10:15 07.10.2021

Россия, внешняя конъюнктура и откат реформ – три главных риска для экономики Украины – глава Dragon Capital

20 мин читать
Россия, внешняя конъюнктура и откат реформ – три главных риска для экономики Украины – глава Dragon Capital

Эксклюзивное интервью основателя и генерального директора инвестиционной компании Dragon Capital Томаша Фиалы агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Дмитрий Кошевой

 

- В июле Dragon Capital ухудшил прогноз роста ВВП Украины на текущий год до 4,6% при инфляции 7,5%, а в следующем году, на тот момент, компания ожидала увеличения экономики на 4,3% при инфляции 5,7%. Однако на фоне недавних пересмотров другими инвестбанками и аналитиками своих прогнозов, ваши оценки выглядят уже достаточно оптимистично. Насколько они сейчас актуальны?

- Обнародованная официальная статистика второго квартала была намного хуже, чем все предполагали: рост ВВП только 5,4% вместо около ожидаемых 7-8%. Этот результат второго квартала удивил и местные, и глобальные банки. Поэтому мы тоже ухудшили наш прогноз с 4,6% до 3,5% в текущем году. На следующий год мы прогноз не меняли - 4,3%.

 

- На недавнем Украинском финансовом форуме ICU экс-директор европейского департамента МВФ Пол Томсен высказал мнение, что в мире сейчас недооценивается инфляция.

- Может быть, этот всплеск инфляции затянется, но мне все же кажется, что до конца 2022 года инфляция вернется к доковидным уровням. Частично рост инфляции - это эффект того, что в прошлом году она была близка к нулю. Плюс наложились цены на сырье.

Посмотрите последние 30 лет - мировая инфляция все равно снижается: проблем не было с высокой инфляцией, кроме 2008 года. Это и рынки видят: если посмотреть цены на длинные (10-30 лет) облигации, там нет ожиданий, что рост инфляции будет долгосрочным. Мы следим четко за всеми выступлениями ФРС, за ценами гособлигаций и колебаниями валют, поэтому такой опасности нет.

Что касается Украины, то в этом году была суперпозитивная внешняя конъюнктура. Высокие цены на товарных рынках, что повлияло на цены внутри страны и рост доходов бюджета. И при этом низкая стоимость финансовых ресурсов. Но правительству и руководству страны надо иметь в виду, что такая ситуация будет не всегда. Поэтому надо, прежде всего, придерживаться консервативной монетарной и фискальной политики и опускать дефицит (госбюджета - ИФ) ниже 2,5% ВВП, где он был в 2016-2019 гг. За последние три года государственный долг вырос с $76 млрд до $90 млрд.

 

- По итогам восьми месяцев дефицит был вообще близок к нулю - 6 млрд грн.

- Да, сейчас хорошая ситуация, так как налоговые сборы выше планируемых. Причин несколько. Во-первых, высокая инфляция, дефлятор ВВП мы оцениваем в этом году на уровне 25%. Во-вторых, быстро растет импорт, что позитивно влияет на импортный НДС. В-третьих, высокие доходы от налога на прибыль, прежде всего от сырьевых компаний. Поэтому мы ожидаем, что дефицит бюджета будет не 5,2% ВВП, а 3,2% ВВП. Кстати, как и в прошлом году, когда дефицит закладывали 7,5% ВВП, а получили 5,5% ВВП.

Просто не получится привлечь финансирование на более крупный дефицит, даже при той хорошей конъюнктуре, которая есть. Минфину достаточно сложно привлекать финансирование на внутреннем рынке. По результатам января-сентября ролловер по ОВГЗ был ниже 100%, то есть Минфин выпускает меньше нового долга, чем выплачивает по старому. Остается внешний долг: еврооблигации, кредиты от международных организаций, специальные права заимствования. ЕС выделил EUR600 млн второго транша макрофинансовой помощи. Наверное, в октябре-ноябре еще транш от МВФ получим. Но надо дальше снижать дефицит: пока на 2022 год правительство закладывает 3,5% ВВП.

 

- За последние годы мы несколько раз слышали призывы из правительства к разогреву экономики за счет более мягкой монетарной политики и более высокой инфляции, но по факту пока они остаются только заявлениями. И вот недавно первый вице-премьер - министр экономики Алексей Любченко вновь высказал подобные идеи. Вас они пугают или вы уже научились не обращать внимания на них?

- Очень пугают. Министр экономики должен фокусироваться на своей сфере ответственности, в которую монетарная политика точно не входит, и не давать советы Нацбанку. Но, с другой стороны, слава Богу, Нацбанк за последний год и несколько месяцев, после смены руководства летом прошлого года, сохранил хорошую монетарную политику, соответствующую тому, что надо. Недавно НБУ подтвердил с 1 октября завершение программы по долгосрочному рефинансированию гособлигаций. Это хорошо!

 

- Подытоживая, какие риски для роста экономики Украины вы видите в этом и следующем году?

- С точки зрения инвестора, риском №1 остается Россия. К сожалению, этот риск никуда не девается: Россия будет нам создавать все время какие-то проблемы и держать в напряжении. Вторая проблема - внешняя: может ухудшиться конъюнктура на сырьевых и финансовых рынках. И третье - надо не наступать на грабли и не откатывать реформы. Примеры - рынок электроэнергии со снижением цены для населения и политизированный процесс назначения главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры.

С другой стороны, приняты два хороших закона про роль международных экспертов при отборе членов Высшего совета правосудия и Высшей квалификационной комиссии судей. Но, как мы видим, законы - это одно, а имплементация может быть другой.

 

- Следующий блок - финансовый сектор. Dragon Capital давно на этом рынке, но в банковский сектор вы вошли только сейчас, купив Юнекс-Банк. Почему?

- Мы на банковский сектор давно смотрели, примерно с 2009 года. И хорошо, что мы туда не инвестировали раньше. Однако за последние семь лет произошли важные изменения в Нацбанке и в банковском секторе: у нас появилось доверие к регулятору, с рынка ушла нездоровая, нелегальная конкуренция (отмывание денег, кредиты связанным лицам…). Сектор работает сейчас прозрачно, в соответствии с законом и мировыми стандартами. Плюс он является очень прибыльным: доходность банковского сектора в Украине, наверное, одна из самых высоких в мире, в Европе так точно. Поэтому этот сектор является сейчас привлекательным.

К тому же мы в нем видим нишу для себя. Сейчас очень большую долю в секторе занимают государственные банки, тогда как мы считаем, что частный собственник может намного лучше конкурировать с любыми государственными компаниями, в том числе и банками.

И самое важное, почему мы вошли в сектор именно сейчас, - у нас есть хорошая команда под руководством Ивана Свитека, который тоже купил долю в Юнекс-Банке. Для нас очень важно, чтобы человек, который управляет проектом, был соинвестором вместе с нами. Мы с Иваном общались после того, как он ушел из Альфа-Банка и хотел остаться в Украине, и решили сделать совместный проект.

 

- Вы уже определились со стратегией развития Юнекс-Банка? Это будет универсальный банк или он будет на чем-то специализироваться?

- Это будет универсальный банк, но он будет больше специализироваться на услугах для розничных клиентов. Что касается корпоративного сектора, то это средний и мелкий бизнес.

 

- Банку потребуется какая-то докапитализация?

- Да, мы уже предоставили банку субординированный долг, который сейчас частично зарегистрирован, а частично в процессе регистрации, и будем еще увеличивать уставный капитал, чтобы поддержать рост активов (Юнекс-Банк 23 июня подал в Нацбанк документы на учет 48 млн грн субординированного долга - ИФ).

 

- Какую синергию вы ожидаете за счет того, что покупатель - один из крупнейших инвестиционных банков в Украине?

- Мы развиваем Юнекс-Банк как отдельный бизнес. Наша цель - занять долю рынка в тех секторах, которые я перечислил, сделать этот банк прибыльным, растущим, успешным и привлекательным для инвесторов примерно через 7-10 лет. Чтобы нам как инвесторам получить хороший доход от этой инвестиции. Это точно не наш какой-то "кэптивный" карманный банк. Это независимый банк. Другие части Dragon Capital услугами этого банка пользуются на рыночных условиях, как и любого другого банка.

 

- Вы говорили о специализации на розничном клиенте. Но конкуренты на рынке сейчас активно пытаются такого клиента привлекать в ОВГЗ, в иностранные ценные бумаги. А такие услуги, я думаю, вы предоставляете и как Dragon Capital. После покупки банка какие будут изменения: все через банк или через банк будут мелкие, а через Dragon Capital - крупные?

- Когда я говорил, что это банк для розничных клиентов, то, в первую очередь, имел в виду розничное кредитование и депозиты. Там много разных ниш. Этот банк сейчас как стартап. Он был не в лучшем состоянии, убыточный, поэтому там, конечно, очень много работы. Хотя за четыре месяца сделано уже тоже достаточно. Например, Иван поменял уже 40% персонала, офис. Банк постепенно выводят на безубыточность, разрабатывают новые продукты, ускоряют выдачу кредитов, идет наращивание активов… Но еще очень много нужно сделать. Ощутимые результаты можно будет увидеть через год-два.

 

- Я недавно отписывал отчетность польского Getin Holding, с которым у вас в прошлом году сорвалась сделка по покупке Идея Банка. В этом отчете говорится, что у Идея Банка за первое полугодие рекордные за всю историю показатели. Не жалеете, что тогда отказались от покупки?

- Нет, не жалеем. То, что Getin Holding говорит о рекордном результате, это понятно, так как они находятся в процессе продажи банков. Но вовремя due diligence надо смотреть глубже, например, все ли там правильно зарезервировано. Банк неплохой, побольше Юнекс-Банка, он был бы прибыльным. С другой стороны, трансформировать его в какой-то более технологичный банк, наверное, заняло бы больше времени, чем если это делаешь почти с нуля.

 

- Еще одна покупка этого года - Treeum Holdings Limited, собственник специализированных интернет-изданий Finance.ua и Minfin.com.ua. Это тоже отдельная инвестиция? Либо это все-таки попытка строительства какой-то финансовой группы?

- Это тоже отдельная инвестиция. Если сделку с Юнекс-Банком мы делаем за счет наших с Иваном инвестиций, то Treeum - за счет нашего фонда прямых инвестиций DCNUF (Dragon Capital New Ukraine Fund). Основная часть денег, которые мы инвестировали в Treeum, пошла в развитие компании - органическое плюс поглощения. Мы видим, что на базе Treeum можно дальше строить онлайн-маркет-плейс для финансовых услуг. Также можно развивать финтеховские проекты. Детали я пока не могу озвучить, будем заявлять о них уже по мере запуска. Мы считаем, что компания очень успешно развивается и опережает достаточно амбициозный бюджет, который мы с ними еще до сделки в конце прошлого года согласовали. Очень талантливая команда и соучредители, которые там есть.

 

- То есть, это тоже отдельный бизнес?

- Да, это все отдельные бизнесы. В каждом из них разные составы акционеров, со своими интересами.

 

- В Украине в такое слабо верится, у клиентов могут быть сомнения.

- Повторюсь, там везде разные акционеры. У Ивана Свитека нет доли в Treeum или в Dragon, он заинтересован только в том, чтобы Юнекс-Банк был максимально успешным. То же самое в случае с Treeum, где у нас 51%, а у четырех первоначальных акционеров 49%: у них тоже нет доли ни в Dragon, ни в Юнекс-Банке, и они этим бизнесом управляют (мы представлены на уровне наблюдательного совета). Мы не можем заставлять кого-то из этих партнеров как-то субсидировать другой бизнес. Каждый бизнес работает на свой P&L (profit and loss - отчет о прибылях и убытках). Но в то же время мы как профильный инвестор хорошо эти сектора понимаем, видим там хороший потенциал роста и можем кроме денег добавить и другую стоимость. Вот причины, по которым мы туда инвестируем. Но нет шага к интеграции в одну группу.

 

- Интернет-издания Finance.ua и Minfin.com.ua - это часть маркет-плейса, они не будут как-то кооперироваться с "Украинской правдой" или "Новым временем"?

- Да, Finance.ua и Minfin.com.ua - это часть Treeum, которая увеличивает его стоимость. Объединять редакции с "Украинской правдой" или "НВ" мы не планируем.

 

- Популярное направление финтеха? Вы как-то им занимаетесь, помимо Treeum?

- Да, Treeum планирует в этом направлении развиваться сам по себе. У них такие планы были еще до нашего прихода. Помимо того, Иван Свитек на базе Юнекс-Банка тоже имеет уже рабочие планы в этом направлении.

 

- Вы были представлены в финсекторе еще и поставщиком услуг платежей и переводов "Портмоне", хотя последние годы он находился под управлением связанного с вами фонда EVF. Первоначально казалось, что это была достаточно перспективная компания с большой долей рынка. В последнее время, мне как их клиенту кажется, что был утрачен темп развития…

- У "Портмоне" и сейчас хорошие рыночные позиции. Но я согласен, что они могли бы расти быстрее.

 

- Не планируете ли снова вернуться к подобным услугам?

- Нет, эта компания в процессе продажи. В данную компанию инвестировал фонд EVF, которому уже 11 лет. Мы там как Dragon представлены долей в управляющей компании и как крупнейший инвестор самого фонда: 35% его капитала от нас. Поэтому мы заинтересованы, чтобы этот фонд успешно работал.

 

- Среди фондов существует практика перекладывать свои компании в свои же новые фонды, например, у Horizon Capital.

- У нас таких планов нет. Все компании из фондов рано или поздно будут проданы.

 

- Каковы планы развития самого Dragon Capital как инвестбанка? Куда-то ближе к рознице? Или, наоборот, оставаться с наиболее крупными клиентами, а, может, идти куда-то за рубеж, привлекать инвестора?

- За рубеж и инвестора - нет.

 

- Вас пока устраивает ваше место здесь?

- Да, мы планируем оставаться частной компанией. IPO или привлечение инвестора именно в холдинг Dragon Capital не планируем. Продолжаем привлекать инвесторов в фонды, которые создаем. После EVF мы создали DCNUF и еще три фонда для недвижимости, везде у нас соинвесторы. Мы сами этими фондами управляем и вкладываем туда свои деньги, в отличие, например, от упомянутого вами Horizon Capital, который не вкладывает свои деньги. У нас в каждом из этих фондов от 35% до 51% денег Dragon Capital. Инвестору намного более комфортно вкладываться в фонд, в который управляющий тоже инвестирует свои деньги.

 

- Вы называли "Форбс" оценку активов фондов под управлением в $700 млн на начало года. А сейчас?

- Смотря как оценивать эти активы. Но сейчас, я думаю, чуть больше, около $800 млн.

 

- Еще одна связанная с финансовым рынком тема – это биржевой рынок акций и облигаций. В нем крайне заинтересованы все деловые журналисты, а информационные агентства вдвойне, потому что без фондового рынка, как вы видите, они либо загибаются, либо влачат не слишком радужное существование. Как вы смотрите на перспективы того, что в Украине может родиться или возродиться такой биржевой рынок ценных бумаг? Верите ли вы в то, что в стране может появиться своя крупная биржа с активными торгами акциями и облигациями, украинскими и зарубежными? Вкладываете ли вы в это какие-то свои инвестиции?

- Я на это очень надеюсь, но не верю, что это произойдет в ближайшие годы, к сожалению. И не уверен, что вот этот (заявленный правительством – ИФ) проект биржевой торговли NEXT-UA существенно поможет. Доверия к тому, что у государства получится какой-то успешный проект, мало. С одной стороны - громкие заявления о создании биржи, а с другой - негативные кейсы в госкомпаниях или компаниях с мажоритарной госдолей: "Укрнафта", "Центрэнерго", "Турбоатом". Например, объявляются дивиденды, но потом они выплачиваются одним акционерам - государству, а частным или миноритарным акционерам эти дивиденды не выплачиваются или выплачиваются через несколько лет тяжб…

 

- И даже "Турбоатом" не заплатил?

- "Турбоатом" просрочил выплату предыдущих дивидендов и заплатил только после того, как на компанию был подан судебный иск. С "Укрнафтой" судились за дивиденды годами. Когда объявляются дивиденды, а потом миноритарному акционеру их не выплачивают, то как биржа может помочь в доверии инвесторов к компаниям?

 

- И пример частной "Мотор-Сичи", где из-за конфликта вокруг мажоритарного пакета государство уже несколько лет арестовало акции всех миноритарных акционеров, тоже не вдохновляет на новые подвиги.

- Да. Поэтому, конечно, можно создать биржу и сказать инвесторам, чтобы приходили, а мы вам тут сделаем IPO Ощадбанка - покупайте. Инвесторы купят, а потом им перестанут платить дивиденды, выплатят их только себе, доли размоют, как в случае с "Турбоатомом", к которому присоединят "Электротяжмаш", и в рамках этого присоединения акции "Турбоатома" оценили в 4 раза ниже биржевых котировок…

Поэтому, к сожалению, к таким государственным инициативам доверие близко к нулю. А что касается иностранных акций, то их ликвидность будет в основном на международных биржах.

 

- Но вы же заводите некоторые иностранные бумаги наших украинских эмитентов?

- Заводим, чтобы некоторые фонды имели возможность их купить. Но я сомневаюсь, что это создаст здесь большую ликвидность. Онлайн-банки, например, будут создавать шлюзы через зарубежных онлайн-брокеров для розничных клиентов на внешние рынки. Большинство денег пойдет таким способом. Улучшить ликвидность акций иностранных компаний на украинских биржах могла бы валютная либерализация, о которой недавно заявляли представители НБУ на конференции рынка капиталов. Когда НБУ разрешит инвесторам торговать на украинских биржах иностранными акциями за валюту, это уберет валютные риски, а инвестиционные компании смогут обеспечивать лучшую ликвидность. Такие инструменты будут более привлекательными для розничных клиентов, которым не надо будет выводить валюту для торговли за рубеж.

 

- Небольшое уточнение. Dragon Capital недавно провел через НКЦБФР допуск на украинский рынок еврооблигаций "Укравтодора" и "Укрзализныци", где выступал ко-лид-менеджером. Это с самого начала был заказ из Украины, и люди хотели купить в гривне?

- Да, некоторые инвесторы хотели приобрести эти еврооблигации для своей стратегии buy and hold, когда люди покупают и годами получают купоны, без какой-то активной торговли.

 

- А что тогда с вашими инвестициями в Украинскую биржу? "Чемодан без ручки"?

- Хорошо, что эти инвестиции в инфраструктуру небольшие. Каким бы он маленьким ни был, этот рынок существует, и есть надежда, что раньше или позже он возродится. Но для этого нужно верховенство права.

Поэтому мы больше фокусируемся не на портфельные инвестиции, а на инвестиции, где мы мажоритарные акционеры – и в private equity, и в real estate. У нас существенно больше ресурсов и физических, и денежных сфокусировано именно на прямых инвестициях, а не на трейдинге и брокеридже.

 

- А трейдинг и брокеридж у вас, наверное, сосредоточен в основном на внешнем рынке с украинскими бумагами?

- Торгуем украинскими бумагами, которые в листинге в Варшаве, и в Лондоне, и украинскими еврооблигациями.

 

- Банки и ваши конкуренты-инвесткомпании говорят, что растет спрос со стороны украинских клиентов на покупку иностранных ценных бумаг, в частности на американском рынке... Вы такие услуги также оказываете?

- Да, спрос такой есть. У нас тоже есть некоторые клиенты, которые через нас торгуют. В рамках EUR200 тыс. в год (установленный Нацбанком лимит – ИФ) они могут инвестировать, открыв счет в нашей регулируемой единице на Кипре - Dragon Capital Cyprus Limited. Через эту компанию мы можем предоставлять украинцам услуги по торговле иностранными ценными бумагами.

 

- Улучшать и расширять предложение этих услуг через какие-то онлайн-приложения или мобильные приложения планируете?

- Это у нас в процессе.

 

- И последний вопрос по этой теме. Когда-то вы пытались создать газовую биржу, как говорят, по заказу клиента. Недавно Украинская биржа одобрила подачу документов в НКЦБФР на лицензию по торговле товарами. Насколько это направление могло бы быть интересным для Dragon Capital? Или это дело сугубо биржи, а вы лишь просто один из акционеров?

- Мы как миноритарный акционер поддерживаем развитие Украинской биржи. Правление биржи видит перспективы в направлении торговли товарами. На данный момент только одна площадка получила такую лицензию, поэтому получение лицензии дает точку входа на более емкие рынки сырья. Но это делается не под нас.

 

- Прямые инвестиции. Недавно Dragon Capital объявил о сделке по покупке "Аква-Эко" - производителя минеральных вод "Трускавецкая". По-моему, со времени "Чумака", из которого вы вышли, в секторе FMCG у вас инвестиции отсутствовали (если не считать ВГП и ее ТМ "Рута" в фонде EVF)? Все недавние сделки – это в основном недвижимость или финансовый сектор?

- Да.

 

- Почему сейчас купили? Да еще и часть достаточно большого успешного холдинга IDS Borjomi Ukraine?

- Они эту компанию выставили на продажу, посредник нам предложил. Переговоры велись достаточно долго, но в конце концов закончились, и мы эту сделку закрыли в начале сентября.

На самом деле, на рынок минеральных вод мы смотрели давно: еще в 2000-м или 2001 году хотели купить "Моршинскую" для крупного клиента – европейского инвестора. Но тогда не сложилось. Так что мы в этом тоже понимаем. Есть у нас один партнер, который в этой отрасли имеет огромный опыт, но он пока не вошел в число акционеров ("Аква-Эко"). Это похоже на историю с банком, когда есть синергия нас и профильного соинвестора, который будет в перспективе миноритарным акционером и соуправляющим партнером этого проекта.

 

- В целом я слышал мнение, что сектор FMCG в Украине уже не настолько перспективен, как когда-то, когда считалось, что в стране почти 50 млн потребителей, а конкуренция очень небольшая. Или сейчас с ростом доходов он снова становится интересным?

- Я бы не сказал, что мы будем делать много инвестиций в FMCG. Скорее точечно, рассматриваем некоторые сектора, где видим потенциал. В воде потенциал виден, тем более что есть у нас партнер, с которым мы не будем наступать на грабли.

 

- По агро. Ваша давняя позиция, что в растениеводство и создание банков земли вы не вкладываетесь. Хочу уточнить, с запуском рынка земли, пусть и таким ограниченным, эта позиция осталась такой же?

- Да, в растениеводство мы не планируем входить. Если бы рынок был более либеральным, мы бы рассматривали вариант покупки сельхозземли и партнерства с фермерами. Они были бы заинтересованы привлечь нас как финансового инвестора. Мы купили бы землю и сдавали им на 20 лет в аренду. Но в том виде, в котором этот закон был принят, для нас он не очень привлекателен.

 

- Есть более свободный рынок земли личных крестьянских хозяйств – ОСГ по-украински, в который уже некоторые ваши коллеги заходят.

- Это по 2 га? Там предложение земли очень маленькое.

Мы следим за статистикой Минагрополитики по продаже паев после 1 июля: сколько сделок прошло и по каким ценам. Не так много, на самом деле - достаточно мало. И те, кто эту землю обрабатывают, имеют преимущественные права. Они себе спокойно могут позволить эту землю выкупить и не привлекать никого со стороны или привлечь финансирование от банков.

В целом это направление очень трудозатратное: с пайщиком договориться о покупке 2-5 га и потратить где-то месяц на процесс оформления сделки стоимостью примерно $6 тыс. И потом у тебя будет "шахматка", а консолидация целостного поля займет 20 лет. В коммерческой недвижимости у нас доходность выше, чем в земле, и намного менее трудоемкая. Туда можно вложить десятки миллионов долларов в готовые объекты или строительство без всех этих рисков.

 

- А вложиться в какую-то сельхозпереработку?

- Тоже пока скорее нет. Кое-что смотрели, но пока мы очень далеки от принятия какого-то решения.

 

- Свою часть "сливок" вы снимаете с растущего рынка за счет KMZ Industries - Карловского машиностроительного завода, который поставляет силосы и элеваторное оборудование. Почему решили объединиться с еще одним игроком рынка - Variant Agro Build?

- Инвестиция в Карловский завод у нас уже 20 лет. Нам и акционерам Variant Agro показалось, что вместе мы сможем больше заработать: создать крупного местного игрока, чтобы лучше конкурировать с импортом, так как все-таки больше половины рынка – это импортное оборудование. Это объединение позволит нам по объему продаж быть на украинском рынке на уровне этих крупнейших иностранных конкурентов. Оно дает нам возможность увеличить свою долю рынка и увеличить экспорт.

 

- Какие-то другие направления прямых инвестиций вас интересны помимо того, о чем мы уже говорили? Сейчас вроде как растет интерес к недрам… Или, например, энергетика.

- Недра – это теоретически интересно, я об этом думаю. Но, опять же, там большое пересечение с государством: получишь лицензии, придет новая власть и захочет их пересмотреть, или СНБО тебе что-то скажет…

Поэтому мы наблюдаем уже давно, и как Shell сюда заходили, и как Chevron. Видите, даже приватизация ОГХК ничем не закончилась, хотя это интересный актив. Мы когда-то для инвестора участвовали в приватизации 25% Иршанского ГОКа (сейчас входит в состав ОГХК – ИФ), когда "Украинские полиметаллы" его продавали, где-то еще в 2000-2001 году. У нас тогда был клиент – Agrofert премьер-министра Чехии Андрея Бабиша. Мы от его имени участвовали и выиграли этот конкурс, но "Полиметаллы" его отменили уже постфактум, потому что выиграл не тот.

 

- В результате ГОК оказался в аренде у Дмитрия Фирташа?

- …в общем, мы выбираем отрасли, где есть меньше пересечения с госрегулированием и с чиновниками, где меньше рисков.

 

- Еще немного об инвестбанкинге, прежде чем задавать вопросы про медиа и недвижимость. Возможные IPO украинских компаний, размещение облигаций, рынок слияний и поглощений (M&A)? Буквально два слова, как там сейчас обстоят дела у Dragon Capital?

- У коллег сейчас много задач по M&A: сельское хозяйство, IT и другие отрасли – этим занимается наш инвестиционно-банковский отдел. У них достаточно работы и по еврооблигациям: мы в этом году успешно участвовали в размещении "Укрзализницы" и "Укравтодора". Планируем в ближайшее время поучаствовать еще в одном размещении еврооблигаций. Планов и задач в этом направлении сейчас много.

 

- А внутренний рынок?

- Его емкость очень маленькая. Кроме того, если выпускать корпоративные облигации в гривне, это будет очень дорого. Потому что можно купить ОВГЗ под 12-13% годовых, и там налогов нет, а по корпоративным облигациям налоги есть, поэтому нужно учесть налоги плюс риски. И обычно корпоративные выпуски поменьше (чем ОВГЗ), поэтому там меньше ликвидности. Украинские банки сейчас не готовы покупать что-то 5–летнее или даже 3-летнее. Покупают 1-2 года. Поэтому этот способ привлекать деньги не очень конкурентный.

А иностранцы если и готовы покупать, то ОВГЗ. Да и то они в первом полугодии вложили $1 млрд, а с конца июня уже снизили свои позиции на $600 млн.

 

- Когда будет следующее украинское IPO и где именно: на внутреннем рынке или на зарубежном?

- Думаю, что-то будет. Но, скорее, это будет из сектора IT, электронной коммерции, с какой-то новой экономики. И это будет обязательно на внешнем рынке - в Лондоне, скорее всего.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Директор "Пассажирской компании" УЗ: Коллаборация с Deutsche Bahn даст "Укрзализныце" шанс сохранить пассажирское ж/д сообщение

Менеджер по коммерции "Укрзализныци": Закон о весовом контроле на автодорогах через 1-2 года вернет грузы на железную дорогу

Юрий Витренко: Мы понимаем, как даже в наихудших обстоятельствах пройти отопительный сезон

Обновленная система градостроительного контроля вводит новые предохранители от нарушения законодательства – замминистра развития громад и территорий

Глава Гостаможни: Пока мы не применяли полиграфы, но думаю, вскоре применим

FM Logistic Ukraine ставит целью удвоить объемы бизнеса за четыре года – генеральный директор FM Logistic Ukraine Себастьян Ларделье

Кулеба: Евроинтеграция - сейчас инструмент укрепления Украины, а не цель

В Евросоюзе нет стран, коррумпированных настолько, как Украина - аудитор ЕС Партс

Костин: Утверждения об утрате судебной системой независимости после реформы – манипуляция

Хотим поднять зарплаты в 2-3 раза, оцифровать услуги и повысить престиж украинского флага - новый глава Морадминистрации

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА