11:54 19.07.2017

Вадим Черныш: Вопрос экологии и обеспечения водой на Донбассе требует участия центральных и инициативы местных властей

Вадим Черныш: Вопрос экологии и обеспечения водой на Донбассе требует участия центральных и инициативы местных властей

Эксклюзивное интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В последнее время достаточно много говорится об экологических проблемах на Донбассе. Как вы оцениваете ситуацию?

Ответ: Традиционно ситуация с экологией на Донбассе была сложная, и сейчас этому вопросу на фоне боев уделяется не так уж и много внимания. Старые проблемы накапливаются и обостряются. Такие проблемы носят разноплановый характер: качество питьевой воды, неконтролируемая вырубка лесов, уничтожение флоры и фауны. Много там и промышленных объектов, которые считались опасными еще в советские времена.

Вопрос: На Донбассе есть и опасный с точки зрения радиации объект?

Ответ: Речь идет о так называемом объекте "Кливаж", где в 1979 году был произведен небольшой ядерный взрыв мощностью 0,3 кт. Взрыв был произведен на шахте "Юнком" на глубине около 900 м, его целью было прекращение накопления метана в стволах шахты. В результате взрыв не помог, и через год на шахте снова случился выброс метана. Раньше на шахте действовала система откачки воды, которая не допускала ее к зоне взрыва. Сейчас же шахта находится на неподконтрольной территории, соответственно, никакой мониторинг ситуации на ней не производится. Мы точно не знаем, что там происходит, каковы могут быть последствия остановки откачки воды. Гидрологическая модель территории не известна.

Вопрос: Есть ли другие подобные объекты?

Ответ: Шахт с радиационной опасностью нет, но есть "Донецкий казенный завод химических изделий", где хранятся радиационные отходы, они законсервированы, но оба объекта необходимо постоянно мониторить. Кроме того, есть объекты, угроза от которых не связана с радиацией. Например, шахты в районе Первомайска, затопление которых может привести к затоплению действующих шахт на подконтрольной территории.

Вопрос: Поднимается ли этот вопрос на заседаниях Трехсторонней контактной группы в Минске?

Ответ: Мы неоднократно говорили о создании группы экспертов, которая должна посетить каждый из опасных объектов и реально установить, что там происходит. Тут мы говорим о полноценном анализе, а не поверхностном осмотре. В частности, если мы говорим о затоплении шахт, то необходим анализ сложных гидрологических моделей: необходимо поехать, посмотреть, взять документацию, часть из которой остается на неподконтрольной территории.

Вопрос: Такая экспертная группа должна быть международной?

Ответ: Конечно, но к ее работе должны быть привлечены и те, кто знаком с ситуацией, в частности эксперты с Донбасса. Некоторые из них находятся сейчас в Киеве, некоторые остались на неподконтрольной территории.

Вопрос: Как продвигаются эти переговоры?

Ответ: Представители отдельных районов, поддерживаемые Россией, не дают согласия предоставить доступ к объектам с целью исследования.

Вопрос: А делятся ли они информацией о том, что происходит на шахтах и предприятиях?

Ответ: Нет, но мы знаем из других источников, что на некоторых шахтах перестали откачивать воду, как в вышеупомянутом Первомайске.

Вопрос: Базовым элементом, который необходим для выживания людей, является вода. Как обстоит ситуация с ней?

Ответ: Тут необходимо говорить о двух аспектах: качестве воды и доступе к ней. Существует проблема высокого уровня минерализации воды на всем Донбассе. В советское время были построены существующие схемы водоснабжения для разных населенных пунктов. Они были построены исходя из тогдашних научных достижений, но уже устарели. Сейчас уровень примесей в воде очень высокий, и качественной питьевой воды в регионе нет в принципе.

Вопрос: Ситуация обострилась из-за боевых действий?

Ответ: Мы не контролируем всю систему водоснабжения, поэтому не можем оценить и отремонтировать существующие повреждения. Водоснабжение крупнейшего города подконтрольной части региона, Мариуполя, идет по водопроводу, который проходит через Пески, Авдеевку – зону активных боевых действий. Вопрос об этом водоканале поднимался в Минске, но там мины, неразорвавшиеся снаряды, - эксперты просто не смогут исследовать эту территорию без разминирования, а для этого необходимо соблюдение боевиками "режима тишины".

Вопрос: Сильно ли влияние промышленных предприятий на качество воды?

Ответ: На многих промышленных объектах плохо работает или даже вообще не работает очистное оборудование. Причиной тому боевые действия. С другой стороны, те предприятия, которые не пострадали от боевых действий либо пострадали в меньшей степени, работают над модернизацией процессов производства. Когда мы с премьер-министром Владимиром Гройсманом посещали Мариуполь, то были на местных предприятиях и нам показывали планы их развития, которые расписывают по годам модернизацию фильтров и уменьшение выбросов, в том числе атмосферных.

Вопрос: А касательно доступа к воде, ее достаточно?

Ответ: Если говорить о Мариуполе, то трубопровод "Южнодонбасского водоканала", который обеспечивает город, проходит частично по неконтролируемой территории. Поставки воды упали, видимо, есть повреждения, но оценить их, а, тем более, ликвидировать мы не можем. Результат - система водоснабжения неэффективна: идут потери воды, электричества, падает качество воды.

Вопрос: То есть в городе имеются проблемы с водой?

Ответ: Поставки воды упали до очень низкого уровня, и в городе могут испытывать потребность в питьевой воде. Той воды, которая поступает в город сейчас, недостаточно. А та, что поступает, – низкого качества. Мэр Мариуполя заявляет, что минерализация воды в городе в 25 раз превышает норму. Пока обеспечение идет из альтернативных источников. Нехватка есть, но что это значит? Если поставляется меньший объем, чем обычно – это уже нехватка, но это не значит, что люди останутся совсем без воды.

Вопрос: Какие существуют альтернативные источники воды, кроме канала?

Ответ: У Мариуполя несколько источников водоснабжения, конечно, самый большой – это канал, куда вода поступает из Северского Донца. Альтернативные – это другие водоемы и несколько водохранилищ, в частности, Павлопольское. Они постепенно истощаются, особенно сложной будет ситуация, если лето и осень будут засушливыми. Кроме того, вокруг Мариуполя имеется около 20 скважин, однако их назначение – мониторинг качества подземной воды. Сейчас эти скважины не функционируют.

Вопрос: Проводилась ли комплексная оценка ситуации с водой?

Ответ: Наше министерство выступило с инициативой перед ЮНИСЕФ, и организация согласилась за собственные средства провести оценку рисков, связанных с поставками воды в Донецкой области, и технически это исследование уже завершено. Исходя из него, мы понимаем, что необходимы колоссальные инвестиции в этот сектор, чтобы обеспечить людей качественной водой.

Вопрос: Для гуманитарных организаций приоритетом является обеспечение базовых потребностей жителей пострадавших территорий, в том числе водой. Какую практическую поддержку они оказывают?

Ответ: ЮНИСЕФ провел анализ ситуации, Международный комитет Красного Креста обеспечивает поставки коагулянтов и хлора для очистки воды в Донецкой и Луганской областях, Швейцарское агентство сотрудничества и развития обеспечивает поставки фильтров. Все доноры активно помогают нам уже более года.

Вопрос: Но тут речь идет о помощи, которая позволяет сохранять поставки воды, а не кардинально решить вопрос.

Ответ: Да, задача гуманитарных организаций обеспечивать людей водой здесь и сейчас, а совместно мы работаем над тем, чтобы не дать советской системе водоснабжения развалиться.

Вопрос: Есть ли у правительства единое видение решения существующей проблемы? Ответ: У правительства должно быть решение только в том случае, если не справляется местная власть, ведь мы говорим о децентрализации. Вопрос: То есть это вопрос областного уровня? Ответ: "Вода Донбасса" – это коммунальное предприятие области, "Попасная водоканал" – коммунальное предприятие Попасной. Там, где местная власть не справляется, вмешивается центральное правительство, но, мне кажется, у местной власти есть достаточно финансов и специалистов. Вопрос: И о каких суммах речь? Ответ: По данным Государственного казначейства, только за счет экологических платежей в 2016 году в спецфонд областного бюджета Донецкой области поступило более 1 млрд грн (1,011 млрд грн), из них использованы только 20%, или около 200 млн грн. А еще 800 млн грн остаются на счетах. По данным Фискальной службы, уже в этом году - в период январь-май - налогоплательщики Донецкой области заплатили 514 млн грн. 80% из них, а это 411 млн грн, так же засчитаны в спецфонд областного бюджета. В сумме, за полтора года получаем около 1,5 млрд грн. Тут я хочу напомнить, что весь бюджет министерства составляет 24 млн грн – этого хватает только на зарплаты сотрудников. Таким образом, можно прийти к выводу, что у местных властей есть средства. Вопрос: Понимают ли местные власти сложность проблемы и намерены ли ее решать? Ответ: У обеих областей есть местные стратегии развития. Например, в стратегии развития Донецкой области о воде написано всего 2 строчки, о том, что необходимо обеспечить население качественной водой, без деталей. Ответов на вопрос, что делать с КП "Вода Донбасса", которое и занимается поставками воды, там нет. Вопрос: А каково ваше видение? Ответ: Мы считаем, что в среднесрочной перспективе необходимо отходить от большого предприятия. Вопрос: Вы считаете, что водоснабжением в регионе должны заниматься небольшие компании? Ответ: Да, но это мое мнение, оно не окончательное, потому что это вопрос громад, с ними необходимо прорабатывать различные варианты выхода из ситуации. Если денег на местах не будет хватать, то тогда можно обращаться за поддержкой к правительству. Вопрос: Каким образом Кабинет министров намерен участвовать в разработке решений данной проблемы? Ответ: При правительстве создана группа по вопросам обеспечения Донбасса водой во главе с заместителем министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Эдуардом Кругляком, в нее входит и наш эксперт. Группа готовит рекомендации. Вопрос: То есть заминка в отсутствии инициативы местных властей? Ответ: Мы говорим, кричим о проблеме, и международные организации также акцентируют на этом внимание. Но, как следует из планов развития, местные власти не уделяют должного внимания этому вопросу. При этом официальной позиции руководства Донецкой области мы не знаем. Хотя есть и исключения. Вопрос: Какие? Ответ: Некоторые населенные пункты имеют альтернативные источники и восполняют нехватку воды из них, а из старых водоканалов берут меньшую часть. Вопрос: Возвращаясь к вопросу о промышленности. Есть ли риски на предприятиях в зоне противостояния, на подконтрольной территории? Ответ: Да, конечно, в случае попадания снарядов на объекты могут произойти чрезвычайные ситуации. Но в целом на подконтрольной территории значительных угроз нет, поскольку там есть законная власть, есть контроль и адекватная реакция на возможные проблемы. Вопрос: Достаточно ли эффективен экологический контроль на подконтрольной территории? Ответ: Он проводится, но его недостаточно, потому что из-за боевых действий данная территория находится в зоне повышенного экологического риска. Даже простое отключение электроэнергии может привести к негативным последствиям, например, на "Северодонецком азоте", где есть риск аварии при прекращении электроснабжения. Наше министерство просило 1 млн грн на проведение экологических наблюдений, но Министерство финансов нас не поддержало, поэтому работаем с донорами для получения необходимых средств. Вопрос: Вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко предлагала создать своего рода зоны безопасности вокруг промышленных объектов. Возможно ли это? Ответ: Прямой источник таких идей – Женевская конвенция, где есть понятие "безопасных зон". Такие предложения поступали и от ОБСЕ, и от МККК, но для их реализации необходимо согласие всех сторон Минских переговоров. Мы предлагали обсудить создание нескольких зон для защиты инфраструктуры. Они должны быть официально утверждены в Минске. Таким образом, мы сможем не только сохранить инфраструктуру, но и дать возможность ее отремонтировать. Такие зоны могли бы распространяться и на пункты пропуска. Вопрос: Какое отношение к подобным идеям у противоположной стороны? Ответ: Такие идеи не находят поддержки со стороны России и отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Ключевую роль, конечно, тут играет позиция России, если бы они были не против, то никаких проблем с установлением таких зон не было бы. А без гарантий безопасности для тех, кто будет там проводить разминирование, ремонт, работать там нельзя. Хотя стоит отдать должное смелости тех, кто даже сейчас там осуществляет ремонтные работы часто под обстрелами. Вопрос: Ваш заместитель Георгий Тука в эфире одного из телеканалов призвал готовиться к эвакуации населения с Донбасса. Ответ: Не думаю, что он имел в виду именно это. Я считаю, что если мы говорим о возможных радиационных угрозах или отсутствии доступа к питьевой воде, то, возможно, эвакуация и нужна. Стоит помнить, что существует действующий Кодекс гражданской защиты, где предусмотрена система управления чрезвычайными ситуациями, как со стороны Государственной службы чрезвычайных ситуаций, так и со стороны местных властей, процедура реагирования на чрезвычайные ситуации. Законодательством предусмотрена необходимость анализировать и готовить планы реагирования на все виды угроз, а мы понимаем, что в том регионе сейчас таких угроз много. Например, когда возникла ситуация в Авдеевке, то был подготовлен план эвакуации, просчитаны риски. Вопрос: Вначале среди экологических проблем вы упомянули уничтожение флоры и фауны. Ответ: Мы не понимаем, что происходит с животными, растениями, птицами – а ведь это тоже наше богатство. Много природных ландшафтных парков сейчас в зоне боевых действий. Я понимаю, что сейчас гибнут люди и всем не до этого, но забывать о таких вопросах не стоит, ведь это наша земля. Вопрос: Говоря о Донбассе, нельзя не упомянуть готовящийся в Совете национальной безопасности и обороны законопроект о реинтеграции Донбасса. Вам известно о его содержании? Ответ: Нет, мне известно только то, что было в прессе. Я могу отметить, что президент имеет право законодательной инициативы, и он выразил желание стать инициатором такого закона. У президента есть возможность поручить разработку законопроекта СНБО или администрации, правительство тут не задействовано. Вопрос: Но правительство должно будет реализовывать такой закон в случае его принятия. Ответ: Да, но, согласно процедуре, после внесения законопроекта в Верховную Раду он будет направлен в Кабмин, всем заинтересованным органам, которые изучат его и могут внести свои предложения. Если законопроект касается системы военного управления или безопасности, то правильно, что СНБО включено в этот процесс. Вопрос: Должны ли там быть пункты, касающиеся гражданского населения на Донбассе? Ответ: Когда народные депутаты говорят, что у нас нет необходимого гуманитарного законодательства, то они либо лукавят, либо не знают. Международные договора, согласие на обязательность которых предоставил парламент, являются частью национального законодательства. Такими документами являются четыре Женевские конвенции, среди них и о защите гражданского населения. Получается, что существует и действует в Украине международное гуманитарное право, его просто необходимо имплементировать. Принимать законы, которые бы повторяли их нормы, нет необходимости. Вопрос: Но определено не все? Ответ: Некоторые моменты - нет. Наше суверенное право как государства определять систему управления войсками и территорией. Также наше право определять методы противодействия агрессору. Вопросы разминирования, обеспечения водой, предупреждения гражданского населения – это предмет гуманитарного права, и Украина должна выполнять эти нормы, независимо от наличия внутреннего законодательства. Вопрос: В вопросе реинтеграции Донбасса существуют нормы международного права, которые бы определяли ее принципы? Ответ: Мы взяли на себя обязательство выполнять пункты Минских договоренностей, без них разрешить ситуацию нельзя - такова наша позиция и позиция международного сообщества. При этом договоренности являются своего рода рамкой, а вот детали этих действий за нами. Необходим был бы закон, который определил бы наши приоритеты, базовые вещи.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета: Остро стоит вопрос нарушений правоохранительных органов

Глава правления ISD Huta Czestochowa А.Федяев: Мы заинтересованы в возобновлении работы Алчевского меткомбината для поставок нам слябов

Замглавы МВФ Липтон: Еще не время думать о выборах!

Сергей Березенко: "Сегодня мы живем по стандартам советской системы Семашко, которая не способна эффективно работать"

Премьер-министр Украины: Рост экономики в следующем году может быть выше запланированных 3%, при условии продолжения системных реформ

Замглавы НБУ Сологуб: Мы ожидаем замедления инфляции до конца года. Прогноз пока обсуждаем

Глава НДУ: Суть предстоящих изменений – поменять бизнес-процессы, которые в дальнейшем определят развитие продуктов и услуг в депозитарной системе Украины

Девять украинских батальонов уже совместимы с войсками стран НАТО – Муженко

Каким будет объединение БПП и НФ, покажет процесс дискуссий – И.Кононенко

И.о. главы "Укрзализныци" Кравцов: Мы готовы к диалогу по объему повышения грузовых тарифов несмотря на отсутствие контраргументов индексации на 22,5%

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА