17:06 18.07.2017

Вице-премьер И.Климпуш-Цинцадзе: "Украина хотела бы перейти в отношениях с ЕС с кредитов на гранты"

Интервью вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванны Климпуш-Цинцадзе агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: На прошлой неделе в Киеве состоялся саммит "Украина-ЕС". Как вы оцениваете его результаты?

Ответ: Саммиты являются рабочим инструментом высокого уровня. На них подводятся промежуточные итоги, очерчиваются определенные планы. Именно это и произошло на 19-м саммите "Украина-ЕС" в Киеве. Нам было, что представить, поскольку предварительно, на протяжении нескольких лет, была проведена большая работа, которая дала свой результат как раз перед саммитом.

В частности, речь идет о предоставлении в результате выполнения наших обязательств "безвиза" украинцам, окончательной ратификации Нидерландами Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, а, соответственно, завершении всеми институтами ЕС ратификационных процедур, – это делает возможным вступление Соглашения в силу в полноценном режиме с 1 сентября 2017 года. В целом это признание прогресса, которого достигла Украина по многим направлениям реформ.

Мы обсуждали и планы на будущее. Например, достигнуто соглашение о том, что мы должны разработать совместную "дорожную карту" выполнения Соглашения об ассоциации. В этом вопросе правительство уже сделало определенные шаги.

Также были подняты актуальные как для ЕС, так и для Украины вопросы: вопрос общей позиции и координации работы по кибербезопасности, противодействию информационным угрозам, координации работы в стратегических коммуникациях. Обсудили и вопросы, которые могут иметь непосредственное влияние на граждан, в частности, совместного пограничного, таможенного контроля. Хоть граница с ЕС и перестала быть барьером для наших граждан, но она все равно создает очереди, которых можно было бы избежать при условии большей синхронизации наших процедур с ЕС.

Давно обсуждаемым является и вопрос вхождения в общеевропейское воздушное пространство, однако сейчас это абсолютно не зависит от позиции Украины, а зависит от разногласий Великобритании и Испании по Гибралтару и Brexit. При этом мы имеем заверения европейской стороны о готовности идти нам на встречу, хоть и не имеем конкретного решения ситуации.

Вопрос: Президент Украины Петр Порошенко по итогам саммита говорил, что активно обсуждались вопросы цифрового рынка и энергетического сотрудничества.

Ответ: Да, обсуждалось вхождение Украины в формирующийся цифровой рынок ЕС. То есть наша страна уже на этом этапе участвует в формировании видения того, как эти процессы должны развиваться. Мы также обсуждали вопросы энергетической независимости Украины и энергетического будущего ЕС, участия Украины в единой энергетической системе Европы. Конечно же, мы поднимали вопрос строительства "Северного потока-2". Нам было важно услышать точку зрения стороны ЕС относительно дальнейшего развития этой ситуации. Есть надежда на то, что именно позиция Европейского совета по этому вопросу станет решающей, а также на то, что будут учтены наши аргументы о политической, а не экономической основе данного проекта.

Вопрос: В рамках саммита "Украина-ЕС" обсуждался вопрос создания совместного консорциума по управлению украинской газотранспортной системой? Какова реакция европейцев, когда возможен переход в практическую плоскость?

Ответ: В практическую плоскость заинтересованность, которая реально существует, может перейти после того, как мы проведем процесс анбандлинга (разделение добычи, транспортировки и продажи газа – ИФ-У) "Нафтогаза Украины".

Вопрос: Является ли проблемой отсутствие итоговой декларации?

Ответ: К сожалению, для принятия декларации не был найден консенсус со стороны европейских стран относительно окончательных формулировок. Само же отсутствие декларации не является трагедией, потому что у нас есть протокол совместного саммита и есть наработки приоритетных направлений сотрудничества. Вместе с тем, основные принципы наших взаимоотношений с Европейским Союзом, которые дают нам задачи на сегодняшний день, содержатся в юридически обязывающем документе – Соглашении об ассоциации. Там есть те направления, по которым мы можем двигаться. Ничего дополнительного важного декларация нам бы не дала. Жаль, что ее нет, но это не проблема.

Вопрос: Нидерланды были основным противником включения в итоговую декларацию саммита формулировки о признании ЕС евроинтеграционных стремлений Украины?

Ответ: Для Нидерландов было сложно перейти к такому уровню формулировок.

Вопрос: Ранее Нидерланды получили гарантии от Европейского Совета того, что выполнение Соглашения об ассоциации не означает автоматического получения Украиной статуса кандидата в члены ЕС.

Ответ: Да, и пункта об автоматическом получении такого статуса нет в Соглашении. При этом там написано, что Европейский Союз приветствует евроинтеграционные стремления Украины. Соглашение ратифицировано и является обязывающим документом для всех стран ЕС, и даже если сейчас некоторые страны хотели бы "поиграть с формулировками", то этого не выйдет, поскольку все формулировки заложены в Соглашении. На это Соглашение мы и ориентируемся. Любое заявление саммита не будет иметь большего веса, чем Соглашение.

Вопрос: Соглашение об ассоциации уже ратифицировано и 1 сентября вступит в силу, какие возможности открывает полноценное начало действия этого документа?

Ответ: Вступление в силу Соглашения об ассоциации в полной мере дает нам возможность полноценной работы всех двусторонних органов ассоциации. Они и так работают, но после 1 сентября наши переговоры в рамках таких двусторонних органов могут концентрироваться, при необходимости, на уточнении или корректировке дополнений к соглашению. Мы также можем приводить к соответствию с графиками, по которым мы движемся, те или иные направления нашего сотрудничества.

Вопрос: То есть, это в большей степени символичная дата?

Ответ: Если смотреть с юридической точки зрения, то Соглашение могло продолжать действовать в ограниченном режиме вечно. Теперь же мы будем иметь юридические рамки и возросшую ответственность сторон за выполнение условий Соглашения. Как мы движемся в направлении адаптации нашего законодательства к европейскому, так же и мы рассчитываем, что наши партнеры в ЕС будут готовы предоставить техническую, экспертную, финансовую поддержку для выполнения тех или иных задач Соглашения.

Вопрос: Говоря о Соглашении, какие сложности есть в его реализации?

Ответ: Подавляющее большинство мер, которые нам необходимо принять в рамках Соглашения, проходят через парламент с большим скрипом. Тут речь идет об основательной перестройке привычных и не всегда прозрачных правил. Например, мы должны проводить дерегуляцию, однако речь тут идет об отмене устаревших советских регуляций, при этом правила ЕС подразумевают как раз регуляцию. Таким образом, возникает определенный конфликт, когда в обществе введение регуляций может трактоваться, как потенциальный источник коррупции. Часто этим манипулируют, и такое восприятие является препятствием.

Вопрос: В каких реформах, предусмотренных соглашением, удалось достичь прогресса?

Ответ: В сфере энергетики - это принятие законов о рынке газа, рынке электроэнергии и работа по этим вопросам над подзаконными актами. Я рада, что имеется прогресс в принятии некоторых законопроектов, которые разрабатывались и дорабатывались на протяжении нескольких лет, в частности, о коммерческом учете в сфере тепло- и водоснабжения, об энергоэффективности зданий, о Фонде энергоэффективности.

Важные шаги были сделаны в реформировании фитосанитарного контроля. Был принят закон о безопасности пищевых продуктов, который призван создать систему контроля за тем, чем кормят животных, в каких условиях их содержат, и вплоть до контроля качества продукта перерабатывающей и пищевой промышленности. Теперь мы должны принять значительное количество подзаконных актов.

Есть прогресс в вопросах экологии, в частности, экологической оценке. Правда, пока нашим гражданам, которые не всегда имеют достаточно средств на необходимое, иногда трудно оценить важность того, чтобы это необходимое было качественным и безопасным.

Можно бы упомянуть многие антикоррупционные меры, но они предпринимались в рамках выполнения плана действий по визовой либерализации.

Вопрос: В каких сферах реформирование не продвигается?

Ответ: Есть несколько сфер, в которых мы не сделали шагов вперед, и это необходимо признать. В частности, в приближении нашего таможенного законодательства к европейскому, в вопросах защиты интеллектуальной собственности, транспорта. В сфере транспорта много вопросов по морским перевозкам, автомобильному транспорту. Те законопроекты, которые были внесены в парламент еще прошлым правительством, а нашим – перевнесены, были, к сожалению, возвращены народными депутатами. Часть этих проектов законов касаются безопасности пассажирских перевозок, что влияет на многих наших граждан.

Необходимо принять и закон об уполномоченном экономическом операторе, который был возвращен комитетом парламента обратно в правительство, хотя его доработать можно было и в парламенте между первым и вторым чтением.

Вопрос: Это со стороны парламента. А то, что касается Кабинета министров?

Ответ: Это проблема всех министерств: мы практически во всех сферах имеем отставание от плана выполнения Соглашения об ассоциации. Где-то оно больше, где-то меньше. Например, Министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства провело усилиями министра, его команды, других государственных органов значительное количество законов через парламент. Есть министерства, где движение не так успешно идет, хотя есть желание продвигать евроинтеграционную повестку дня в Раде, как в случае с Министерством инфраструктуры. Успехом Министерства финансов и в целом правительства является то, что нам впервые удалось перейти к трехгодичному планированию бюджета, как это заложено в Соглашении. Думаю, что это является революционной историей для Украины.

Вопрос: Правительство намерено активизировать работу по выполнению мер, предусмотренных Соглашением об ассоциации?

Ответ: Кабинет министров в конце мая принял решение о запуске электронной системы, которая бы обеспечивала непрерывность процесса выполнения Соглашения и мониторинг выполнения поставленных задач. Кроме того, было принято решение о создании системы утверждения переводов актов европейского права, чтобы мы эффективно адаптировали наше законодательство к европейскому. Мы актуализируем наш правительственный план реализации Соглашения об ассоциации, чтобы принять его на заседании Кабмина и потом внести в систему мониторинга, чтобы следить за выполнением. Мы хотим этот план согласовать и с парламентом. Несколько лет назад в Раде принимался план законодательного обеспечения Соглашения об ассоциации. Часть поставленных задач удалось выполнить, но теперь его нужно было бы обновить. Таким образом, парламент публично взял бы на себя обязательство провести определенную работу.

Вопрос: Имеется ли достаточное количество квалифицированных специалистов для перевода европейского законодательства для приведения наших законов в соответствие с европейскими?

Ответ: В правительстве нет отдельных штатных единиц под специалистов-переводчиков актов европейского права. Однако сотрудники правительственного офиса по вопросам европейской и евроатлантической интеграции из министерств имеют возможность работать с переводчиками из проекта, который реализует ЕС за свои средства - Association for You. Теперь, согласно принятому Кабмином решению, правительственный комитет сможет утверждать такие переводы, чтобы они выставлялись в публичный доступ в качестве официальных.

Вопрос: Вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис на прошлой неделе заявил, что если Украина выполнит определенные условия до ноября, то уже в декабре ЕС может ей выделить 3-й транш макрофинансовой помощи в EUR600 млн. Каковы эти условия?

Ответ: Перечень, на который согласилась Украина, договариваясь о макрофинансовой помощи от ЕС, включает целый ряд мер, начиная от создания условий, при которых было бы невозможно нарушать наши обязательства по зоне свободной торговли с ЕС (как это делает мораторий на экспорт леса-кругляка или введение дополнительных пошлин на вывоз товаров), заканчивая созданием автоматизированной системы предварительной проверки Национальным агентством по вопросам предотвращения коррупции электронных деклараций с использованием доступа ко всем реестрам, в том числе ГФС.

Вопрос: А этого доступа нет?

Ответ: Доступ к реестрам у НАПК уже есть, однако он предоставляется по запросу, а для автоматизации процесса необходимо внести изменения в законы – с осени мы будем работать с депутатами по этому вопросу. В то же время, и НАПК должно провести определенные организационные действия для того, чтобы пользоваться такой электронной системой и иметь возможность проводить первичную автоматическую проверку декларации.

Вопрос: В феврале, после решения о выделении 2-го транша марофинансовой помощи, в ЕС говорили о необходимости решения вопроса социальных выплат вынужденным переселенцам.

Ответ: Да, есть и такое требование. Министерству социальной политики удалось наладить систему, провести перерегистрацию и верификацию всех переселенцев и выплаты производятся ежемесячно, как и положено. Еженедельно информация о выплатах передается Евросоюзу.

Вопрос: ЕС считает удовлетворительным решение этого вопроса?

Ответ: Я думаю, что тут мы имеем конструктивное сотрудничество. Имеются вопросы относительно электронного реестра переселенцев, потому что техзадание к его разработчику готовилось не Министерством социальной политики, а Международной организацией по миграции, сама же система разрабатывалась компанией "Миранда", которая разрабатывала систему электронного декларирования.

Есть также вопросы, касающиеся банковской сферы.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: В Украине высокий процент невозврата кредитов. Необходимо создать и открыть Реестр невозвращенных кредитов. Это тоже требование для получения макрофинансовой помощи. Задач много и они разноплановые. Буквально 14 июля под председательством премьер-министра Владимира Гройсмана у нас проходило совещание по вопросу выполнения этих задач. Процесс их реализации уже идет.

Вопрос: При выделении предыдущего транша ЕС пошел Украине на уступки и согласился, чтобы правительство только внесло в парламент законопроект об отмене моратория на экспорт леса-кругляка. Будет ли принятие этого закона условием для выделения средств сейчас?

Ответ: Есть готовность Европейского Союза работать с нами над системным подходом к сохранению леса, функционированию лесной отрасли, контролю над незаконными вырубками, развитием нашей деревообрабатывающей промышленности. Мы договорились с ЕС об активном сотрудничестве на экспертном уровне, чтобы наработать окончательное понимание решения этого вопроса.

Вопрос: Законопроект об отмене моратория уже в парламенте, можно ожидать внесения альтернативного? Хватит ли времени на экспертные консультации и нахождение решения, ведь отменить мораторий необходимо до ноября?

Ответ: Только после выработки совместной позиции. А насчет того, что времени мало – сейчас каникулы у парламента, но не у правительства.

Вопрос: Как отразится на взаимоотношениях с ЕС продление вывозной пошлины на лом черных металлов еще на год?

Ответ: По металлолому такая ситуация: даже на протяжении действия дополнительной пошлины в EUR30 на тонну, экспорт в страны ЕС происходит в соответствии с Соглашением об ассоциации с пошлиной EUR9,5 на тонну.

Вопрос: Почему?

Ответ: В соответствии с законодательством, Соглашение об ассоциации с ЕС, как международный договор имеет большую юридическую силу, чем внутренний закон. Поэтому данный законопроект не влиял и не повлияет на условия экспорта лома черных металлов в ЕС.

Вопрос: Получается, он касается других стран, кроме стран-членов ЕС? Такой принцип не применялся в отношении моратория на экспорт леса-кругляка?

Ответ: Да, закон касается других стран, кроме ЕС. Такой принцип верховенства Соглашения об ассоциации нельзя было применить, поскольку тут речь идет о моратории, а не повышенных пошлинах.

Вопрос: Все вышеперечисленные условия необходимо выполнить до ноября, а если это не получится? Мы ведь понимаем, что тот же парламент может не найти консенсуса по некоторым вопросам.

Ответ: Если Украина не выполнит эти условия до конца октября в приемлемом для наших партнеров формате, хотя бы чтоб некоторые вопросы находились на финальной стадии, то мы не сможем получить последний транш макрофинансовой помощи. Эта программа помощи от ЕС заканчивает свое действие 4 января 2018 года. Тогда придется вести новые переговоры.

Вопрос: Рассматривается ли идея переговоров о новой программе финансирования Украины со стороны ЕС после завершения действующей?

Ответ: Еще рано об этом говорить. Мы имеем несколько направлений переговоров о помощи Украине со стороны ЕС и его структур. Нам бы не хотелось кредитной помощи, мы ставим на повестку дня вопрос грантовой, то есть безвозвратной помощи в определенных сферах, где мы можем говорить о каких-то, возможно, общих механизмах контроля за использованием средств. Но необходимо учитывать, что наша потребность во внешнем кредитовании зависит от успехов нашей экономики и, если экономика будет развиваться, то необходимость в кредитных средствах также уменьшится.

Вопрос: Решение о выдаче предыдущего транша помощи ЕС было привязано к решению Международного валютного фонда о выдаче транша по программе EFF, сейчас так же обстоит дело?

Ответ: И ЕС, и МВФ абсолютно однозначно смотрят на выполнение нами задач и этот процесс синхронизирован.

Вопрос: Много говорится о позитивном влиянии ЗСТ с ЕС на торговлю товарами, как обстоят дела с услугами, насколько велик тут потенциал роста и дальнейшей либерализации?

Ответ: Это основные задачи для нас – согласование "дорожных карт" по либерализации доступа наших услуг на рынок ЕС и их услуг к нам. Нужно согласовать "дорожные карты" по телекоммуникационным, почтовым, финансовым услугам, морским перевозкам.

Вопрос: Каковы перспективы развития безвизового режима, возможно в контексте дополнения ЗСТ нормами о свободном движении рабочей силы?

Ответ: Одна из задач, которую мы для себя ставим – это начало диалога относительно привлечения Украины к Шенгенской зоне. Это следующая амбициозная задача, которую мы перед собой ставим и хотели бы начать обсуждение этого вопроса. Касательно же работы, то, мне кажется, что тут мы должны сосредоточить усилия на создании возможностей для реализации наших граждан дома и нет у нас сейчас задачи, чтобы выходить на переговоры именно касательно трудоустройства украинцев в ЕС. Ведь, если сейчас наших граждан приглашают куда-то на работу, то они могут поехать, просто получив для этого разрешение и визу.

Вопрос: Почему частичное вступление в силу Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС и ЗСТ не привело к росту прямых иностранных инвестиций в страну?

Ответ: Подписание или вступление в силу Соглашения об ассоциации не может само по себе стать поводом для инвестиций. Это определенный сигнал для инвесторов, но необходима значительная работа по улучшению инвестиционного климата. Несколько лет назад в рейтинге Doing Bussines мы были на 153 месте, а сейчас мы на 80 месте. Те действия по дерегуляции, автоматическому возврату НДС, которые мы предприняли – все это должно дать результат. И в конце года, когда появится новый рейтинг Doing Bussines, я уверена, мы увидим, что Украина поднялась на несколько ступенек вверх и это важный сигнал для бизнеса. Думаю, многие со мной согласятся, что пока у нас не будет новых судов, которые всегда руководствуются принципом верховенства права, бизнес не будет чувствовать достаточной защищенности для работы в Украине. Вместе с тем, у нас увеличился приток прямых иностранных инвестиций, хоть и не в тех масштабах, в которых бы хотелось. Без прозрачных правил и возможности защитить себя в суде мы не можем рассчитывать на массовый приток иностранных инвестиций.

Вопрос: Недавно Украина, как и ряд других стран, подверглась массированной кибератаке и в связи с этим активно встал вопрос усиления кибербезопасности. У НАТО существует соответствующий трастовый фонд для Украины...

Ответ: В каждом трастовом фонде со стороны Украины есть министерство или ведомство, которое выполняет координационную функцию. Для этого фонда это - СБУ. Мы подошли к завершению первого этапа работы фонда. В ходе заседания комиссии Украина-НАТО 10 июля страны-члены Альянса высказали готовность перейти ко второму этапу функционирования фонда. Это значит, что мы с ними вместе можем на основании анализа тех угроз, с которыми столкнулись, обозначить потребности, а потом страна, ответственная за этот фонд (Румыния), будет осуществлять координацию с другими странами для реализации совместно обозначенной задачи. Нам сейчас необходимо четко определить, что нам необходимо для усиления кибербезопасности, потом будет проведен подсчет того, какая сумма на это нужна и будет вестись ее сбор среди стран-членов организации.

Вопрос: Сколько времени займет такой сбор информации, а потом и необходимых средств?

Ответ: Очевидно, что в наших же интересах делать оценку быстро, а потом совместно с Румынией вести переговоры о выделении средств на эти цели. О сроках говорить сложно, ведь тут чем раньше, тем лучше. На первом этапе все это заняло год, сейчас некоторые вещи должны идти быстрее, ведь механизм уже наработан. К тому же гарантирование безопасности в киберпространстве для нас жизненно важный вопрос и мы постараемся все сделать как можно быстрее. Думаю, члены НАТО поступят так же. Но это не вопрос недель.

Вопрос: На какую сумму было уже передано техники на первом этапе?

Ответ: Я могу назвать общую сумму, которая была собрана в трастовом фонде – это EUR1 млн 50 тыс. Эти средства были использованы. Но в них входит и оплата услуг экспертов, которые проводили анализ потребностей.

Вопрос: Много говорят и о необходимости глобальной координации усилий по киберзащите. Украина готова в этом участвовать?

Ответ: Безусловно, Украина уже принимает в этом участие и тут есть взаимный интерес по обмену опытом, например, со странами НАТО для усовершенствования систем защиты. Штаб-квартира НАТО пригласила наших специалистов этой сферы посетить ее для ознакомления с системой киберзащиты и обмена опытом.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины.

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА