18:33 26.03.2018

Черныш: МинВОТ привлек под свои проекты около 3 млрд грн за два года, из них государство профинансировало не более 1%

14 мин читать
Черныш: МинВОТ привлек под свои проекты около 3 млрд грн за два года, из них государство профинансировало не более 1%

Интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Скоро вашему министерству два года. Когда оно только запускалось, Вы говорили, что работа ведомства преимущественно будет направлена на долгосрочную перспективу. Можно ли сейчас говорить, что есть проекты, которые уже успешно завершены?

Ответ: На самом деле, должности "министр" два года, а Министерству чуть больше года. Только в декабре 2016 года мы набрали 30% запланированного персонала, что стало основанием для того, чтобы постановлением правительства мы были признаны способными выполнять свои функции.

Укомплектовать Министерство технически и подготовить специалистов удалось с помощью международных партнеров. Сейчас и как часть команды, и как внешние консультанты по различным проектам с нами сотрудничают специалисты Всемирного банка, стран Европейского Союза, ООН и тому подобное. Они в рамках программ технической помощи поддерживают нас в развитии методологически правильных подходов к решению проблем, возникших в Украине в результате вооруженной агрессии России на востоке и в Крыму.

Вопрос: О каких суммах и объемах международной помощи идет речь?

Ответ: За эти два года МинВОТ привлекло на реализацию проектов примерно 3 млрд грн. Например, сейчас осуществляются два крупных проекта с USAID, то есть с правительством Соединенных Штатов, объемом в 87 млн долларов. В целом, это проекты, по которым работает широкий спектр наших международных партнеров, неправительственных и правительственных организаций, в том числе агентства ООН и другие.

Большинство проектов сконцентрировано в пяти регионах, где большое количество внутренне перемещенных лиц или где есть общины, которые испытывают негативное влияние вооруженного конфликта. Но деятельность по целому ряду проектов распространяется не только на восток, но и на всю страну.

Я убежден, что если бы международные партнеры с нами не реализовывали эти проекты, они бы вообще не реализовывались в стране.

Вопрос: Является ли достаточным такой объем финансовой поддержки?

Ответ: Конечно же, нет. Но проблема заключается также и в другом: у многих нет и понимания, сколько всего нужно будет сделать Украине, чтобы преодолеть в будущем последствия вооруженного конфликта. Большинство граждан, и, к сожалению, большинство политиков имеют очень упрощенное представление о последствиях конфликта и измеряют такие последствия исключительно через вред инфраструктуре и государственности, как глобальной категории.

Только сейчас, спустя четыре года после начала вооруженной агрессии, в Украине начинают говорить о последствиях конфликта шире. В частности, о посттравматическом синдроме всего общества, а не только тех, кто непосредственно участвовал в боевых действиях или находился как гражданский под обстрелами. Соответственно, средства на борьбу с такими, менее заметными, но не менее разрушительными для страны, последствиями конфликта до сих пор почти не выделяются.

В начале 2018 года ООН, вместе с международными партнерами, в координации с правительством подготовили обновленный "План гуманитарного реагирования". Этот план - это четкое заявление о том, что в Украине есть целый ряд связанных с конфликтом потребностей гражданского населения.

Вопрос: Что это за нужды?

Ответ: До конфликта в Украине не было собственной методологии определения потребностей гражданского населения в связи с боевыми действиями и сейчас мы пользуемся методологией или ООН, или других международных организаций, которая построена на результатах анализа вооруженных конфликтов в разных странах. На основании него складывается План гуманитарного реагирования, оценивается объем потребностей, объем финансирования, необходимый для их обеспечения.

В конце февраля мы представили такой План на 2018 год вместе с ООН и другими партнерами в Брюсселе. И еврокомиссар Христос Стилианидис объявил во время своего доклада, что Еврокомиссия выделяет 24 млн евро в год на обеспечение нужд людей, пострадавших в результате конфликта.

Говорят, что все забыли, устали от Украины, но 24 млн выделили сразу, на первом этапе. Тем самым подчеркивая, что Украина на забыта Европой, что наши проблемы для Европы не безразличны.

Вопрос: Скажите, а какое примерно соотношение государственных средств и грантовых в финансировании проектов?

Ответ: В прошлом году на обеспечение этих нужд из бюджета было выделено 17 млн гривень, а мы за два года привлекли примерно 3 млрд гривень в целом. Получается, что бюджет финансирует не более 1%.

Вопрос: Если говорить о прошлом годе в разрезе партнеров, кто и сколько выделил средств?

Ответ: При участии МинВОТ в прошлом году была организована доставка гуманитарной помощи жителям востока на сумму почти 2 млн долларов от правительств Швейцарии, Беларуси, Литовской республики. МинВОТ и Всемирный банк отобрали 10 проектов в 8 городах и 2 объединенных территориальных общинах, направленных на поддержку ВПЛ - в Харькове, Николаеве, Первомайске, Купянске, Кривом Роге, Бердянске и других на сумму 59 млн ГРН. Правительство США 52 млн долларов и Немецкое правительство 5 млн долларов предоставили на реализацию проектов международной технической помощи.

Вопрос: Недавно МинВОТ информировал, что правительства Канады и Швеции в рамках Целевого (трастового) фонда многих партнеров выделили 2 млн долларов на восстановление Донбасса. На что именно пойдут деньги?

Ответ: Средства дали на три направления в соответствии с приоритетами Стратегии интеграции временно перемещенных лиц и Государственной целевой программы по развитию мира (обе были приняты в конце 2017 года).

Один из приоритетов - оказание психологической поддержки населению, пострадавшему в результате вооруженного конфликта. И эта часть гранта пойдет на пилотные проекты, разработку методологии и подготовку специалистов для центров поддержки семьи и центров предоставления админуслуг для оказания психологической помощи людям. Психологическая помощь рассматривается как одна из категорий устойчивости общества, это не просто проблема одного человека. В Украине уже сотни тысяч людей испытали негативное влияние конфликта и почти все они нуждаются в психологической поддержке и помощи.

Другой важный приоритет, с которым будет работать фонд - это создание эффективных механизмов финансирования малого и среднего бизнеса, в том числе создание новых рабочих мест в пораженных общинах.

Вопрос: Есть ли уже договоренности о будущих траншах через этот фонд, о какой еще сумме будет идти речь в этом году? Как сейчас идет процесс его наполнения?

Ответ: Трастовый фонд в каком-то смысле, чтобы упростить процедуры - это как касса, удобный инструмент оказания помощи для Украины со стороны международных партнеров. Благодаря ему они очень быстро, без лишних согласований, смогут предоставлять нашей стране средства на цели, связанные с пост конфликтным восстановлением.

Уже несколько доноров на прошлом заседании посмотрели стратегию и изъявили желание выделить средства, ведь механизм функционирования фонда четкий и понятный для наших партнеров: это прозрачность, эффективность, подотчетность. Сейчас начинаются переговоры с иностранными партнерами о присоединении в этот фонд. Если бы нам удалось создать такой фонд в 2015 году, то по некоторым оценкам, при условии, если бы мы быстро действовали, туда можно было привлечь около 100 млн долларов. На тот момент страны были готовы активно предоставлять средства.

Вопрос: Кстати, средства, выделяемые на помощь, полностью используются нами?

Ответ: Полностью, под ноль, еще и не хватает. Механизмы использования гуманитарной помощи таков: мы согласовываем потребности, на решение которых направлена различные проекты гуманитарной помощи, и мы, как правительство, согласовываем направления этой помощи. Кроме международных организаций, участие в этих проектах принимают еще около сотни неправительственных украинских организаций.

Наша задача как Министерства - создать благоприятные условия для предоставления, получения и реализации гуманитарной и международной технической помощи.

Вопрос: Насколько я понимаю, до сих пор открытым остается вопрос финансирования программ по строительству жилья для переселенцев. Есть сдвиги в этом направлении?

Ответ: У внутренне перемещенных лиц, как и в любой семье, есть расходы и доходы. Но если у тебя нет собственного жилья, то у тебя существенно увеличивается сумма расходов на аренду. Если бы у тебя была высокая зарплата, ты мог бы покрывать расходы. Но очень сложно, когда ты вынужденно перемещенное лицо, потерявшее свое привычное место работы в сфере, на которую был спрос в твоем городе или поселке. На новом месте жительства ты, как правило, должен учиться новой профессии. А это значит, что ты не сможешь иметь высокий уровень заработной платы.

Поэтому наш подход к решению проблем внутренне перемещенных лиц - привлечение проектов и средств, чтобы дать возможность людям переквалифицироваться, найти новые рабочие места с достойной заработной платой. А до этого, конечно же, мы должны помочь таким людям с временным жильем, чтобы уменьшить их расходы.

В прошлом году мы просили выделить 1,5 млрд гривень на финансирование проектов и программ. То есть не МинВОТ, а через нас общинам, чтобы они сами решали проблемы внутренне перемещенных лиц в условиях софинансирования - средства центрального и местного бюджетов.

Было выделено 17 млн грн. Из них почти два миллиона ушло на приобретение оборудования для центров админуслуг, чтобы предоставлять сервисы в тех общинах, где проживает большое количество внутренне перемещенных лиц. Несколько общин при условии финансирования 50/50 присоединились к этой программе и закупили оборудование. Остальные 15 млн были использованы для приобретения жилья на условиях софинансирования для временно перемещенных лиц в двух общинах - Покровск и Мариуполь. Таким образом, сумма на закупку квартир увеличилась в два раза - государство выделило 15 млн и общины еще 15 млн. На 30 млн гривен была приобретена 51 квартира - 9 в Покровске и 42 в Мариуполе.

Община сама, на основании балльной системы, определяет кому жилье нужно всего.

В этом году на такой проект, снова как пилотный, государство выделило уже два раза больше - 34 млн грн. Сейчас мы имеем заявки от более двух десятков общин, которые хотят принять участие в проекте при условии софинансирования покупки жилья для временно перемещенных лиц 50/50. Таким образом мы поддерживаем ответственность общин.

Надо отдать должное этим людям, которые подаются на программу - ведь, поскольку переселенцы не голосуют на местных выборах, многие из местной власти не заботится о них, потому что это не их избиратели.

Вопрос: Но это совсем незначительные средства?

Ответ: Да, на самом деле этих средств хватит на очень небольшое количество жилья.

Вопрос: Партнеры не хотят участвовать в жилищных программах?

Ответ: Нет. Партнеры считают, что это ответственность правительства и страны в целом.

Но теперь, когда мы уже начали демонстрировать готовность решать проблему, правительство Германии через KfW согласилось на один из жилищных проектов и предоставит около 25 млн евро для программы обеспечения доступным жильем тех ВПЛ, которые могут зарабатывать достаточные средства и могут взять кредит на приобретение жилья.

Вопрос: А восстановление поврежденного жилья уже завершено?

Ответ: Нет. Оно вообще не происходит. Нет такой государственной программы. А партнеры дают на это средства в рамках "Программы гуманитарного реагирования", которая предусматривает ремонт поврежденного, не полностью разрушенного, жилья за счет предоставления строительных материалов. В соответствии с бюджетным законодательством, оказывать поддержку на восстановление жилья из бюджета сегодня нельзя. Поэтому мы предлагали изменения в законодательство.

Вопрос: Также неоднократно говорилось о необходимости программ по гуманитарному разминированию на востоке. Есть ли уже готовые решения по этому поводу?

Ответ: История с гуманитарным разминированием заключается в том, что есть целый ряд понятий, которые вводят в заблуждение, либо не дают четкого понимания не только для населения, но и для экспертов. Когда говорят о разминировании, отдельные люди имеют в виду только мины. Но вопрос не только в минах. Один обстрел, еще и советским оружием с боеприпасами - это угроза того, что на территории остаются части взрывоопасных предметов.

Дополнительный фактор, который нужно учитывать - это то, что, когда мы предоставляем возможность доступа на поля, которые ранее были под обстрелом или находились в зоне боевых действий, сельскохозяйственным работникам или разрешаем детям ходить в школу в таких районах, мы должны быть на 100% убеждены, что эта территория полностью очищена от взрывчатых средств. Но, во-первых, для этого должен существовать определенный стандарт качества разминирования. А во-вторых, в зоне, где продолжается конфликт, гарантий полного разминирования в целом быть не может. А значит, основной акцент должен быть сделан на другой компонент - информирование о рисках. С детьми, работниками предприятий, которые восстанавливают электрические сети, проводят ремонтные работы, следует проводить подготовительные обучения о том, как вести себя, чтобы не стать жертвой взрывного устройства. Например, где можно ходить, где - нельзя, как следует маркировать территорию.

Посмотрите: в одной деревне прямо на белой табличке кривым почерком написано "Мины", их и не видно вообще в серый день. Где-то черепа нарисованы, там - таблички на английском языке, так, как будто у нас в деревнях все английским владеют.

Есть несколько составляющих в так называемой противоминной деятельности: первое - это непосредственно разминирование, которое заключается в том, что мину нужно достать и уничтожить, второе - просветительская деятельность и информирование о безопасном поведении, дальше - уничтожение запасов

Соотношение в цифрах примерно следующее: на каждые 3 доллара, которые могут стоить минное загрязнения, нужно потратить 1 тыс. долларов на гуманитарное разминирование, причем не следует путать гуманитарное и военное разминирования. Ведь военное разминирование необходимо для очистки территорий для прохода военных и техники, а гуманитарное измеряется такими качественными показателями, которые позволяют использовать очищенную территорию по предыдущему назначению без вреда для жизни и здоровья населения.

Это очень большая проблема. Украина сегодня занимает лидирующую позицию, печальную, имеется в виду, по количеству несчастных случаев подрыва гражданского населения на минах. Минное загрязнения территорий - это вопрос и гуманитарный, и также вопросы развития. Регион, община не смогут полноценно развиваться в социально-экономической сфере, если есть опасность для жизнедеятельности и ведения хозяйства и бизнеса.

Вопрос: Как показывает опыт таких конфликтов, это вопрос на десятки лет.

Ответ: Да, на десятки. Например, Хорватия привлекла около 700 млн евро и до сих пор проводятся работы по разминированию. Этот вопрос безопасности населения, развития территорий. В Боснии до сих пор есть участки, которые являются опасными, а уже прошло сколько лет после завершения военного конфликта на ее территории. Что делать нам?

Точно не стоит надеяться, что закон "О противоминной деятельности" решит все проблемы. Международные партнеры, понимая критическую необходимость в сохранении жизней гражданского населения, готовы выделять на это средства, поэтому действовать нужно уже сегодня.

Вопрос: Сколько надо Украине сегодня на программы по разминированию территорий?

Ответ: В 2014-2016 годах международные партнеры выделили на эти цели в Украине 26 млн долларов. Недавно американцы объявили, что выделяют еще около 2 млн долларов на разминирование, до этого британцы выделили примерно 2 млн фунтов. Нужна техника, буквально каждый сантиметр заминированной территории нужно пройти с профессионалами по разминированию, что требует невероятных финансовых ресурсов.

Если взять в среднем цифру, которой оперирует Минобороны, - мы имеем 7 тыс. кв. км загрязненных территорий. Исходя из этой цифры, по моим оценкам, стоимость разминирования для Украины составит не менее того, сколько в свое время оно стоило Хорватии - то есть сотни миллионов долларов.

Вопрос: Это всего речь идет о партнерских деньгах. А государство выделяет что-то на эти нужды?

Ответ: В государственной программе предусмотрено 20 млн гривень на гуманитарное разминирование, но фактически эти средства еще не были выделены и, думаю, это произойдет не раньше следующего года. Государственная целевая программа, предусматривающая выделение этих средств, принятая после утверждения бюджета на 2018 год.

Вопрос: Некоторое время существовала проблема с финансированием на обустройство и техническую модернизацию пропускных пунктов. Урегулирована ли ситуация сейчас, средств хватает?

Ответ: Для нас важно физическое движение людей через КПВВ. Сейчас у нас есть почти миллион пересечений ежемесячно. Конечно, работа проходит не так быстро, как хотелось бы, и проблема с финансированием до сих пор остается.

К сожалению, в прошлом году местные администрации не успели подать заявки на финансирование из резервного фонда бюджета и использовать предусмотренные на эти цели средства, а Бюджетный кодекс запрещает использовать в этом году средства по прошлогодним программам.

В то же время, премьер-министр поручил всем задействованным органам, в том числе местным администрациям, провести работы по обустройству КПВВ. Например, в "Майорском" уже расширили дорогу для разворота и обеспечили дополнительные места для гражданских лиц, где спрятаться от обстрелов. Также мы координируем много международных проектов, направленных на обустройство КПВВ. Например, мы были получателями гуманитарной помощи в виде вагончиков и техники, которую мы передавали вместе с УВКБ ООН пограничникам.

Вопрос: Если уже заговорили о пересечении, то будут ли в ближайшей перспективе пересматриваться нормы перевозки товаров через линию соприкосновения?

Ответ: Я сейчас не могу сказать, потому что это должно быть коллегиальное решение правительства. Мне кажется, что 75 кг на одного человека вполне приемлемо на сегодняшний момент. Согласен с тем, что необходимо пересмотреть принцип формирования перечня товаров - нужно установить перечень запрещенных, а не разрешенных продуктов.

Вопрос: И напоследок. Недавно правительство возложило на вас обязанности по выплате помощи освобожденным заложникам. Почему СБУ не спешит предоставлять списки, ведь прошло уже много времени?

Ответ: Я думаю, там сейчас идет проверка каждого человека. Средства зарезервированы для выплат, порядок расходования этих средств будет отработан.

Мы в ближайшее время проведем согласительное совещание со Службой безопасности Украины и соответствующими администрациями и сообщим общественности, как это будет происходить.

Вопрос: Когда этого можно ожидать?

Ответ: Совещание с СБУ запланировано на эту неделю. Мы поговорим с ними, возможно, они частями будут давать эти списки. То есть дадут список тех, кого уже проверили.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Глава НКРЭКУ: С 1 января планируем уменьшить тарифы на вход-выход из ГТС минимум вдвое

Советник по приватизации ОПЗ: С украинскими олигархами у нас нет никакой связи

Исполнительный директор Join UP!: Мы пересматриваем условия сотрудничества с теми авиакомпаниями, с которыми было больше всего сбоев

Глава НКРЭКУ: Мы сигнализируем, что рынок электроэнергии заработает и не стоит терять время

Посол Украины в Италии: Мы не можем воспринимать позицию Италии в вопросе продления санкций как "business as usual"

Посол Украины в Канаде: Я уверен, что у нас будет "безвиз" с Канадой

ПОСЛЕДНЕЕ

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Глава НКРЭКУ: Надеюсь, что низкие тарифы "Энергоатома" будут стимулировать к снижению тарифов остальную генерацию, а не наоборот

Совладелец Solway Investment Group Дан Бронштейн: "Мы намерены на ПФК полностью избавиться от потребления природного газа"

Глава Минфина Маркарова: Мы планируем создать Агентство по управлению государственным долгом

Гендиректор медкомпании ilaya: "Об эффективности медреформы мы будем судить по дисциплине платежей от НСЗУ"

Первый замглавы НБУ Рожкова: к осени мы финализируем и представим стратегию макропруденциальной политики

Ярослав Грегирчак: Украине нужно постепенно сместить акцент контроля на таможне с досмотра на границе к фискальному аудиту после выпуска товара в оборот

Черныш: опыт Украины в противостоянии РФ изменит всеобщее мнение о современных конфликтах и о противодействии гибридным угрозам

Директор по маркетингу "Фармака": "В начале программы "Доступные лекарства" фармкомпании не могли угадать необходимое количество препаратов "

Первый замглавы НБУ Рожкова: у Украины нет иного пути, как следовать плану действий BEPS

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА