15:10 07.09.2021

Автор: МАКСИМ ФИЛИППОВ

Украина станет лидером инновационного рынка

5 мин читать
Украина станет лидером инновационного рынка

Максим Филиппов, управляющий партнер GR Capital

 

Темпы роста венчурного инвестирования в мире дают нам четкий знак — переход из статуса “инвестиций для знатоков” в “общеупотребимый инструмент вложения средств” состоялся. Раскрывая эту тему, я постараюсь объяснить о видимых преимущества венчура конкретно для украинского рынка капиталов.

Венчурные инвестиции — это основа пятого технологического уклада, в котором состоялся современный цивилизационный уклад. Он начался в 1971 году, получил название “Эпоха компьютеров и телекоммуникаций”. Все современные гаджеты, сервисы и платформы стали реальностью в результате желания изобретателей и инвесторов изменить мир. Пользуясь смартфоном или компьютером Apple, следует держать в уме тот факт, в семидесятых годах молодые Джобс и Возняк получили инвестиции от фонда Sequoia Capital.

Длительное время венчурные инвестиции представлялись в виде острова в океане. На котором обитали фанаты инноваций и визионеры, способные предвидеть и формировать глобальные тренды в IT. А океан был чем-то вроде фундаментальных инвестиций с их биржевыми спекуляциями и традиционным укладом жизни. Но в 2021 году остров разросся до континента и стал доминантой миропорядка.

По данным исследования KPMG во втором квартале 2021 в мире наблюдается  стремительный рост количества компаний, достигших статуса «единорога» (рыночная оценка составляет минимум 1 миллиард долларова). Наблюдается расширение географии и юрисдикции, в которых возникают и вырастают миллиардные стартапы. Если раньше большая часть новых единорогов приходилась на США, то теперь другие страны все громче заявляют о своем присутствии на венчурной карте мира.

Например, за последние несколько лет: Deliveroo в Великобритании, Glovo в Испании, Sennder и Wefox в Германии, Bitso в Мексике, SafetyCulture в Австралии, Paidy в Японии и GoStudent в Австрии.

На украинском рынке (со слов сооснователя — Олега Гороховского) в 2021 году «единорогом» стал fintech продукт Monobank. Первые стартапы с украинскими корнями получили оценку минимум 1 миллиард долларов в 2018 году. Речь идет о GitLab (платформа для коллаборации и DevOps), Grammarly (онлайн-сервис, помогающий улучшать англоязычные тексты с помощью искусственного интеллекта), Ring (IoT-решения для безопасности дома).

Каждая из перечисленных компаний — международный игрок, получивший свою известность и статус “единорога” благодаря вниманию международных венчурных фондов. И, конечно же, по причине инновационности и востребованности разрабатываемых продуктов. В этом смысле Украина пока является экспортером идей и талантов, но постепенно превращается в международного игрока на рынке капиталов.

На примере деятельности нашего фонда GR Capital (мы инвестируем преимущественно средства украинских инвесторов в зрелые стартапы в ЕС), я наблюдаю трехкратный рост заинтересованности и вложений среди конкретно украинцев. То есть, рынок традиционно решает самостоятельно, а украинские владельцы средств реагируют согласно глобальным трендам.

Но что с украинскими “единорогами”? Предполагаю, что со временем их число кратно увеличится, однако рост зависит не только от конъюнктуры рынка, но и от их желания. Ведь главное требование к миллиардному стартапу — масштабируемость за пределы страны возникновения. Все “единороги” разрабатывают и внедряют продукты и сервисы, в одинаковой степени необходимые как в США, так и в Украине, Румынии, Японии и еще десятках других стран с открытыми рынками.

Украинский рынок слишком мал для развертывания у нас миллиардных инновационных компаний, но не нужно включать скепсис по этому поводу. Все ведут экспансию по всему миру. Ближний пример — испанский “единорог” Glovo (есть у нас в портфеле) создавался изначально с возможностью мультипликации по всему миру, делая акцент, в том числе, на рынки стран “второго мира” (которые еще называют “полупериферией”).

Главный вызов для будущих украинских единорогов — создание бизнес-модели, в одинаковой степени применимой не только в Украине, а и на развитых рынках США, Великобритании, стран ЕС и так далее. Причем, давайте вспомним Uklon (кстати, эстонский стартап Bolt, работающий в разных странах, придуман в результате вдохновения от модели Уклона), который возник не намного позже Uber, но так и не смог выйти на международный рынок. В определенный момент, возможно, им не хватило уверенности в устойчивости своей идеи для других стран.

При этом, Киев находится на втором месте в мире по уровню развития шейринговой экономики (к которой можно отнести Uklon) по данным Sharing Economy Index 2021. Высокое место Киева авторы исследования объясняют характерным для стран Восточной Европы низким уровнем государственного или муниципального регулирования шеринговой активности.

Фактически этот рынок вырос потому, что государство его не зарегулировало. Это фундаментальная история об отношениях между бизнесом и государством.

В рейтинге оценивают пять видов услуг: службы такси и доставки (например, Uber и Glovo), аренда жилья (например, Airbnb), автошеринг (например BalBlaСar), электросамокаты, и шеринговые спортзалы. Максимальная оценка - 100 баллов. Киев набрал 95 баллов. Оценивали 50 самых динамичных городов в мире.

Шейринговый бизнес тоже сфера интересов венчурных инвесторов, ведь он позволяет решать прикладные и накопившиеся задачи не самых богатых людей (в том числе, среднего класса). Не каждый человек имеет возможность обладать собственным автомобилем, жильем или ежедневно питаться в ресторанах. Его потребности решают платформы грамотного рыночного распределения основных ресурсов. Будучи частью новой экономики, шейринговые сервисы и платформы переосмысляют отношения между людьми, создавая новые категории богатых. Так как “старые богатые”, представители традиционных отраслей, вроде девелопмента или самолетостроения, или, скажем, сетей фастфуда, не пускают к себе чужаков, не давая им возможность стать с ними на один уровень богатства.

Новые богатые возникают, в том числе, в результате новых продуктов, в числе которых шейринговая экономика (в узком смысле) и инновационный бизнес, как таковой. Следовательно, именно венчурный капитал — это драйвер развития новой экономики.

Украина имеет все шансы войти в число новых мировых лидеров бизнеса. Для этого нужно, чтобы государство не трогало инновационный бизнес, и рынок сам все сделает. Мы видим это на примере второго места Киева в Sharing Economy Index 2021.

Завантаження...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА