного авиасообщения с февраля 2020, которое не восстановлено до сих пор — не позволяет сложить объективную картину происходящего в Туркменистане. Впрочем, едва ли будет преувеличением тезис о высоком уровне социального недовольства в этой стране. Пускай оно и не конвертируется в какие-либо протестные формы, однако внешний фактор может выступить “спусковым крючком” для Туркменистана. 

В 2015-2016 годах регулярно приходили сообщения о вооруженных столкновениях на границе Туркменистана и Афганистана, в результате которых гибли туркменистанские пограничники. Степень готовности вооруженных сил Туркменистана к столкновениям с афганистанскими исламистами — величина неизвестная, что также является фактором неопределенности для стран-соседей данной республики.

В то же время в обеспечении стабильности Туркменистана заинтересованы Китай и Индия, реализующие крупные энергетические проекты в постсоветской республике. Хотя окажут ли они практическую помощь Туркменистану в случае обострения ситуации в регионе — вопрос остается открытым.

Вместо выводов

Афганистан и страны Центральной Азии являются важными транспортными коридорами, соединяющими Азиатско-Тихоокеанский регион с Ближним Востоком и Европой, что предопределяет вовлеченность в региональную проблематику доброго десятка крупных геополитических игроков. Относительно безопасно в данной ситуации чувствует себя Казахстан, будучи наиболее развитым центральноазиатским государством, поддерживающим хорошие отношения практически со всеми глобальными и региональными центрами влияния. Окажется ли “Новая Большая игра” в Центральной Азии одним из ключевых геополитических сюжетов — станет понятно уже к концу 2021 года.

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ВИКТОР КРУГЛОВ

Внедрение РОП (Расширенная ответственность производителя) – новые возможности для переработчиков вторичной бумаги и книгоиздателей

ЭДУАРД МКРТЧАН

Циркулярная экономика как маркер противодействия "Nord Stream-II"

ВЛАДИМИР КОРОБОВ

За деньги украинских налогоплательщиков построят иностранные самолеты?

ТАТЬЯНА ПЕРЕВОЩИКОВА

Наконец! Проголосовали за закон о медиации: что это такое и кому станет проще

АЛЕКСАНДР КАЛЕНКОВ

Большие надежды бизнеса на "Большое строительство" в Укрзалізнице

АНАТОЛИЙ БОЙКО

Технологии VS образование: Как технический прогресс влияет на качество образования?

ЮРИЙ ТАЦИЙ

От аэропорта до аэротрополиса. Как авиационные хабы формируют города

ВЛАДИМИР КЛИМЕНКО

Корпорации против государств. Захватят ли корпорации мировой финансовый рынок?

СТАНИСЛАВ ЗИНЧЕНКО

Устойчивое развитие – реальность и осознанная необходимость для бизнеса

КОНСТАНТИН ЯЛОВОЙ

Коронавирус усиливает угрозу мусорного коллапса в Украине

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА