13:15 30.04.2020

Мы предлагали принцип шеринга инфраструктуры, нас не услышали. Надеюсь, мы все выучим этот урок - СЕО lifecell

13 мин читать
Мы предлагали принцип шеринга инфраструктуры, нас не услышали. Надеюсь, мы все выучим этот урок - СЕО lifecell

Эксклюзивное интервью с СЕО lifecell Исметом Языджы, часть вторая.

 

2020 год должен был быть годом 4G, планировалось активное покрытие населенных пунктов связью четвертого поколения. Насколько эти планы сейчас реальны с учетом того, что многие производители техники существенно сократили ее объемы? Ощущаете ли вы влияние коронавируса на этот аспект своей работы?

- Из-за растущего масштаба пандемии мы сейчас видим, что на глобальном уровне существует прерывание цепочек поставок, нарушается как спрос, так и предложение. Поэтому, конечно, мы уже видим небольшие задержки сроков поставки оборудования, но надеемся, что это не превратится в "бесконечную историю" и не приведет к тому, что сроки поставок будут все время откладываться и в принципе не будут выполняться.

И здесь я хотел бы обратить внимание на одну очень важную вещь. Когда рынок мобильной связи в Украине пришел к развитию LTE в диапазоне 900МГц, мы громче всех заявляли о том, что для эффективного построения LTE-сетей необходимо реализовывать принцип общего доступа к инфраструктуре. Поскольку по отношению к запуску LTE-900МГц все три оператора находятся в примерно одинаковом состоянии с точки зрения того, какие новые регионы и места им нужно покрывать сетями мобильной связи. Ведь, как ни странно, оказалось, что два крупных игрока нашего телеком-рынка, которые на протяжении всех последних лет финансово были очень успешными, вообще не инвестировали в построение сети в тех удаленных населенных пунктах, куда сейчас придется всем нам идти. Они заработали миллиарды долларов на украинском рынке, но, мне кажется, по-настоящему никогда не инвестировали в покрытие мобильной связью отдаленных регионов.

При этом регулятор прописал всем операторам совершенно одинаковые обязательные условия по выполнению покрытия Украины LTE-900МГц. И lifecell, который никогда не зарабатывал деньги на этом рынке, оказался в равной ситуации с двумя другими операторами, получавшими многомиллиардные прибыли в Украине.

После того, как были прописаны все условия покрытия территории связью, мы обратились ко всем регуляторам и игрокам рынка со следующим: вместо того, чтобы трижды инвестировать огромные средства и время в построение трех разных сетей, давайте объединимся и в кратчайшие сроки, используя принцип шеринга инфраструктуры, построим полноценную широкую сеть. Но нас не услышали.

И сейчас мы оказались в совершенно парадоксальной ситуации, когда нам приходится втрое больше инвестировать, заказывать втрое больше оборудования, мы сталкиваемся со срывами поставок оборудования из-за мировой пандемии… Более того, в условиях карантина всем операторам придется выделять втрое больше людей, которые будут ездить в одни и те же поля, в одни и те же локации, для того, чтобы построить три отдельных сети. И, поскольку мы уже работаем в этих условиях, я надеюсь, что в итоге соответствующие выводы все же будут сделаны, и мы все выучим этот урок для того, чтобы не повторять его в будущем.

Относительно условий построения сети LTE-900МГц, хотелось бы также добавить: все мы понимаем, что налоги, которые платит компания, напрямую зависят от ее заработков на рынке. И парадокс ситуации здесь в следующем: когда прописывались обязательства для всех компаний по построению сетей, они были все одинаковы, хотя мы и настаивали на необходимости учитывать рыночные доли каждого из операторов. Тем более, что раздел частот между тремя операторами базировался именно на принципе рыночных долей – операторы с большими рыночными долями получили больший диапазон частот, а lifecell, у которого самая маленькая рыночная доля - меньший. Но когда пришло время определения планов и обязательств по покрытию, здесь регулятор почему-то использовал принцип равенства для всех операторов и сразу же забыл о том, что рыночные доли у всех разные. То есть, получается, что частоты делились по принципу рыночных долей неравномерно, а вот покрывать Украину все будут так, как будто бы рыночные доли у всех одинаковые. Вот такой курьез у нас с вами получается.

- Вы пытались донести этот курьез до Антимонопольного комитета?

- У нас есть огромный список вопросов, который мы адресовали Антимонопольному комитету Украины, но можно сказать, что они просто "закрыли глаза и уши". В АМКУ банально не реагируют на те вопросы, которые мы им направляли. Например, на протяжении многих лет мы постоянно выступаем с требованием, чтобы Антимонопольный комитет получал реальные показатели от всех операторов относительно рыночных долей, и в целом, и в регионах, относительно прибыли, настоящего числа абонентской базы – для того, чтобы комитет мог видеть реальное состояние дел на рынке. Но, к сожалению, АМКУ всегда отказывался и говорил, что ему это не нужно.

- А как вам тогда удалось сделать совместный проект в киевском метро?

- Если говорить о Киевском метрополитене, то здесь нужно, прежде всего, отметить очень сильную роль советника городского головы Максима Бахматова. Он по-настоящему включился в этот процесс и постоянно педалировал снятие всех барьеров для того, чтобы мы могли запустить там 4G-связь. Если же говорить о том, как нам удалось всем втроем это сделать, то можно сказать, что это было принудительно. Были прописаны такие условия, что все три оператора наконец-то начали сотрудничать как одно целое. Но к сожалению, мы не видим такой же успешной истории в Харькове, где lifecell уже много лет безуспешно пытается получить доступ к инфраструктуре метрополитена, как это было реализовано с одним вендором в столице.

И мне всегда хотелось спросить: а знает ли АМКУ о том, что существует город Харьков, и что там есть метрополитен, а lifecell не имеет возможности получить доступ в этот метрополитен, чтобы предоставлять услуги мобильного интернета всем своим абонентам в городе. Знают ли они это, и волнует ли вообще это АМКУ?

Нам понадобилось пять лет интенсивной работы, чтобы установить коммуникацию с Харьковом, наладить сотрудничество с Харьковским метрополитеном и "приоткрыть" окно доступа. Но это произошло исключительно благодаря нашим усилиям, а не обеспокоенностью регулятора или АМКУ вопросом отсутствия у харьковчан услуг доступа к мобильному интернету от lifecell в метро.

Не поймите меня неправильно, я не хочу привлекать какое-то особое внимание к деятельности Антимонопольного комитета. Все, что я сказал, относится к тому, что lifecell – третий по величине оператор, который пришел на рынок Украины 15 лет назад. И с тех пор наша материнская компания инвестировала более $2 млрд в украинскую экономику. Но за все это время АМКУ вообще никоим образом не пытался что-либо сделать для того, чтобы создавать равные конкурентные возможности развития на рынке, повлиять на устранение каких-то барьеров или норм, которые мешают развитию свободного рынка. И это очень печально.

- Вы все время говорите, что lifecell сложно конкурировать с другими операторами в традиционных телеком-услугах. Но, возможно, есть какие-то несимметричные ответы - развитие платежных сервисов, IT-услуг?

- Отвечая на ваш вопрос, хочется сказать: и да, и нет. С одной стороны, если говорить об операторских IT-сервисах и цифровых продуктах, то кроме lifecell в Украине в принципе нет других операторов, предоставляющих рынку собственные продукты, такие как мессенджер BiP или облачный сервис lifebox, или цифровая версия журналов. Это разработки нашей материнской компании Turkcell, которые потом дорабатываются местными IT-командами для запуска на украинском рынке, и которых нет у других операторов.

С другой стороны, у нас есть система финансовых платежей Paycell. Это разработка нашей материнской компании Turkcell, сервис, который уже давно успешно существует, и мы запускаем его в Украине. Но когда весь мир движется к развитию цифровых альтернативных платежей, в Украине готовятся изменения в законодательство, которые ограничат развитие и, возможно, даже приведут к сворачиванию таких платежей в Украине.

Поэтому хотелось бы подчеркнуть, что, с одной стороны, да, мы постоянно конкурируем за счет предложения пользователям интересных IT-решений и цифровых продуктов. Но этого точно недостаточно, когда на рынке продолжает существовать "клубный эффект", когда абоненты не могут без потерь сменить оператора, когда существуют другие барьеры, такие как попытка ограничить цифровые финуслуги мобильных платежей.

Приведу еще один пример, как даже самые инновационные цифровые продукты порой не могут по-настоящему масштабироваться и взлететь из-за существующих старых архаичных норм. e-SIM – электронная сим-карта, – это абсолютно новый этап эволюции сим-карт, позволяющий подключать большое количество номеров. Это будущее телекома. И вот мы первыми запустили услугу e-SIM среди операторов «большой тройки» осенью прошлого года и она начала пользоваться определенным спросом среди людей, ориентированных на инновационные решения. Но в то же время мы увидели, что у этих людей возникает дилемма с необходимостью пройти сложную процедуру MNP, столкнуться с барьером высокой тарификации звонков на другие сети и достаточно агрессивной политикой уведомления звонящих абонентов о переходе номера в другую сеть. И это как раз яркий пример того, когда, с одной стороны, есть интересное инновационное технологическое решение, которое мы первыми запустили на рынке, но с другой стороны оно сталкивается с архаичным регулированием рынка и существующими барьерами.

- Насколько сейчас популярен BiP в Украине, какое количество ваших абонентов им активно пользуется, пользуются ли им абоненты других операторов?

- Сегодня у нас уже более миллиона зарегистрированных абонентов, у которых есть мессенджер BiP. Но реальные цифры использования приложения, конечно, меньше, потому что в BiP очень много встроенных внутренних функций и дополнительных сервисов, которые интересны определенным категориям абонентов. К примеру, сервисом discovery-BiP пользуется чуть более полумиллиона абонентов. Если же говорить непосредственно об активной абонентской базе, которая каждый день пользуется мессенджером BiP, то это более 200 тыс. абонентов. Конечно, эти цифры не могут быть сравнимы с позициями Viber, самого популярного мессенджера в Украине. Но я хочу подчеркнуть, что BiP является нашим собственным продуктом с большим количеством дополнительных функций и сервисов, которых нет у других мессенджеров. Например, это BiP-SOS, звонки BiP-in/BiP-out, которые позволяют очень выгодно звонить из-за границы или в другие страны, виртуальный номер BiP.

При этом, согласно нашей статистике, сервисом BiP пользуются не только абоненты lifecell. Мы видим, что его устанавливают себе и абоненты "Киевстара" и "Vodafone Украина".

- Как по вашей оценке на украинском телеком-рынке отразилась покупка азербайджанской Bakcell оператора "Vodafone Украина"? Вы почувствовали какие-то изменения после того, как сменился собственник второго по величине оператора?

- После того, как Bakcell пришел на рынок Украины, мы не увидели каких-либо изменений. Компания "Vodafone Украина" продолжает придерживаться ранее определенной стратегии и продолжает делать то, что и делала на рынке до этого.

Если же говорить о моих ожиданиях, мне хотелось бы, чтобы новый собственник второго по величине мобильного оператора активно включился в деятельность по улучшению условий работы на украинском телеком-рынке. Мне хотелось бы видеть в Bakcell соратника по вопросам того, как дерегулировать украинский телеком-рынок, сделать его более прозрачным, более конкурентным, более эффективным. Но, к сожалению, этого мы пока тоже не наблюдаем.

- Хотелось бы также затронуть вопрос "Интертелекома" – сейчас у этого оператора достаточно сложный период, но насколько логично, с вашей точки зрения, было бы позволить им все-таки запуститься наравне со всеми?

- Из того, что я знаю, им был дан огромный шанс стать еще одним оператором, который бы предоставлял услуги 4G-связи в Украине. Это было решение правительства и мне не хотелось бы о нем говорить, поскольку я считаю, что на рынке должны соблюдаться честные и равноправные условия, существующие для всех операторов. С одной стороны, другие операторы уже потратили сотни миллионов долларов в ходе абсолютно прозрачных тендеров на то, чтобы получить лицензии и начать предоставлять услуги 4G-связи. С другой – "Интертелеком" мог бы получить эту лицензию бесплатно. Не думаю, что правительству или регулятору какой-либо другой страны удалось бы оправдать подобное решение.

Условия распределения лицензий на 900-й диапазон были и есть абсолютно равными для всех игроков, и я считаю, что этого принципа необходимо придерживаться. Поэтому это вопрос к "Интертелкому" - смогут ли они выполнить взятые на себя обязательства и действовать в рамках правил, одинаковых для всего рыка, или они не смогут этого сделать.

- И все-таки есть ли на украинском рынке место для еще одного активного 4G игрока?

- Это хороший вопрос, но я бы задал его иначе: может ли в принципе существовать интерес у каких-либо новых инвесторов в том, чтобы зайти на украинский рынок с существующими регуляторными нормами и законодательством? И если да, то почему этого никогда не происходило? Почему, когда проводили тендер на 3G и на 4G-лицензии, мы не увидели никакого интереса со стороны новых игроков и операторов?

- Обращался ли рынок к lifecell с запросами на построение private-LTE сетей?

- К сожалению, я не могу называть наших клиентов, но хочу отметить, что за последнее время к нам трижды обращались представители тяжелой индустрии с вопросами по построению LTE private networks, то есть закрытых сетей для своих предприятий. На рынке есть интерес к этому продукту. Мы проводили определенную работу в этом направлении, вели собственные просчеты, но по состоянию на сегодня такие проекты еще не были реализованы в Украине.

- В 2019 году вы сообщили о создании сетей NB-IoT в Киеве и Кропивницком. Как сейчас работает эта система, планируете ли вы развивать ее в других городах?

- NB-IoT решения в Кропивницком и Киеве были частными пилотными проектами, которые делались для наших клиентов. При этом с нашим партнером, компанией IoT-Ukraine, мы успешно построили и запустили сеть стандарта LoRaWAN более чем в 60 городах Украины. Так что сегодня в Украине lifecell единственный оператор, который одновременно работает с двумя стандартами IoT, такими как NB-IoT и LoRaWAN.

Но, к сожалению, IoT - до сих пор абсолютно свежая штука для Украины. Поэтому сейчас мы находимся на том этапе, когда лишь пытаемся знакомить бизнес, рассказывать и показывать, что можно реализовать на основе IoT-платформы.

Давайте представим себе на секунду, что у нас существуют специальные датчики, способные определять наличие коронавируса в определенных локациях и в реальном времени передавать эту информацию в единый центр управления. Так можно мгновенно информировать общественность о том, где есть очаги заражения, какие места более опасны или временно закрыты для посещения. Сегодня это звучит как фантазия и моя личная мечта, а, возможно, и мечта других ученых или инженеров. Но я уверен, что пройдет буквально два-три года, и это будет не мечта, а вполне реальный кейс. И тогда все, наконец, поймут, какой огромный потенциал стоит за IoT-решениями, и почему lifecell с самого начала был предан этой идее, стал ее адептом и готов развивать ее на украинском рынке.

- Ранее вы анонсировали, что lifecell планирует заниматься фиксированной связью. В этом году это будет кооперация или все же покупка, пока рынок зависим от кризиса?

- Интересный вопрос. Мне сразу же вспоминается 2017 год, когда на рынке чаще всего звучало два вопроса. Первый – собирается ли lifecell приобрести какого-либо фиксированного провайдера; а второй – останется ли вообще lifecell на рынке Украины. Прошло уже три года, и что мы видим? За все это время в Украине не произошло ни одной сделки по приобретению либо слиянию мобильно оператора и провайдера фиксированной связи. И это наталкивает на вполне логичный вопрос о том, каковы сейчас рыночные условия, что происходит на украинском рынке связи и существует ли в принципе интерес к такому направлению технологии как фиксированная связь.

Если же говорить о нашей практике кооперации с провайдерами фиксированной связи и с сервисами, то наша стратегия заключается в том, чтобы обеспечить нашим абонентам возможность простого пользования фиксированной связью и интернетом, а абонентам партнеров – доступ к нашим мобильным сервисам. При помощи конвергентного партнерства мы открываем доступ к нашим услугам для сотен тысяч новых клиентов в разных регионах Украины.

- Сейчас большую популярность набирают дата-центры. Смотрите ли вы на работу в этом бизнесе и есть ли у вас какие-либо планы по предоставлению подобных услуг?

- У нас уже есть дата-центр, это направление сейчас работает для наших нужд и потребностей. Если же говорить о перспективах дальнейшего масштабирования и развития, прежде всего, хотелось бы отметить, что среди украинских компаний существует весьма печальная практика все свои данные сохранять за пределами Украины, на площадках, которые находятся за границей. Это кажется достаточно странным при том, что украинцы очень легко делятся личной информацией с такими сервисами как Alibaba, Facebook, международными OTT-платформами и мессенджерами, при этом не доверяя украинским компаниям.

Поэтому хотелось бы, конечно, посмотреть, куда будет двигаться это направление рынка, будет ли оно развиваться и изменится ли пристрастие украинцев к заграничным компаниям. А на сегодняшний день технологически мы уже начали работу по обеспечению хранения данных и готовы дальше развивать эти сервисы.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Посол Польши в Украине Цыхоцки: для нас принципиальное дело - это суверенитет и территориальная целостность Украины

Переход к другому поставщику должен происходить в пару кликов - глава газопоставляющей компании группы "Нафтогаз"

Новый глава Госэкоинспекции Андрей Мальованый: Штрафы должны быть увеличены в разы

Гендиректор "Тева Украина" Дмитрий Спицин: "Кризис ускорит процессы концентрации и консолидации в дистрибуционном канале

Глава номинационного комитета "Укрнафты" Бойцун об отмене конкурса на нового CEO: Это очень странное, непоследовательное и непрофессиональное решение

Шмыгаль: Нам необходимо разогреть экономику

Замглавы МИД Божок: Убежден, что в этом году нам удастся достичь положительных результатов в вопросе присоединения Украины к Программе усиленных возможностей НАТО

Шмыгаль: Нам необходимо разогреть экономику (на языке оригинала)

Завитневич: Закон об оборонных закупках снимет завесу тайны в этой сфере и сломает хребет коррупции

Министр здравоохранения Степанов: "Реформы в медицине - это самые сложные реформы в любой стране мира " (часть II)

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА