17:01 11.09.2018

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

19 мин читать
Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Павла Ковтонюка

- Как вы оцениваете итоги второго этапа подписания договоров с НСЗУ и заключение деклараций с пациентами?

- Мы довольны тем, что динамика хорошая и по коммунальным медучреждениям, и по частным. Цифры, которые мы получили, – это наш самый оптимистичный сценарий. Тем не менее, мы не расслабляемся, ведь нам нужно заключить еще примерно столько же договоров, как и в первые два этапа. К концу года, в декабре, начнется еще один, третий этап подписания договоров с Нацслужбой – об этом будет объявлено, поэтому к декабрю медучреждениям нужно будет выполнить "домашнюю работу" и заключить договоры. Кроме того, медучреждениям, которые уже вошли в реформу, нужно будет перезаключать договор на следующий 2019 год.

- По вашим ожиданиям, получится привлечь в реформу тех, кто до сих пор не вошел?

- Мы думаем, что это будет несколько сложнее. В первые две волны в реформу вошли лидеры, вне реформы остались аутсайдеры, которые осознанно или неосознанно не входили в нее. Сейчас мы можем встретиться с аутсайдерами, которые будут иметь какие-то проблемы. Поэтому намерены сразу начинать общаться с регионами. Недавно мы провели совещание с регионами, чтобы они не откладывали все на последний месяц, а начинали уже сейчас делать то, что нужно сделать.

В следующем году уже не будет иного способа финансирования, кроме как договора с Национальной службой здоровья, и это уже отражено в нашем бюджетном запросе, это уже поддержало Министерство финансов, поэтому очень высока вероятность, что так и произойдет. Поэтому у медчуреждений есть два пути: либо договор с Нацслужбой, либо содержание за счет местной власти. Государство через субвенции давать средства на первичную медпомощь не будет. Парламент должен проголосовать бюджет, но в правительстве такое решение уже принято.

- А если кто-то не успеет войти в реформу, что с ними будет?

- Будут искать другие источники финансирования.

- Как реформа развивается по регионам? Есть проблемные регионы?

- У нас есть перечень этих проблемных регионов. В нем, в частности, Луганская, Закарпатская, Одесская, Сумская области. Но ситуация меняется, сейчас во вторую волну, например, подтянулась Сумская область, хотя на первом этапе там не подписывали договоры с Нацслужбой. У нас сейчас нет областей, где никто не заключил договоры со Службой, но есть такие, где договоров мало.

Например, c той же Сумской областью. Очень помогла публикация в СМИ рейтинга  областей, где мы показали, кто в реформе на последнем месте. В результате во вторую волну в Сумской области вошло очень много заведений. Рейтинг – это хорошая штука, люди его смотрят и не хотят быть на последнем месте.

К сожалению, в настоящее время не очень радует пока Киев.

- Почему?

- В Киеве декларации заключило немногим более 30% населения, это ниже среднего уровня в Украине. Лидеры, например, Винницкая область, Полтавская область, где уже более 50% людей, подписавших декларации. В среднем по Украине показатель около 40%, а в Киеве меньше, несмотря на то, что договоры с Нацслужбой подписаны у всех медучреждений первички. Но по декларациям с пациентами Киев назвать лидером пока нельзя.

- В чем, по вашему мнению, причина?

- Пока это для меня вопрос. В ближайшее время у меня будут встречи с заместителем городского головы и департамента здравоохранения, будем разбираться, в чем причина и что можно сделать, чтобы дело пошло быстрее.

- Можно сказать, что такая ситуация в Киеве потому, что было лето, отпуска?

- Ну, лето, отпуска были во всех областях, но есть области, которые намного лучше работают. Поэтому будем выяснять, может, это связано с организацией самой сети или с распределением финансов.

- С реформированием первичной медпомощи все понятно, по некоторым оценкам речь здесь идет, фактически, о контроле средств, которые выделяются на первичку. А что дальше будет с реформой? Какие планы со вторичной (специализированной амбулаторной), третичной (госпитальной) медпомощью?

- Наши планы по дальнейшему развитию реформы и как мы должны двигаться дальше выписаны в законе о медицинских гарантиях. Там написано, что сначала, в 2018 году, мы должны запустить первичную помощь, а со специализированной и госпитальной начинать в 2019 году. В 2020 реформа должна запуститься полностью. Поэтому мы на следующий год запланировали два направления работы. Во-первых, это будет запуск новой модели финансовых отношений с амбулаторными специалистами, то есть со специалистами, которые работают не в стационаре: это анализы, инструментальное обследование – УЗИ, рентген и консультации специалистов. Таким образом, амбулаторная медпомощь тоже начнет реформу со второго квартала следующего года. Такие сроки установлены, главным образом, из-за разработки IT, мы ничего не начинаем без IT. На амбулаторном уровне будет несколько сложнее, но модель, договоры с Нацслужбой, оплата за услуги будут те же, что и на первичном уровне. Причем на амбулаторном уровне будет действовать принцип оплаты за услугу в классическом понимании этого слова: за анализ, процедуру, консультацию, как привыкли это видеть в частной клинике. И так же, как и на первичном уровне, будут открыты двери для всех поставщиков - государственных и частных. Направление, которое даст семейный врач, будет давать право получить услугу бесплатно, кроме перечня услуг, которые всегда будут платные. Этот перечень вскоре появится.

- Когда?

- С началом реформы амбулаторной помощи. И это направление можно будет реализовать или в коммунальном, или в частном заведении, которые имеют договоры с Национальной службой здоровья.

Если семейный врач дает направление на консультацию, например, к отоларингологу, за эту консультацию не нужно будет платить, за нее заплатит Нацслужба. Если же вы решили пойти к лору самостоятельно, нужно будет платить. При этом вы будете выбирать, к какому лору хотите пойти. Будет действовать свободный выбор поставщика, но не свободный выбор специалиста. То, что вам нужен лор, решает семейный врач, а какой лор - это ваше решение. В медучреждениях, которые будут иметь договор с Нацслужбой, вам не нужно будет платить, если у вас есть направление.

Реформа амбулаторной медпомощи была одним из крупнейших запросов, когда мы начинали реформирование. Люди идут к семейному врачу, чтобы сдать анализы, обратиться к специалисту. В 2019 году этот этап реформы начнется.

- Планируется ли включение в реформу частных лабораторий или бесплатные анализы можно будет сдать только в государственных лабораториях?

- Рассчитываем, что частные лаборатории тоже войдут в реформу и будут заключать договоры с Нацслужбой. Семейный врач будет выписывать направление на анализы, которые можно будет сдать в ближайшей поликлинике или в частной лаборатории, которая заключила договор со Службой. И там, и там исследование будет оплачено Национальной службой здоровья.

- Насколько к реформе готовы частные лаборатории?

- Тут та же ситуация, которая у нас была с первичной медпомощью: мы проводили какие-то консультации, на их основе есть какая-то заинтересованность, но гарантировать результат пока не можем. Если брать пример первички, то мы видим, что довольно много частных учреждений присоединилось к реформе во вторую волну. Также видим заинтересованность и на уровне частных лабораторий, и думаю, им будет интересно поработать с Нацслужбой и получать деньги по такому же алгоритму, как и другие участники реформы.

- Какая работа ведется по расчету тарифов на специализированные и высокоспециализированные медуслуги? Будут ли тарифы, озвученные в ходе эксперимента с НАМНУ, распространены на все клиники?

- Мы никогда не говорили, что те тарифы будут распространены на другие медицинские учреждения. Я советую не равняться на те тарифы по нескольким причинам. Первая, это Академия наук - это самый высокий уровень медпомощи, эксклюзивные услуги. Они должны предоставляться, хотя не всегда нужно при расчете тарифов равняться на специфические случаи. Могу сказать, проект оказался не очень успешным.

- Почему?

- Он показал, что таким заведениям, как Академия наук, весьма сложно работать по новой модели финансирования без полноценного запуска реформы так, как мы делаем с первичной помощью и в будущем - с амбулаторной, без Национальной службы здоровья, без согласования тарифов с ней, без электронной системы, которая позволяет вести учет того, что ты делаешь, услуг, которые ты оказываешь, без контроля и т. д. То есть из эксперимента с НАМНУ (Национальной академией медицинских наук Украины) я сделал два вывода, о которых, в принципе, мы догадывались, но это нужно было подтвердить на практике. Во-первых, заказчик и поставщик услуг не может быть в одном лице. Когда мы выдаем деньги академии и она сама со своими институтами заключает договор, никакого эффективного контроля не получается, заказчик не контролирует своего поставщика. В этом проекте Минздрав было сторонним наблюдателем, Минфин был сторонним наблюдателем, а Академия наук не была эффективным и жестким заказчиком.

Второй, мой главный вывод: без IT делать реформу невозможно. Без электронной системы учета предоставленных услуг мы просто работаем вслепую. Когда мы собрались с представителями НАМНУ подвести итоги, это было трудно сделать, потому что как таковых данных о реальных объемах предоставленных услуг и их стоимости не было. НАМНУ могла подсчитать объем своих услуг, но мы не могли это никак подтвердить, проверить. Мы не могли знать, каким пациентам они были предоставлены, были ли они предоставлены бесплатно, действительно ли они были предоставлены. Были общие показатели: мы предоставили таких-то услуг столько-то… И все, проверить это просто невозможно, во-первых, потому что отчеты шли в НАМНУ, которая сама их заказывала, во-вторых, потому что эти данные собираются постфактум на бумаге. Честно говоря, не то, чтобы эксперимент с НАМНУ показал плохие результаты. Дело в том, что мы просто не знаем результатов. Мы потратили средства, но точной информации о том, какие результаты расходования этих средств, нет, мы только фактически на веру воспринимаем те данные, которые нам предоставила НАМНУ.

- Так эксперимент с НАМНУ закончился или нет?

- Еще не принято решение о его окончании, посмотрим, выделит ли Минфин на следующий год им средства. НАМНУ обратилась с таким предложением, но, на наш взгляд, институтам академии необходимо работать с Национальной службой здоровья Украины, которая сможет качественно заказать услуги.

Еще одно, что мы, возможно, вынесли из этого пилотного проекта, - услуги, которые предоставлялись институтами НАМНУ, фактически, были не эксклюзивными, хотя у нас была договоренность, что речь пойдет только об эксклюзивных услугах, которые нельзя получить в городской или областной больнице. Фактически в НАМНУ предоставлялись все виды услуг. Это еще одно, почему академия не была хорошим заказчиком. Заказчик должен говорить: "Я у вас заказываю только это". А там происходило иначе: институты предоставляли медуслуги и просто выставляли счета академии. Я уверен, что Нацслужба лучше справится с функцией заказчика. Она определит только те услуги, которые нельзя получить в области или городе, определит тарифы, закажет и проконтролирует выполнение в электронном виде. Только при таких условиях, считаю, можно будет продолжать работу с НАМНУ.

- Тарифы, по которым работала НАМНУ, будут пересматриваться?

- Думаю, их стоит пересмотреть в сторону унификации. В какой-то момент мы потеряли связь с методологией расчета тарифов. Те тарифы, которые оплачивала академия, были сделаны по методике, которую мы предоставили, но, поскольку у нас не было никаких электронных данных, все отчеты фактически должны были приниматься на веру. Или нужно было проводить отдельный аудит, тратить на него ресурс. Поэтому я остаюсь сторонником модели, которую мы использовали в первичном звене и будем в дальнейшем использовать: заказчик (НСЗУ) отдельно от поставщика и только электронная отчетность, когда исполнитель знает, что ему не оплачивают все, что он делает, а оплачивают то, что ему заказали.

Относительно пересчета тарифов: они будут считаться так, как должны были считаться - на основе данных референтных клиник. С НАНМУ мы делали иначе - фактически вычисляли себестоимость медуслуги и добавляли стоимость какого-то дорогостоящего препарата или дорогого оборудования, которое использовалось в процессе лечения.

Когда будет понятен перечень того, что украинцы будут и не будут оплачивать на вторичном и третичном уровне?

Перечень безоплатных и платных услуг будет утвержден с начала реформы в апреле следующего года, проект будет раньше, думаю, что в начале следующего года.

Мы сейчас формируем платный перечень, так как пакет безоплатной медпомощи будет сформирован по принципу "все, кроме". То есть это будет все услуги по направлению семейного врача, кроме тех, которые войдут перечень. И это "кроме" сейчас мы как раз и формируем. Но, безусловно, главными платными услугами будут услуги, которые оказываются без направления. В Украине распространена практика, когда ты сам себя направляешь, но если ты сам себя направляешь, то сам за это и будешь платить. Если тебя направляет специалист, у которого договор с Нацслужбой, то тогда заплатит Нацслужба.

Кто участвует в формировании этого перечня?

В этом участвуют наши эксперты, среди них есть эксперты финансисты и эксперты с практическим опытом. Мы хотим сформировать такой перечень, в котором будем уверены. Если вы помните, мы брали на себя обязательство не делать платными те услуги, от которых зависит жизнь, неотложное состояние. При формировании платного перечня будет и медицинская экспертиза, и финансовая. Над этим работает хорошая команда Минздрава вместе с Национальной службой.

Мы сейчас говорим о платном перечне медуслуг специалистов или лечения в стационаре?

Мы пока говорим о перечнях, которые будут у специалистов, но мы начинаем издалека тоже думать о больницах. Больницы – это перспектива 2020 года. В 2019 году мы будем проводить пилотный проект в Полтавской области, чтобы посмотреть, какая структура услуг и какие больницы какие услуги оказывают, чтобы к 2020 году принять взвешенное решение на основе объективных данных. Это как раз будет пакет стационарных услуг и тарифы, по которым больница будет обеспечена в существующих финансовых возможностях государства.

Почему выбрана Полтавская область?

В Полтавской области прогрессивное руководство и большинство международных проектов едут именно туда. Там есть с кем сотрудничать и там подготовленное население, администрация и медики. Для них не новость то, что мы им предлагаем, поэтому нам кажется, осуществить пилотный проект там будет легко. Кроме того, Полтавскую область мы выбрали, потому что она такая среднестатистическая украинская область: ни бедная, ни богатая, ни большая, ни маленькая, такая довольно типичная и ее опыт можно перенести на какую-то другую область. Я думаю, что нам достаточно будет опыта, который мы там получим, чтобы принять решение о запуске механизма по всей стране.

В течение какого времени планируется этот пилотный проект?

Мы планируем начать его в апреле 2019 года и до конца 2019 года провести.

Ваши планы по пилотному проекту закреплены какими-то нормативными документами, есть ли какое-то постановление Кабмина, приказ Минздрава?

Первый документ, в котором будет отражен этот пилот - это закон о госбюджете на 2019 год. Порядок реализации пилота будет утвержден постановлением Кабмина после принятия госбюджета.

Какие запросы Минздрав подготовил в бюджет 2019 года?

То, что мы туда записали - нас устраивает, то, что нам дадут, - посмотрим. Я бюджет прокомментирую, когда он будет принят парламентом. Или когда хотя бы правительство за него проголосует. Сейчас еще идут переговоры, комментировать цифры рано. Но можно сказать, что стратегически мы движемся по нашему плану.

Финансирование на "первичке" в размере 370 гривень в год за пациента будет увеличиваться?

Мы пока подали такой же тариф и такую же его структуру. Мы поняли, что еще рано идти вперед и увеличивать тариф, нужно, как минимум, год, чтобы система стабилизировалась, чтобы все привыкли к этой модели финансирования, к тому, как засчитывается оплата за человека, как засчитывается коэффициент. Мы убедились, что размер тарифа достаточен. Частные заведения, которые работают по нему, говорят, что он абсолютно рентабельный, коммунальные учреждения, которые перешли на договор с Нацслужбой получили значительно больше, чем по субвенции, у врачей выросла зарплата. Поэтому, мы считаем, что тариф обоснован, и сейчас его увеличивать нет суперсрочной потребности, а средства лучше направить в амбулаторную медпомощь. На будущее мы этот тариф, безусловно, будем повышать, мы это декларировали и зафиксировали в бюджетной резолюции на три года, но на 2019 год действующий тариф будет сохранен. Также мы не вводим на следующий год дополнительных коэффициентов, чтобы не путать медицинские учреждения, они должны год поработать в такой системе, привыкнуть к ней.

Рассматривается ли механизм финансирования программы реимбурсации через НСЗУ?

Да, есть такие планы. У нас это записано в законе и зафиксирована дата – 2020 год, но мы хотим это сделать раньше, в 2019 году со второго или третьего квартала.

Вы заложили это в бюджет?

Мы предусмотрели это в нашем бюджетном запросе, закладывать будет правительство. Мы подали такое финансовое предложение. Нацслужба, насколько я знаю, готова принять эту программу, почему бы не сделать это раньше? Это даст преимущества и пациентам. На сегодняшний день получить лекарства по программе "Доступные лекарства" можно только в ближайшей аптеке, так как средства распределяются территориально, а препараты можно получить только в конкретных аптеках, это не очень удобно. Когда программа будет администрироваться Нацслужбой, рецепт можно будет реализовать в любой аптеке страны, в любом городе. Кроме того, сможет заработать полноценный электронный рецепт, который даст Службе возможность в реальном времени контролировать назначения и потребление лекарств, видеть, какие препараты врач назначает при каких заболеваниях и сколько тратится на это средств. Сегодня вся эта информация собирается в огромном количестве в ручном режиме на бумаге, проверить ее мы не можем, на веру воспринимаем то, что приходит из регионов, районов, центров первичной медико-санитарной помощи. И мы не знаем, это рецепты были настоящие или нет.

В 2019 году мы запустим электронную медицинскую карту. Электронная карта позволит нам видеть, кому выписываются рецепты, действительно ли лекарства от гипертонии выписываются гипертоникам.

С 1 января или к концу года?

Пока в разработке стоит дата 1 января, но мы можем опоздать, потому что в IT ты не можешь никогда предусмотреть точные даты, также как в строительстве, сроки часто сдвигаются сроки. Но в плане стоит 1 января.

Электронные рецепты будут запускаться в тех медучреждениях, которые присоединились к реформе, или они будут во всех?

Они будут во всех учреждениях, потому что мы надеемся, у нас на тот момент уже вся первичная помощь будет в реформе.

Насколько на ход реформы влияют политические события, выборы?

Больше всего саботажа было в начале, в отдельных регионах велась такая политика: реформы через месяц закончатся, поэтому не делайте ничего. Транслировались мифы. Но когда Нацслужба выплатила первые реальные деньги, когда все увидели, что система работает, саботаж прекратился. Сейчас саботажа мы не видим, мы видим серьезных аутсайдеров, которым нужно сделать очень много работы: нужно принять решения по компьютеризации, автономизации, выполнить условия Нацслужбы. Я надеюсь, что все успеют.

Насколько активно процесс автономизации проходят медучреждения вторчиного уровня?

Понемногу автономизируются, это плохо, потому что они должны автономизироваться активно, ведь только в 2018 году действует льготный период по некоторым неприятным процедурам, которые уже со следующего года станут обязательными. Речь идет, например, об оценке имущества, обязательствах перед кредиторами и ряде других подобных вещах. Сегодня медучреждение освобождены от этих проблем. Например, если у вас есть долги, вы можете автономизироваться, а затем по договоренности со своим кредитором выплачивать долги. Но со следующего года эта льгота перестанет действовать, и медучреждения вынуждены будут выплатить все долги до того как реорганизуется. Это будет сложно.

Вы эту информацию доносите до регионов?

Мы эту информацию регулярно доносим. На первичном звене автономизация проходит активно, но по медучреждениям уровней выше угрозы еще не чувствуют.

Автономизированые медучреждения уже сейчас обеспокоены тем, что им придется платить коммунальные платежи, в том числе и отопление за свой счет. Им придется это делать?

Нет. Автономизированные медучреждения – это коммунальные учреждения и им местные бюджеты должны оплачивать тепло и другие коммунальные услуги. Это предусмотрено Бюджетным кодексом, это не меняется и не зависит от организационно-правовой формы учреждения. Мы постоянно доносим это до местных властей, но, я считаю, что Бюджетный кодекс чиновники на местах должны знать без нашего напоминания, это их прямая работа. К счастью, такие случаи, когда учреждение автономизировалось, и местные власти перестали ему оплачивать коммунальные и другие расходы, единичны, но они неприятны.

Где такие случаи были?

В Киеве, в Коломые, есть еще несколько случаев.

Какие проблемы проявились только с начала реформы, какие слабые места?

Меня больше всего беспокоит, что реформа вскрыла противостояние двух миров: мир советского управления и мир рыночной экономики. И советский мир не хочет сдавать свои позиции. На практике это проявляется в том, что наши врачи и пациенты привыкли ходить по струнке, было как бы ручное управление. Сейчас людям из старой системы трудно воспринять какие-то иные принципы, брать на себя ответственность. Им нужно привыкать к тому, что будут рыночные взаимоотношения, что клиники будут между собой конкурировать, а роль местного управления здравоохранения будет координационный, чтобы нигде не было перекоса, они должны быть модераторами, а не ручными руководителями. Но они привыкли, что инициатива наказуема, и ничего не делают без указания. Даже объявления о том, что можно прийти к врачу и заключить декларацию никто не вешает без указания сверху.

Нужно ли будет вносить еще какие-то законодательные изменения для развития реформы?

Мы постоянно вносим, и будем вносить, изменения на уровне подзаконных актов. Новая система начинает ломать старую, многие вопросы никто не может предусмотреть, поэтому изменений нужно много. Другое дело, что все это на уровне подзаконных актов. Изменений в законах не нужно. Например, частные медучреждения зашли в реформу, но оказалось, что выдавать больничный или обеспечивать вакцинами они не могут. Вакцинация входит в перечень услуг в договоре с Нацслужбой, но государство закупает и бесплатно дает вакцины коммунальным учреждениям, а частным не дает. Мы это выяснили уже в ходе реформы и сейчас внесли изменение в постановления правительства, чтобы частные медучреждения могли получать и вакцины, и больничные листы. Это постановление будет принято в ближайшее время, сейчас оно находится на согласовании в ведомствах.

Частные клиники и сейчас могут выписывать больничный, запрета им нет, но им не достается бланков больничных листов. В частных клиниках, где собственники в хороших отношениях с местными властями, больничные можно получить, но это происходит в ручном режиме. Бланки больничных листов являются источником ручного управления. Мы хотим изменить порядок распределения этих бланков, чтобы исключить ручное управление. Мы этот вопрос будем держать на контроле, и если откуда-то получим жалобу, то будем реагировать административно. А со следующего года будем запускать электронные больничные, поэтому бланки уже не будут нужны.

А по вакцинам?

По вакцинам такая же ситуация. Частные клиники могут подавать "потребность" в управление здравоохранения, управление – в Минздрав. Управление будет получать полное количество вакцин на все клиники первичной медпомощи, которые есть на их территории, и частная клиника сможет получить свое количество вакцин. Думаю, что эта система будет работать.

Каковы ваши ожидания относительно сотрудничества с профильным комитетом Верховной Рады? Продолжится ли противостояние?

Профессионализм требует сотрудничать с комитетом, а мы стараемся быть профессионалами, поэтому ходим на комитет. То, что там происходит, не всегда соответствует нашим ожиданиям. К сожалению, я не думаю, что там что-то принципиально изменится, тем более перед выборами, ведь мы могли бы работать намного конструктивнее. Тем не менее, у нас есть общие достижения, например, медицинская реформа. Но есть примеры, когда очень много времени тратится на неконструктивную работу.

Я думаю, что есть причина для хорошего настроения, потому что реформа начала показывать результат, но есть проблемы по другим направлениям.

Каким?

Например, программа лечения за рубежом. Она непростая, такова ее природа. Если мы не можем в Украине сделать трансплантацию костного мозга, нам приходится сталкиваться с этой проблемой. Очередь на лечение, высокая стоимость лечения - это всегда неприятно. Всегда будут проблемы с закупками. Как бы мы идеально эти программы не реализовывали, если будет желание найти что-то плохое, его всегда можно найти. Всегда можно сказать, что денег нет, на что-то их недостаточно. Денег никогда не бывает достаточно в медицине ни в одной стране. И я не вижу предпосылок, что что-то изменится в сотрудничестве с депутатами, хотя мне кажется, что программа международных закупок показала свой эффект, тем не менее, ее и дальше критикуют. Поэтому мы ожидаем продолжения, примерно, такого же курса, хотя, конечно в глубине души вынашиваю мечту, что станет лучше.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

ПОСЛЕДНЕЕ

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

И.о. главы ГФС Власов: У меня нет амбиций участвовать в конкурсе на пост главы ГФС

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Глава НКРЭКУ: С 1 января планируем уменьшить тарифы на вход-выход из ГТС минимум вдвое

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА