12:00 04.03.2021

До конца года в Украине появятся первые смартфоны правительственной связи – Федоров

26 мин читать
До конца года в Украине появятся первые смартфоны правительственной связи – Федоров

Эксклюзивное интервью вице-премьера-министра цифровой трансформации Михаила Федорова агентству "Интерфакс-Украина"

Автор: Дар Грищенко

- В прошлом году Кабмин утвердил план мероприятий по внедрению 5G, согласно которому уже в декабре 2021 года телеком-операторам планируется предоставить права на использование РЧР для внедрения 5G по итогам проведенного конкурса. Однако сами операторы считают, что запускать пятое поколение мобильной связи стоит не ранее конца 2022 года, а, может, и в 2023-м. А сейчас стоит сконцентрироваться на 4G. Какая ваша позиция в этом вопросе и когда в Украине заработает 5G? Обсуждается ли этот вопрос с операторами?

- Да, несомненно, 4G - наш приоритет на сегодня, если мы говорим о мобильной связи. У нас есть четкий план покрытия территории, а в базовых KPI — за три года подключить 95% населения к 4G-интернету. С этой целью мы провели распределение частотного диапазона 900 МГц, подписали меморандум с операторами. В итоге, всего за семь месяцев, уже 2 млн людей смогли впервые подключиться к скоростной мобильной связи, а еще около 7 млн людей в населенных пунктах получили второго или третьего оператора, который предоставляет 4G. Мы строим цифровое государство, и доступ к интернету, несомненно, является нашим приоритетом, поскольку он является фундаментом, обеспечивая доступ ко всем онлайн-услугам.

Поскольку мир постоянно развивается, нам нужно обращать внимание на то, что происходит в технологических отраслях. И мы постепенно начинаем работать в этом направлении: приняли необходимое постановление Кабинета министров о научно-исследовательской работе, которая посвящена 5G-связи. Думаем над решением проблемы с диапазоном в 700 МГц. Это тоже большая работа, также это инвестиции. Этого требует Дорожная карта по интеграции в Европейский Союз.

Поэтому мы параллельно ведем работу. И если у нас получится, уже в декабре этого года начать продавать лицензии на 5G, будет здорово. Главная цель тендера именно в этом году - дать возможность бизнесу тестировать технологии. Это автоматизация производства специальным оборудованием, возможности использовать автономные комбайны для сбора урожая, создавать продукты дополненной реальности и прочее.

Европейский Союз планирует покрыть всю территорию 5G до 2025 года. Мы же в лицензионных обязательствах операторов рассматриваем требования к покрытию 5 самых больших городов Украины в течение четырех лет. Потому, что понимаем, что сейчас в стране еще нет так много телефонов, которые поддерживают технологию 5G. Но уже в этом году в Украине появятся тестовые центры 5G. Это тоже важно, поскольку эта технология, в первую очередь, интересна не для пользователей, а для бизнеса. Она позволяет повысить эффективность рабочего процесса и оптимизировать расходы. Поэтому мы работаем над тем, чтобы дать возможность протестировать технологию, чтобы бизнес начал использовать и создавать оборудование, которое на нем работает, и программное обеспечение.

- Как в дальнейшем будет работать регулятор НКРСИ (Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации) с учетом обновления отраслевого законодательства?

- Регулятор точно должен быть независимым. Наша позиция в этом вопросе полностью совпадает с Дорожной картой по Евроинтеграции. Верховная Рада приняла важный законопроект об электронных коммуникациях, с драфтом которого Минцифры долго и активно работала. Во время моей поездки в Брюссель мы с европейскими коллегами обсуждали его в разрезе цифровизации Украины. И очень много внимания было уделено необходимости изменить законодательство в части работы регулятора телеком-отрасли. Для этого должен быть разработан качественный законопроект, который сейчас уже дискутируется в комитетах Рады. Я надеюсь, что до лета этого года его примут, хотя бы в первом чтении. Это очень важно для того, чтобы мы приблизились к европейским стандартам, к единому цифровому рынку ЕС. До принятия этого законопроекта регулятор будет работать в текущей парадигме, ориентируясь на существующее отраслевое законодательство.

- Как будет реализовываться Положение об универсальной услуге доступа к интернету? Говорили ли вы об этом с мобильными операторами?

- Важно понимать, что универсальная услуга предполагает гарантированную возможность подключения к сети в фиксированном месте, это не мобильная связь. Да, действительно ее можно предоставлять с помощью, в том числе, беспроводных технологий. Но она, в любом случае, должна соответствовать определенным параметрам качества. Наше видение - должен быть доступ не менее 30 Мбит/с и ряд других характеристик соединения, таких как задержка, процент пакетов с ошибкой и т.д. С декабря ведутся переговоры с мобильными операторами для утверждения предельных показателей качества, и их предложения слишком далеки от уровня предполагаемой универсальной услуги. Возможно, после внедрения 5G, ситуация изменится. Ведь один из способов применения новой технологии это, как раз, не только мобильный интернет, но и фиксированный беспроводной.

Сегодня главными “помощниками” в предоставлении универсальной услуги являются провайдеры, которые используют оптические технологии подключения. К счастью, в Украине очень развиты сети в городах. Но есть большие проблемы в селах. Там сети развиваются, но, из-за низкого спроса и низкой концентрации жителей, это происходит очень медленно. Для ускорения процесса покрытия в этом году запланирована субвенция в размере 500 млн грн. Это даст возможность подключить более 6 тыс. социальных объектов в почти 3 тыс. сел. Операторы проявили заинтересованность и предварительно подали расчеты уже более, чем на 1,5 млрд грн.

Важно создавать условия, чтобы операторам было выгодно подключать украинских абонентов: нормировать правила использования инфраструктуры, сделать скидки для сельской местности, ведь платить одинаковую цену за вышку в Киеве и в селе нереально. Вся работа нашего министерства направлена на то, чтобы мотивировать компании увеличивать покрытия. Но даже с украинскими низкими ценами на интернет не все могут себе позволить эту услугу. И для определения финансовой доступности нужна совместная работа с профессиональным регулятором и Министерством социальной политики.

- Как планируется финансировать такую услугу со стороны государства?

- Нужно разделять две возможные причины проблемы: географическую и финансовую. Для преодоления географической, мы сейчас используем субвенцию. Для финансовой, очевидно, нужны будут другие инструменты. Закон “Об электронных коммуникациях” предлагает сразу несколько инструментов. Но мы считаем, что самый оптимальный вариант — компенсация стоимости для конечных потребителей. Например, если стоимость универсальной услуги больше определенного процента дохода семьи, то люди должны получать адресную помощь. Например, подобный механизм в Украине уже работает для потребителей газа.

- Как планируется решать конфликтные ситуации с невозможностью покрытия операторами удаленных сел из-за радиофобии их жителей?

- Радиофобия - действительно важная проблема, которая не имеет под собой реального научного обоснования. Исследование, которое проводилось в прошлом году совместно с Украинским государственным центром радиочастот, подтвердило, что излучение базовых станций является безопасным для здоровья человека. К сожалению, не все понимают, что качественная связь без инфраструктуры, без вышек невозможна. Мы очень рассчитываем на содействие со стороны местной и областной власти, поддержку CDTO в областных администрациях. Важно, чтобы местные советы допускали оборудование операторов на государственные здания, чтобы ускорялись в вопросах по выделению земли, по подключению к энергетическим ресурсам и т.д. Соответствующие законопроекты находятся на этапе согласования, и важно, чтобы их поддержал не только Кабмин, но и Верховная Рада.

Всемирная организация здравоохранения официально подтвердила, что негативного влияния на здоровье людей не несет даже 5G-связь. Мы же стараемся вести постоянную коммуникацию с населением через СМИ, снимаем ролики на YouTube с объяснением, что в Украине никаких проблем с радиоизлучением нет. Более того, у нас уровень излучения вышек в десятки раз меньше, чем в Европе. Недавно совместно с Мминистерством здравоохранения мы приблизили санитарные нормы к европейским, чтобы операторы могли улучшить свое покрытие.

С точки зрения удаленных регионов, нам нужно больше коммуницировать, чтобы люди получали реальную пользу от интернета, чувствовали прогресс. Тогда и проблем с установкой оборудования больше не будет.

- Как вы смотрите на обязательность регистрации мобильных абонентов? Большинство стран говорят, что она необходима, кто-то вводит, кто-то - нет…

- Я против обязательной регистрации, лучше обеспечивать развитие продуктов, создавая потребность в идентификации. Вот, например, с "Дией" в смартфоне можно подтвердить свою личность, путешествовать по всей стране, подписать любой документ. И ее будут устанавливать не потому, что правительство обязало устанавливать госуслуги поголовно в каждый смартфон. Мы должны стимулировать рынок, а не обязывать абонентов.

- Но ведь sim-карта и мобильный номер уже становятся частью идентификации пользователя, в первую очередь, в банках. При этом у нас около 90% неидентифицированных номеров, много мошеннических схем "увода" sim-карт…

- Я думаю, что нужно сделать так, чтобы люди сами захотели зарегистрироваться. Например, развивать mobileID, сделать более выгодные тарифы для контрактных/идентифицированных абонентов. Как мне кажется, пока что общество не настолько доверяет государству, чтобы можно было вводить обязательную регистрацию номеров. Я вообще пока не вижу в этом потребности.

- Уже не первый год поднимается вопрос организации связи на оккупированных территориях. Каким вы видите решение этой проблемы?

- После того как разрешится конфликт, появится возможность максимально приоритезировать восстановление цифровой инфраструктуры на наших землях. В настоящее время в Крыму нет никакой связи украинских операторов, в ОРДЛО она есть частично. Работа связи невозможна без соответствующей инфраструктуры, а обеспечить ее строительство и обслуживание на оккупированных территориях нельзя. На самом деле, непросто найти даже бригады, которые готовы работать вблизи линии разграничения. Более того, представители оккупационных властей отобрали сети, построенные украинскими операторами.

Сейчас правительство работает над тем, чтобы обеспечить жителям оккупированных территорий возможность пользоваться виртуальным номером мобильных операторов.

- Не менее острый для Украины вопрос - организация правительственной связи. Как планируете его решать?

- У нас сейчас появился бюджет. Мы хотим в этом году, вместе с Госспецсвязи, улучшить качество правительственной связи, заменить старые "желтые" телефонные терминалы на современные, а также начать запуск защищенной правительственной мобильной связи: разработать смартфоны с защищенной операционной системой. Это тоже будет выполнять роль правительственной связи. Планируем, что в конце этого года появятся первые такие смартфоны.

Подобные решения работают в ряде стран, есть несколько вендоров, которые предлагают подобные решения. У каждого бренда есть свои кейсы, которые они приводят в пример.

- Планируете делать тендер? Или по договоренности с какой-то конкретной компанией?

- Этим занимается Госспецсвязь, ведь это сфера их ответственности, в первую очередь.

- Очередная "проблемная точка" - торговля базами данных. В Украине существует более 135 госреестров и есть риск, что личные данные могут быть "слиты". Как вы работаете с вопросом защиты персональных данных граждан Украины? Кто отвечает за "утечки"?

- Мы провели аудит всех реестров, дали рекомендации по тому, как устранить наиболее чувствительные моменты, помогли исправить уязвимые места. В Украине очень большое количество реестров, и они находились в ужаснейшем состоянии. Сейчас мы, постепенно, улучшаем ситуацию. Начали формировать политику того, каким должен быть государственный реестр, базовые требования к нему: о том, что все действия должны "логироваться", что доступ должен быть только по электронному ключу. И за последний год не было утечек баз данных. Если и возникали какие-то публичные скандалы, то за счет появления в интернете скомпилированных баз данных некоторых банков и части публичной информации, которая была доступна еще до 2019 года.

Но, тем не менее, эта проблема реальна. Единственное решение, которое я вижу, — стратегическое, и над ним мы работаем уже девять месяцев. В разработке отдельная специализированная государственная платформа для разворачивания реестров. Мы создаем собственную платформу на основе открытых технологий для того, чтобы не было зависимости от разработчика. И чтобы реестры можно было поддерживать как внутренними силами, так и внешними разработчиками.

Соответственно, когда мы закончим, можно будет постепенно перевести все реестры на эту платформу. Ее смысл не только в максимальной защищенности и упорядоченности данных. В рамках этой платформы можно будет создать базовый реестр, буквально, в несколько кликов. Это, по сути, конструктор реестров, который сразу предоставляет еще и инструменты аналитики. Естественно, все по электронным ключам. Также будет доступен "кабинет чиновника".

Я думаю, что многие страны захотят использовать такой продукт. Поэтому, мы действительно делаем его "на вырост", даже в чем-то "на экспорт". Планируем в конце этого года закончить работу с самой платформой, начать постепенно создавать и переводить на нее базовые реестры. Она будет защищена по всем последним канонам киберзащиты. А еще сэкономит бюджету большие деньги, потому что в Украине, до создания Минцифры, очень многие зарабатывали как раз на создании реестров и их поддержке.

- Насколько мне известно, не только на поддержке реестров, но и на закрытии определенных данных. Как вы относитесь к открытости финансовой отчетности компаний? У нас есть реестр юридических лиц, где, согласно закону, должна раскрываться финотчетность компаний. Но, по факту, ее там нет. Она доступна только по запросу, и то не всегда…

- Сейчас соответствующее постановление уже разработано и проходит согласование на Кабинете министров. И если это постановление примут, компании должны будут открыть свою финансовую отчетность и перевести ее в формат открытых данных. Это нормальная мировая практика.

Для инвестора это реально упрощает жизнь и понимание рынка, поэтому такое постановление есть, и оно, в первую очередь, про открытие разных наборов данных по разным направления. Этот вопрос скоро будет вынесен на заседание правительства, и, я думаю, будет принят.

- Кто может быть техническим оператором реестров в этой новой конфигурации? Только государство или какие-то частные компании?

- Есть разные модели. Здесь нужно смотреть в зависимости от типа реестра, от его направления: и тот и другой подход может быть успешным. Но важно не это. Важно, чтобы государственное предприятие конкурировало с бизнесом, а не монополизировало. Во-вторых, чтобы было качественное техническое задание, разработанное для реализации задачи, а не под конкретного подрядчика. А бизнес пусть с государством конкурирует, если захочет. Мы не за то, чтобы, максимально, все делало государство. Государство должно правильно поставить задачу и делегировать бизнесу, тогда будет и конкуренция, и снижение цены, и повышение качества.

- То есть, может быть тендер на разработку реестра?

- Да. Сейчас нет единых стандартов разработки, и именно поэтому у нас "зоопарк" разных реестров. Мы эту ситуацию меняем разработкой единой платформы, которая станет фундаментом. Ее можно будет тогда и на аутсорс отдавать, чтобы бизнес мог на ней разрабатывать отдельные продукты.

- Продолжая тему реестров. У бизнеса за последнее время все больше вопросов к реестру стройдеятельности. Один из главных: почему возможен вариант "слепых" карточек, где большая часть строчек не заполнена?

- Во-первых, этот реестр еще в процессе создания, он постоянно улучшается, наполняется, в нем открываются новые функции. Во-вторых, там есть часть данных и часть объектов, которые разрабатывались и вводились в эксплуатацию или начинали строиться еще до 2011 года, и мы обязаны учитывать эти данные. Плюс формат и набор открытых данных, который был принят для портала OpenData, — один, а сейчас мы собираем другой набор данных.

Строительная отрасль — одна из, пожалуй, самых сложных и турбулентных отраслей. Наш реестр-портал — это, наверное, самое "твердое", что было за этот год создано, и то, что действительно реально активно развивается. Уже можно посмотреть карту Украины в режиме "открытых данных". Есть все объекты, которые ввелись в эксплуатацию за это время, или начали свое строительство.

Та же ситуация с "Эпицентрами". Почему она вообще появилась в СМИ и стала публичной? Потому что был доступ к открытому порталу данных в режиме реального времени.

- Как тогда смог состояться такой массовый вброс сертификатов по "Эпицентру"? Это случайность или закономерность?

- "Эпицентр" просто в один момент подал всю информацию, начали регистрацию. Наверное, после того, как в сети появилась информация о том, что объект в Николаеве, в котором произошел пожар, не был введен в эксплуатацию, менеджмент торговой сети понял, что начнутся проверки по другим объектам, и подали документы одновременно по всем объектам. Но никто не ожидал, что это обнаружится, раньше же факт подачи документов никто не обнародовал. И если бы не было публичного доступа, то об этом бы никто никогда и не узнал бы. Именно поэтому мы выступаем за необходимость открытия данных.

К сожалению, этот реестр сейчас в таком себе режиме "половинной трансформации". Именно потому еще есть данные и госорганы, "зависшие" в режиме ликвидации, люди, за которыми остается некое "финальное слово".

- Когда, по вашей оценке, на стройпортале перестанут появляться "слепые" карточки, обратный ход регистрации этих карточек?

- Такие случаи возможны, например, в документах до 2018 года, в старом реестре качество данных почти не контролировались. Пока Госстат не подписал с ГАСИ договор и не начали следить за регистраторами, как они заполняют карточки документов. Отсутствие качественных данных — главный барьер для автоматической регистрации документов. Системе просто нечего проверять и нужно вмешательство человека.

К тому же, там не обратный ход, а редактирование карточки. И при этом остается след, что видно публично, поэтому невозможно ничего изменить незаметно. Я считаю, что реформа будет финализирована, когда будет принят необходимый законопроект. И я надеюсь, что до конца лета его примут.

- Когда будет доступно АРІ с реестром?

- Смотря для каких целей. API для регистраторов недвижимости работает с первого дня запуска системы, сейчас идет тестирование API для населенных пунктов, чтобы они могли отображать данные системы на своих местных градостроительных кадастрах. Планируем запустить в марте. Все очень сильно зависит еще и от законодательства, от того, в каком направлении все-таки будет финализирована реформа. Но, тем не менее, сейчас уже десятки тысяч субъектов работают на портале, и достаточно успешно.

- Давайте двигаться дальше по темам. Cloud First. Какими вы видите ближайшие действия государства в части поддержки и стимулирования диджитализации госучреждений и бизнеса?

- Чем больше у нас становится CDTO, замов по цифровой трансформации, современных менеджеров, ребят из ІТ, тем больше "облака" пронизывают государство. Это абсолютно нормальный подход в цифровом государстве. Тем более, что раньше очень многие зарабатывали на закупках оборудования, "железа". Сейчас первое чтение прошел закон об облачных услугах. Мы его разработали совместно с парламентским комитетом цифровой трансформации и представителями рынка. Он уже готовится ко второму чтению. Надеюсь, в этом году Украина обязательно примет этот законопроект.

Это позволит сильно оптимизировать государственные затраты. Да, существуют данные, которые должны храниться только на территории Украины. Например, наш медицинский реестр, который должен "хоститься" на территории Украины, демографический реестр. Но, если это реестр лицензий на азартные игры, например, то почему он не может лежать где-то на AWS, Microsoft или в другом дата-центре?

Я отлично отношусь к инициативе Cloud First. Всегда выступаю за простоту, за то, чтобы бизнес реализовывал все возможные решения, без наращивания излишней компетенции со стороны государства. Тем более, когда это касается физических ресурсов. Поэтому я поддерживаю "облачный" законопроект.

После его принятия станет ясно, какие данные будут храниться, исключительно, на территории Украины, какие могут храниться за границей. "Облака" — это гибкий способ запускать продукты, тестировать, останавливать, "хостить" данные. По разным подсчетам, это миллиарды гривен экономии в год. Например, та же Англия за четыре года после внедрения стратегии Cloud First сэкономила 3,5 миллиардов фунтов стерлингов. И если это дает огромную экономию даже в стране с нулевой толерантностью к коррупции, то в Украине можно ждать еще более впечатляющего эффекта.

- Ваша оценка объемов "облачных" услуг, в которых нуждаются госорганы?

- По прогнозам мировых экспертов, к 2022 году 75% всех крупных организаций будет развернуто на "облачных" платформах. Так как все государственные организации имеют, в первую очередь, базы данных, которые требуют высокого уровня защиты и безопасности, они должны находиться на "облачных" сервисах.

- В октябре 2020 года Минцифры подписало меморандум о сотрудничестве с Microsoft. По его условиям, компания вложит в развитие облачных сервисов на украинском рынке около $500 млн. Началось ли уже это сотрудничество? Правда ли, что Microsoft построит дата-центр в Украине?

- Да, в прошлом году мы подписали меморандум о сотрудничестве с Microsoft. Но хочу уточнить, что $500 млн — это стоимость развертывания программы Azure Expansion.

Сейчас у нас очень плотная работа с Microsoft в более чем 10 разных направлениях. По нашим договоренностям, мы должны выйти к сентябрю этого года с конкретными результатами и достижениями с обеих сторон. Одним из таких достижений должно быть создание и развитие "облачной" инфраструктуры Azure на территории Украины. Но, тут важно, что Минцифры настаивает на том, что инфраструктура облачных сервисов должна размещаться исключительно в Украине.

У Microsoft очень сильная линейка специального ПО для госорганов, они ее активно внедряют в разных странах.

- Пользуются ли им в Украине?

- Насколько я знаю, в нашем правительстве это ПО не используется. В начале пандемии наши школы использовали ряд продуктов Microsoft для школьников, они тогда давали бесплатный доступ к этим инструментам.

У команды Microsoft сейчас есть предложения для нас, наша рабочая группа их изучает. В том числе, у Microsoft есть классное предложение по электронной демократии. А также система управления проектами, которую мы уже активно внедряем с первым пилотом.

- Несколько лет назад Microsoft публиковал статистику по использованию лицензионного программного обеспечения в Украине. И у них были очень неутешительные цифры, особенно, по госорганам. А ведь из-за этого очень сильно страдает безопасность. Как сейчас обстоят дела с "пиратским" ПО в госорганах?

- Вижу, что постоянно есть запросы на закупки лицензий. Проблемы еще есть, но, тем не менее, ситуация становится все лучше и лучше.

Но сейчас мы сфокусированы на реестрах и качестве данных в них. Да, есть проблемы с компьютерами, программным обеспечением, скоростью работы чиновников. И это важно. Но в моем идеальном мире чиновников должно быть минимум, а услуги должны быть автоматическими.

Поэтому, можно работать с симптомами проблемы, выделять сейчас сумасшедшие деньги на ПО, а можно решать проблему. Лично я, на ближайшие несколько лет работы, планирую фокусироваться на решении именно фундаментальной проблемы.

- А безопасность из-за этого не пострадает?

- У нас секретные данные, так просто на почту или в мессенджерах, не отправляются. В этом направлении работает служба безопасности, атаки на документооборот успешно отбиваются. В принципе, особых проблем сейчас нет.

- Цифровая валюта. Когда в Украине будет электронная валюта? Что для этого нужно?

- Честно? Разработка и запуск электронной валюты или е-гривны - это компетенция, исключительно, НБУ. Наша задача - запустить легальный рынок виртуальных активов, создать правовое поле для работы с виртуальными активами в Украине. Чтобы деятельность украинских криптобирж и обменников, как поставщиков услуг, связанных с оборотом криптоактивов, функционировала в правовом поле государства. Чтобы банки открывали счета для компаний, специализирующихся на виртуальных активах, и проводили операции с ними.

Чтобы украинские профильные компании не уезжали в другие страны в поисках работы с виртуальными активами. Это правовое поле будет существовать в Украине.

- Что делает Минцифры в этом направлении?

- Законопроект №3637 “О виртуальных активах”, который мы разработали, уже принят в первом чтении. Он обеспечит безопасность для пользователей и судебную защиту прав на виртуальные активы.

В то же время наша команда работает над тем, чтобы создать в Украине привлекательную юрисдикцию для работы иностранных компаний, специализирующихся на виртуальных активах, и таким образом привлечь инвестиции в отрасль.

Речь идет о конкурентоспособных условиях, имеющих преимущества перед другими странами, где будет комфортное взаимодействие с регулятором и оптимальное налогообложение, чтобы стимулировать развитие инноваций внутри нашей страны. Пойдут инвестиции в отрасль.

Легализация рынка виртуальных активов - это дополнительный драйвер роста цифровой экономики в Украине.

- В начале года Минцифры подписало меморандумы со Stellar Development Foundation, UVCA и компанией Hacken для развития виртуальных активов в Украине. Что это значит?

- В тексте меморандума говорится о содействии развитию национальной цифровой валюты. Содействие развитию не означает участие в прямой разработке.

Сотрудничество со Stellar Development Foundation не является эксклюзивным, но весьма важным и интересным в контексте международной экспертизы, которая нужна для эффективного развития экосистемы виртуальных активов в Украине.

В контексте вопроса национальной цифровой валюты оно предполагает исключительно создание и развитие сервисов, которые могут использоваться электронной валютой или стейблкоинами в будущем.

Минцифры как эксперт рынка виртуальных активов может только способствовать развитию проекта национальной цифровой валюты - е-гривны, то есть участвовать в рабочих группах, а также консультировать и предлагать проекты для ее имплементации в будущем. Вопрос, когда именно мы увидим е-гривну, уполномочены комментировать исключительно представители НБУ.

- А что касается меморандума с UVCA и Hacken?

- Сейчас мы находимся на финальном этапе подготовки отчета по исследованию функционирования украинских компаний-эмитентов криптокенов: что произошло с компаниями, насколько они успешны, сколько денег им удалось привлечь и т.д. Это только одно из исследований.

В планах - целый ряд исследований различных направлений криптоиндустрии. Планируем изучать потенциал украинских профильных компаний на рынке виртуальных активов, анализировать возможные риски и перспективы, какова роль государства в целом и оно в качестве “сервиса” может способствовать развитию криптобизнесу в нашей стране. Подобные исследования особенно важны в контексте формирования стратегии долгосрочного развития рынка виртуальных активов в Украине.

- Украинские дата-центры активно поддерживают инициативу позволить им закупать атомную электроэнергию напрямую. Как вы оцениваете эту идею? Насколько она реализуема в Украине?

- Насколько я знаю, попытка принятия соответствующего законопроекта провалилась. Но в принципе, если нет ущерба для государства, если энергия не продается по цене меньше себестоимости, а государство на этом зарабатывает и ответственно использует излишки, то такое решение позитивно. Главное, чтобы это не убивало энергетическую систему страны и не создавало новое льготное направление, на котором кто-то из олигархов зарабатывал бы. Поэтому здесь должен быть сформирован очень четкий подход - объективный, государственный.

- Сотрудничество с Netflix. Осенью из СМИ стало известно, что Netflix работает над созданием украинского интерфейса, в январе там вышел первый полнометражный фильм с украинским дубляжом и субтитрами. На каком этапе в настоящее время сотрудничество Украины с этой компанией?

- Я лично участвовал в переговорах с представителями Netflix. Знаю, что уже несколько студий адаптируют в Украине контент Netflix на украинский язык - то есть у Netflix есть планы по развитию украинского рынка. Но цель команды Минцифры — чтобы такие мировые технологические компании, как Netflix, открывали свои R&D-офисы в Украине. И мы сделаем для этого все возможное. У меня есть отдельный зам — Александр Борняков, который вместе с командой занимается направлением взаимодействия с такими международными брендами, большими цифровыми компаниями.

- К слову, о взаимодействии с крупным бизнесом. КСЗИ - сертификат соответствия комплексной системы защиты информации. Этот вечный камень преткновения…

- Был. Да, раньше на этом сертификате зарабатывали. Но не мы. Мы работаем за честную зарплату, мы помогаем бизнесу, а не искусственно мешаем ему работать. Поэтому сейчас ни одна компания не может сказать, что есть проблема с получением КСЗИ.

- Устранять не планируете?

- Нет. Мы принимаем невероятное количество актов, которые нацелены на переосмысление этой процедуры, подстройку ее под новые современные стандарты и т.д. Сменили все руководство Госспецсвязи, завели туда ученых из харьковских институтов. Там люди своего дела сейчас работают. Мы сами получали КСЗИ на "Дию", причем получили очень быстро. По рынку вижу, что никаких проблем нет, никто не тормозит. Так что раньше проблема была в банальной коррупции, которой сегодня уже нет.

- С 1 января 2021 года в Беларуси действует обновленный налоговый кодекс, который увеличивает ставку подоходного налога для IT-индустрии с 9% до 13%. В 2020 году белорусские IТ-компании уже начали переезжать в Украину. Сколько их перебралось сюда к настоящему времени? Ожидается ли новый приток в связи с новым налоговым кодексом в Беларуси? Есть ли какие-то совместные проекты с ними?

- Сейчас у нас уже около 40 белорусских компаний релоцировались в Украину. Это около 2 тыс. сотрудников. Но я считаю, что для того, чтобы привлекать в десятки раз больше айтишников, нам нужно запустить проект "Дия City", который создает самые лучшие условия для ведения IT-бизнеса. Он легализует систему с 5% налогом, с налогом на выведенный капитал, с комфортными, прозрачными условиями труда, с отсутствием советского трудового кодекса.

Но корень проблемы все-таки в налоговой системе. Почему в Беларуси их проект с ІТ-технологиями так взлетел? Потому что там была максимальная либерализация налоговых отношений. То же самое было с Силиконовой долиной и происходит сейчас в Дубае. Нам нужно в корне менять нашу налоговую систему, чтобы становиться более привлекательными.

"Дия City", по сути, виртуальная зона, этакий реестр. Если IT-компания попадает в его критерии (определенные виды деятельности, средняя заработная плата + минимальное количество сотрудников), то становится его резидентом и платит 5% ПДФО плюс военный сбор, как сейчас для третьей группы ФЛП, но полностью легально. Все критерии проверяются автоматически по реестрам без участия чиновников, то есть без регулятора. Таким образом сотрудники таких компаний "отбеливают" свою заработную плату, компании могут на IРO выходить, становятся понятнее для инвесторов.

Сейчас законопроект по "Дия City" дорабатывается в соответствии с комментариями индустрии и будет подан на первое голосование уже в марте.

Мы много с IT-рынком дискутируем по нему. Они боятся, что "Дия City" создается для того, чтобы всех туда загнать и наставить им палок в колеса. Но ведь этот проект предусматривает абсолютно добровольное участие.

Я, сперва, очень расстраивался. Думал, почему они так? Мы же хотим создать для IT-индустрии лучшую налоговую систему в мире, такую, чтобы все остальные индустрии захотели ее для себя. А они постоянно пытаются найти какой-то подвох. Но я понимаю: если твой бизнес 30 лет подряд "кошмарят", как это происходило у нас с IT-сектором, поверить в "хорошее государство" сложно.

Так что нам остается просто шаг за шагом показывать, что нет никакого подвоха, что мы реально хотим помочь бизнесу развиваться и у нас уже есть небольшие победы. И да, мы действительно слышим IT-рынок, так что 70% рекомендаций к законопроекту — где-то именно такое количество из них разумны - будут учтены.

- К "Дия City" очень много вопросов не только у бизнеса, но и у самих работников IТ-рынка. Многие айтишники, которые сейчас работают на "галерах", боятся, что в итоге у них отнимут даже тот минимум соцобеспечения, что сейчас гарантирован КЗОТом. Вы учитываете такие моменты?

- На мой взгляд, "Дия City" — концепт идеальной страны, и когда после внедрения в IT-отрасли все увидят, что это эффективно работает, такую систему по созданию лучших налоговых условий можно будет масштабировать на остальные сферы государства. IT-рынок достаточно "саморегулируемый" сейчас. Мы фактически хотим легализовать то, что сейчас и так там работает. IT-компании стесняются, что они оптимизируют затраты ФОПами. Здесь нечего стесняться. Развивающаяся индустрия, куча рабочих мест, сумасшедшие деньги, молодежь, обучающие курсы - этим нужно гордиться. А государству нужно просто легализовать эту систему и добавить дополнительные возможности для роста. Поэтому я уверен, что IТ — саморегулирующаяся и самодостаточная сфера, и никаких проблем в ней не будет. Она должна начать расти в разы быстрее после запуска "Дия City".

- Цифровая адаптация государственных сервисов. Назовите топ-5 проектов из тех, что планируется оцифровать в текущем году?

- Смена места регистрации — самая популярная услуга в нашей стране. В каждом ЦПАУ ежегодно больше всего людей меняет место регистрации. Но при том, что это самая популярная услуга, каждый третий живет не по месту регистрации, а миллион украинцев вообще не имеет места регистрации. Мы разработали изменения в законопроект, подготовили постановление Кабинета министров про эксперимент, о смене места регистрации онлайн.

Мы убиваем по факту "штамп в паспорте" о прописке. Создаем портал, где чиновники сами смогут посмотреть место регистрации человека по определенному идентификатору.

Сегодня у нас больше 7 тыс. реестров громад, и это проблема, потому что они между собой никак не взаимодействуют. Человек переезжает, а громада не знает, что он переехал, поскольку они не обмениваются данными.

И самое важное на этот год — мы хотим запретить государству требовать у человека бумажные документы, если те уже есть в реестрах. Хотим переложить эту ответственность и трату времени с плеч обычного гражданина на голову чиновника, который получает за это зарплату. Поэтому уже в сентябре этого года мы войдем в режим paperless.

Плюс "Дія ID" — революционная возможность подписывать документы с помощью смартфона, которую мы разрабатываем.

- Как планируете решать проблему слабой доступности цифровых государственных услуг в регионах?

- Цель Минцифры — обеспечить всем украинцам равный доступ к получению государственных услуг — и онлайн, и оффлайн. Это та модель цифрового государства, к которой мы идем. Для получения услуг онлайн мы обеспечиваем каждого украинца скоростным интернетом, но параллельно работаем и над развитием центров предоставления административных услуг, чтобы услугу также можно было получить оффлайн. Наша цель — развить сеть ЦПАУ и максимально упростить процесс предоставления админсервисов.

К 2023 году мы планируем, во-первых, сделать услуги максимально близкими и доступными, чтобы жители поселков и маленьких городков не ездили в райцентры или соседние города и не стояли в очередях, чтобы оформить какую-то справку. Ближайшие ЦПАУ должны находиться в пределах 14 км — так мы сможем обеспечить 9,5 млн украинцев государственными сервисами в современных сервисных центрах. Во-вторых, мы хотим внедрить принцип "единого окна", чтобы в ЦПАУ были доступны все без исключения админуслуги.

- Недавно Украина ввела санкции в отношении к программному обеспечению Indusoft и ISS. Очень много крупных компаний пользуются ПО этих производителей: "Метинвест", КБ "Южное", "Киевводоканал", заводы. Почему было принято такое решение? В чем, собственно, проблема? И что теперь делать тем компаниям, которые пользуются этим ПО?

- Это вопросы к другим ведомствам. Если честно, я не владею этой информацией и даже не знаю, как прокомментировать.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Сокращение страхового рынка в 2021г может стоить МТСБУ порядка 270 млн грн - глава НАСУ

Мы нашли новое место для аэропорта в Закарпатье – глава "Укринфрапроекта"

Есть миллион желающих за свои деньги завезти вакцину и начать вакцинировать в частных клиниках, но эти попытки заканчиваются ничем - глава комитета Рады по вопросам здоровья нации Радуцкий

Глава НБУ Шевченко: У нас нет целей по учетной ставке. Цель - вернуть инфляцию к нашему таргету

Венедиктова: Все причастные к совершению преступлений и в отношении Стерненко будут привлечены к уголовной ответственности - гарантирую

Вирастюк: Перед довыборами в Раду я пришел к Зеленскому со списком вопросов, главный из которых - создание реабилитационных центров для ветеранов

Глава совета директоров "Укрлендфарминга" Бахматюк: Я сдаваться не собираюсь

Чернышов: Нужно ускорить создание условий для экономического развития на уровне громад

ВСК по расследованию возможных преступлений представителей власти может стать прообразом комитета по надзору за спецслужбами - замглавы парламентского комитета по нацбезопасности Безуглая

Украина будет приоритетом для администрации Байдена, и нет сомнений, что телефонный разговор между президентами США и Украины состоится - временная поверенная по делам США в Украине

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА