14:20 03.09.2021

Страхование выезжающих осуществляется не ради страхования, а ради безопасности человека - глава правления СК "ЕТС" Мирослав Бойчин

17 мин читать
Страхование выезжающих осуществляется не ради страхования, а ради безопасности человека - глава правления СК "ЕТС" Мирослав Бойчин

Эксклюзивное интервью с главой правления страховой компании "Европейское туристическое страхование" (ЕТС) Мирославом Бойчиным

- Ваша компания является лидером страхового рынка Украины, поэтому можно сказать, что вы об этой отрасли знаете очень много. Скажите, насколько отличается украинское туристическое страхование от европейского?

- Медицинские затраты в Украине и за рубежом одинаковы. То есть, когда человек болеет, ему необходимо получить медицинскую услугу независимо от того, где он находится - в Яремче, Гамбурге или на острове Крит. Если брать зарубежный аналог нашего продукта - туристическое страхование, то в нем нет отдельных опций (страхование медицинских затрат, страхование от несчастного случая, финансовых рисков), существует один пакетный продукт - страхование путешествий включающий все возможные риски, с которыми может столкнуться путешественник. В Украине такого единого продукта нет. Мы комбинируем его из различных законодательно разрешенных видов страхования. Согласно закону "О туризме" туроператор обязан предложить клиенту - медицинские затраты и страхование от несчастных случаев. Именно их условно назвали страхование путешествующих или страхование туристов. Но это не является единым продуктом, это название, объединяющее два вида страхования.

Когда итальянский страховой концерн Generali Group создал в Украине в октябре 2006 года СК "Европейское туристическое страхование", мы, ознакомившись с их продуктом страхования путешественников, поняли, что это должно быть комплексное страхование человека, который путешествует, независимо от целей его поездки.

Кстати, вы знаете, что туристом считается человек, который выехал за пределы населенного пункта своего постоянного места жительства и он должен быть застрахован, независимо от того, поехал он в другую страну или в находящийся неподалеку населенный пункт.

Позднее, ознакомившись с продуктом страхования туристов нашего нового акционера - мюнхенской группы ERV, мы еще раз убедились, что для полной защиты путешествующих необходим один комплексный продукт. Однако для этого в Украине требовались изменения в законодательстве, что было нам не под силу. И мы начали приспосабливать наши виды страхования и формировать пакет продуктов нашими условиями. Так, к обязательным видам страхование медзатрат и от несчастного случая начали предлагать так называемый констелейшн, или отказ от путешествия. Думали, какой вид страхования больше к нему подходит, и решили, что это только финансовый риск. То есть финансовый риск застрахованного лица на случай его отказа от поездки или вынужденного прерывания поездки. Мы создали новый продукт и назвали его "Страхование финансовых рисков на случай отмены или прерывания поездки". Причины отказа для всех групп туристов тогда были одинаковы – это смерть, заболевание, стихийные бедствия, непредсказуемые обстоятельства вроде вызова в суд, призыва на военную службу и пр. Также ранее очень частой причиной для отмены путешествия был отказ в выдаче визы.

- Насколько сложно было реализовать такой продукт? Он пользовался спросом?

- Все было непросто. Когда мы подошли к тому, каким образом его продать, то столкнулись с нежеланием туроператоров возиться с таким страхованием, ведь продать медзатраты и от НС намного проще, поскольку наличие этих страховок является как бы обязательным. Но это ошибочное мнение, это не обязательный вид страхования как, например, ОСАГО. Как уже упоминалось выше, согласно закону "О туризме", туроператор обязан предложить клиенту два вида страхования. Если турист уже имеет страховку, то он не имеет права навязать ему другую, а только должен убедиться в ее наличии. Поэтому когда мы начали предлагать третий вид страхования - финансовые риски - понятно, что рынок начал это воспринимать как удорожание туристического пакета, а не как финансовую гарантию туриста на случай его отказа от поездки, хотя мы предложили страховую сумму в размере до 2 тыс. у.е. на одно лицо. То есть семья из трех человек, вынужденная отказаться от путешествия или прервать его, получила бы возмещение до 6 тыс. евро или долларов за потраченные на тур деньги.

- Почему же, казалось бы, такая необходимая услуга не была востребована?

- Здесь несколько факторов. Как происходит страхование туристов, например, в Германии? Там риск отказа от поездки страхуют 75% путешествующих, понимая, что если это произойдет за день до отбытия, можно потерять все потраченные на тур средства, если ранее, то все равно существуют штрафные санкции, и всю сумму не получишь. У нас же такой риск страховали 1-2% туристов. В Германии туристу предлагают тур, называя его стоимость, и пять предложений страховки с разными условиями, покрытием и разной стоимостью. И турист выбирает, что ему больше подходит. У нас же преимущественно туроператор сообщает туристу о наполнении тура, но никогда не говорит о тонкостях страховки, как правило, ограничиваясь, сообщением, что у вас она будет в пакете. Это говорит как о низкой культуре потребителя, так и того, кто продает этот продукт.

Операторы не были обучены работать со страховым продуктом, хотя и требовали комиссионное вознаграждение 50% и более, и только "кешем" (это было в 2006 году). И в этом вина страховых компаний, которые рассматривали страхование туристов как несерьезный вид. Главное, чтобы в портфеле было много автострахования - КАСКО, ОСАГО.

Когда мы пришли на рынок, наши акционеры показали нам, как действительно должно быть, и мы начали активно внедрять комплексное страхование выезжающих. Страхование не ради страхования, а ради безопасности человека, в первую очередь финансовой, потому что стоимость услуг туризма очень высокая.

- Но наступил 2019 год, который изменил не только рынки страхования и туризма, но и весь мир. Ваша компания со 100%-ным портфелем страхования выезжающих приняла основной удар в сложившейся ситуации. Как вы это пережили?

- Если говорить о ситуации, в которой мы оказались как специализированная страховая компания, могу сказать, что нам много звонили и мне лично и говорили: вы не выживете. На тот момент мы были уже 14 лет на рынке, из которых были прибыльными для акционеров 13 лет, поэтому считали и считаем себя достаточно успешной специализированной компанией. Мы доказали, что на одном продукте можно быть прибыльным. Основным условием этого является организация внутренней работы. Нам помогли наши акционеры, западные партнеры, показав и обучив, как это должно быть. Мы очень много взяли от них - и от Generali, и от ERV у которых очень формализованный подход к бизнесу. На первый взгляд, это кажется абсурдным, но результат показывает обратное. Когда нам в 2013 году сказали: составьте план развития компании на пять лет с указанием премий, финпоказателей и пр., мы считали, что это нереально. Но нам дали формулы, по которым они работают, и мы это сделали. И когда в 2018 мы увидели, что наши результаты отличались всего на плюс-минус 10% от наших прогнозов, мы поверили, что это работает. Тогда я понял, что имея статистику событий, пользуясь формулами и подставляя их, мы выходим на показатели. Наш успех базируется на использовании методов работы европейских компаний. Я уверен, что мы в Украине также прейдем к этому типу введения бизнеса. Программирование рисков разного типа, которые базируются на результатах компании, это целая наука. Машина может рассчитать, выйдешь ты на прибыль или убыток, но главным в этом всегда остается человек.

Но пандемия и для нас и для них - это целиком новая ситуация, так как происходящее сейчас случается раз в сто лет. Если в феврале 2020 года у нас были премии 20-25 млн грн в месяц, а в мае стали 500 тыс. грн, то можно представить себе нашу ситуацию. Но благодаря достаточной стабильности компании у нас была сильная финансовая подушка, которая давала нам гарантию работать восемь-девять месяцев в "ноль" и быть на плаву не прося дополнительной помощи у акционеров. Мы сразу стали думать, что делать, чтобы сохранить позиции, ведь никто не знал сколько эта ситуация продлится.

Первое, мы увидели, что много наших туристов осталось за рубежом и из-за закрытия границ не могут вернуться, а страховка у них уже закончилась. В наших правилах четко написано: человека, который находится за рубежом, мы не страхуем, потому что существует большой риск страхования под страховой случай. Например, человек заболел и через час приобретает страховку. Поскольку это онлайн продажа, то по нашим правилам мы имеем полное право отказать в выплате. В этой ситуации к нам также обратилось Министерство иностранных дел с просьбой разрешить страховаться туристам, которые не могут приехать в Украину. Мы дали согласие, сообщили об этом МИДу, эта информация появилась на их и нашем сайте. И мы увидели, что пошел рост премий, то есть появилась тенденция к подвижкам в бизнесе. В мае 2020 руководство ЕТС приняло экшн-план, который предусматривал план действий для оптимистического и пессимистического сценариев развития компании в сложившихся обстоятельствах.

Если кратко, то в сложившейся ситуации нам помогли: экшн-план, финансовая стабильность компании, хорошо построенные онлайн продажи и, третье, быстрый переход к новым условиям страхования.

- Можно подробнее о том, как именно изменились условия страхования?

- Кое-что мы ограничили, так как поняли, что если оставить все, как ранее, то при отсутствии дохода затраты будут такие, что и подушка не поможет. Поэтому мы сказали, что не страхуем лечение COVID-19 в больницах свыше 14 дней. Как правило, если ты поехал отдыхать и на седьмой день у тебя выявили COVID-19, нужно максимум 14 дней, чтобы выйти из этого состояния. Мы страхуем до окончания тура плюс 15 дней после его окончания при диагнозе COVID-19, если это программа "А", она дешевле. У нас есть более дорогая программа "В", но, как правило, все берут более дешевую, не понимая ее возможности. Психология людей у нас работает на цену, а не на потребность, это отличает нас от людей на Западе. Если они покупают продукт, то хотят знать, что он включает. У нас же основной фактор - это цена, нас так научили, к сожалению. Сейчас меняется, но очень медленно.

- А какая сейчас цена на полис страхования выезжающих с учетом покрытия по COVID-19, и какой она должна быть реально?

-Что касается страхования медицинских расходов, то мы включили в условия страхования покрытие расходов на оплату стоимости экспресс-тестирования и лабораторных исследований на COVID-19, а также амбулаторного и стационарного лечения застрахованного лица, заболевшего COVID-19, без изменения стоимости страхового полиса. Сейчас стоимость медстраховки составляет 0,4-0,7$ за день.

Если мы говорим о страховании финансовых рисков, связанных с отменой или прерыванием путешествия, где мы также учли риски, связанные с COVID-19, а именно, добавили в перечень случаев, которые могут быть причинами отказа от путешествия или его прерывания, заболевание застрахованного лица COVID-19, отказ застрахованному лицу во въезде в страну назначения в связи с подозрением органов власти страны путешествия на наличие у застрахованного лица заболевания COVID-19. Сначала, в июле 2020 года, результаты по данным страховым услугам были позитивные в связи с единичными случаями выплат. Однако когда в ноябре-декабре пошла первая волна, мы увидели, что при той цене, которую мы давали ($1,5) - это катастрофа. Подняли цену до 2-2,5% от стоимости тура, если страхование COVID-19 включено в каждый полис, и 7% - если приобретается факультативно. Мы поняли, что в нынешней ситуации продукт с пандемией не может быть дешевым.

В это время на туристическом рынке Украины произошла активизация. Люди начали больше путешествовать по стране, кроме того ввели требования, что каждый иностранец должен иметь страховку от COVID-19. Раньше страховой полис по Украине стоил 5-6 грн в день, но мы пересмотрели этот тариф и привели его не к цене, а к качеству, включив покрытие от COVID-19. Однако, как показала практика, лечение этого заболевания в Украине уже приблизилось к европейским стандартам. У нас вчера был случай: иностранец из Саудовской Аравии (их сейчас их много путешествует по Украине) заболел COVID-19 и прошел лечение в одной из коммерческих клиник, стоимость которого составила 500 тыс. грн. Для иностранцев наша страховка обходится 0,6 центов в день, то есть за 10 дней - $6 при страховой сумме 90 тыс. грн. Поэтому в данном случае разницу более чем в 400 тыс. грн ему придется платить самому.

Если кто-то говорит, почему по Украине такая дорогая страховка, то пусть поинтересуется, сколько у нас стоит лечение. Сейчас, понимая это, мы тоже подняли цену. Для Украины мы разделили резидентов и нерезидентов, для тех же, кто путешествует за рубежом, различия не делаем, цена одинаковая. Условия жизни в Украине приближаются к европейским, все цены на продукты, одежду, лечение, услуги и т.д. Если мы готовы заплатить за пиво доллар, то почему столько же не можем платить за страховку? Сейчас мы научили туроператоров понимать качественное страхование, с ними стало легче говорить, чем до пандемии.

- С какими финансовыми результатами вы завершили два непростых предыдущих года, чего ждете от 2021-го?

- Если говорить о финансовом результате, то сейчас наши показатели лучше, чем в 2019 году. По объему премий и количеству застрахованных мы еще не выходим на уровень 2019 года. За половину этого года мы застраховали 600 тыс. человек, тогда как в 2019 году - 750 тыс. Однако мы видим по существующей тенденции, что к концу года при отсутствии локдауна наши показатели будут лучше и по финансам, и по количеству застрахованных. Что касается страховых случаев, то их количество соответствует 2019 году. Статистика говорит четко, что на 1000 застрахованных туристов приходится 13-15 страховых случаев, частота наступления страхового случая составляет 1,3-1,5%. И мы знаем, что, если застрахуем 1 млн туристов, у нас будет 13 тыс. случаев. Зная среднюю стоимость одного случая, мы просчитываем убытки, понимая, какая должна быть стоимость полиса, чтобы эти убытки покрыть.

- Количество катаклизмов на планете каждый год увеличивается. В этом году в разгар туристического сезона произошли страшные пожары в Турции, Греции и других странах. Покрывает ли страховая компания такие риски, или это считается форс-мажором?

- Нужно смотреть по ситуации. Например, пожары в Турции не являлись страховым случаем. Много зависит от порядочности туроператора, который, зная ситуацию, не будет предлагать отдых в сложных районах. Если же человек купил тур за месяц, а там пожар, то туроператор обязан предоставить альтернативный вариант. То есть другой отель, другой регион, или предложить поехать через неделю, пожар же не может бушевать вечно. В случае, когда негативное природное явление произошло во время отдыха, то, как правило, туристов временно переселяют в другую гостиницу. Это не является форс-мажором для оператора и туриста. Страховым случаем может быть, например, цунами, произошедшее в Таиланде, когда пострадало все побережье, и туристов переселять было некуда. Это подпадает под категорию "прерывание путешествия" и покрывается страховкой. Причем и для тех, кто оказался там, и для тех, кто только планировал ехать.

- Еще одной важной темой, которую бы хотелось затронуть, является страхование ответственности туроператора. Пока в Украине не было громких скандалов, но в мире они есть, например, крах Thomas Cook.

- Сейчас портфель страхования ответственности туроператора перед туристом за невыполнение своих обязательств в связи с банкротством или неплатежеспособностью у нас нулевой. В Украине на сегодняшний день действует принятый в начале 2000х годов закон, согласно которому для получения лицензии оператор должен иметь банковскую фингарантию в размере 20 тыс. евро. То есть если он обанкротится, то банк возмещает его туристам аж 20 тыс. евро. Учитывая стоимость туров, понятно, что получат единицы. Начиная с 1999 года и по сегодняшний день не было не одного случая, чтобы банки кому-то компенсировали, хотя банкротства были. Потому что в законе четко записано банкротство, доведенное судом.

Мы вышли на этот рынок с одним из продуктов, который был и есть у наших акционеров - Generali и ERV - страхованием ответственности туроператора. Они страхуют этот риск давно. Мы очень досконально изучили его и начали презентовать операторам. Мы привозили специалистов из Австрии, Чехии; я очень часто предлагал это в комитетах парламента и, к счастью, мы добились, чего хотели. Новый законопроект о туризме принят в первом чтении, а в нем закреплено, что страхование ответственности оператора должно зависеть не от количества туристов, а от объема деятельности. В Австрии это составляет 10% от оборота туроператора за год - это страховая сума. Если туроператор за прошлый год продал туров на $100 млн, что совсем мало для туроператора, он должен предоставить регулятору страховку или фингарантию на $10 млн. Стоимость такой страховки в среднем составляет 3%, то есть $300 тыс. Операторы говорят, что это много, и это удорожает тур. Но они лукавят. Если учесть, что в год туроператор отправляет 300 тыс. туристов, то чтобы собрать эту сумму, стоимость поездки нужно увеличить на $1, а гарантия для туристов сохранить немалые деньги при уходе оператора с рынка возрастает во много раз.

При разработке законопроекта предлагалось закрепить финансовую сумму $1 млн для всех туроператоров, но если лидеры рынка за год отправляют в среднем 400 тыс. туристов, а небольшой оператор - 15 тыс., то где же логика устанавливать одинаковую цену? Тогда некоторые операторы начали говорить, что не все работают прозрачно, показывают реальные доходы и т.д. Но это проблема государства заставить всех показывать правильно финансовое состояние. Это проблема не наша, и тем более не туристов. Государство должно показать единый подход, единые правила для всех. Одним словом, борьба была очень сильная, особенно не хотели таких новшеств крупные туроператоры, решив, что им это дорого. Почему то они считают, что за страховку платят они, а не туристы. Я понимаю, что во втором чтении может быть принято 7% от оборота, поскольку сильное противостояние. Но даже это уже прогресс.

Еще одним спорным моментом при разработке законопроекта была оппозиция в лице объединения небольших страховых компаний, считавших, что поскольку это финансовый риск, то перестраховывать его будет почти невозможно, так как найти за рубежом перестрахование для Украины сложно, учитывая политические риски, недоверие к страховщикам. По их мнению, в этой ситуации выиграют работающие в Украине зарубежные страховщики, имеющие возможность перестраховывать риски в материнских компаниях. На это у меня был один ответ: а вы у туриста спросили, какая ему разница, кто будет страховать ответственность? Для него главное, чтобы государство сказало - этот туроператор может работать на рынке или нет, потому что имеет страховку или нет.

Тем, кто говорит, что это дискредитация украинского производителя, все равно, кто страдает. Они боролись за то, чтобы турист, страхуя медицинские расходы и несчастный случай, сам страховал ответственность туроператора. Это нелогично, такого нет нигде в мире, чтобы в каждом полисе было прописано, что турист платит за возможное банкротство туроператора. Зачем ему туроператор, который, не исключает возможность стать банкротом? Мы доказали всем, что логики нет никакой. Этот закон очень важен, потому что он является социальным, он в первую очередь не для туроператоров, а для туристов. Мы, например, половину туроператоров страховать не будем, потому что понимаем связанные с этим большие риски.

- А в какие сроки предлагается производить выплату в случае банкротства компании и кто может быть инициатором?

- Многие хотели только после признания банкротом в суде, но было поддержано наше предложение, что о неспособности компании выполнять обязательства может заявить и турист, и сам туроператор. Если туриста, например, выселили из отеля, потому что за него не заплатили, он звонит в страховую компанию, телефонный номер которой указан в каждом полисе, и сообщает об этом. Страховщик признает это страховым случаем и начинается работа. Если это одиночный случай по одному полису, то выясняется, почему не заплатили. Если это идет массово, то принимается решение о предоставлении гарантии отелю. Рассчитываются варианты, что лучше - заплатить отелю до конца тура, так как у туристов есть билет, а авиакомпания не обанкротилась, или вывезти туристов, наняв чартер.

Второй случай, это когда сам оператор звонит в страховую компанию и говорит: у меня нет денег, и я не могу сейчас обеспечивать туры. Тогда страховая компания в 24 часа выясняет, насколько это правда, и если это действительно так, то это принимается как страховой случай. Тем, кто не выехал, дается полгода на получение компенсации. Но главное - вывезти людей.

Действующая норма предусматривает только банковскую гарантию, но если произойдет страховой случай, то ни один банк не будет заниматься организацией вывоза туристов, продлением проживания в гостиницах и пр. Банки никогда этим не занимались, для них банковская гарантия для туроператоров это очень сложный, неспецифический бизнес. За рубежом банк, который дает гарантию туроператору, заключает со страховой компанией договор, что в случае банкротства страховщик начинает работать как ассистанс для банка, и он за это платит. И в страховом полисе указан не номер банка, а страховой компании, которая с ним работает. Такой продукт очень важен для туристической отрасли и страхового рынка. Но если некоторые страховщики думают, что это станет источником собирания денег, то они очень ошибаются, - это очень серьезный вид страхования, он может быть опасным, так как страховые суммы основных туроператоров будут очень большими.

- Каким вы видите туристическое страхование в Украине?

- Мое видение туристического страхования в Украине очень оптимистическое. Действительно, мы движемся в сторону качества. Цена должна отвечать качеству или качество должно отвечать цене. Не может быть очень дешевых полисов страхования путешествующих. То, что еще сейчас творится под посольствами - это отдельная тема. Вот там еще "дикий запад". Когда страховые компании соглашаются на 70-80% комиссионных, это не страхование, это молчаливое согласие на поддельные или с большими подводными камнями страховки. А потом возмущаются, почему посольства иностранных государств аккредитуют так мало страховых компаний для граждан, выезжающих с целью трудоустройства.

Я думаю, что настоящее и будущее за переводом всех продаж в онлайн, что принесет значительную пользу и туристам, и страховым компаниям. Это способствует прозрачности и надежности процесса страхования, особенно в вопросе платежеспособности компаний, ведь всем ясно, что при онлайн продажах комбинированный коэффициент в пределах разумной нормы.

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Мы ожидаем подписания договора на поставку локомотивов для "Укрзализныци" в следующем месяце – директор Alstom в Центральной и Восточной Европе

Глава бюджетного комитета парламента: “Мы обратились к международным институциям, чтобы они помогли создать Бюджетный офис при бюджетном комитете”

Нужно видеть в Green Deal возможности, а ЕС всегда готов поддерживать Украину - еврокомиссар Синкявичюс

В Украине реально можно провакцинировать более 70% населения - глава Бюро ВОЗ в Украине

Рада может принять закон о полномочиях НКЦБФР на этой сессии - председатель профильного подкомитета Рады Николаенко

Уже в 2050-х годах Украине понадобится 15 новых атомных энергоблоков – глава "Энергоатома" о меморандуме с Westinghouse

Замглавы ОП Свириденко: В этом году мы прогнозируем рост ВВП на уровне 3,8%

И.о. директора ГБР Алексей Сухачев: президент ни разу мне не звонил

Разумков: Венецианская комиссия - абсолютно независима, она - над процессом, ее точно нельзя обвинить в подыгрывании политическим силам, бизнесменам или власти

Глава Гослесагентства: Реализация программы "Зеленая страна" уже началась

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА