16:04 28.07.2020

Нам интересны новые приобретения -- CEO Альфа-Банк (Киев) Ющак:

13 мин читать
Нам интересны новые приобретения -- CEO Альфа-Банк (Киев) Ющак:

Вторая часть эксклюзивного интервью генерального менеджера (CEO) Альфа-Банка (Киев) Рафала Ющака агентству "Интерфакс-Украина"

 

- В мае-июне Альфа-Банк получил у Нацбанка 2 млрд рефинансирования. Куда вы их направили, в ОВГЗ?

- Нет, не в ОВГЗ. Для нас эти привлечения - это вопрос оптимизации банковского баланса, диверсификации источников фондирования и снижения его стоимости. Также посмотрите на долю привлеченного рефинансирования - это всего около 3% от общей суммы обязательств банка. Это не такие большие суммы. Если НБУ дает хороший инструмент, почему им не пользоваться? Конечно, в пропорции к нашей стратегии.

- Просто многие говорят об эмиссионной схеме финансирования дефицита: НБУ дает банкам, а банки за небольшую маржу покупают ОВГЗ. Или дают "Укравтодору", который получил от правительства госгарантии. Вам интересно участвовать в таких схемах или вы все-таки хотите быть более рыночным банком?

- У меня нет ни задачи, ни цели заработать сумасшедшие деньги на арбитраже ОВГЗ. Я не хочу, чтобы банк занимался спекуляциями.

Мы понесли достаточно большие расходы, связанные с хеджированием капитала в первом квартале - захеджировали 100%. Мы могли этого не делать и поиграть на капитале. На скачках курса мы, может быть, даже заработали бы. Только мы принципиально не спекулируем. Моя задача - поменять банк настолько, чтобы это был современный транзакционный банк в розничной части и надежный партнер для бизнес-клиентов.

- Расскажите, как изменился штат Альфа-Банка за время карантина. Сколько людей было отправлено в оплачиваемые или неоплачиваемые отпуска? Будете ли вы пересматривать сеть отделений?

- За время карантина штат банка незначительно сократился. Мы постоянно пересматриваем сеть отделений.

С самого начала карантина сотрудники банка были разделены на три группы. Порядка 35% штата продолжили работать с клиентами в сети отделений и на критических позициях в головном офисе. До 35-40% команды перешло на удаленную работу. В разное время до 25-30% сотрудников было в отпусках.

- Оплачиваемые или неоплачиваемые отпуска?

- Были разные варианты. В начале карантина мы временно закрыли около 20% отделений. Их работу возобновили в середине мая с первыми послаблениями карантина. Для сотрудников сети и части сотрудников ГО банк оплатил первые несколько недель вынужденного простоя. Затем сотрудники использовали накопившиеся остатки оплачиваемого отпуска, реже - отпуска за свой счет.

- А как вы будете работать дальше?

- Совершенно очевидно: мы не будем работать так, как работали до карантина. Для меня эта ситуация - стимул посмотреть, как можно организовать все по-новому. Это очень интересный кейс. Сначала, когда все быстро ушли на "удаленку", это был большой восторг. Сейчас все хотят назад в офис. Для меня же главный вопрос - как работать эффективно. Есть разные подразделения, и люди есть разные. Есть четко структурированные подразделения банка, где "удаленка" - это хороший инструмент. Но если мы говорим о креативе и сферах, требующих активного общения и консультаций, то здесь "удаленка" не совсем подходит.

Мы думаем в рамках новой стратегии банка создать смешанную модель - один большой коворкинг. Это более свободный режим работы, open space, без фиксации рабочего места - приходи, когда хочешь. Я сам буду ходить по разным подразделениям, каждый день буду работать на новом месте, чтобы запускать и поддерживать этот формат. Я думаю, что когда мы полностью запустим новый формат и закончится карантин, у нас в режиме коворкинга будет работать около 70-75% команды банка.

 Это в центральном офисе или в отделениях тоже?

- Это речь о головном офисе. Сейчас сеть отделений продолжает работать в штатном режиме, но с соблюдением всех ограничений и дополнительными перерывами на уборку. Те 20% отделений, которые мы закрывали с марта по май, сейчас работают в полном объеме, потому что количество клиентов растет.

- Все ли клиенты вернутся в отделения?

- Большинство клиентов вернется. Но пока все спрашивают, останутся ли отделения в принципе, у меня есть другой вопрос - чем будут заниматься оставшиеся отделения? Я хочу меньше отделений и с другой ролью. Потому что большинство клиентов ходит в отделения по привычке или за сложным продуктом, которых в Украине на сегодня нет.

Еще один вопрос: если отделений все же будет меньше, то чем они будут заниматься? Есть мировой пример, к которому мы идем - Apple. Их магазины - это команды консультантов, где клиентам показывают все, что можно самостоятельно сделать с телефоном или другим продуктом. Я хочу идентичного опыта в Украине. Чтобы в банковском отделении клиента учили, как не приходить в отделение и совершать переводы, открывать депозиты, обменивать валюту онлайн и получать ипотеку.

- Хочу вас также спросить о валютном риске. Как, на ваш взгляд, этот кризис повлиял на восприятие клиентами валютного риска. В начале, как обычно, люди бросились в доллар и евро, но, надо отдать должное Нацбанку, он достаточно быстро погасил панику, и сейчас снова сейчас стабильно. Этот новый опыт отразится на депозитах, на кредитах?

- Это снова вопрос об управлении ликвидностью. Да, сейчас ситуация стабильна, но украинцы все равно потихоньку наращивают объем валюты в сбережениях.

- Куда вы деваете эту валюту?

- Размещаем, конечно, но мне не нравится это, потому что там нет доходности. Это либо кредитные сделки, либо межбанковский операции разного вида.

- Вам удается оставаться в небольшом плюсе?

- Да, потому что мы особо не привлекаем. Мы очень сильно понизили ставки в долларах, в этом нет ничего необычного - мы особо не отличаемся от рынка, все банки мира это делают, это нормальный тренд.

- Некоторые банки фактически отрицательные ставки вводят, плату берут.

- Это началось в Польше, но мы пока не рассматриваем таких изменений. Это опять-таки часть стратегии.

- Потому боитесь испугать клиентов отрицательными ставками? Или у вас другая причина, почему вы этого не делаете?

- Вы знаете, клиент - это не строчка в Excel. Я не хочу перекладывать свою ответственность на клиента. Я управляю, понижаю ставки, предлагаю сервис - мне нужно очень активно искать возможности инвестирования этих денег. Конечно, это не просто: у нас большая ликвидность в долларах, в гривне меньше.

Но в то же время мы не будем клиента вознаграждать дополнительно за то, что он принес депозит в долларах. Это опять вопрос, с кем вы хотите работать. Я не ищу клиентов, которые ищут самые высокие ставки в долларах или полностью бесплатное обслуживание. Если клиент пришел ко мне только потому, что я дешевый, то он также легко уйдет при первой же возможности. Я такого клиента не хочу. Я хочу клиента, у которого есть депозит, кредит, он понимает, почему он с нами: а это хороший клиентский опыт и эффективная работа банка.

- Вы говорили ранее о рекордной ликвидности банка и системы в целом - это надолго?

- Кризиса ликвидности пока нет. МВФ выделил помощь - это хороший знак, который придает больше стабильности. Остается только вопрос дефицита госбюджета.

- Помимо банковских услуг вы в рамках банковской группы еще что-то клиенту предлагаете: страхование, лизинг, фонды, управление?

- Да, конечно. Прежде всего, страховую поддержку и лизинг. В лизинговой компании усилили управленческий состав - я пригласил на работу Ларису Власову. У нее огромный опыт развития лизингового бизнеса в международных структурах. Недавно "Финансовый клуб" включил нас в тройку крупнейших лизингодателей. Думаю, уже в этом году мы заявим свои амбиции в этом направлении.

- А фондовый рынок или рынок капитала? Ведь Альфа-Банк в Украине начинался с инвесткомпании "Альфа Капитал".

- С этими продуктами мы пока активно не работаем. Но уже думаем об этом, потому что на рынке падающих ставок нужны альтернативные инструменты инвестирования. Украина -потенциально большой рынок для таких инструментов. Поэтому мы смотрим, как упростить для клиента инвестирование в фонды, в акции… Интересно также доверительное управление, но это будет уже не в этом году. Здесь рост спроса будет только после падения депозитных ставок в гривне ниже 5%. Потому что когда клиент без риска получает доходность больше 10%, тогда рисковые инструменты вызывают у клиентов большие сомнения.

Я видел, как этот рынок начинался и развивался в Польше. Для банков это соблазн: завлечь клиента тем, что акции могут быстро расти. Но с этим инструментом нужно работать осторожно, потому что он несет риски для клиентов. Да, банк зарабатывает комиссию за доступ и от объема покупки, но при этом клиенту не всегда удается зарабатывать.

Поэтому нам нужно понять, как эти инструменты сделать доступными для клиента, который хочет диверсифицировать свои инвестиции. Нужно смотреть новые технологии, инновации, как это работает, например, в Китае, в других странах Азии. Они сейчас лучшие в инновациях.

- Ранее руководство "Альфы" говорило, что подразделение, которое работало с проблемным портфелем Укрсоцбанка и продажей недвижимости, фактически со своей работой справилось и готово даже аутсорсить для других. Сейчас с коронакризисом можно предположить, что это будет ренессанс этого направления в работе с активами самой Альфы?

- Ренессанс - вряд ли. Платежная дисциплина по активному розничному портфелю за время карантина действительно просела, но не настолько, чтобы говорить о ренессансе. Но мы продолжаем работать со старым ипотечным портфелем Укрсоца. В этом вопросе мы принципиальны: долги нужно возвращать.

- Вы говорите, что не очень верите в дешевую ипотеку. Почему?

- Ипотека под 10% - это скорее политика. Предложение должно соответствовать уровню зрелости рынка. Ипотека под 12%, даже под 10% на 7 лет - это не ипотека вовсе. Знаете, когда началась ипотека в Польше? Когда ставки упали ниже 6%, когда срок был 25 лет, а еще ставка по швейцарскому франку была еще ниже.

Ипотека - это долгосрочная обязанность. Для банка, особенно розничного, это хорошо, потому что она стабильно обеспечивает часть активов банка. Но за счет чего мне фондировать ипотеку на 10 лет под 10%? Кто мне даст ресурс в гривне под 7% на 10 лет?

- Нацбанк говорит, что сейчас своп вам предложит, есть пятилетнее рефинансирование…

- Это как и долгосрочное рефинансирование - хороший инструмент, но я не верю, что он обеспечит рывок в ипотеке. Ипотека - это нужный инструмент, я первый за ипотеку, я не верю в розничные банки без ипотеки, но нужна стабильность. При таких ставках и рисках девальвации это будет ипотека за счет акционеров.

Так что я бы хотел больше реального обсуждения и поиска инструментов, которые могут помочь банкам и клиентам минимизировать риски. Мы готовы в нем активно участвовать.

- Про ребрендинг, возможность которого обсуждалась в связи с присоединением Укрсоцбанка, мы даже не спрашиваем. В ваших ответах вы все время говорите "Альфа-Альфа-Альфа"…

- Ребрендинга не будет. "Альфа" - это хороший, сильный бренд. Репозиционирование будет - это 100%. Ближе к концу этого года. Мне нужен заметный шаг вперед.

Мало кто в банках уделяет внимание дизайну своих продуктов, а мы уделяем, и это будет очень заметно. То же самое могу сказать и о персонализации. Все эти изменения будут очень заметны, только дайте нам время.

Мы, например, в мае запустили новые карты, новые пакеты услуг White, Black и Graphite. Они всем нравятся и очень хорошо продаются. Мы наращиваем объемы и уже приближаемся к 100 тысячам проданных пакетов.

- Dragon Capital до кризиса анонсировал сделку по покупке Идея Банка у Getin Holdings, но в июне стороны объявили об ее отмене. В то же время Ярославский не отказывается от покупки "Кредит Днепра" у Пинчука. У "Альфы" есть хороший, богатый опыт поглощений, и, наверное, на рынке будут возникать какие-то другие предложения. Вам это интересно?

- Да, нам интересны новые приобретения. Мы постоянно наблюдаем за рынком.

- Еще одна острая для банков тема - финмониторинг. Статистика показывает, что выросла доля налички. Понятно, что во многом это реакция на карантин, когда нельзя было работать официально. Но еще одним фактором мог стать финмониторинг, запуск которого в конце апреля многих пугал. Внедрение новых требований финмониторинга создает риск потери клиентов, особенно в секторе МСБ, куда вы хотели зайти?

- Я не вижу здесь угрозы для развития нашего бизнеса. Во-первых, потому что правила игры для всех одинаковые. Как и вопросы, с которыми мы сталкиваемся, внедряя элементы контроля. Во-вторых, у нас профиль среднего бизнеса - это оборот до 35-50 млн грн, то есть совсем маленький. Даже в компаниях с оборотом в 300 млн грн никто не занимается активно деятельностью, на которую может повлиять финмониторинг. В них надо отличаться сервисом и очень правильно работать.

Другое дело комплаенс, который становится все более популярным у центробанков по всему миру. Они хотят все ограничить или запретить. Кстати, НБУ отличается в лучшую сторону. Например, открыли удаленную идентификацию, это очень современный шаг.

Мне, к слову, жалко, что Дмитрий Дубилет ушел из правительства. То, что он сделал за четыре месяца - это просто супер, поляки делали это три года.

- Ваши акционеры, у которых банки не только в Украине. Как они оценивают украинский банк на фоне других?

- У наших акционеров очень современный подход к управлению банковской группой - все банки группы независимы и работают на своих рынках в рамках собственных стратегий. Для акционеров украинская "Альфа" - важный актив с большим потенциалом, а Украина - активный и перспективный рынок. Поэтому наша задача - еще больше раскрыть возможности "Альфы" и сделать ее ведущим частным банком страны.

- Украинская "Альфа" принесет акционерам прибыль в этом году?

- Надеюсь. Конечно, у нас были большие планы, но кредитный риск может очень сильно их скорректировать. Плюс для нас это год закладывания фундамента для активного развития объединенного банка.

- Вы ранее во время интервью приводили опыт Китая, называли одним из лучших в мире сегодня. А почему тогда УБРР, которые китайцы купили несколько лет назад, до сих пор не слышно в Украине?

- Думаю, мы их еще услышим. Азиатские рынки, и в частности китайский, - это концентрация инноваций, это то, где можно искать вдохновение. Китайцы, по моим прогнозам, в Украине будут целиться в розницу. Они пытались переманить у нас людей, но мы их отвоевали.

- То есть, их реального появления на рынке можно ожидать уже достаточно скоро?

- Все будет зависеть от того, с чем именно они выйдут - с новым продуктом или, например, с мобильным приложением. Китайская рыночная экспансия усиливается, и это угроза для банков.

Еще одна угроза - GAFA, большая четверка технологических гигантов: Google, Amazon, Facebook и Apple. Вот где реальна угроза, а не в стартапах, как многие считают. Как работает, например, Apple. У компании есть сервис чатов в мессенджерах, в которых клиенты могут напрямую обращаться к банку. Когда мы запустили этот сервис в Беларуси, то через неделю получили отчет в 8 страничек, где Аpple проанализировал уровень нашего сервиса. Мы были в шоке от точности этого анализа.

В Украине они запускают другой сервис - доступ к банковским услугам через этот мессенджер. В нем есть большая перспектива, как для банков, так и для самих технологических гигантов.

- Но ведь таким образом они хотят забрать у вас клиентов.

- И заберут. Но не сразу. Вначале все банки создадут им базу, а когда она достигнет сотен миллионов, тогда они переключатся.

- И вы должны за это время клиенту предложить что-то такое, чтобы он у вас остался?

- У технологических гигантов очень прагматичный подход. Они не идут в кредитование - в этой нише работают банки. Технологические компании создают транзакционный сервис, что более важно. Они развивают удобную инфраструктуру, в которой все хотят работать, а затем, когда это становится привычкой у миллионов людей, просто поднимают цены на услуги.

Но не стоит драматизировать и думать, что мы тут, в Украине, Польше или Беларуси, отстаем. Есть такой сингапурский банк DBS, который постоянно собирает массу наград как лучший и самый технологичный банк в мире. В 2018 году мы с командой беларуской "Альфы" поехали познакомиться с ними, обменяться опытом. Наша встреча, на которой мы презентовали наше мобильное приложение, затянулась на четыре часа. А потом в DBS собрали всю свою команду и попросили повторить презентацию. Настолько это было им интересно.

Я уверен, что в Украине мы превзойдем этот опыт. И уже запустили несколько крутых проектов. Например, клиентскую чат-поддержку на решении американской компании Zendesk, которая обслуживает таких гигантов, как Amazon, Uber и 7-Eleven. Такого решения с такими возможностями активного общения с клиентами на украинском рынке ни у кого больше нет.

 

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Если бы в Тернополе было на 13 случаев меньше, он бы попал не в "красную", а в "оранжевую" зону - руководитель ключевых проектов KSE Ганиченко

ОГА как маленький Кабмин: интервью главы Днепропетровской области

Магазин очень важен для нашей бизнес-концепции, особенно на украинском рынке - руководитель IKEA в Украине

Главным в работе страховой компании является единая цель и желание ее достижения - гендиректор СК "Гардиан" Виктор Берлин

Посол Турции: оборонная промышленность может стать новым символом в турецко-украинском сотрудничестве

Больницы получили такой бюджет, который не дает им возможности развиваться - замминистра здравоохранения Микичак

Глава Верховного Суда: Необходимо прийти к пониманию на государственном уровне, что независимость нужна не судье, а тем, кто обращается в суд

Вице-премьер Уруский: "Воздушный старт" может стать для Украины национальной идеей

Куницын: ветераны войны – это сложная категория, которая может стать для Украины или двигателем, или детонатором

И.о.главы НБУ Рожкова: Банки не выдержат дисбаланса, когда по кредитам есть каникулы, а по депозитам нет

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА