12:35 19.06.2020

Автор: ИГОРЬ СМЕШКО

Американо-российские переговоры по вопросам стратегической стабильности: в чем интерес Украины?

6 мин читать
Американо-российские переговоры по вопросам стратегической стабильности: в чем интерес Украины?

Игорь Смешко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины, доктор технических наук, профессор, генерал

 

22 июня, в Вене (Австрия), должны пройти долгожданные американо-российские переговоры по стратегической стабильности. Несомненно, в центре внимания этих переговоров будет вопрос Договора о дальнейших мерах по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений между США и Россией, также известного, как «Пражский договор» в 2010 году или СНВ-III. Как известно, срок действия данного важного договора завершается в феврале 2021 года.

Нам, в Украине, следует не только знать о ситуации вокруг данного договора между США и Россией, но и четко понимать переговорные позиции сторон, ведь именно так складываются пазлы сегодняшней непростой картины мира и создается необходимая основа для выработки собственной внешней политики.

Что предлагают сегодня США?

США пока не хотят иметь договор ради самого договора. То есть, Вашингтон не заинтересован в договоренности с Москвой, что не отражает сегодняшние реалии. Соединенные Штаты выступают за подготовку нового международного соглашения по контролю над ядерным оружием, сторонами которой, кроме США и России, по замыслу должен стать и Китай. При этом, Администрация Трампа также считает необходимым усовершенствование механизма верификации договора, то есть проверки выполнения его положений, в частности исходя из склонности Москвы к выборочному выполнению взятых на себя международных обязательств.

Выступают Соединенные Штаты и за контроль над развитием и размещением российского тактического ядерного оружия, небезосновательно считая ее серьезной угрозой. Вообще же, эта Администрация США считает, что условное разделение ядерного оружия на «стратегическую» и «тактическую» является наследием подходов времен «холодной войны» и настаивает на установлении действенного контроля над всеми ее видами.

США настаивают, что такая сверхдержава, как Китай, являющаяся страной-участником Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 (ДНЯО) и одновременно осуществляющая амбициозную ракетно-ядерную программу, должна быть интегрирована в новую архитектуру глобальной безопасности. В Белом доме явно считают, что КНР отошла от своей предыдущей доктрины «минимального сдерживания» и активно развивает свой стратегический потенциал, который вскоре должен сравниться с американским и русским.

То есть, пока американское предложение исходит из основополагающего принципа стратегической стабильности, а именно - «равной безопасности сторон», где сторонами являются упомянутые выше три сверхдержавы.

Какова позиция сегодняшней России?

Россия хочет сохранить Пражский договор 2010 года, что фактически обеспечивает ей престиж мировой сверхдержавы и привилегированный статус второго геополитического центра силы. Несомненно, одновременно Россия также очень хотела бы еще раз провозгласить себя гарантом международного мира и безопасности.

Однако, переговорная позиция России является внутренне противоречивой. Так, с одной стороны Москва постоянно говорит о переформатировании глобального ландшафта и образования полицентрического мира, а с другой - твердо настаивает на сохранении сугубо двустороннего формата в переговорах об ограничении стратегических наступательных вооружений.

Есть основания полагать, что несмотря на многочисленные пропагандистские заявления, Россию серьезно беспокоит активное развитие американской системы противоракетной обороны (ПРО), которая по трезвой оценке тех же российских экспертов, уже через 5-10 лет достигнет существенного уровня развития. То есть, Москва вероятно хотела бы каким-то образом добиться сдерживания дальнейшего развития ПРО США.

Кремль также хотел бы выйти на формулу, которая ограничит количество крылатых ракет морского базирования - носителей ядерного оружия, по которым, как утверждают некоторые источники, в США есть значительное преимущество - как минимум на порядок. В Москве вероятно считают, что учитывая ослабленное состояние российской ПРО, модернизация которой потребует огромных средств, такие крылатые ракеты, размещенные на кораблях, которые смогут выйти в некоторые районы Арктики, прилегающие к российской территории, предтавляют значительную угрозу для России.

Москва, очевидно, также хотела бы договориться с Вашингтоном относительно прекращения / приостановления разработок некоторых новых, высокоточных видов вооружения, развитие которых сейчас лежит за пределами современных российских технологических разработок и, особенно, финансовых возможностей.

А что же Китай?

Пекин не только обладает мощным ядерным оружием и средствами его доставки, но и реализует довольно амбициозный курс на усиление своих вооруженных сил и открыто объявил о намерении в целом завершить их полную модернизацию до 2035 года.

Анализ открытой информации позволяет утверждать, что Китай уже в ближайшее время планирует существенно увеличить количество своих межконтинентальных баллистических ракет и ядерных боеголовок - некоторые источники даже указывают - до одной тысячи. По некоторым оценкам, КНР постепенно отходит от своей доктрины так называемого «минимального сдерживания», которое обеспечивалось размещением баллистических ракет в туннельных системах глубоко в горах и наличием большого количества мнимых стартовых позиций.

Считается, что где-то начиная с 2010 года Китай начал активно развивать мобильные ракетные комплексы и усиливать военно-морскую составляющую. В частности, с 2010 по 2017 год количество китайских военных кораблей возросла с 210 до 320, а оценки прогнозов свидетельствуют о росте их численности до 430 (плюс около 100 субмарин) в течение следующих пятнадцати лет. Известно, что Пекин уделяет системное внимание увеличению количества своих авианосцев, что может считаться доказательством его больших морских амбиций. Наглядным свидетельством его намерений воспрепятствовать появлению американского флота в прилегающих морских водах, по мнению некоторых экспертов, стало размещение баллистических ракет DF-26 с дальностью поражения до 5000 километров. Значительный резонанс вызвало и заявление контр-ВМС КНР Лу Юаня о том, что в случае конфликта Китай должен будет уничтожить один или два американских авианосца, чем не только сможет достичь военного превосходства, но и подорвать боевой дух США.

Активно модернизируются в Поднебесной и системы управления ракет и боеголовки. Китай также активно разрабатывает новые самолеты и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые могут быть носителями ядерного оружия. Реализуется большая космическая программа. Можно также вспомнить, что еще в 2007 году Китай стал третьей после США и России страной, которая продемонстрировала способность уничтожать объекты, находящиеся на земной орбите.

В то же время, есть основания полагать, что сейчас Китай не готов к установлению каких-либо ограничений относительно своих ядерных стратегических вооружений и перспективных программ их дальнейшей разработки. С 2010 по 2017 год количество китайских военных кораблей возросло с 210 до 320, а также прогнозирует рост их численности до 430 (плюс около 100 субмарин) в течение следующих пятнадцати лет.

В чем должен быть интерес Украины?

Во-первых, Договор о дальнейших мерах по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений между США и Россией 2010 является важным инструментом обеспечения международной безопасности, требует определенного совершенствования. Кроме этого, Украина должна осознавать, что накопление неконтролируемого оружия массового уничтожения (ОМУ) и средств его доставки рано или поздно будет способствовать возникновению соблазна использовать его.

Во-вторых, по разным оценкам, Россия сейчас имеет ориентировочно 5400 единиц тактического ядерного оружия (ТЯО), из которых не менее 2000 в состоянии боеготовности. Место размещения российской ТЯО не разглашается. Однако, учитывая то, что тактическое ядерное оружие традиционно размещалось на носителях двойного назначения: ударной фронтовой авиации, бомбардировщиках средней дальности, ракетах «земля-земля» сухопутных войск, минах-фугасах и т.д., можно предположить, что ее часть находится неподалеку от границ Украины. По имеющейся информации, в России считают, что тактическое ядерное оружие, в силу его мощности, может способствовать достижению преимущества и конечного успеха на театре военных действий. Можно добавить, что почти именно так во время «холодной войны» советское тактическое ядерное оружие рассматривалось в странах Западной Европы. Именно так его должна оценивать и Украина, и, соответственно, выступать за действенный контроль над ним.

И главное. Киев должен наконец выйти из непонятной летаргии и осознать истину, сформулированную еще в конце 60-х годов прошлого столетия: Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 1968 году, к которому «привязан» известный Будапештский меморандум 1994 года, фактически теряет свой дух и значение в условиях вполне вероятной неограниченной гонки вооружений между ядерными державами. Более того, возможная неудача американо-российских переговоров по упомянутому выше Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений будет означать существенное изменение ситуации в мире и вероятное увеличение угроз для национальной безопасности Украины, а также требовать от нашего государства формирования соответствующей стратегии действий.

 

Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА