09:01 02.10.2019

Увеличение налоговой нагрузки на ИТ-отрасль может привести к оттоку человеческого капитала - вице-президент по стратегии GlobalLogic Яворский

19 мин читать
Увеличение налоговой нагрузки на ИТ-отрасль может привести к оттоку человеческого капитала - вице-президент по стратегии GlobalLogic Яворский

Эксклюзивное интервью с вице-президентом по стратегии и технологиям ИТ-компании GlobalLogic Андреем Яворским


- Сколько у вас офисов в разных городах/странах? Сколько человек работает в украинских офисах и сколько - в других странах?

- В мире у нас порядка 14 тыс. специалистов, открыто порядка 25 инженерных и дизайнерских офисов, из них в Украине четыре – Львов, Харьков, Киев и Николаев. Всего в GlobalLogic в стране более 4,5 тысяч человек. В регионе Восточной Европы – в него, помимо Украины, также входят Словакия, Польша и Хорватия – у GlobalLogic порядка 6 тыс. человек.


- Какими проектами занимается украинская часть компания сегодня? Какова ваша специализация (технологии, отрасли)?

- Так исторически сложилось, что наша специализация – высокотехнологичное R&D с довольно высокой долей именно research-составляющей. Это проекты по разработке медицинских устройств, проекты в сфере автомобилестроения, телеком-industrial проекты и немного ритейла. То, что всех их объединяет, – это embedded-технологии. Интеграция программного и аппаратного обеспечения.

Лет 20 назад у нас была эра аппаратной электроники, затем пришла эра облаков и серверов, сейчас мы снова возвращаемся к аппаратной разработке, но уже с дополнительными возможностями за счет встраиваемых микропроцессоров и модулей связи, делающих приборы "разумными". Появляется огромное количество кастомизированных аппаратных платформ, на которых нужно запускать программное обеспечение. Если вы сегодня зайдете на "Кикстартер" – увидите огромное количество стартапов в сфере добавления возможностей связи или IoT к уже существующим продуктам. Возвращаясь к работе GlobalLogic, мы видим этот тренд и в разработке больших продуктов, и это - одна из наших сильных сторон.


- Пользуются ли вашими наработками украинские компании? Есть ли у вас клиенты из Украины?

- Здесь сложная ситуация, поскольку в Украине у нас нет прямых заказчиков или клиентов. Продукты, которые мы разрабатываем, предназначены для глобального рынка международных компаний. Так что - да, они эксплуатируются в нашей стране, но не были разработаны специально для нее.

Сейчас мы в партнерстве с Volvo разрабатываем новую платформу для машинного поколения Volvo, которое выйдет на рынок в 2023-2025 годах.

Разработки, к которым приложили руку украинские инженеры GlobalLogic, используются в Украине в сферах здравоохранения (в том числе медицинское оборудование в аэропортах и каретах "скорой помощи"), телекоммуникации, медиа (например, результаты нашего сотрудничества с компанией Avid используются в звукозаписывающих студиях, телеканалах, живых концертах).

В то же время прямых заказчиков в Украине у нас нет. Мне кажется, они появятся тогда, когда экономика страны вырастет. Сейчас на такие продукты и решения у нас просто нет спроса.


- Планируете ли открывать новые офисы в Украине или за рубежом?

- Пока мы решили сконцентрироваться на существующих локациях. Наши офисы расположены более-менее эффективно, они покрывают запад, восток и центр страны. Николаев – это наш т. н. "исторический офис", и он достаточно успешный. Мы хотели открыть офисы за пределами основных городов-миллионников. Но так уж исторически сложилось, что в Украине инфраструктура в крупных городах намного лучше, чем в городах поменьше. И люди очень органично мигрируют внутри страны к крупным городам.

Мы задумывались об открытии офисов в Одессе и Днепре. Но экономически нам пока хватает рынка в локациях, где мы сейчас работаем. Когда мы поймем, что переросли текущие локации, мы это сделаем.

Во многом наши ожидания также связаны с тем, что когда у вас уже есть работающие хабы – в них создается очень сильная команда экспертизы, профессиональное комьюнити. Открытие нового офиса будет осложнено тем, что нам придется делать туда релокейшн-специалистов хотя бы на первое время. Переносить этот опыт. И мы пока что решили этого не делать.

В то же время мы открываем новые офисы: в 2018 году открыли во Львове – в будущем технопарке.


- К слову о технопарках. Существует мнение, что в Украине недостаточно специализированных локаций для крупного ИТ-бизнеса. Так ли это?

- Это правда. На мой взгляд, качественных офисов очень мало, и в основном они уже заняты. Если вы посмотрите на крупные компании – в первую очередь нам нужна достаточно большая квадратура. Помимо этого, при переезде нам приходится дополнительно инвестировать большие суммы в сетевую инфраструктуру для обеспечения безопасности, различных требований клиентов и т.п. Немаловажным также является расположение самой локации. Наши специалисты, как правило, живут в разных точках города и хотят иметь удобную логистику. А это значит, что офис должен быть расположен в определенной "точке пересечения", недалеко от крупной транспортной развязки.

Если говорить о Киеве, то у нас здесь размещено более 2 тыс. человек – это существующая локация нам удобна с точки зрения расположения в том числе. Да, есть некоторая проблема с пробками на дорогах, в то же время обеспечен доезд и с обоих берегов Днепра.

К нам приходили с предложениями стать участниками одного из киевских технопарков. Однако все предложения, которые мы слышали, решают инфраструктурные вопросы с точки зрения самого офиса (доступ к сети, класс офиса, вентиляция). Но никто не может предложить что-то интересное с точки зрения размещения. И мне кажется, что здесь большая проблема заключается в том, что города-миллионники застроены достаточно плотно. И для того, чтобы построить большой офис на десятки тысяч рабочих мест, в первую очередь нужно решить вопрос о выделении участка под такое строительство.

Плюс ко всему – для построения большого офиса нужно вложить существенные суммы, которые будут окупаться лет 10 минимум. А в условиях существующей неопределенности в стране и достаточно неоднозначного бизнес-климата не так много инвесторов, готовых настолько агрессивно вкладывать деньги в создание подобной инфраструктуры.


- То есть, такие технопарки, как Unit, вам не подходят из-за логистики?

- Да, в первую очередь именно из-за логистики. Люди хотят иметь возможность добираться до офиса где-то за 40 минут. Если это расстояние начинает увеличиваться – в том числе и по времени (из-за пробок), у компании начинаются сложности с привлечением кадров.


- Ранее вы активно действовали по части слияния и поглощения небольших компаний. По каким критериям принимается решения о целесообразности покупки/слияния компаний?

- Мы буквально пару недель тому назад купили компанию в США – Skookum. В структуре GlobalLogic есть специальный отдел, в задачи которого входит постоянный анализ рынка, изучение новых игроков, их оценка и ведение переговоров о слиянии. Мы постоянно ведем переговоры с тремя-пятью компаниями в разных регионах о возможном поглощении. Так что мы вполне активны на этом рынке. И единственное, что нам нужно увидеть, – это компанию, интересную для приобретения.

Я занимаюсь вопросами оценки и покупки компаний в регионе Восточной Европы. Когда вы хотите приобрести компанию – в первую очередь вы должны понимать, в чем заключается синергия для вашего бизнеса, почему слияние должно привести к взрывному росту получения дополнительной выгоды от этой сделки. Никто не покупает компанию исходя из расчета, что дважды два равно четыре. В случае M&A дважды два должно равняться как минимум десяти, а лучше – двадцати или пятидесяти. Тогда сделку можно считать действительно успешной.

В нашем сегменте для заключения M&A есть три основных фактора. Первый – это технологическая экспертиза, когда вы покупаете другую компанию, чтобы заполнить некую технологическую брешь неорганическим путем, но сэкономив время. Второй – расширение на определенный новый рынок или регион путем покупки компании, прочно на нем утвердившейся. Третий – и в нашем случае самый важный – это клиенты такой компании, которые могут помочь нам существенно увеличить наше портфолио клиентов либо привлечь аналогичных клиентов, воспользовавшись наработками этой компании.


- Планируете ли в ближайшие год-два новые сделки на украинском рынке?

- Ситуация с украинским рынком в плане M&A достаточно сложная. В первую очередь, из-за его существенной консолидации. Если вы посмотрите на список ИТ-компаний страны, видите около пяти крупных компаний, около десятка средних и несколько тысяч размером в 50-100 человек.

К сожалению, маленькие компании зачастую занимаются достаточно эпизодическими проектами либо ориентированы на работу со стартапами, малым и изредка средним бизнесом. И это не дает им вырасти, перейти на новый круг. Так что выборка ИТ-компаний, интересных для приобретения в ИТ-секторе Украины, - несколько десятков, не более. Несмотря на то, что на рынке их – тысячи.

Для нас покупка компаний со штатом в 50-100 человек не приоритет, поскольку мы и так органично привлекаем более тысячи специалистов ежегодно, набирая новых на уже существующие проекты. Разве что у нее будет сильная технологическая экспертиза, что возможно, но встречается очень редко.


- В принципе мы уже смирились с тем, что Украина – далеко не вторая Silicon Valley. Но все же назовите основные ТОП−3 проблемы, которые мешают Global и другим крупным компаниям развиваться.

- На самом деле, как это ни странно, у ИТ-отрасли нет каких-либо проблем, отличающихся от стандартных проблем остального рынка. Мы точно так же заинтересованы в реформе законодательства, а именно – в тех аспектах, которые касаются экономической деятельности. Нам бы очень хотелось бы, чтобы было меньше коррупции – что очень упростило бы и ускорило ведение бизнеса. И реформа образования – она, безусловно, необходима.

С другой стороны – если все эти реформы произойдут, то хорошо станет не только ИТ-бизнесу, но и всем другим отраслям экономики.


- Вы упомянули коррупцию. С какими ее проявлениями сталкиваются крупные ИТ-компании, работающие преимущественно с заказчиками за пределами Украины?

- Крупные ИТ-компании, такие как GlobalLogic, зачастую работают в законодательном поле не только украинском, но также и американском или европейском. Все наши специалисты раз в год проходят антикоррупционный тренинг, на котором четко постулируется, каким образом мы можем общаться как с партнерами, так и с представителями госструктур, чтобы не стать даже невольным соучастником коррупции.

Аспекты, в которых нам сложнее всего – с точки зрения коррупционных рисков и взаимодействия с государством в целом, связаны с завозом оборудования для целей разработки. Нам приходится платить налоги, такие же, какие мы платили бы, если бы мы его продавали в Украине. Тогда как на деле это оборудование завозится ограниченными партиями и используется сугубо для внутренних тестов в наших лабораториях.

Например, мы хотели завезти в Украину целые машины, начиненные электроникой, для тестирования на них программного обеспечения, которое мы для них разрабатываем. Это тестовые образцы, они не пригодны для промышленной эксплуатации. Но нам не удается объяснить нашим партнерам, почему они в таком случае должны заплатить более 40% стоимости этого оборудования за растаможку. Они этого просто не понимают.

В той же Индии, которая сейчас является еще одним глобальным ИТ-хабом, - нулевой процент за растаможку тестового оборудования, ввозимого с целью разработки программного обеспечения. Индусы понимают выгоду такого тандема: где-то недополучить таможенных платежей, но существенно увеличить количество занятых специалистов в топовой ресурсообразующей отрасли.

Есть сложности с тем, что мы возим оборудование, которое в конечном счете станет готовым медицинским продуктом. Такие вещи необходимо сертифицировать, а это занимает время. Также любое оборудование, в котором используются радиопередающие устройства, также подлежит отдельной экспертизе. Еще сложнее, когда эти экспертизы пересекаются. И здесь везде необходима гармонизация на уровне европейских или американских стандартов, чтобы высокотехнологические компании могли нормально работать на рынке.


- Компании часто жалуются на очень низкий уровень подготовки выпускников наших вузов. Это действительно проблема? Делает ли компания Global что-то для решения этого вопроса?

- К сожалению, это факт. Украинские вузы не могут дать студентам полноценное ИТ-образование, поскольку ИТ-отрасль развивается быстрее, чем трансформируется устаревшая система образования. Со своей стороны мы делаем все, чтобы помочь университетам выпустить уже подготовленных к работе на рынке специалистов. В прошлом году мы презентовали студентам разработанные GlobalLogic стартовые наборы для работы с проектами в сфере встраиваемых технологий. Это базовая плата, дополненная сенсорами, экраном, интерфейсом, контроллером и другими компонентами, необходимыми для работы над встроенными решениями. Студенты могут использовать такой набор для того, чтобы в прикладном формате на своих занятиях экспериментировать с реальным оборудованием. Мы передали вузам около 200 таких комплектов. Также поддерживаем разнообразные совместные тренинги для студентов и преподавателей, чтобы они могли с этим работать, создаем и помогаем оборудовать учебные лаборатории.


- На базе университетов?

- Мы очень активно сотрудничаем с университетами – сейчас это порядка 15 украинских вузов. Недавно мы открыли лаборатории на базе Львовской политехники и Харьковского университета радиоэлектроники. И нам очень сложно найти правильный путь, чтобы внутри университета построить современную лабораторию, поставить туда современное оборудование и дать возможность студентам получать действительно современные знания. Это требует решения чисто бюрократических вопросов и множества согласований.

Нам бы хотелось, чтобы мы прозрачно переводили деньги в какой-то фонд при университете, который так же прозрачно предоставлял бы отчетность о том, на что пошли эти средства. Сейчас нам приходится самим договариваться с руководством, самим все организовывать, тратить на это время. И мы должны быть уверены, что сделав все это, не услышим очередных обвинений, будто бы дали кому-то взятку за то, чтобы работать в этом университете. Поэтому сверху ложится огромная куча юридических договоров, предписывающих, что, как и почему мы делаем. А ведь, по сути, мы просто пытаемся помочь государственным вузам предоставлять качественное обучение студентам. Не более, но и не менее.


- Как вы оцениваете планы новых властей по созданию Фонда развития человеческого капитала для IT-отрасли, руководство которым осуществляла бы сама отрасль?

- Мы уже расходуем в регионе Центральной и Восточной Европы на разнообразные образовательные программы около $1,5 млн в год. Большая часть этих средств была использована в Украине, в том числе на открытие упомянутых лабораторий. Так что мы активно инвестируем в образование, и считаем, что если государство также будет инвестировать в него, от этого выиграют все.

В системе образования сегодня есть существенные проблемы с технической базой, с подготовкой людей и с удержанием молодых перспективных кадров в университетах. И сотрудничество бизнеса и государства в этой сфере должно привести к улучшению ситуации.

Мне бы хотелось, чтобы государство как можно больше инвестировало в развитие собственных граждан. Ведь экономика будущего – четвёртая промышленная революция – это экономика сервисов. Это не экономика экспорта сырья. Так что в первую очередь нам необходимо развивать именно людей.


- Есть ли уже понимание, как будет работать этот фонд?

- На данный момент у нас нет такого понимания. Мы не располагаем дополнительной информацией помимо озвученной на публичных презентациях, и это определенный коммуникационный пробел, который в итоге вызвал такую массовую неоднозначную реакцию на это заявление.

До этого много лет подряд разговоры велись о повышении налогов как таковых, и перевод этих разговоров в подобную плоскость в чем-то стал для нас даже приятным сюрпризом. Дьявол, конечно, кроется в деталях, но начинание выглядит разумно.

Но если вычленить из этой инициативы сам вопрос налогов и их повышения, получим еще один спорный вопрос на тему того, как именно это должно происходить, в какой последовательности, за какое время. И он очень неоднозначный.


- Как вы оцениваете идею направления части средств Фонда человеческого капитала на перепрофилирование специалистов, профессии которых отходят в прошлое? Насколько крупным ИТ-компаниям интересны кадры в возрасте "под сорок" и люди, которые смогли получить лишь базовое ИТ-образование?

- Ответ на этот вопрос я, пожалуй, разобью на две части. Первое: у нас уже есть успешная практика переквалификации. Но, как правило, это переквалификация инженеров из одной специализации в другую. Мы активно пытаемся привлекать людей из смежных сфер – так, если человек работал администратором сетей в банке, мы можем помочь ему стать успешным DevOps-инженером. За прошлый через такие курсы успешно прошло около 300 человек.

Если посмотреть в целом на демографию Украины, у нас убывающая популяция. И это ведет к тому, что студентов с каждым годом будет становиться все меньше. И одна из возможностей пополнить кадровый резерв – переквалифицировать людей из других специальностей. Так что это неплохая инициатива.

Помимо этого, увеличение продолжительности жизни существенно меняет понятие старости. Дети, которые родились сегодня в Европе ожидают, что в среднем проживут около 84 лет. Так что 60-65 лет сегодня ближе к середине жизни, нежели к ее концу. Сегодня мы вступаем в эру переосмысления того, что является "продуктивным возрастом", какими задачами может заниматься человек.


- Но сможет ли этот фонд решить кадровые проблемы?

- Проблема в том, что сделать человека квалифицированным программистом или высококлассным инженером по обеспечению качества с нуля сложно. Но здесь у Украины есть и другой шанс. Существует множество смежных с ИТ профессий, ранее широко не представленных в стране. Это и обслуживающий персонал IoT систем, осуществляющий предпроцессинг данных. И персонал колл-центров, и службы поддержки.

Если вы посмотрите на Индию – у них более 3,5 млн людей заняты в сфере ИТ – и это далеко не программисты. Так что, если взять их опыт и внедрить в нашей стране – мы сможем создать как минимум несколько десятков тысяч рабочих мест в востребованной и современной нише.


- И все же хотелось бы узнать несколько больше о вашем мнении относительно новых налоговых инициатив. Какой вы видите эту сферу в идеале - так, чтобы она одновременно и позволяла компаниям развиваться, и приносила государству ожидаемый профит?

- Говоря о налогах, стоит понимать глобальную конъюнктуру. Украинские налоги на ИТ-отрасль не конкурируют с налогами из других отраслей в нашей стране – они конкурируют с другими регионами и другими странами. Налоговая нагрузка на бизнес должна быть такой, чтобы у бизнеса не возникало необходимости уходить в другие страны, которые могут предложить более привлекательные как налоговые, так и иные инфраструктурные условия жизни для людей.

Существующая сегодня в Украине налоговая политика в какой-то мере сдерживает граждан от эмиграции в другие страны, поскольку сложившаяся разница в налогах компенсирует тот факт, что инфраструктура для жизни в нашей стране является достаточно устаревшей. Так что, на мой взгляд, небольшое увеличение налогов для ИТ-отрасли в Украине возможно, но должно быть постепенным и не должно привести к утечке кадров в другие страны.

Государству также стоит помнить о том, что помимо прямой уплаты налогов в бюджет айтишники создают от трех до пяти рабочих мест в смежных сферах. И эти деньги целиком и полностью тратятся в Украине – на еду, детей, покупку жилья.

Так что, с одной стороны, можно сказать, что налоговая нагрузка на отрасль действительно маленькая. Но с другой - стоит помнить, сколько денег эта отрасль привносит в страну также и непрямым способом.

В то же время, повышение налогов не должно рассматриваться в отрыве от других мероприятий по повышению привлекательности страны, как для бизнеса так и для специалистов.


- А за каким порогом увеличения налоговой нагрузки на отрасль настанет "чемодан-самолет-Европа"?

- Здесь можно просто посмотреть на Европу. Ряд европейских стран предлагает порядка 20-25% налоговой нагрузки. Есть страны, которые предлагают и значительно больше – в той же Германии налоговая нагрузка на ИТ может достигать и 50%.

Важно понимать, что налоговые поступления в бюджет от ИT-отрасли это не только 5% единого налога и ЕСВ, которые платят независимые ИT-специалисты. Есть еще платежи в бюджет от ИT-компаний по налогу на прибыль (по ставке 18%) и НДС (по ставке 20%). По мере роста бизнеса потребность в офисных площадях, инфраструктуре и сервисах непрерывно растет. Все это существенно увеличивает налоговые поступления в бюджет.

Согласно данным Ассоциации ИT Украины, за первое полугодие 2019 года налоговые поступления в бюджет страны от ИT-отрасли составили приблизительно 8 млрд грн, что почти на 30% больше, чем в первом полугодии 2018 года. Из этой суммы около 6 млрд грн – платежи компаний в сводный бюджет Украины по налогам и около 2 млрд грн – это поступления единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование.

Что касается компании "GlobalLogic Украина", то мы уже который год подряд входим в категорию крупных плательщиков налогов. Согласно налоговому законодательству Украины, большим плательщиком налогов считается компания, у которой объем дохода за последние четыре квартала превышает EUR50 млн в гривневом эквиваленте или общая сумма уплаченных за этот период налогов и сборов превышает EUR1 млн в гривневом эквиваленте.

Наша Компания соответствует обоим этим критериям. Кроме того, в первом полугодии 2019 года Компания "GlobalLogic Украина" задекларировала в своей налоговой отчетности на 71% больше налога на прибыль, чем за аналогичный период 2018 года.

И если налог в Украине вырастет больше чем на 10% – он практически размоет барьер между "оставаться или переезжать". И чем меньше будет становиться разница в налоговой политике, тем легче люди будут менять страну проживания, чтобы в итоге получить более высокий уровень медицины, лучшие дороги, качественное жилье, личную безопасность…


- Если говорить не о людях, а о самих компаниях – что кроме увеличения налоговой нагрузки может заставить крупный ИТ-бизнес передислоцироваться в другую страну?

- Помимо сказанного стоит добавить, что для крупных компаний краеугольным камнем является вопрос трудового законодательства. Сейчас оно абсолютно не соответствует текущим практикам ведения бизнеса. Бумажные приказы по компании, высокая зарегулированность процессов – все это создает определенное поле, в котором практика бизнеса может расходиться с буквой и, теоретически, разнообразные проверки могут выявить внутри бизнеса прецеденты для каких-то штрафов и взысканий.

Что касается корпоративных налогов – с ними можно работать в любой стране. И то, что здесь важно – более стабильная и прогнозируемая налоговая политика, экономическая реформа. Все это может принести государству дополнительные дивиденды, ведь если компании будут заводить больше своей выручки внутрь страны, у нас автоматически увеличится ВВП. В настоящее время практически все ИТ-бизнесы, которые я знаю, ориентированы на западный рынок и заключают контракты в юридическом поле западных стран – либо Европы, либо США. Таким образом они пытаются минимизировать риски, связанные с тем, что со средствами на их счетах здесь может что-то случиться. Поэтому в Украину заводят только деньги, необходимые для операционной деятельности, а могли бы сделать гораздо больше. Те же громкие покупки украинских продуктовых компаний, о которых мы говорим с гордостью, по сути, являются сделками, совершенными в других юридических резиденциях.


- Как вы оцениваете соотношение количества ФЛП-айтишников к количеству официально трудоустроенных?

- Если говорить об отрасли в целом, то 2-3% рынка трудоустроено согласно КЗоТ, а с остальными сотрудничают как с ФЛП или по контракту. При текущем уровне конкуренции налоги как для компаний, так и для человека лично составляют более 40% при официальном трудоустройстве. На текущем международном рынке такая налоговая нагрузка больше, чем в Польше, и фактически сравнима с Германией. Понятно, почему такие цены устанавливает Польша – она находится в одном законодательном поле с Европой, в одном правовом поле, есть требования к General Data Protection Regulation (GDPR), нет границ, хорошая инфраструктура. При этом Украина в этом отношении воспринимается как страна, которая должна быть "дешевле". Так какой смысл платить такие деньги в Украине, когда их можно потратить без рисков на специалистов в той же Америке или Европе? И это толкает компании на то, чтобы сотрудничать со специалистами как с ФЛП.

- Какие условия нужно создать в стране, чтобы ускорить процесс перехода от аутсорсинговой модели к продуктовой?

- Аутсорсинг, по сути – лишь один из видов сервисной модели рынка. Сама сервисная модель будет продолжать существовать – сервисные компании есть и в США, и в ЕС. Спрос на высокоспециализированные сервисы никуда не пропадет. В GlobalLogic мы создаем высокотехнологичные, сложные R&D продукты, и именно за это нас ценят наши клиенты. Но таких крупных сервисных компаний не так-то много сегодня в мире.

Вопрос в том, чтобы в Украине начало появляться больше продуктовых компаний. И для этого необходимы обученный человеческий капитал, доступ к финансам и экосистема людей предпринимательского типа. Инженерные таланты, человеческий капитал у нас сегодня есть. Он был создан такими компаниями как GlobalLogic за все годы нашей работы в Украине. Доступа к капиталу, инвестиционной привлекательности у страны нет. В текущем законодательном поле мало кто рискнет заключать в Украине какие-то сложные соглашения, юридически связанные со стартапами и продуктовыми компаниями. Более того, в Украине достаточно сложные механизмы внутри юридического объекта по его владению, а эти процессы постоянно происходят в продуктовых компаниях после очередного раунда инвестиций.

Подытоживая вышесказанное, нам нужны инженеры, капитал и предприниматели. Как минимум с инженерами у нас все в порядке. Для того чтобы появился капитал, необходимы реформы в экономической политике и законодательных актах. Для того чтобы появились предприниматели, необходимо прекратить их отток за границу. И я уверен, что когда в Украине появится стабильная экономическая политика и возможность привлечения капитала, наши предприниматели вернутся и смогут построить многое, уже в пределах – и во благо – собственной страны.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Глава комитета Рады по энергетике Герус: Если конкуренции нет, то государство должно вмешаться и регулировать

Украине нужна не вертикаль власти, а сильный парламент и верховенство права

Глава биржевого комитета УЭБ: На переход с этапа спот на этап деривативов уйдет три года

Нельзя вводить закон о медстраховании до решения вопроса, что делать с "черным налом" и с зарплатой в конвертах – Радуцкий

Михаил Радуцкий: "Нельзя вводить закон о медицинском страховании пока мы не решим вопрос, что делать с черным налом и с зарплатой в конвертах"

Разумков: Когда Рада станет лоббистом интересов Украины – это будет суперпарламент

Андрей Деркач: "НАБУ-Ликс" это ключ для спасения отношений Украины и США

Возвращение Украине контроля над границей – решающий пункт Минских соглашений – советник президента Еврокомиссии по отношениям с Украиной Эльмар Брок

Мы и далее будем мостом, а в некоторых вопросах и буфером между регулятором и участниками рынка – гендиректор ОФУ Волковская

Украина использует грузовой потенциал Днепра всего на 7-8% - Эдвин Лок

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА