15:52 14.03.2017

ПРООН в Украине: "Никто не обращался к нам с официальным запросом о раскрытии информации, которая содержится в контрактах"

Эксклюзивное интервью директора представительства ПРООН в Украине Янтомаса Химстра агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Члены профильного комитета Верховной рады неоднократно заявляли, что им не показывают контракты международных организаций на закупку препаратов за средства госбюджета. Почему вы не показываете эти документы?

Ответ: Мы - международная дипломатическая организация и поэтому мы непосредственно взаимодействуем с Министерством иностранных дел.

Во-первых, ПРООН не получала никаких официальных запросов относительно информации, которая содержится в контрактах.

Во-вторых, мы имеем свой юридический статус при работе в Украине. Мы - юридическое лицо. Поэтому мы ожидаем, что если кто-то хочет получить от нас информацию о контрактах, то он направит письмо на директора ПРООН, как официального представителя в Украине, в котором будет сказано: "Уважаемый такой-то, пожалуйста, предоставьте нам такую-то информацию". Таких запросов мы не получали. Единственное, что мы видим - это публикации в СМИ о том, что ПРООН не раскрывает информацию. Единственные, кто к нам обращается с этим вопросом, это журналисты.

В целом мы видим, что вокруг этой темы слишком много разговоров. Обычная практика, когда участники процесса не раскрывают информацию. Например, если вы обратитесь в Министерство финансов с просьбой предоставить условия тех или иных договоров, то вряд ли Минфин раскроет всю информацию по первой просьбе. Тем не менее, когда мы говорим о прозрачности организации, то я хочу подчеркнуть, что существует "индекс прозрачности помощи", по которому оцениваются международные организации, которые занимаются развитием. ПРООН второй раз подряд находится на первом месте в списке. Но также нужно понимать, что если Министерство здравоохранения, Министерство иностранных дел или даже суд обратится к нам с запросом показать договор, мы готовы рассмотреть этот вопрос, но я не готов показать контракт всему миру в формате ПДФ. Если вы посетите наш сайт, вы найдете очень много информации о суммах по программам, вы увидите, сколько мы тратим, найдете даже информацию о наших комиссионных, это не тайна. Все прописано детально – что и куда мы тратим.

Вопрос: Есть оценки аналитиков, которые посчитали, что вы покупаете препараты дороже, чем покупало Министерство здравоохранения до 2014 года. Вы готовы продемонстрировать цены, по которым вы покупаете?

Ответ: Мы готовы раскрыть любую информацию, если к нам обратятся соответствующим образом. Но, к нам никто до сих пор не обращался соответствующим образом за информацией.

Есть еще один аспект – наши закупки связаны с коммерческой деятельностью компаний-производителей и других закупочных организаций. Могу сказать, что иногда для Украины в рамках специальных соглашений мы закупаем препараты дешевле, чем для кого бы то ни было, и не имеем права раскрывать столь низкие цены, так как эта информация может создать давление на производителей закупающими организациями в других странах.

Вопрос: Вносились ли изменения в договора, которые ПРООН заключала с Минздравом? Есть ли в этих договорах пункты, касающиеся сроков поставки?

Ответ: Договора с Минздравом были подписаны по закупкам для ряда государственных программ. В договоре оговаривается, что должно быть поставлено в рамках этой программы. С добавлением новых программ, вносились соответствующие изменения в номенклатуру поставок, то есть перечень того, что ПРООН закупает, но ни разу не дополнялись положения определяющие сроки поставки. В наших договорах указано, что мы осуществляем поставки в течение одного года. Мы стремимся доставлять препараты не одной партией, в которой содержится полный годовой объем, а обеспечивать равномерную поставку в течение года. Мы выполняем свои обязательства в срок, меньше оговоренного.

Вопрос: Оговариваются ли в договоре сроки, в которые препараты должны быть поставлены в больницы?

Ответ: Конечно, мы оговариваем сроки поставок. Прежде всего, при поставках мы должны дождаться, пока Минздрав перечислит нам деньги. Деньги, которые были выделены госбюджетом 2015 года в январе, мы получили только в декабре. Деньги, которые были выделены из бюджета 2016 года в январе, мы получили только в ноябре-декабре. Мы готовы оперативно выходить на контакты с производителями, но на практике получается, что общаясь с Минздравом, я не знаю, что произойдет на следующий день, так как со всех сторон раздаются призывы остановить закупки через международные организации. Ситуация более, чем напряженная.

Мы должны учитывать, что в закупках лекарств для Украины мы, по-прежнему, находимся в режиме чрезвычайной ситуации, которую нужно закрывать сейчас на сейчас. Так произошло в 2015 году, ситуация повторилась в 2016-м. Даже сейчас у нас еще нет денег на 2017 год, и мы не знаем, что мы будем покупать - будут это, например, лекарства от туберкулеза или какие-то другие медикаменты.

Учитывая вышеизложенное, я понимаю, что врачи в больницах жалуются на отсутствие медикаментов, но пожалуйста, обращайтесь с этим вопросом не к нам. Мы постоянно пытаемся донести до правительства, парламента, общественности информацию, что в Украине должно произойти два момента. Во-первых, нам не нужно оглядываться назад, нужно двигаться вперед. Нужно сделать полную инвентаризацию медикаментов, которые закупаются. В закупках принимают участие, условно, 25 организаций, среди которых есть и ПРООН. Когда к производителю обращается множество закупщиков, то производитель не спешит снижать цены. Если же с централизованным запросом к производителю обратится один закупщик, то однозначно цены можно будет существенно снизить.

Вопрос: Что это за множество организации?

Ответ: Это все, кто закупают лекарства и медизделия. Например, каждая область может делать свои закупки по своим местным программам. Кроме того, закупают различные ведомства, например, Министерство обороны и Пенитенциарная служба делают свои закупки. Система закупок в Украине более чем раздробленна. Если все это централизовать, собрать заявки воедино, то можно существенно снизить цену, получить существенные скидки.

Вопрос: Можно ли сказать, что в настоящее время вы сталкиваетесь с высокой конкуренцией среди закупщиков, так как в Украине бюджетные закупки проводят множество субъектов?

Ответ: Во всяком случае, такая картина складывается потому, что закупает ПРООН. Мы считаем, что все эти разрозненные закупки нужно централизовать, для того чтобы производителю ситуация на рынке была более менее понятна. Кроме того, нужно перевести закупки от ежегодных на долгосрочные контракты, рассчитанные на несколько лет. Зная потребности на несколько лет вперед, мы сможем заключать с производителем долгосрочные контракты на пять или десять лет и добиться существенных скидок, сэкономить ресурсы. Почему нужно ежегодно проводить это закупки, если мы знаем, что нам понадобится в ближайшие пять лет? Это позволит и более равномерно производить поставки: в октябре вы заказываете, в январе вы уже получаете доставку. Производитель будет знать ваши потребности, а вы будете понимать, какой будет цена.

Вообще я бы сказал, что все эти разговоры о том, что сегодня международные организации закупают по высоким ценам, а раньше препараты были дешевле – это все попытки вернуть старые схемы. Но Украине нужно двигаться вперед.

Вопрос: На сколько, в среднем, вам удалось снизить цену на лекарства при закупках за средства госбюджета?

Ответ: Мы провели детальный анализ закупок почти всех препаратов, которые мы закупали и практически по каждой позиции мы видим, что мы закупили по цене более низкой, чем закупал Минздрав в 2014 году.

Вопрос: Как вам работалось с украинскими производителями и украинскими дистрибьюторами? Были ли какие-то проблемы или все было хорошо?

Ответ: Мы очень хорошо работаем с украинскими производителями. Прежде, чем закупить, мы им подробно рассказали о наших требованиях и критериях качества, которые отвечают современным международным стандартам. Если их продукция не соответствует нашим критериям качества, то мы им просто говорим – выбросите такую продукцию, у вас ее нигде не купят. Если продукция украинских фармпроизводителей соответствует критериям качества, тогда они выиграют конкурс. Я уже два года постоянно говорю представителям фармацевтической промышленности Украины, что нужно повышать качество. Ваше качество должно соответствовать международным стандартам. Если оно не соответствует международным критериям качества, тогда просто напросто вам нужно выбросить свою продукцию.

Вопрос: Были ли какие-то ситуации, когда украинский производитель представлял вам свою продукцию, а вы отказывались от нее?

Ответ: Да, конечно, хотя аналогичные ситуации происходят и с международными производителями. Важно, что у нас есть программы по закупке медикаментов не только в Украине, а по всему миру, поэтому для украинских производителей открываются возможности поставлять свою продукцию за пределы Украины.

Мы говорим украинскому правительству, что Украине нужно двигаться вперед. Но подобное сообщение можно направить и украинским фармацевтическим производителям: отслеживайте вопросы качества, экспортируйте вашу продукцию. Но опять-таки, мы наблюдаем ситуацию, когда слишком много шума вокруг международных закупок. Мы видим, как велико желание вернуться к старой системе, когда Минздрав и фармкомпании в тесной связке могли диктовать свои условия и цены и, таким образом, лишали население качественных медикаментов.

У нас не было требований по преквалификации препаратов, единственное, чего мы потребовали – соответствие стандартам качества. Мы рассматривали цену тех производителей, кто соответствовал критериям качества, и выбирали того, у кого цена была привлекательна.

Вопрос: Были ли ситуации, когда вы закупали препараты, которые не были зарегистрированы в Украине, и их нужно было регистрировать по ускоренной процедуре?

Ответ: Было несколько таких ситуаций, и эти препараты прошли успешную регистрацию.

Вопрос: Какова ситуация по закупкам за бюджет 2016 года? Поставлен ли весь объем препаратов, все ли договора заключены?

Ответ: По закупкам 2016 года в целом мы демонстрируем прогресс. Например, идут поставки медикаментов по орфанным заболеваниям, закупки по четырем из 23 программ уже завершены.

Вопрос: Ваши коллеги-закупщики столкнулись с ситуацией, что пациенты клиник, в которые препараты были поставлены международной организацией, жаловались на их отсутствие. При этом врачи говорили, что препаратов нет, но после звонков "сверху" препараты быстро находились. Контролируете ли вы то, доходят ли поставленные вами препараты до пациентов?

Ответ: Согласно нашим контрактам мы предоставляем препараты на центральный склад, откуда идет распределение и государственные полномочные предприятия развозят лекарства непосредственно в клиники. В настоящее время с одной из общественных организаций мы запустили программное приложение на мобильный телефон, которые позволяет отслеживать наличие препаратов в конкретной клинике. Пока это отрабатывается только в нескольких областях, но будет работать по всей Украине. Это позволяет пациентам узнать поставлены ли медикаменты, которые должны быть доступны бесплатно. Таким образом, никто не сможет обмануть пациента и сказать, что медикаментов нет или за них нужно платить.

Вопрос: Кто обновляет эту информацию?

Ответ: Больницы. У них есть свои склады, и они наполняют базу.

Вопрос: Какова вероятность, что информация будет объективной? Ведь клиники могут сказать, что у них нет препаратов.

Ответ: Это электронная система управления, она существует уже во многих странах. Конечно, какие-то ручные манипуляции возможны, но у нас пока нет информации о подобных манипуляциях.

Вопрос: Вы тесно контактируете с пациентскими организациями?

Ответ: Всю нашу работу, включая закупки, мы проводим в контакте с пациентами, поскольку именно они, в первую очередь, знают потребности. К тому же мы сотрудничаем с антикоррупционными организациями.

Вопрос: Как вы оцениваете намерения депутатов-членов парламентского комитета по вопросам здравоохранения создать в Верховной Раде временную следственную комиссию, которая будет проверять закупки 2015-2016 года?

Ответ: Наш прямой партнер - Минздрав и мы контактируем непосредственно с ним. Мы знаем, что есть парламентский комитет, который как орган представляет интересы украинских граждан. Мы считаем, что парламент может делать то, что они считают нужным. Я бы предпочел, чтобы парламентский комитет по здравоохранению, Министерство иностранных дел или Минздрав напрямую задали нам вопросы, которые их интересуют. Я не хочу читать подобные вопросы в СМИ.

Вопрос: На сегодня Комитет по здравоохранению обращался в ПРООН с какими-то вопросами относительно закупок?

Ответ: Нет. Я лично дважды был на заседании комитета, на этих заседаниях были представители ЮНИСЕФ, Crown Agents. Мы рассказывали о проделанной работе, о прогрессе, но никто не обращался к нам с официальным с запросом о раскрытии информации, которая содержится в контрактах. Я бы хотел провести параллельное сравнение: если я сейчас обращусь к вам с запросом дать мне в письменном виде информацию о вашем банковском счете, то вы наверняка откажете мне. Но если к вам с подобным запросом обратится, например, судебный распорядитель, вы не откажете. Несмотря на то, что это конфиденциальная информация. Если Минздрав не всю информацию вывешивает у себя на сайте, то зачем это делать ПРООН? Тем не менее, практически вся необходимая информация о закупках висит у нас на сайте. У меня складывается впечатление, что люди ее просто не читают.

Вопрос: Информация по ценам, по которым вы закупаете, тоже размещена на вашем сайте?

Ответ: Согласно заключенному нами договору, мы опубликовали общую сумму, но цена за единицу товара не публикуется, так как это может нанести вред производителю. Если мы опубликуем такую информацию, высоки шансы, что нам придется работать со вторичными и третичными дистрибьюторами. Но поверьте, если к нам обратится МИД, или будут соответствующие судебные решения, мы готовы эту информацию предоставить, но ее не будет на нашем сайте.

Кроме того, мы проходим аудиторские проверки, отчет которых тоже станет достоянием общественности.

Вопрос: Кто аудиторы?

Ответ: Аудиторскую компанию выбирают в штаб-квартире ПРООН в Нью-Йорке, это уже за пределами моей компетенции.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что вы никому в Украине не раскрывали цену за одну единицу товара, который вы закупали?

Ответ: Никому. Эта информация есть только в документации Минздрава и таможни.

РЕКЛАМА

SOCIAL

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Loading...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины.

РЕКЛАМА
ПОГОДА
РЕКЛАМА