11:00 20.01.2022

Автор: ЮРИЙ ТАЦИЙ

"Обличение" городов: благо или угроза?

5 мин читать
"Обличение" городов: благо или угроза?

Юрий Таций, заместитель директора Департамента градостроительства и архитектуры Киевской городской государственной администрации

Как процесс джентрификации несет в себе мощные противоречия

Город меняет людей, а люди меняют город. Эта взаимосвязь особенно ярко выражена в таком неоднозначном и противоречивом явлении, как джентрификация. О ней впервые заговорили еще в 60-х годах ХХ века, когда средний класс осваивал рабочие районы Лондона. Заброшенные территории получали новую жизнь, становились более престижными, там росла цена недвижимости. Это и назвали джентрификацией (оформлением).

За последние более чем полвека города Запада пережили несколько волн "приливов и отливов" в городской среде. Сначала люди с обилием выезжали в пригородную зону (субурбанизация), а затем они возвращались в центр города, где предоставляли жилым кварталам новое качество жизни. С конца 70-х годов джентрификация охватила и старые промышленные объекты, где осуществлялся редевелопмент в пользу креативных пространств и сферы обслуживания.

Часто этот процесс инициировал креативный класс – художники, дизайнеры, люди свободных профессий, представители IT-сферы. Они пользовались низкими арендными ставками в депрессивных районах, перебирались туда, открывали галереи, студии, коворкинги. А за ними уже подтягивались более состоятельные люди – высший средний класс, а затем элита. Ключевую роль в джентрификации играет бизнес. В нужный момент девелоперы вступают в игру, понимая потенциальные доходы от освоения новых пространств. В среде урбанистов до сих пор дискутируют, что же здесь первично – люди, которые переезжают жить в заброшенные районы, или инвестиции, которые вкладывает туда бизнес, поднимая на этих территориях уровень жизни. Джентрификация явление очень многогранное. Оно совмещает как положительные, так и отрицательные стороны. Из позитива это реконструкция старых построек, создание новых рабочих мест, снижение уровня преступности, рост доходов в бюджет общины. Но в минусе могут оказаться люди, проживающие в джентрифицированном районе. Новая стоимость жизни будет им просто не по карману и они переедут в другую часть города. Таким образом, уровень социального разнообразия постепенно нивелируется. Вплоть до превращения территории в "заповедник" элитных бутиков, кафе и жилья премиум-класса. Проблема бедности при этом не решается, а просто перекочевывает на другую локацию.

Архетипический пример джентрификации – это район Сохо в Нью-Йорке на Манхэттене. Когда-то центр текстильной промышленности в середине ХХ века он окончательно пришел в упадок. Наличие незанятых построек с большими окнами, которое можно снять за копейки, привлекло сюда художников. Именно они сделали Сохо культурным центром города с галереями, кафе, мастерскими, невероятной богемной атмосферой. А уже в нулевых годах район начали активно застраивать престижное жилье. Сегодня только 9% жителей Сохо являются бедняками, в то время как всего по Нью-Йорку таких людей 20%.

В Лондоне кардинальные трансформации претерпел район Шордич в восточной части столицы Великобритании. Разбомбленный во времена Второй мировой войны он стал местом жительства рабочих и концентрации социально неблагополучных элементов. Но с 90-х годов благодаря креативной индустрии произошел настоящий ренессанс. Там поселились представители творческой группы "Молодые британские художники". Вскоре к людям богемы подтянулись и айтишники, свои представительства массово открывали ведущие компании мира, включая Google. В результате Шордич стал примером хипстеризации старого района, а также самой открытой площадкой для стрит-арта. Именно здесь начинал свой путь знаменитый андерграундный художник Бэнкси. В то же время, до 40% бывших жителей района выехали оттуда, ведь их доходы больше не соответствовали уровню благ, которые предлагала обновленная инфраструктура.

В Берлине символы джентрификации – это районы Кройцберг и Фридрихсхайн, прилегающие к большой стене, когда-то разделявшей город. Причем в столице Германии процесс удорожания жизни на определенных территориях воспринимается очень остро. Неоднократно местные жители протестовали против засилья богатых приезжих, которые, по их мнению, уничтожают неповторимую атмосферу города.

В целом в последние годы термин "джентрификация" приобрел во многих странах откровенно отрицательную коннотацию. Ведь все чаще проявляются ее недостатки, а власти городов демонстрируют приверженность политике сглаживания социальных противоречий.

Существует ли джентрификация в Украине?

Очевидно, да, хотя со своей постсоветской спецификой. Она заключается в том, что большая часть городского жилья находится в собственности людей, а не в аренде. Поэтому даже кардинальное изменение условий жизни на определенной территории крайне редко приводит к массовому переселению жителей.

Классический пример мы видим во Львове, где весь центр города за время независимости полностью перепрофилировали под туристические нужды. Часть жильцов выгодно продала свою недвижимость, часть сдает ее в аренду, часть продолжает жить в старых квартирах. Хотя полного вытеснения населения не произошло, но окружающее пространство так изменилось и коммерциализировалось, что коренные жители чувствуют себя довольно некомфортно.

В Киеве некоторые микрорайоны "облагораживаются" медленно, но неустанно. Через строительство новой недвижимости, создание на бывших промышленных площадках торговых и офисных центров, обустройство общественных и художественных пространств.

Особенно это заметно на Подоле. От промышленного района он прошел путь к месту креативных локаций, ресторанов, фестивальных площадок. Причем все это происходит на старом Подоле, тогда как Куреневка и Ветряные Горы остаются сравнительно малоразвитыми. Виноградарь же в последние годы благодаря активной застройке трансформирует свое лицо и, по всей видимости, вскоре его социальный статус изменится.

Одним из пионеров медленной джентрификации является столичная Оболонь. Благодаря так называемым Оболонским Липкам, там, рядом со старой советской застройкой теперь соседствует современное элитное жилье и торговые центры. Образовался своеобразный район контрастов, где неравенство инфраструктуры и неравенство доходов людей очень наглядно. Одна из негативных тенденций – попытка элитных новостроек оградиться от неудобных соседей изгородями или заборами. Это лишь увеличивает социальное напряжение и противоречит фундаментальным принципам открытого города, где все жители являются его равноправными хозяевами.

Таким образом, джентрификация по-украински пока не носит радикального характера, как на Западе из-за отличающейся структуры собственности. Но стремительные изменения городской среды наряду с преимуществами несут в себе и угрозы – социальное разграничение людей, ограничение доступа части из них к общим благам, формирование социально депрессивных анклавов. Поэтому задача муниципальных властей реагировать на такие вызовы, учитывая опыт стран Европы и Америки, чтобы избежать типичных ошибок и сохранить согласие и разнообразие в обществе.

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ОЛЕГ ГАВРИШ

Что делать со списком критического импорта

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: аналитический обзор ситуации за прошлую неделю (15 – 22 мая 2022 года)

АЛЕКСЕЙ ГОРДЕЕВ

Профессия – фиксер. Почему война с РФ создала временный массовый спрос на тех, кто ищет героев для иноСМИ

ВИТАЛИЙ ШАПРАН

Валютный рынок в условиях войны

ГАЛИНА ЯНЧЕНКО

Сообщай о российских активах в Украине – нанеси свой удар по врагу!

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 10 мая

ВИТАЛИЙ ШАПРАН

О военных облигациях и инфляции

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 9 мая

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 7 мая

ДАНИИЛ ГЕТМАНЦЕВ

О бюджете, доходах и независимости НБУ

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА