18:45 20.11.2020

Замруководителя Офиса президента Тимошенко: от конфликта центральной власти с регионами не выиграет никто

20 мин читать
Замруководителя Офиса президента Тимошенко: от конфликта центральной власти с регионами не выиграет никто

Эксклюзивное интервью заместителя руководителя Офиса президента Украины Кирилла Тимошенко агентству "Интерфакс-Украина" о новых подходах к региональной политике, ситуации по борьбе с COVID-19 и проекте "Большое строительство".

- После местных выборов начался процесс смены глав облгосадминистраций. По каким критериям это происходит? Связано ли это с результатами "Слуги народа" в тех или иных регионах?

- Главы обладминистраций юридически не отвечают у нас за выборы. Нельзя говорить о том, что это выводы в связи с какой-то партийной историей, потому что в партии есть отдельные кураторы регионов среди народных депутатов либо местных представителей партии, которые занимались выборами. По ним отдельные выводы, они сейчас тоже будут происходить по регионам.

Просто пришло время менять некоторых глав ОГА. До выборов их не хотели менять, чтобы не дестабилизировать ситуацию в различных регионах, потому что это могло к этому привести. Но выводы у президента были по многим областям сделаны еще до выборов, и было понятно, что решения уже после выборов, когда немного уляжется вся эта ситуация, будут сделаны. Поэтому сейчас мы меняем глав ОГА.

Мы меняем их следующим образом – стараемся сразу делать замену на Кабинете министров. То есть мы и увольняем, и сразу назначаем нового для того, чтобы регион не оставался без руководства, и не было это возложено на плечи просто исполняющего обязанности.

Критерий один – это должны быть люди намного сильнее предшественников,  которые воспринимаются местными элитами, которые могут с ними коммуницировать. Я не говорю о том, что с ними дружить, потому что глава обладминистрации – это всегда противовес. Поэтому это должен быть человек, которого уважают, и который может стабилизировать ситуацию в регионе. Второе – максимально направлять вектор на позитив и созидание, на развитие самого региона, в том числе и областного центра.

На этом моменте хотелось бы чуть больше остановиться. У нас до этого была немного другая концепция поведения, и с мэрами областных центров в том числе. У меня видение немного другое. Я считаю, что от того, что мы с ними будем находиться в постоянной конфронтации, никто не выиграет – ни мы, ни, в первую очередь, регион. А президенту важно, чтобы регионы развивались. Именно поэтому у нас сейчас происходят селекторы с мэрами больших городов, как по COVID-19, так и в целом по обсуждению ситуации. Я сейчас параллельно встречаюсь с мэрами больших и малых городов.  Есть понимание, что если мы все вместе не начнем двигаться на развитие каждого отдельного региона, ничего хорошего из этого не выйдет.

Я не говорю о том, что у нас будут какие-то объединения партии "Слуга народа" с партиями мэров, могут быть разные вариации. Но главное – понимание того, что мы все должны двигаться ради одной цели, и заканчивать  эти конфронтации, которые никому не нужны. Они не помогут стране в целом, и не помогут отдельно взятому региону.

Поэтому еще раз, возвращаясь к главам ОГА, – да, мы их меняем, да, есть выводы, где-то они были не очень сильные. По каждому отдельному случаю есть свои критерии, почему человек не подходит президенту, и почему он меняет его на другого. Мы стараемся это делать быстро. В некоторых регионах у нас есть проблемы с поиском нового главы ОГА, но, в принципе, я надеюсь, что в ближайшее время мы дотянем эту историю, и поменяем ряд глав обладминистраций.

Напомню, что у нас по всем главам ОГА идет так называемая спецпроверка. Это процесс. Сергей Гриневецкий, как все видели на Кабмине, видится главой Одесской ОГА. По  Сумам - это Василий Хома, по Николаеву – это Виталий Ким. Это те, которые уже прошли Кабмин.

- В Днепропетровской, Харьковской области будут изменения?

- Это два сложных кейса. Президент будет принимать решения, я думаю, в ближайшее время.

- А есть области, в которых железно не будут менять? Возможно, Херсонская область, Полтавская.

- В Херсонской Юрий Гусев пока остается. У него есть и желание двигаться дальше, но он должен сначала показать себя в этом регионе. Например, доделать мост в Херсоне, который он обещал президенту, и тогда будут уже какие-то решения.

По Полтаве нет вопросов у нас. Во всяком случае, пока что. Олег Синегубов – сильный глава ОГА. Во многих регионах будут оставаться главы ОГА, там, где действительно есть понимание, что они работают на благо своего региона, и у них стабильная ситуация, и они идут вперед, а  не все время "шатаются" в разные стороны.

- Будут ли приходить люди из бизнеса?

- Могут быть и из бизнеса, но не обязательно. Та история, которая у нас была, что мы назначали людей из бизнеса, в некоторых регионах действительно сработала, в некоторых она вообще себя не показала никак. Потому что человек из бизнеса может делать какие-то менеджерские вещи, но есть еще и политика, и общение с местными властями. Когда человек - только менеджер, но в политике не может ничего хорошего сделать, тогда область теряет.

Именно поэтому мы ищем либо людей, которые были из бизнеса, но у них есть понимание в том, каким образом устроена политика их региона, либо из политики, либо  из бюрократической системы.  Например, мы сейчас назначаем господина Хому в Сумской области главой ОГА – этот человек работал главой аппарата в одном из сильных регионов, в Харьковской области. Он понимает, как с кем нужно коммуницировать, работать, чтобы регион развивался – это самое главное сейчас.

- В новых горсоветах, где мэры получили свои мощные фракции, и где прошла "Слуга народа", ожидаете ли вы между ними конфликты? Или вы прогнозируете партнерство в большинстве случаев?

- Я считаю, что объединения выгодны и для нас, и для них. Для нас есть понимание, что главы облсоветов, где партия "Слуга народа" представлена и представлена хорошо, должны быть от партии "Слуга народа", как говорят наши оппоненты – от "партии власти". Это выгодный процесс как раз для мэров. Нам это выгодно только политически, а им это выгодно в рамках развития региона.

Отсюда выплывающий вопрос по горсоветам. Для нас есть понимание, что если в горсовете либо секретарь, либо заместитель мэра – представитель партии власти, то это выгодно, в том числе, и мэру. Естественно, и нам, но это не односторонний процесс. Поэтому мы двигаемся в этом направлении сейчас как раз по созданию таких неформальных коалиций, потому что формальные  не предусмотрены.

- У нас еще в двух больших городах вторые туры. Вы ожидаете каких-то конфликтов после этих выборов, судов? Поскольку, как минимум, во Львове, да и в Днепре ситуация напряженная…

- Определенное напряжение действительно есть, но, я думаю, все закончится в этих городах благополучно. Если говорить, например, о Львове, то я думаю, ни для кого не секрет, какой мы видим вектор в этом городе. Но я думаю, что там будет расклад сил, который не позволит дестабилизировать ситуацию в этом регионе. Для нас это важно.

- Проблемы мэров в отношениях с Киевом и с обладминистрациями - это, с вашей точки зрения, какие-то личные проблемы, когда мэры считают, что их недооценивают, это политические проблемы, поскольку они представляют конкурирующие со "Слугой народа" политические силы? В чем причина?

- Для меня самая главная проблема с мэрами – недостаток коммуникации. С ними никто особо не разговаривал, и они особо не разговаривали, и не могли достучаться сюда. Именно поэтому возникают и все остальные причины, о которых вы говорите.

У каждого мэра есть какие-то желания. Я имею в виду, как он себя видит дальше, что он хочет дальше делать и т.д. Каждый индивидуален. Но главная проблема – это недостаток коммуникации. Я думаю, что мы сможем начать нормально коммуницировать, мы уже это начали делать. Но нам всё же нужно притереться, и понимать, как мы будем дальше работать.

Поэтому какими-то совместными действиями, я думаю, мы найдем точки соприкосновения с местными властями. Потому что первое – децентрализация, которая продолжается, и это весомый аргумент. Но и с другой стороны, есть центральная власть, и мэры все равно без неё  не всё могут сделать. То есть это взаимный процесс, это выгодно и им, и нам, несмотря на децентрализацию, к которой мы все идем. Мы найдем  точки соприкосновения. В принципе, мы их уже более-менее находим. Я считаю, что мы вышли на какой-то совершенно другой уровень диалога, отличный от того, который был раньше.

- Общение с ними будет просто в формате совещаний или будет какой-то формальный орган, типа работавшей когда-то Рады регионов?

- Первое – мы с ними общаемся в индивидуальном порядке. Второе – есть "селекторы". Я считаю, что нужно их проводить чаще, и им на местах тоже. У каждого региона своя особенность, если мы говорим о том же COVID. Мы именно поэтому сейчас и собирались вместе все с мэрами, с премьер-министром. Будем прислушиваться и понимать специфику каждого региона, потому что мэру что-то лучше видно на месте, чем нам здесь. Но есть какие-то централизованные вещи, необходимые для безопасности страны.

И третье – я за то, чтобы возобновить в ближайшее время Раду регионов, естественно, на основе глав ОГА, но и с привлечением мэров больших городов, и малых в том числе. Потому что в 2021 году (ни для кого не секрет) денег в регионы уйдет еще больше в связи с децентрализацией. У них в руках будет ресурс и они должны понимать, как им распоряжаться, и двигаться всем вместе на какие-то большие национальные проекты, которые объявлены и президентом Зеленским, и Кабмином.

Есть их потребности, а есть какая-то общая политика государства, которую мы продвигаем, то же "Большое строительство". Сейчас есть проект у вице-премьера Михаила Федорова по интернетизации регионов, в которые не дошел широкополосный интернет. Это большой национальный проект. Интернет должны получить объекты инфраструктуры, школы, больницы, садики, а затем он дойдет и до людей.

- Демонстративная реакция мэров ряда областных центров, которые фактически объявили о саботаже решения Кабмина о введении карантина выходного дня, - это нормально?

- Это не нормально. Мы не забываем, что у некоторых из этих мэров второй тур выборов. А в ряде городов  комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций так и не заседали, и никакого решения о неисполнении  карантина не принимали.  Надеюсь, мы сможем исправить эту ситуацию. Находим какие-то точки соприкосновения, начали больше слушать местные власти.

В то же время, у нас есть большая просьба к местным властям. В каких-то случаях мэры не видят общую картину, куда может развиваться ситуация с COVID-19 в стране, а мы здесь ее видим. Карантинные решения, к сожалению, приходится принимать, ведь ответственность лежит на премьере, министре здравоохранения, они вынуждены идти на такие меры. Именно это мы пытаемся донести мэрам. Да, есть какие-то случаи, где можно что-то поменять, доделать, но общая картина ясна. Нам приходится на это идти. И мы в Украине не уникальны в этой ситуации, это происходит и в Европе и во всем мире.

- Возможно, целесообразно сразу ввести полный локдаун, например, на несколько недель?

- Опять же, мы видим картину в целом, и понимаем, что если у нас есть шанс карантином выходного дня не "уложить" экономику и сбить рост заболеваемости и заполняемости коек, то лучше сделать так, чем "убить" экономику даже двухнедельным локдауном. Именно поэтому мы пришли к  карантину выходного дня. Надеемся, что он сработает и сможет сбить  рост заболеваемости. Мы не увидим этот результат сегодня или завтра, мы увидим его недели через две.

- Рассматривается ли вариант "локдауна" на Новогодние и Рождественские праздники?

- Вариант Новогоднего "локдауна" рассматривается во всех странах, мы слышим это от всех европейских коллег, но говорить об этом пока рано. Давайте поймем, чего мы сейчас добьемся карантином выходного дня. Это же ситуация, которая меняется от недели к неделе.

- Работает ли в Украине система отслеживания контактов в условиях пандемии?

- Вы знаете, уже все страны уходят от истории с отслеживанием контактов. Она была и у нас. Но уже на таком приросте, при таком количестве заболевших отслеживание контактов  запутывает. Допустим, сегодня  вы пообщались с заболевшим и должны уйти на самоизоляцию. Вы сделали тест, он негативный, но есть еще инкубационный период, а послезавтра вы опять пообщались с каким-то заболевшим… То есть, это уже очень запутанная система, в которой при таком количестве, по оценкам Минздрава и Кабмина, нет особой необходимости.

- Самая большая проблема сегодня - это кислород?

- Это большая проблема. Ведь каким образом устроена система закупки кислорода. Кабмин спускает эту субвенцию на облгосадминистрации, кто-то хорошо справляется, кто-то медлит, кто-то пошел не в ту сторону, потому что не понимал, каким образом правильно быстро потратить эту субвенцию и быстро получить этот кислород, а вместо этого подписал какие-то долгоиграющие контракты.

Мы сейчас точечно работаем с каждым регионом. У нас три раза в неделю проходят совместные совещания. Например, 16 ноября у нас был "селектор", на котором шла речь о состоянии выполнения поручений главам ОГА, которые исходят от Офиса президента.

Посмотрели, как всё происходит. Отсеяли контракты на установку централизованного кислорода, потому что поставить его сейчас – это точечные случаи, один-два. Все остальные станции могут приехать в январе-феврале. Это такая же история, которую мы проходили с аппаратами ИВЛ, когда были очереди.

Мы понимаем, что кислорода в большом количестве недостаточно. Мы совместно со всеми областными администрациями идем по пути быстрой закупки концентраторов кислорода, машин на одну или две койки. Мы нашли за неделю уже 10 тыс. концентраторов и они приезжают просто тысячами каждый день. Все импортеры, которые возят сейчас концентраторы, работают конкретно с закрепленными регионами. Мы в Офисе президента оказываем помощь по логистике, а дальше уже ОГА работают напрямую с импортерами.

За первые две недели ноября  поставлены  5,5 тыс. концентраторов и это не предел. Я думаю,  за  текущую  неделю мы получим несколько тысяч, на следующей неделе – еще несколько тысяч. До 1 декабря должны приехать еще 8,3 тыс. штук.

Вторая история – это установка централизованного кислорода. Долгосрочные контракты, которые подписываются, чтобы централизованно поставить его в большие опорные больницы.

Также идет работа над увеличением количества коек в каждой больнице. У нас изначально было 50 тыс. коек под больных COVID-19. На совместном "селекторе" с президентом и премьером было принято решение, что необходимо 100 тыс. Мы должны знать, что они у нас есть. Не будет в них необходимости – и хорошо.  Все обладминистрации получили задание,  койки нашли, они уже занесены в базу, доставляют необходимое оборудование, которое необходимо для заключения договоров с Национальной службой здоровья по COVID.  Реально у нас таких коек  92 тыс.

Каждую неделю "дооткрываются" больницы. Регион, как только доходит до порога, обозначенного Минздравом, присылает письмо, чтобы дали разрешение на перепрофилирование больницы под COVID. Минздрав отправляет, договор с НСЗУ, меняется логистика скорых помощей.

Сейчас ситуация резко меняется, мы по кислороду наверстываем упущенное. Нельзя сказать, что виноваты в это какие-то регионы, или Минздрав. Это  история, которую пропустили все.

- Будут ли перепрофилировать под больницы общественные здания, например, Дворцы спорта?

- В некоторых регионах действительно больницы перепрофилировать невозможно. Мы отрабатываем два пути. Первый – это санатории. Минздрав оценил, сколько денег нужно потратить на  техническое оснащение и ремонты в санаториях и Дворцах спорта. Выяснилось, что санатории дешевле. Обладминистрациям дано задание, чтобы они сначала сконцентрировались на больницах, а если их не хватает – на санаториях. Если нет санаториев, -  тогда смотрим спортзалы и все остальное. Думаю, что в ближайшие недели будут сделаны несколько госпиталей уже не на базе больниц.

- Власть не рассматривает идею с массовым тестированием населения, как это было сделано, например, в Словакии?

- Я говорил об этом и с Ляшко, и со Степановым. Они общались со своими экспертами. Давайте не забывать, что в Словакии около 5,5 млн жителей, и понятно, что в Украине на такое тестирование нужно будет потратить совсем другой ресурс. И отсюда возникает другой вопрос: а если ли целесообразность в таком тестировании? Есть инкубационный период, плюс сегодня можно сделать тест, а завтра инфицироваться.

Нам кажется, что лучше сейчас сконцентрировать все ресурсы на дооснащении больниц. Важнее лечить и быть уверенным, что ты сможешь вылечить. Потому что,  хотя систему и подтянули за весну-лето,  не забываем, что с ней было до этого. Мы же не можем наверстать за несколько месяцев, за полгода то, что годами просто убивалось.

Что касается тестирования, есть примеры, когда делают точечное тестирование на антитела, чтобы оценивать риски. Как, например, в Житомире, где мэр организовал его в горсовете и в школах.

- Украина получит вакцину от COVID-19, как пообещало руководство государства?

- Проведены конкретные переговоры не с одним и не с двумя производителями. Все ждут.  Есть понимание того, что мы получим вакцину в ближайшие сроки после того, как она начнет выпускаться.

- Перейдем к теме "Большого строительства", которая в последнее время тесно связана с вопросом борьбы с COVID-19. Создается впечатление, что летом пришли к выводу, что пандемия закончилась, надо запускать экономику, о чем, собственно, президент и  говорил. И был запущен этот проект, нацеленный на подъем экономики, после чего  пошла вторая волна…

- Первое, "Большое строительство" вообще не останавливалась. Этот проект действительно начал больше появляться в прессе летом, но он работал с начала года. Были какие-то, возможно, паузы на неделю, две, несколько недель, но это все равно продолжалось и шло. Это касается и дорог, и школ, садиков, стадионов, приемных отделений в наших опорных больницах во всех регионах, которые мы заканчиваем сейчас.

Дальше, что касается того, что мы якобы потратили деньги из COVID-фонда. Поясню. Первое: деньги на дороги – это деньги Дорожного фонда. Второе – кредитные деньги, когда "Укравтодор" заключает кредитные контракты с международными институциями. Третье – это деньги, которые были выиграны в Стокгольмском арбитраже.

Да, действительно, какая-то часть из них была направлена в Общий фонд, но никто не забирал их из борьбы с коронавирусом! Это деньги, которые планировались на дороги!  "Коронавирусные" деньги планировались отдельно, и часть из них не потрачена до сих пор.

Сейчас дополнительные 10 млрд грн 17 ноября были направлены Верховной Радой в фонд по борьбе с коронавирусом для того, чтобы увеличить запас, чтобы вообще всех успокоить. То есть все эти инсинуации по поводу того, что деньги отправлены на дороги, а в коронавирусном фонде их нет – неправда. Деньги и сейчас есть.

- А не потрачены почему?

- Не потрачены, потому что где-то в этом нет необходимости, где-то тендер не провели, где-то действительно по этим позициям сейчас необходимости их тратить нет, Кабинет министров перебрасывает их на другие позиции. Вы же поймите, это бюджетные деньги. Это не так, что ты из одного кармана взял, в другой положил. Это все равно процесс, который занимает несколько недель.

Деньги тратятся. Они же тратятся на что?  В первую очередь, как сейчас, например, на закупку кислорода. Субвенции на области спускаются - они покупают. Но все равно это процесс. Невозможно пойти в магазин сегодня купить концентратор. Есть контракт, есть процедура, даже упрощенная, трех-, пятидневная, но она есть. А второе – ты не купишь больше, чем есть на рынке. Поэтому да, действительно, есть остатки средств, но еще раз повторюсь – вчера Верховная Рада еще 10 млрд грн туда отправила для того, чтобы всё было спокойно.

Что касается дорог и вообще строительства школ, садиков, всего остального – это не просто слова о "мультипликаторе экономики". Это действительно весомый вклад в ВВП страны, в экономику.

Да, в дорогах есть импортная составляющая. Это ни для кого не секрет, потому что, к сожалению, у нас страна не может выпускать столько битума.  Да, действительно, подрядчики его закупают или завозят импортеры. Но давайте не забывать о том, что еще есть школы, садики, приемные отделения и все остальное, где нет никакого битума, и фактически строят все это украинские производители.

Есть бетонные дороги. У бетона  импортная составляющая гораздо меньше, но, к сожалению, есть уже сделанные проекты дорог, по ним пройдена экспертиза, и дорога заложена в проекте как асфальтовая. И тут есть два варианта: либо мы сейчас делаем ее асфальтовую и люди не ездят по ямам и не убивают свои машины, либо мы переделываем полностью проект. А это год. Просто плюс год по всем проектам.

- Что вы отвечаете обычно тем людям, которые говорят о завышении цен?

- Всё очень просто. Я, как человек, который курирует "Большое строительство", могу сказать следующее. Во-первых, цены понизились за последний год. Это видно конкретно в отчетах, которые любой человек может зайти и посмотреть в ProZorro. Во-вторых, повысилась сумма, на которую торгуются все те, кто выигрывают тендера. Действительно, падение в процентах больше, чем в прошлом году, и больше, чем было до этого. Это основное.

Если люди, которые просто хотят "попиариться" на рассказах о завышенных ценах.  Если у них есть действительно какая-то информация, они же могут пойти в любой правоохранительный орган и ее принести. По моим данным, ее нет – это всё просто пиар. Этим проектом действительно много всего меняется в стране, и это не выгодно  другим политическим силам, всем вообще, кто настроен против президента.

- Существует ли так называемый "картель" компаний, которые выигрывают тендеры на строительство дорог?

- Разговоры были разные. Сначала был, по-моему, говорили о картеле из 4-хь, потом – о 10-ти. теперь говорят о 6-ти. Картеля как такового нет. Потому что если посмотреть на рынок, на проходящие тендеры, есть, наверное, около 20 больших компаний, которые их выигрывают.

Действительно, есть компании, я думаю, что их около 10-ти, объемы контрактов которых отличаются в большую сторону. Но они же отличаются количеством техники, сотрудников, возможностей.  Это компании  могут себе позволить участвовать в тендерах в разных регионах, так как они же должны подкреплять это документами о соответствующих ресурсах и возможностях.

Есть примеры европейских стран. Дороги строят обычно 2 или 3 компании, иногда бывает вообще одна. О каком картеле может идти речь?

У нас как раз рынок открыт максимально сейчас для всех, и я думаю, все видят, что сюда заходят все больше и больше иностранных компаний, хотя, естественно, стране выгоднее, чтобы работали украинские. Но в любом случае иностранцы в большинстве случаев нанимают украинцев, предприятия регистрируют здесь. Я говорю о турецких, азербайджанских, белорусских фирмах.

Сейчас главная задача "Укравтодора" – исключить их процесса "тендерных троллей", которые просто останавливали строительство.

- У нас сейчас очень сложная бюджетная ситуация.  Кто будет финансировать «Большую стройку» в следующем году?

- У нас уже были предварительные совещания, и по дорогам, и по строительству вообще. На следующий год в рамках "Большого строительства" будут еще новые дополнительные программы, например, развития аэропортов и строительства взлетно-посадочных полос, не одной или двух, а многих.

И по дорогам было отдельное совещание. Хочется быстрее уже  создать условия для лучшего передвижения людей. Составляющая первая – это Дорожный фонд. Вторая составляющая – это кредитные деньги, которые привлекаются под госгарантии в работе с международными партнерами.

Третье – рассматриваются различные варианты того, каким образом может работать "Укравтодор". Например, многие компании готовы предоставлять кредитные средства без госгарантий, потому что "Укравтодор" – это понятная компания с понятными поступлениями каждый год, это Дорожный фонд. Для этого необходимо будет принимать изменения в законодательство, сейчас над этим работают в профильном парламентском комитете совместно с "Укравтодором" и Министерством инфраструктуры. Кредитные деньги не на год, не на два, под очень малый процент.

По поводу облигаций либо каких-то других займов – есть разные варианты, предложенные Нацбанком совместно с Минфином. Они сейчас смотрят, каким образом, какой механизм может позволить нам строить максимально быстро.

- Но когда вы говорите, что один из участников приходит уже с кредитом, это де-факто неконкурентная история.

- Возможно, будет какая-то упрощенная процедура наподобие конкурса. Приходит одна, две, три компании, показывают условия кредита. У кого самый дешевый кредит и самые лучше условия – то он начинает дальше идти. Я не думаю, что, используя этот механизм, мы построим много, но 10, 15, 20 проектов мы  реализуем.

Есть отдельный проект по концессионным дорогам. Он сложный, потому что у нас по ним необходимого трафика. Там математика очень простая: есть то, что зарабатывает тот, кто строит платную дорогу, а остальное должно заплатить государство. И эта дельта, которую должно заплатить государство, должна быть минимальной. Поэтому нужно оценить риски и те возможности, которые будут у государства в этой дотации в итоге.

- В заключение хотелось бы спросить: выявление у президента Зеленского COVID-19 и переход его на удаленный режим работы как-то отразился на работе Офиса президента? И почему все-таки было решено поместить его в "Феофанию", если он болеет в легкой форме?

- Я бы не сказал, что он болеет в какой-то суперлегкой форме. А решение поместить его в больницу было принято врачами. Они лучше, чем кто бы то ни было, оценивают ситуацию.

У нас всё время продолжается работа в телефонном режиме. Везде установлены системы видеосвязи, в том числе, спецсвязь проведена в "Феофании". Президент всё время проводит различные совещания, в разных составах. Работа не останавливается. А президент опять же, согласно решению врачей, находится в больнице под наблюдением.

- После увольнения Сергея Трофимова будет ли назначен первый заместитель руководителя Офиса президента?

- Президент принял решение, что позиции первого заместителя руководителя Офиса больше нет. Был подписан соответствующий указ от 4 ноября. Я занимаюсь региональной политикой согласно нашему внутреннему распоряжению.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Заместитель министра реинтеграции Голованчук: Компенсации за разрушенное жилье - это цивилизованный подход для стран с вооруженными конфликтами

Глава Госэтнополитики Елена Богдан: В вопросах карантина мы за заблаговременное планирование в диалоге с религиозными сообществами

Глава Госэкоинспекции: Каждое крупное предприятие с угрозой экологии должно проверяться хотя бы раз в год

Корниенко: Выборы закончились, надо перевернуть эту страницу и всем партиям работать в одном направлении - на благо граждан Украины

Баканов: Нужна не "реформа ради реформы", а реальные изменения, которые сделают СБУ более действенной и эффективной

Во время второго председательства Литвы в Совете ЕС в 2027 году ЕС уже мог бы объявить Украину кандидатом в ЕС - посол Литвы

"Донбассэнерго" призывает отпустить всех игроков в свободный рынок продаж – коммерческий директор

Экономика восстанавливается быстрее, чем мы рассчитывали – глава Concorde Capital Мазепа

С "Укрнафтой" выводить "Нафтогаз" на IPO нельзя – глава правления НАК

Любое лицо в правительстве, приняв решение о моем увольнении, пошло бы на нарушение закона - Елена Антонова

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА