10:31 30.12.2021

Автор: ЕВГЕНИЙ РЕЗУЕВ

Небанковское кредитование: в мире бум, а что у нас?

7 мин читать
Небанковское кредитование: в мире бум, а что у нас?

Евгений Резуев, директор компании Укркредитфинанс (бренд CreditKasa)

 

Рост объемов кредитования на уровне инфляции, появление новых продуктов и усиление конкуренции с банковским сектором – директор компании Укркредитфинанс (бренд CreditKasa) Евгений Резуев рассказал о ключевых трендах 2022 года.

В декабре все традиционно подводят итоги уходящего года и строят планы на будущий. Небанковский финансовый сектор (НФС) довольно активно развивается, однако, в следующем году мы увидим сохранение целого ряда тенденций 2021 года.

Одной из тенденций, например, стало усиление конкуренции между банковским и небанковским сектором. Банки начали активнее работать в сегменте потребительского кредитования: они готовы брать на себя больше рисков и скорректировали свои кредитные политики, что позволило им увеличить количество привлеченных клиентов. Если посмотреть на статистику, то банковский сектор в сегменте потребительских кредитов прирастает более высокими темпами по сравнению с небанковским.

*данные НБУ, расчеты ООО "Укркредитифинанс"

Этот тренд сохранится и в 2022 году. По моим наблюдениям, финансовые компании в большинстве своем развиваются с той же скоростью, что и раньше. Каких-либо событий, которые бы драйвили отрасль извне, не произошло. Как не было и ситуаций, которые бы существенно притормозили нашу работу. Национальный Банк как новый регулятор небанковского финансового сектора добавляет определенное количество ограничений в работе, но точно нельзя сказать, что эти ограничения не логичны или не позволяют активно развиваться небанковскому сегменту рынка.

По моему мнению, действия регулятора в последнее время направлены на отсечение экстремумов. То есть, если кто-то из участников рынка совершенно неадекватно ведет себя, то регулятор пресекает такие действия. Как следствие, все остальные игроки начинают исправно выполнять все требования регулятора, начиная от раскрытия информации или коммуникации с клиентами и заканчивая коллекшеном.

Сейчас регулятор гораздо в большей степени, чем когда-либо, понимает специфику отрасли и готов услышать здравые аргументы участников рынка. Но важно помнить, что НБУ, с одной стороны, является нашим регулятором, а с другой – выполняет функцию защиты прав потребителей, поэтому в ряде случаев возникает вопрос – чью сторону занять в спорной ситуации. И Нацбанк, как правило, становится на сторону клиентов. И тут, конечно же, нам как отрасли не хватает действенных механизмов защиты прав кредиторов.

Существующий тренд я бы связал с большей готовностью банков быть в этом сегменте. Банки, имея возможность привлекать достаточно дешевый ресурс у населения, предлагают более низкую стоимость кредитов при том же уровне риска. Мы же работаем на собственном капитале, который является самым дорогим ресурсом.

Несмотря на наше желание сделать займы доступнее для большей части населения, пока мы не видим ничего, что способствовало бы удешевлению стоимости кредитов. Еще в 2019 году все наблюдали «аттракционы невиданной щедрости» со стороны некоторых финкомпаний, которые не только первый кредит выдавали под 0% (0,01%), но и ряд последующих, предлагали огромные скидки на оплату процентов. Такое поведение было возможно за счет сочетания двух факторов – растущего рынка (компании планировали покрыть расходы за счет увеличение клиентской базы) и фактически меньшего уровня контроля со стороны регулятора (тогда это был Нацкомфинуслуг). В 2021 же году было изменено законодательство, которое касается работы коллекторов, в результате чего у нас уменьшился инструментарий для взыскания задолженности. Это, конечно же, отразилось на стоимости кредитов в среднем на рынке. Большинство компаний сейчас продолжают выдают кредиты под 0,01%, но они более избирательно подходят к тому, кому их выдавать.

Еще одной тенденцией 2021 года стало увеличение стоимости привлечения клиентов. В принципе, это постоянный процесс, который зависит от того, что происходит в стране. Например, весной 2020 года, когда рынок кредитования схлопнулся, стоимость привлечения клиента была достаточно невысокой. А вот на протяжении всего 2021 года мы фиксировали восходящий тренд. И я думаю, в 2022 году тенденция продолжится.

Также мы увидим увеличение кредитной нагрузки на одного клиента. Эта ситуация касается как банковского, так и небанковского сегмента. Главная опасность заключается в том, что избыточная нагрузка может спровоцировать рост количества дефолтов, что станет причиной отрицательной доходности нашего бизнеса.

Если мы говорим о каких-либо внешних или внутриэкономических рисках, то я бы оценил их влияние на наш сегмент как минимальное. Мы не привлекаем средства населения, не выдаем кредиты в валюте. Единственное, что мы замечаем: как только происходит что-то необычное, спрос на кредиты растет. Например, в середине марта 2020 года, когда начался локдаун, мы зафиксировали вал запросов на кредиты со стороны клиентов. В то время большая часть банков уже сократили выдачи, а ряд компаний небанковского финансового сектора резко сократили активность, поэтому возник очень большой краткосрочный объем неудовлетворенного спроса. Но все последующие локдауны уже не сопровождались таким поведением. Март 2020 – это был идеальный шторм. Клиенты в принципе не сильно задумывались, будут ли они возвращать кредиты вообще, а если будут – то за счет каких источников. Сейчас украинцы более взвешенно подходят к такого рода тратам: они берут деньги на покрытие своих каждодневных потребностей только в том случае, когда у них нет денег вообще.

Каким будет 2022 год – напрямую зависит от поведения самих финкомпаний. Если мы говорим о конкуренции банков и компаний небанковского сектора, то вторые могут предлагать клиентам бОльшую гибкость и меньшую сложность взаимодействия по сравнению с банками. Более того, компании НФС готовы брать на себя больше риска. Мы работаем с большим количеством клиентов, которых не делают счастливыми банки. Конечно, этот риск отражается в процентных ставках, но на такой продукт тоже есть спрос.

Приведу пример. Все 100% кредитов мы выдаем на банковские карты. То есть наши клиенты – это люди, имеющие опыт общения с банками. И банк может выдать клиенту кредит, но, если человек обращается в МФО, значит ему или отказали, или закрыли лимит из рисковых соображений.

Проблему закредитованности нам позволит частично решить инфляция как макроэкономический фактор: номинальные доходы украинцев будут расти, поэтому уровень закредитованности за счет этого может сократиться. Но в большей мере здесь целесообразно повышение уровня финансовой грамотности. Наши кредиты не предназначены для закрытия долгосрочных потребностей. И для нас клиенты, которые берут кредит и долго его не возвращают, увеличивая тем самым свою долговую нагрузку – далеко не счастье. Если клиент понимает, что деньги ему нужны на несколько лет, то стоит поискать альтернативу, где взять дешевый долгосрочный кредит. Но тут возникает замкнутый круг: банки не горят желанием выдавать кредиты заемщикам с высокими рисками, а у финансовых компаний нет длинного ресурса, чтобы выдавать такое дешевое финансирование.

Я думаю, что в ближайшие годы на рынке будут появляться новые продукты, в том числе специализированные, с меньшей процентной ставкой и более длинным сроком обслуживания. Это будет связано с развитием возможностей для привлечения долгового финансирования. Сейчас у финкомпаний появился инструментарий для привлечения заемных средств (банковские кредиты, облигации, пр.), правда, пока что это все обходится достаточно дорого, так что украинскую Klarna еще придется подождать.

Также необходимые условия для появления новых продуктов – разумный уровень регуляции, в том числе коллекторской деятельности, и больший акцент на защите прав кредиторов. В итоге Украину и от недорогих потребительских кредитов, и от дешевой ипотеки отделяет социальный популизм, который не дает кредитору вернуть свои деньги. А если кредитор не возвращает свои деньги, то он, как следствие, не выдает новые кредиты. Очередной замкнутый круг.

Но важно отметить, что вопрос дешевого длинного финансирования – это не только вопрос к регулятору относительно размера учетной ставки, но и вопрос работы судебной системы, выполнения действующего законодательства, пр.

Если говорить в целом о перспективах рынка, то нет большей пользы для клиентов, чем развитие конкуренции. Акценты у регулятора должны быть не на том, чтобы добавить максимум административных ограничений, сократив тем самым риски нерыночного поведения компаний, а на том, чтобы было как можно больше адекватных активных игроков, которые были бы заинтересованы в развитии отрасли.

Сейчас количество игроков велико, и развитие рынка, как мне кажется, будет идти в сторону появления новых брендов, продуктов и проектов в исполнении существующих участников. С нуля войти в отрасль очень непросто.

В 2022 году мы надеемся на рост объемов кредитования выше инфляции: доходы украинцев будут расти, а с ними будут расти и потребности, что обязательно отразится на средней сумме кредита.

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

АЛЕКСЕЙ ГОРДЕЕВ

Профессия – фиксер. Почему война с РФ создала временный массовый спрос на тех, кто ищет героев для иноСМИ

ВИТАЛИЙ ШАПРАН

Валютный рынок в условиях войны

ГАЛИНА ЯНЧЕНКО

Сообщай о российских активах в Украине – нанеси свой удар по врагу!

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 10 мая

ВИТАЛИЙ ШАПРАН

О военных облигациях и инфляции

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 9 мая

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 7 мая

ДАНИИЛ ГЕТМАНЦЕВ

О бюджете, доходах и независимости НБУ

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 6 мая

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 5 мая

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА