15:33 23.09.2015

Глава НБУ: "Финансы и Кредит" как конец эры олигархического бэнкинга (часть I)

10 мин читать
Глава НБУ: "Финансы и Кредит" как конец эры олигархического бэнкинга (часть I)

Эксклюзивное интервью главы Национального банка Украины Валерии Гонтаревой агентству "Интерфакс-Украина"

"ФИНАНСЫ И КРЕДИТ" БЫЛ НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНЫМ УЖЕ В 2009 ГОДУ

Вопрос: Главный на сегодня вопрос: что все же произошло с банком "Финансы и Кредит" и почему Нацбанк решился признать его неплатежеспособным?

Ответ: Это длинная история.

Вопрос: Проблемы начались с конца 2014 года?

Ответ: Нет… Начало этой истории, как минимум, датировано 2008 годом. Банк был неплатежеспособным уже в 2009 году. Тогда его нужно было вывести в Фонд гарантирования и похоронить как полностью нежизнеспособный. Но ему выдали рефинансирование, усугубив и продлив агонию на следующие семь лет.

Вы, наверное, видели мою инфографику, которая была продемонстрирована в Верховной Раде: 77 млрд грн выданных кредитов "незлочинной владой" (6 марта этого года глава Нацбанка, выступая в Раде о причинах кризиса на рынке, показала график, из которого следовало: основной объем рефинансирования был выдан во времена премьерства Юлии Тимошенко в 2008-2010 гг., что вызвало резкую реакцию лидера "Батькивщины" - ИФ). Если говорить о "злочинной владе", то она была очень скромная с точки зрения рефинансирования: за все время было выдано только 12 млрд грн. А 77 млрд грн, выданных перед этим, заметьте, было выдано при курсе 5 грн/$1! И вот одним из получателей такого щедрого рефинансирования у нас был никому не нужный, и тогда уже нежизнеспособный банк "Финансы и Кредит".

Сумма эта составляла 6,4 млрд грн. Эти деньги банк получил несколькими траншами в 2009-2010 гг. Более того, акционер всегда воспринимал данные средства не как обязательство банка, которое он должен возвращать кредитору, а как ресурсы, которые ему даны для того, чтобы он продолжал строить свою промышленную империю. То есть, Национальный банк в этот момент превратился из кредитора последней инстанции в провайдера капитала, а это категорически недопустимо для любого центробанка мира.

Кроме того, на этот момент капитал банка составлял всего 2 млрд грн при выданном рефинансировании в 6,4 млрд грн. То есть сумма рефинансирования была в три раза больше, чем капитал банка! Такого не было ни у одного банка страны. По этому показателю - соотношения выданного рефинансирования к капиталу - банк "Финансы и Кредит" однозначно был лидером.

Похоже, к "злочинной владе" приехали международные консультанты, сказали им, что это недопустимо и эта "влада" решила вернуть рефинансирование, выданное группе. Хотя, в устах акционера это звучало следующим образом: "злочинна влада" меня гнобила, она мне ничего не давала, в то время как кому-то она что-то давала. Но, как я уже говорила, общая сумма выданного рефинансирования "злочинной владой" составила 12 млрд грн за всю их каденцию, при том что последние случаи – Реал банк, Брокбизнесбанк (в конце 2013 и начале 2014 года Нацбанк выдал этим банкам 2,8 млрд грн рефинансирования) – это уже было больше похоже на агонию и бегство с корабля.

Вопрос: Давайте сразу уточним: когда мы говорим об акционере, мы говорим о Константине Жеваго?

Ответ: Да, о нем. Итак, выдано рефинансирование в 2008-2010 гг. Что происходит дальше? С 2012 года начинается погашение кредита рефинансирования небольшими порциями. Но при этом капитал, опять же, не увеличивается, активно растет депозитный портфель физических лиц и параллельно увеличивается портфель связанных лиц. Классика жанра!

Вопрос: Чтобы уточнить: банк получил 6,4 млрд грн, сколько он успел вернуть до нового кризиса в 2014 году?

Ответ: На начало 2014 года остаток по рефинансу составлял 3,8 млрд грн. В 2014-м, до нашего прихода в НБУ, было выдано еще 1,1 млрд грн - в сумме 4,9 млрд грн. При этом капитал у банка оставался на уровне 2,8 млрд грн. То есть с 2009 года было внесено только 800 млн грн (из них 500 млн грн в июне 2014 г.), остальное - нарисованная прибыль от своего же инсайдерского портфеля.

Эти 1,1 млрд грн "Финансы и Кредит" получил на отток вкладов. Тогда была паника населения, и многие банки получали деньги под оттоки вкладов населения.

Я пришла в июне 2014 года, и уже через месяц у меня состоялся первый очень серьезный разговор с Константином Жеваго. Во-первых, я сказала, что НБУ не будет помогать ему ликвидностью, поскольку отношение средств, полученных от НБУ, к капиталу банка, превышает все разумные нормы. Во-вторых, кредитный портфель банка на тот момент составлял 29 млрд грн, из которых 22 млрд грн - связанные с акционером кредиты...

Вопрос: 22 из 29? Это 76%?

Ответ: Да, такая себе расширяющаяся вселенная (демонстрирует рисунок, похожий на изображение планетарной системы с 4 или 5 концентрическими орбитами). Например, первая орбита – 54 заемщика, в которых он собственник: даже никто не скрывался и не юлил. В сумме, на краю вселенной, охватывающей предприятия, связанные с ним бизнес-отношениями, выходили на 22 млрд грн.

Отмечу, что тогда в Нацбанке еще не было всех инструментов определения этой связанности. Это сейчас у нас есть специальный департамент по связанным лицам, совершенно другие подходы... Вы не представляете, как мы изменили Национальный банк и насколько профессионально теперь мы все это можем делать. Плюс у нас есть закон о связанных лицах. А я вам говорю об июле 2014 года, когда этого ничего не было, а мы только пришли.

СОХРАНИТЬ СВОЕ ЧЕСТНОЕ ИМЯ ИЛИ ПОТЕРЯТЬ ВСЕ

Вопрос: То есть, вы видели только самую близкую орбиту?

Ответ: Нет, на самом деле мы видели уже около 19 млрд грн. Сегодня было бы признано 22 млрд грн.

Какой же аргумент в ответ мы получали? – Ну кому же давать деньги, как не себе любимому? Я же лучше всех смогу их отдавать.

Мой ему посыл был следующего содержания: я понимаю, что у вас была такая бизнес-модель, понимаю все обстоятельства, исторически сложившееся в стране. Понимаю, что рефинансирование Нацбанка вы использовали исключительно для построения собственной империи так же, как и 16 млрд грн депозитов населения. Это все я понимаю, так все сложилось. Вы действительно ничего не украли, не вывели за рубеж, не "закопали" в оффшорных юрисдикциях. Вы вывели свою компанию Ferrexpo на рынок, вы заинвестировали реальный капитал в ее развитие. Вы одна из немногих компаний, которая торгуется на международном рынке и имеет листинг на Лондонской бирже. Вы вызываете у меня личное уважение как бизнесмен. Вопрос единственный, но очень комплексный, за это время вы скупили огромное количество разных активов и бизнесов. Пожалуйста, определитесь, какой бизнес для вас основной и сконцентрируйте свои усилия на нем.

Скорее всего, для вас core (ключевым – англ.) бизнесом является Ferrexpo. Поэтому, подумайте, какой неосновной бизнес вы сможете продать, чтобы погасить кредиты, связанных с вами лиц. Так как ситуация с банковским бизнесом очень сложная, давайте составим план финансового оздоровления, и будем по этому плану спокойно идти в правильном направлении. Вы не единичный случай олигархического банкинга в этой стране. Поэтому, мы со всеми пойдем в правильном русле, в правильном направлении.

И вот тогда, это был июль прошлого года, я ему впервые сказала: у вас КрАЗ, у вас "Артериум", у вас "Росава", у вас ТЭЦ…

Вопрос: Газодобыча, вагоностроение, судостроение, отель...

Ответ: Да, отель "Салют" в центре Киева, в красивом месте. Я говорю, начинайте продавать. На что человек очень напрягся, потому что он, наверное, думал, что продавать надо как при "злочинной владе" – только в одно место. Хотя, с учетом историй всех остальных выведенных банков и их акционеров, нужно было понять, что ему говорили – просто продавать на рынок или перекредитовать в других банках эти бизнесы, и гасить инсайдерские кредиты. И говорили неоднократно: определитесь, дайте график… Главное возражение в ответ, что это сейчас невозможно выгодно продать. Теперь расскажу о своем, наверное, одном из последних разговоров с акционером.

Вопрос: Это уже похоже на какой-то детективный фильм...

Ответ: Да-да, так как это была длинная и драматическая история. Так что сначала первый разговор, сейчас – последний, а затем я вам дам много цифр за период времени, который был посередине. Разговор этот был как раз перед моментом, когда мы продлили этому банку проблемность еще на один месяц.

Вопрос: Почему продлили?

Ответ: Закон позволял нам это сделать. И даже на более длительный срок. Мы приняли решение: не будем мучить 234 тыс. вкладчиков банка, которые ждут выплат и вклады которых до 200 тыс. грн полностью покрыты Фондом гарантирования вкладов (это 93% всех вкладчиков-физических лиц).

Вопрос: По нашим данным, банк отдавал 10-15% при условии, что остальное будет переложено на новые сроки

Ответ: Да, так и было, поэтому мы решили, что не будем тянуть, и эту историю пора как-то заканчивать. Так что разговор состоялся, мы продлили проблемность еще на месяц, из которой он вышел 17 августа, – об этом эпизоде я тоже расскажу.

О проблемности никогда не объявляется на рынке вслух, поскольку это - банковская тайна. И связано это, опять-таки, с опасением оттока вкладчиков. Разговор был следующий. Я рассказала господину Жеваго страшный классический рассказ. Человек ночью попадает в капкан, воют волки и он понимает, что его сейчас сожрут. Он отрезает себе ногу, уползает и остается живым. Я сказала Жеваго, что вы находитесь в таком положении, что ради сохранения своего честного имени, ради того, чтобы у вас остался хотя бы ваш главный бизнес - Ferrexpo, вам необходимо наконец-то решиться на продажу какого-то неосновного вашего бизнеса, так как денежного потока, который вы получаете от дивидендов Ferrexpo (хотя об этом мы ему говорили весь год) недостаточно. Вот передо мной лежит ваша персональная гарантия, поэтому я вас прошу: придите сегодня и решите, что для вас важнее. Сохранить свое честное имя или потерять все. Ведь нам не надо было все сделать за один день, нам нужен был четкий график погашение инсайда на три года и рекапитализации – на четыре. Все это мы специально согласовали в программе МВФ еще в феврале месяце, понимая, в какой ситуации находится банковский сектор.

То есть, вы представьте – весь год у нас с ним был разговор: определитесь, что для вас основное, а что - остальное. Да, дистрессовая цена, но все равно оно чего-то стоит. Например, отель в центре Киева все равно стоит каких-то денег.

Вопрос: На "Артериум", вероятно, мог найтись покупатель…

Ответ: (на) "Артериум". На тот же его КрАЗ. Не хотите продавать, у вас есть хорошие активы, можете их перекредитовать в другом месте и погасить кредиты. Пожалуйста, давайте я пойду с вами в EBRD (Европейский банк реконструкции и развития - ИФ), в IFC (Международная финансовая корпорация - ИФ)… Вы же понимаете, что нам важна не продажа, а погашение вашего инсайда.

Вопрос: А самый ликвидный актив – акции Ferrexpo? В 2008 году Ferrexpo сообщала, что Константин Жеваго закладывал 73,1% принадлежавших ему акций сначала Deutsche Bank, затем - JPMorgan Chase Bank.

Ответ: Понимаете, Ferrexpo – это же оффшорная компания. Все его отношения с банками там на другом уровне, и у него там есть на Ferrexpo экспортное финансирование.

Вам нужно идти и подавать. Да, дистрессовая цена, но у вас и ситуация дистрессовая. У нас есть ваша персональная гарантия. Если вы этого не сделаете, тогда моя вам рекомендация: идите и читайте законопроект о банкротстве физического лица, который сейчас находится в Раде. Вы же понимаете, что гарантия физлица – это ответственность всем своим имуществом. Вопрос: Я, кстати, не до конца понимаю, что в наших условия означает личная гарантия физлица. Тут желательно пояснить. Пока не было такой практики. Ответ: Кто давал гарантии – тот хорошо это понимает. Вопрос: Но все равно интересно, что, например, означает личная гарантия Леонида Климова по Имэксбанку. С момента признания банка неплатежеспособным прошло уже почти восемь месяцев. Ответ: На Ялтинском форуме Арсений Петрович (Яценюк – премьер-министр Украины - ИФ) говорил, что он не работает в прокуратуре. Так я вам скажу, что уж кто не работает ни в прокуратуре, ни в милиции, ни в СБУ – это Нацбанк. Мы свою задачу – принятие закона о введении ответственности банкиров и владельцев банков – выполнили. Это мы его вместе с МВФ писали, поскольку было совершенно очевидно, где то место, с которым надо обязательно бороться, где та ответственность, которую нужно нести после того, как банк признан банкротом. Этот закон был проголосован в Верховной Раде еще в апреле. И Фонд и НБУ подал иски, так что вопрос к нашей правоохранительной системе. (Глава НБУ: "Финансы и Кредит" как конец эры олигархического бэнкинга (часть 2))

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Глава представительства IFC о набсовете "Укрзализныци": Мы получили результат, которого ожидали

Турчинов: Выборы не должны быть для страны стихийным бедствием

Легитимизация оккупации Донбасса для нас абсолютно "красная линия" – Климкин

Директор института им. Шалимова: "Пока Академия меднаук не ставит перед нами задачу автономизироваться"

Ресторатор Савва Либкин: Мы решили продвигать одесскую гастрокультуру на полки супермаркетов

Замминистра здравоохранения: "Мы не ставим задачу удовлетворить только потребности бизнеса, в центре реформы стоит пациент"

Режи Брийя: Судебная реформа это пример изменений, которые можно делать, когда есть политическая воля

Принятие согласованного с МВФ закона "Об Антикоррупционном суде" является предпосылкой для построения демократической Украины – посол США

Законопроект о работе небанковского финрынка должен лечь в основу регулирования и надзора, не важно кем он будет производиться – член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб

Глава "Драгон Капитал" Томаш Фиала: угроза дефолта Украины вновь может стать реальной без поддержки МВФ

ПОСЛЕДНЕЕ

Юлия Порошенко: Наша задача – создать платформу, на которой мир агро и мир технологий общались бы друг с другом

Сергей Березенко: "Следующим этапом медреформы должно быть медицинское страхование"

Глава "Конкорд Кэпитал" Игорь Мазепа: в 2020 году стоит ожидать открытия внешнего публичного рынка для украинских компаний

Глава "Конкорд Кэпитал" Игорь Мазепа: Украине нужен частный иностранный инвестор, но он придет только при наличии реальных реформ

Демедюк: пиратство, как и кибермошенничество – это преступления частного обвинения

Демедюк: Штрафовать простых людей за VPN мы не собираемся

Крищенко: Не думаю, что кто-то из болельщиков захочет испортить такой праздник как финал Лиги чемпионов, но мы готовы это предотвратить

Д.Костржевский: аэропорт "Киев" не отказывается от плана удлинения ВПП

Луценко: Моя роль на президентских выборах – сдержаться и не перейти в лобовую атаку на популистов и демагогов

Народный депутат Александр Урбанский: С принятием закона "О внутреннем водном транспорте" Украину накроет бум судостроения

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА