13:45 23.07.2018

Згуровский: Финаудит "Укроборонпрома" ответит на вопрос о прошлом, стратегический аудит - на вопрос о будущем

17 мин читать
Згуровский: Финаудит "Укроборонпрома" ответит  на  вопрос  о прошлом, стратегический аудит - на вопрос о будущем

Эксклюзивное  интервью главы Набсовета госконцерна "Укроборонпром"  Михаила  Згуровского  агентству "Интерфакс-Украина"

ИФ-У: В июле исполняется полгода с момента Вашего избрания главой Набсовета "Укроборонпрома" и было бы логично подвести первые итоги проделанной Набсоветом за этот период работы. Что на Ваш взгляд можно отнести в актив,  что  пока  не удалось сделать ?

МЗ: Прежде всего, следует отметить, что совместно с новым руководством "Укроборонпрома" мы провели мониторинг деятельности предприятий  госконцерна –  прежде их было 134. И  оказалось, что порядка 30 предприятий занимаются деятельностью, непосредственно не относящейся к оборонной промышленности. В связи с чем, Набсоветом и администрацией госконцерна было принято решение  передать их в  подчинение ФГИ для  дальнейшего использования по назначению. Сегодня в управлении госконцерна остается около 100 предприятий, занимающихся непосредственно оборонным  производством.

Проведенный анализ также показал, что предприятия госконцерна работают по разобщенным  направлениям, в их деятельности имеет место дублирование. В подобной ситуации  они не способны на создание больших комплексных видов вооружения, в связи с чем возникла идея создания специализированных кластеров: групп предприятий, близких по направлениям деятельности с координирующими  центрами для качественного решения  комплексных  задач перевооружения. Исходя из потребностей оборонно-промышленного комплекса и специализации предприятий было сформировано пять кластеров: авиационный, бронетанковый, судостроения и морской техники, высокоточного вооружения и боеприпасов, а также средств радиолокации, радиосвязи  и РЭБ.

Также анализ показал, что основные фонды оборонных  госпредприятий являются устаревшими и недостаточными. Мы  понимаем  сегодняшние ограниченные  возможности государства по их обновлению и переводу на новый технологический уровень. С целью обеспечения потребности в привлечении дополнительных  капиталов в техническое перевооружение оборонной промышленности, было принято решение о проведении корпоратизации предприятий отрасли и повышении их инвестиционной привлекательности.

Ключевым условием привлечения инвестиций выступает решение задачи  по повышению доверия инвесторов к ОПК, и к "Укроборонпрому" в частности, после продолжительного периода интенсивной дискредитации госконцерна в части коррупции и других  негативных явлений в оборонном секторе. Установлению истины в этом вопросе и возвращению доверия к госконцерну призван помочь готовящийся международный аудит "Укроборонпрома". Актуальными также оказались задачи переподготовки и повышения квалификации высшего менеджмента предприятий «Укроборонпрома» и других силовых ведомств, научное сопровождение оборонных проектов, организация инновационных механизмов создания новых видов оружия. С этой целью была создана и уже воплощается специальная программа для предприятий «Укроборонпрома», Министерства обороны, «Лиги оборонных предприятий Украины».

ИФ-У:  Можно уточнить, по ходу, специализацию предприятий, передающихся ФГИ? А также, когда планируется завершить этот процесс?

МЗ: Специализация у них разная: это выпуск гражданской продукции широкого профиля, не имеющей прямого отношения к военной технике и оружию.

ИФ-У: Есть ли среди них предприятия известные прежде на рынке, что называется предприятия "с именем" ?

МЗ: Есть разные предприятия: известные и не очень. Некоторые из  них уже прекратили свою производственную  деятельность, и существуют чисто формально. Но, повторюсь, основным аргументом для их передачи ФГИ, явилась их функциональная непринадлежность к оборонно-промышленному комплексу. 

ИФ-У: Есть ли предварительное видение, какой ориентировочный объем средств "Укроборонпром" планирует  получить от переданных  ФГИ, как  следует понимать,  для последующей  приватизации предприятий госконцерна? Вероятно, эти средства планируется направить на цели начатой реформы ОПК и госконцерна? Нет? 

МЗ: Таких финансовых взаимоотношений с ФГИ у концерна нет. Данные предприятия относятся к форме государственной собственности. Цель по привлечению  дополнительного капитала в данном случае отсутствует.   

ИФ-У: Но это вопрос об источниках финансирования технического перевооружения оборонной промышленности. Как известно, и эти данные неоднократно озвучивались официальными лицами  ранее, изношенность основных фондов ОПК уже в течение многих лет превышает 80%. С учетом заявленной цели по переходу украинской оборонной отрасли на стандарты НАТО, вопрос источников финансирования технического перевооружения  более чем актуален.

МЗ: Согласен. И этой цели, скорее, отвечает корпоратизация предприятий отрасли с целью привлечения дополнительных капиталов в их основные фонды и их трансформации к моделям оборонных компаний передовых стран мира. Корпоратизация в перспективе будет означать их перевод в публичные акционерные общества с предоставлением им права выпуска и продажи своих акций через биржи. В таком случае инвесторами, которые по украинскому законодательству определяются на прозрачной, конкурсной основе, могут быть как национальные, так и иностранные ведущие компании. Объемы привлечения дополнительных капиталов, конечно, будут зависеть от брендов и от авторитета тех или иных предприятий, их текущего состояния. Именно эти дополнительные капиталы и должны быть направлены в обновление основных фондов предприятий отрасли.  Инвестиции же могут осуществляться в конкретные, оборонные проекты. И то, и другое, позволит решить целый ряд задач по  техническому обновлению оборонной промышленности.

ИФ-У:  Позвольте  все же  вернуться  к  весьма деликатному вопросу  об обновлении  основных фондов ОПК. Многие годы, включая новейшую историю, в  Украине проводится множество  международных инвестиционных конференций, в том числе, посвященных привлечению инвестиций в оборонный сектор. Тем не менее, не могу припомнить ни одной корректной  оценки относительно ориентировочной потребности в инвестициях на техперевооружение ОПК. Понимаю, что это непростой  вопрос, тем не менее, должен быть хоть какой-то близкий или дальний горизонт подобных расчетов? 

МЗ: Думаю, точной оценки на сегодняшний день не существует. По имеющимся оценкам отдельных крупных оборонных предприятий, таких как ГП "Антонов" или ОАО "Меридиан", речь идет о десятках миллиардов гривен для каждого из них. Если говорить  о показателе  в масштабах отрасли, думаю, что и сотен миллиардов гривен будет недостаточно. Перевооружение нужно осуществлять на постоянной основе, нарастающими темпами, через стратегию привлечения дополнительных капиталов, как в уставные фонды, так и  в проекты.

ИФ-У: Относительно планов корпоратизации:  есть ли видение лучшего и худшего сценариев сроков завершения формирования необходимой нормативно-правовой базы для ее проведения? Согласно ранее озвученной информации, часть законопроектов по данному вопросу уже подготовлены, в том числе госконцерном.

МЗ:  В лучшем случае хотелось бы провести через парламент Украины основные законы по реформированию «Укроборонпрома» уже в этом году. Помешает ли этому начавшийся политический процесс в стране, покажет ближайшее время. В худшем случае завершение реформирования будет происходить уже после окончания политического процесса, в конце 2019-го – начале 2020 года. 

ИФ-У:  Сформулируйте, пожалуйста, ключевые  приоритеты  Набсовета "Укроборонпрома" на сегодняшний день

МЗ : Прежде всего, это содействие комплексному реформированию  ОПК. Начало военного конфликта на востоке Украины  застало ОПК в плачевном состоянии с устаревшей системой управления. Тогда руководству госконцерна было не до реформ: ОПК нужно было выпускать оружие для армии и наполнять бюджет страны за счет оборонного экспорта. Надо отдать должное  предыдущему руководству  госконцерна,  сумевшему обеспечить решение этих задач в новой и крайне непростой ситуации и для Украины, и в Украине. Сегодня "Укроборонпром"  уже находит ресурс  не только для  решения первоочередных задач по выпуску оборонной продукции, но  и для переосмысления своей перспективной деятельности и реформирования  концерна с целью адекватного  ответа на новые  вызовы.  Набсовет  в этом процессе берет на себя  аналитическую, прогностическую, координационную функцию, а также решение задач наращивания международного сотрудничества.

ИФ-У: Разделяете ли вы имеющее место, в том числе, в корпоративной среде мнение о том, что военное время - не самое удачное для  проведения  структурных  реформ оборонной  промышленности и привлечения инвестиций. Учитывая объективно  долгосрочный  характер  новых вызовов  обороноспособности Украины, каким  образом, на Ваш взгляд,  целесообразно решать эту задачу?

МЗ: Согласен, проведение многих реформ и, в частности, корпоратизации ОПК в особый период несет, безусловно,  дополнительные риски. И нам нужно быть очень внимательными в части выработки критериев корпоратизации. Необходимы, в первую очередь  всестороннее продуманные  процедуры выпуска  акций оборонных предприятий, а также  критерии оценки и требования  к субъектам, которые смогут их приобретать. Уже сегодня  мы столкнулись на практике с непониманием общей оборонной политики отдельными миноритарными акционерами некоторых предприятий "Укроборонпрома". И очень часто менеджменту этих предприятий приходится  преодолевать непонимание указанных акционеров, что  сдерживает развитие и выполнение стратегических задач отрасли. Крайне важно избежать этого  на следующем этапе корпоратизации, когда государство отдаст свой контрольный пакет акций в  руки, фактически,  новых собственников. И роль Набсовета  в  разработке  подобной критериальной базы корпоратизации, которая предопределит дальнейшую работу предприятий "Укроборонпрома",  является очень важной.

ИФ-У: Есть ли на сегодняшний день политическое решение о том, что контрольный пакет акций в ходе корпоратизации  украинских оборонных  предприятий будет передаваться акционерам? Ведь согласно действующей нормативной базе, контрольный  пакет  находится  в управлении  государства. Как известно, в мае прошлого года правительство своим постановлением поддержало  предложение МЭРТ о корпоратизации двух известных предприятий авиакластера  "Укроборонпрома" – ГП "Антонов" и ГП "410 ГА"  путем преобразования их в ПАО, 100% акций которых принадлежит государству. Следует ли понимать, что в Украине пересматривают подходы к этому  вопросу? 

МЗ :  Собственно сам смысл корпоратизации состоит в превращении предприятий с контрольным пакетом акций в руках государства в публичные акционерные товарищества с последующим акционированием, т.е. распределением акций между учредителями предприятия или его инвесторами, в соответствии с их вкладами. Конечно, перед осуществлением такого акционирования необходимо принять политическое решение относительно предприятий, которые должны оставаться под управлением государства, и остальных, которые целесообразно полностью акционировать. После чего необходимо принять соответствующие законы. Это очень непростая и ответственная работа. Наблюдательный совет ее инициировал, будучи абсолютно уверенным в безальтернативности такого пути для Украины.

В пользу этого решения можно привести ряд аргументов. Во-первых, оборонная промышленность многих развитых стран мира, с лучшими армиями, устроена именно так. По мнению многих наших зарубежных партнеров,  в  системе управления  оборонной промышленностью государство должно выполнять несколько иную функцию: не менеджмента, и не оперативного управления, где оно не является эффективным игроком. Государство должно заняться выработкой оборонно-промышленной политики и созданием условий для ее реализации.

Вторым, важным для нас аргументом является эффективная деятельность «Лиги оборонных предприятий Украины». Таких  частных оборонных предприятий, которые объединились в Лигу, сегодня порядка 50-ти и они берут на себя выполнение до 50% оборонных заказов при существенно меньшей численности штатных сотрудников. Если в  "Укроборонпроме" общая  численность сотрудников составляет около 80 тыс. чел, то  в Лиге  - их менее 5 тыс. чел, а эффективность приблизительно равная. Таким образом, нельзя утверждать, что в частном секторе ОПК нет понимания государственной политики и стратегии.

ИФ-У: Как известно, одним из ключевых этапов реформы "Укроборонпрома" выступает уже упомянутый Вами ранее международный аудит госконцерна.  В июне госконцерн продлил до конца сентября сроки подачи заявок  на участие в тендере на проведение аудита  с учетом  пожеланий ряда его потенциальных зарубежных участников провести очередную доработку тендерной документации. Можно уточнить, о каких доработках идет речь?

МЗ: Что касается изменений тендерной документации. По предложению целого ряда потенциальных  зарубежных  участников  тендера, а это  авторитетные международные аудиторские  компании, в том числе, из США, в мае тендерный комитет совместно с Набсоветом утвердил ряд изменений к тендерной документации в части большего приближения ее к международным стандартам и задачам аудита. Однако, даже такой авторитетный состав готовивших эти изменения международных экспертов, не учел некоторые  детали, которые оказались  препятствием для участия в тендере авторитетных международных аудиторов. В частности, это касается требования  об обязательном наличии степени MBA для экспертов, которые будут проводить аудит и ряд других технических требований. Поэтому по предложению ряда аудиторских компаний, например, таких как Baker &Mckenzie, Ernst &Young, Baker Tilly и других, тендерный комитет госконцерна продлил срок подачи заявок на аудит до 28 сентября с целью окончательной доработки условий.

 ИФ-У: Есть ли среди потенциальных участников тендера наиболее желательные для  Украины?

МЗ: Это конкурс, и до 28 сентября тендер открыт для всех желающих в нем участвовать. Как   предполагается, это будет альянс наиболее авторитетных компаний, в том числе из США, Израиля, стран Евросоюза. Кто желателен? Например, в лоте «стратегический аудит» Украине очень полезной была бы стратегическая экспертиза компаний из Израиля, которые в последние годы участвовали в реформировании армии своей страны. Мое частное мнение, которое никак не может  повлиять на тендерную  процедуру, что опыт таких компаний, которые помогли армии Израиля трансформироваться, а также их стратегическая экспертиза, были бы очень полезны для Украины, учитывая схожесть условий, в которых  находятся Украина  и Израиль.

ИФ-У: Как известно, готовящийся аудит пройдет в три этапа: юридический, экономический и стратегический, частью которого будет технический аудит. Все эти этапы аудита будут  проводить разные компании?

МЗ:  Да, аудит  будут проводить группы выигравших тендер аудиторских компаний по отдельным лотам. Конечно, для  нас очень важен  финансовый  лот, чтобы снять подозрения и повысить уровень доверия к концерну со стороны международных партнеров. Мое частное мнение, которое сложилось за  эти несколько  месяцев  работы  в Набсовете, что обвинения Украины и "Укроборонпрома", в частности,  в коррупции  значительно  преувеличены. Причем преувеличены теми оппонентами, которые хотели бы представить Украину, через  обвинения в  коррупции,  как  несостоявшееся государство. Поэтому очень важно, чтобы  авторитетные  международные аудиторские компании сказали всему миру: вот это было, а вот этого не было. Мы делаем  выводы,  наказываем виновников, устраняем условия возникновения коррупции,  и движемся дальше,  работая прозрачно. Это,  что касается финансового аудита.

Но, на мой  взгляд, для нас еще более важен стратегический аудит, компонентом которого  является технический  аудит. Потому  что финансовый аудит ответит на вопрос о прошлом, а стратегический аудит ответит  на вопрос о будущем. Естественно,  также  важен и юридический аудит:  как построить законодательную и нормативную базу реформ. По итогам  аудита  мы  бы хотели получить не только фиксацию и констатацию каких-то  несоответствий  в каждой из составляющих   аудита, но и экспертизу: что  делать, и  как нам  трансформировать  оборонную отрасль  по каждому  направлению.

ИФ-У: Разделяете ли Вы озвученное недавно в медиа мнение члена НС, зарубежного советника госконцерна Энтони Тетера о том, что аудит "Укроборонпрома" должна проводить американская компания, работающая с оборонным  сектором США? По вашему  мнению,  какую составляющую аудита – экономическую, юридическую, стратегическую,  он мог иметь в виду?

МЗ: Мы не обсуждали  с ним эту тему. Но как мне представляется, мы должны исходить  из того, что  победителя конкурса должен определить тендерный комитет. Я предполагаю, что среди победителей окажутся и  американские  компании. Будут ли в нем  компании из других стран, скажем, Израиля, или  стран ЕС, покажут итоги тендера.

ИФ-У: Решен ли на сегодняшний день вопрос с финансированием аудита? Учитывая, что его будут проводить известные мировые аудиторские компании, речь идет о достаточных затратах. По имеющимся в оборонном секторе данным, в начале года американская сторона озвучила готовность оказать поддержку в финансировании аудита. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

МЗ: Если говорить о финансовой помощи американской стороны в проведении аудита, то мне об этом ничего не известно. Мое личное мнение, что за эти услуги доведется платить Украине. И это  справедливо, поскольку ей нужно знать истину в вопросах коррупции и с помощью международных экспертов наработать стратегию реформирования оборонно-промышленного комплекса. Это стоит того. Аудит недешевый: его стоимость $5 млн, или 130 млн грн. Коль скоро проведение международного аудита как части оборонной реформы - это политическая цель Украины, связанная с возможностью реформирования всего украинского ОПК и интеграции в тот же блок НАТО, за это нужно платить. Важно, чтобы проведение масштабного и затратного международного аудита имело практические позитивные результаты для реформы оборонной промышленности Украины.  

ИФ-У: С 2016 года в корпоративной среде идет обсуждение планов создания в оборонном секторе украинского аналога Агентства передовых оборонных исследовательских проектов США DARPA - GARDA, которое, согласно озвученным в начале года руководством "Укроборонпрома" планам будет создаваться на базе НТТУ "КПИ им.  Игоря Сикорского". Дан ли уже старт этому процессу? Как бы вы прокомментировали озвученное не так давно в медиа г-ном Тетером, являющимся как известно, экс-руководителем DARPA, мнение об ошибочности  создания GARDA на базе КПИ ?

МЗ: Прежде всего, следует уточнить, что решения о создании GARDA на базе КПИ не принималось. Действительно, идея выносилась на обсуждение Набсовета, но после обмена мнениями, она была снята с рассмотрения. Затем г-н Тетер, который с 2001 по 2009 год возглавлял эту очень авторитетную и стратегически важную для США организацию, озвучил свое мнение по данному поводу публично. Я с ним абсолютно согласен. Действительно такое агентство должно быть органом государственного управления и финансироваться из бюджета страны. По итогам совместного с руководством "Укроборонпрома" всестороннего анализа вопроса создания украинского аналога DARPA, мы пришли к выводу, что в Украине  уже есть  агентство, близкое к этой модели. Это государственное инновационное финансово-кредитное учреждение (ГИФКУ),   которое функционирует в системе Министерства экономического развития и торговли Украины. В  уставе этого учреждения нет никаких ограничений  относительно характера  поддерживаемых им проектов, независимо от их отношения к гражданской или оборонной сфере. Сегодня  "Укроборонпром"  уже  начал консультации с ГИФКУ  по  подготовке дополнений к регламенту  этого учреждения с учетом специфики оборонных проектов. 

ИФ-У: Очевидно, данный  вопрос будет вынесен  на утверждение  правительства? Набсовет  "Укроборонпрома" уже поддержал это решение ?

МЗ: Да, Набсоветом был рассмотрен вопрос о целесообразности создания аналога DARPA. Но конкретная его модель еще не утверждалась. И это, кстати, уже выходит за пределы полномочий Набсовета. Повторюсь, что г-н Тетер озвучил свое мнение о том, что украинский аналог DARPA должен быть государственной структурой в подчинении Кабинета министров Украины и финансироваться из госбюджета, для поддержки лучших инновационных идей и проектов в области создания новых видов вооружения. Это мнение принято Набсоветом к сведению. Пока что, на сегодняшний день, мы выходим из следующего: создавать новый орган госуправления "с нуля" – долго, трудно и может быть нецелесообразно. Вместе с тем, вариант по использованию ГИФКУ для решения тех же задач представляется наиболее быстрым и экономически  целесообразным решением. После разработки проекта внесения  дополнений в регламент и устав этой организации, мы выйдем с соответствующим  предложением на руководство страны. Сразу оговорюсь, что подготовка подобных дополнений  - не сложная работа, вопрос месяца-двух. К осени, я думаю, можно уже будет принимать решение на уровне  правительства.

ИФ-У: А когда может быть завершено формирование  новой структуры? Это будет в большей степени госучреждение, научное или финансовое учреждение? Специалисты какого профиля станут ее кадровым костяком? Кому она непосредственно будет подчинена ?

МЗ : Сегодня в ГИФКУ работает достаточно современная команда. О кадрах мы не думали, поскольку это компетенция правительства. Если смотреть на американскую DARPA – то это государственное учреждение с очень высоким уровнем компетенций и экспертизы, в которое приходят  изобретатели, носители новых идей, новых проектов. Эти люди предлагают на конкурсной основе проекты для последующей  трансформации  в готовую продукцию военного  назначения. Я  думаю, что экспертной средой украинской DARPA могут быть ученые, конструкторы, инженеры из разных научных и учебных заведений. Участие зарубежных специалистов, конечно же, также желательно. Если это будет ГИФКУ, то она  входит в состав  МЭРТ, которое сегодня уже курирует ОПК, так что здесь все логично. МЭРТ находится в подчинении  первого  вице-премьера. Кто будет  курировать  новую структуру,  решит правительство, это их вопрос.

ИФ-У: Таким образом, ожидаемое участие авторитетной площадки НТТУ "КПИ им. Игоря  Сикорского" в  многообещающем проекте по созданию  украинского аналога DARPA – GARDA   не состоялось. Вам не обидно?

МЗ: По этому поводу могу заметить следующее : "КПИ им. Игоря Сикорского" создал инновационную экосистему Sikorsky Challenge. Сегодня она уже вышла за пределы КПИ и охватывает 9 регионов Украины,  в которых работают ее отделения. На данном этапе в эту экосистему входят 110 высокотехнологичных компаний, из них 20 из США,  приблизительно столько же из стран ЕС,  но большинство их из Украины. Есть  компании из Израиля, Юго-Восточной Азии и других регионов мира. В инновационную экосистему также входит  пять  предприятий "Укроборонпрома" и два предприятия ГКАУ, 28 инвесторов и венчурных фондов. Взаимодействуя друг с другом участники экосистемы занимаются созданием "хайтека" за счет привлечения новых  критических знаний, частных капиталов, высоких компетенций бизнеса. В составе экосистемы работает стартап-школа  Sikorsky Challenge, которая помогает изобретателям  становиться  предпринимателями. По этой  модели за последние 11 лет на рынок выведено более 100 стартап-проектов  и технологий. Треть из них относятся к проектам военного и двойного назначения, например, закупаемый для ВСУ  и продвигаемый на экспорт  БПЛА Spectator, системы кибербезопасности и др.  технологии. Важно, что объемы инвестиций в стартапы нарастают с хорошей динамикой: в 2012 году  в два проекта было инвестировано $22 тыс. 2014-й  год принес уже $2 млн инвестиций в шесть проектов, 2015- й  - уже $26 млн, и далее по нарастающей. На наш взгляд, помимо государственного источника финансирования инновационных оборонных проектов через  будущую GARDA, Украине целесообразно привлекать и частный капитал через модель, подобную Sikorsky Challenge. Мы не хотели бы конкурировать с GARDA –  она создается по другой модели с учетом опыта США, Японии, России и других стран. Мы лишь предлагаем ОПК воспользоваться параллельным источником негосударственных инвестиций в инновационные, оборонные проекты. Эта модель уже неплохо работает.

ИФ-У: Можно ли, на Ваш взгляд, ожидать дальнейшего доукомплектования состава Набсовета "Укроборонпрома", учитывая  наличие еще одной  свободной вакансии по квоте правительства? Остаются ли актуальными озвучивавшиеся в 2017 году планы пополнения состава НС специалистами оборонного сектора  государств - западных союзников Украины?

МЗ: Просьба о доукомплектации  состава Набсовета  госконцерна по квоте  правительства была направлена в Кабинет Министров еще в конце 2017 года. В апреле  этого  года правительство  ввело в состав Набсовета г-на Тетера. Обновленный Набсовет еще раз обратился к  правительству завершить доукомплектацию. Конкретных кандидатур мы не предлагали:  это ответственность правительства. Нам нужен компетентный человек с  хорошим опытом работы в оборонном секторе либо нашей страны, либо одной  из развитых,  дружественных Украине стран с мощной армией. Такой специалист был бы нам крайне нужен. К сожалению,  пока еще эта вакансия не заполнена.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Глава НКРЭКУ: С 1 января планируем уменьшить тарифы на вход-выход из ГТС минимум вдвое

Советник по приватизации ОПЗ: С украинскими олигархами у нас нет никакой связи

Исполнительный директор Join UP!: Мы пересматриваем условия сотрудничества с теми авиакомпаниями, с которыми было больше всего сбоев

Глава НКРЭКУ: Надеюсь, что низкие тарифы "Энергоатома" будут стимулировать к снижению тарифов остальную генерацию, а не наоборот

Глава НКРЭКУ: Мы сигнализируем, что рынок электроэнергии заработает и не стоит терять время

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА