11:28 15.02.2017

Президент Roshen: На должности Иуды мы больше находиться не будем

Президент Roshen: На должности Иуды мы больше находиться не будем

Интервью президента корпорации Roshen Вячеслава Москалевского информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Чего было больше в решении прекратить работу Липецкой фабрики – политики или экономики?

Ответ: Не может быть экономика без политики в этой стране, мне этот принцип россияне объяснили. Я прошел долгий путь к его пониманию. Когда Россия ввела первые антидемпинговые пошлины на кондитерские изделия, я подумал: ладно, это протекционистский шаг по защите продукта собственного производства. Но когда они начали называть ядовитой мою продукцию, то стало ясно: там никакой экономики без политики не существует.

Вопрос: Как пришло решение купить предприятие в России?

Ответ: Я учился в Москве и знаю Россию больше, чем Петр Алексеевич, это 100%. Мы искали место, чтобы нас меньше трогали. Смотрели фабрику в Орле, но там ничего не получилось, поэтому мы зашли в Липецк. Была куплена маленькая, никому не нужная фабрика. Это предприятие никогда и никого долго не интересовало. Но в 2014 году внезапно оказалось, что у нас – одних из немногих украинских компаний – есть бизнес в России, и так мы стали проклятыми. В этой стране нас интересовал исключительно рынок, но оказалось, что это приз, который не стоит борьбы.

Вопрос: Почему вы так долго шли к решению о закрытии фабрики?

Ответ: Начать деятельность предприятия и его остановить – это самое сложное, легче всего - плыть по течению. Запуск Липецкой фабрики всегда был инициативой менеджмента. Порошенко был там всего один раз в жизни – 4 февраля 2014 года - и то, только потому, что он мне лично обещал туда приехать. Производство наших конфет никогда не было связано с политической карьерой Петра Алексеевича. Если бы он занимался производством конфет, то никогда бы не стал президентом Украины. Мне же потребовалось два года, чтобы прийти к решению закрыть фабрику. Сначала я думал, что Липецкая фабрика будет нашим неприступным бастионом, а деньги от ее деятельности мы будем переправлять сюда и чем-то помогать Украине. Я до сих пор считаю, что те деньги, которые мы завели в Украину в виде налогов и дивидендов из России, – это лучше, чем ноль. Но когда сам Путин на пресс-конференции начал обсуждать прибыльность фабрики и т.д., я понял, что она для него – козырь в политической игре, который можно эксплуатировать постоянно. А для этого он намерен держать ее в заложниках (системно продлевать арест на имущество - ИФ), чтобы мы ее никак не могли продать. После 18 лет, которые я потратил на эту фабрику, да, мне понадобилось два года для того, чтобы спалить то, что я создал. Но главное я понял: на должности Иуды мы находиться не будем. Извините. Теперь нам нужно фабрику просто цивилизовано закрыть. Думаю, что она через два года превратится, как в сказке о золотой рыбке, в ржавое разбитое корыто.

Вопрос: Логистический центр в России также прекратит работу?

Ответ: Да. Вас интересует имущество, я же пытаюсь донести, что с имуществом в условиях войны вы должны мысленно расстаться. Я не за один день дошел до этого.

Вопрос: Тем не менее, есть ряд украинских компаний, которые продолжают работу в России.

Ответ: Я вам могу рассказать такую историю, как человек с опытом и со шрамами на одном месте: Когда дедушка-армянин умирал, он сказал своей семье: "Берегите евреев". И умер. Семья все думает, к чему бы это высказывание, а потом младший сын встал и говорит: "Я понял. Когда они перебьют всех евреев, то возьмутся за нас". Поэтому передаю радостный привет всем тем, кто там остался работать.

Россияне вот за белорусов взялись. Оказывается, у тех отравленное молоко, вы знали об этом? И так будет со всеми. Я уже научился жить без российских денег.

Вопрос: Фактически после закрытия фабрики и центра у вас больше не будет доступа к российскому рынку?

Ответ: Именно. Вы должны понимать, что вопрос сейчас стоит так: украинцам запрещено зарабатывать деньги в России. Ситуация там такова, что правил на рынке нет. Мы живем в абсолютно разных реальностях с россиянами. Так я еще с 2013 года, с тех пор, как нашу продукцию в России объявили ядовитой, вел для себя раздельную отчетность - с Россией и без России.

Вопрос: Губернатор Липецкой области Олег Королев заявил, что фабрика может вновь начать производство в случае продажи актива. Идут переговоры о продаже фабрики? Кто являются потенциальными покупателями?

Ответ: Олег Королев – это губернатор Липецкой области, который назначается Путиным. Что он будет делать с фабрикой, я не знаю. Гадость он, конечно, сделать может, а вот помочь – нет. Как он собрался запускать эту фабрику, я не знаю, но он делает такие заявления, будто бы он ее лично собрался выкупать. Как бы то ни было, планировать будущее преждевременно, и нам в ближайшее время точно не до Липецкой фабрики. При любом раскладе, на кой черт она нужна?!

Вопрос: Есть ли возможность перевезти оттуда оборудование в Украину?

Ответ: Мне пока никакое оборудование оттуда не нужно, мне бы свое здесь загрузить. Еще пройдет некоторое время, и то оборудование устареет и станет ненужным никому.

Вопрос: Сейчас предприятие в Липецке еще работает?

Ответ: Есть некий цикл, который предусматривает срабатывание всего уже закупленного сырья и продажу оставшейся и допроизведенной продукции. С 1 апреля фабрика прекращает производить продукцию, а где-то до 1 июня, думаю, все товары продадим.

Вопрос: Решение о закрытии фабрики было согласовано с трастом?

Ответ: Я их уведомил и все. Это было решение менеджмента. И решением менеджмента было 20 лет тому назад начать там бизнес. Все, что там было сделано, было сделано за счет российских покупателей. Они нам платили за конфеты, часть мы забирали сюда, а на остальную часть строили там фабрику.

Вопрос: Уже год корпорация Roshen работает под управлением слепого траста. Что изменилось за это время, насколько сложно работать в этих условиях?

Ответ: Корпорация работает нормально. Мы встретились с Rothschild, договорились, как будем перед ними отчитываться, и все.

Вопрос: Вы будете выплачивать дивиденды за 2016 год?

Ответ: Дивиденды за 2016 год еще не выплачивались. За 2014-2015 гг. мы выплатим 1,3 млрд грн дивидендов, из них 382 млн грн уже выплатили, остальную часть выплатим в течение года. Кроме этого, у нас на ликвидации находится Мариупольская кондитерская фабрика. Раньше это было коллективное предприятие, и я хочу отдать деньги тем акционерам, которые там были, кроме нас. Наша доля в уставном капитале этой фабрики – 94%, остальные 6% - это другие акционеры. Уставный капитал предприятия – 41 млн грн.

Вопрос: Расскажите о ваших производственных результатах в 2016 году. Ощутили ли вы рост рынка в прошлом году?

Ответ: Мы ощутили, что падение прекратилось, но и роста пока нет. За последних три года обновили ассортимент и сделали его более доступным. В прошлом году продали в Украине ровно столько, как и в позапрошлом, – около 220 тыс. тонн продукции.

Вопрос: Какая доля продукции в общем объеме продаж идет на экспорт?

Ответ: Мы продаем 65% своей продукции в Украине, 35% идет на экспорт. Доля продаж в ЕС составляет 5% от общего объема. В РФ не экспортируем ничего с 2013 года. Если вы помните, для нас их рынок стал закрытым раньше, чем для всех остальных украинских компаний. Праздничный день для Roshen настал 29 июля 2013 года, когда нас объявили ядовитыми (Роспотребназор заявил о выявлении бензопирена - ИФ). До 2013 года доля экспорта в Россию от общего экспорта составляла 58%. Российским рынком в Украине мы занимались около 20 лет. Чтобы закрыть его потерю, нужно время, ведь на новых для нас рынках уже кто-то есть.

Вопрос: Как обстоят дела с транзитом вашей продукции в страны СНГ?

Ответ: Последнюю гадость, которую сделали нам русские, это закрыли транзит для торговли со странами СНГ. Да, мы везем туда свою продукцию, но это получается дольше по времени и дороже по деньгам. Существует монополия паромных перевозок "Укрферри" с очень высокими тарифами. Решить эту ситуацию можно только одним путем: купить себе паром и начать конкурировать с ними. Но мы этого делать не будем.

Наши поставки в страны СНГ сократились, но достижением этого года стало то, что мы это падение компенсировали ростом в ЕС, странах Ближнего Востока, плюс чуть-чуть нарастили продажи в Украине. И в результате мы вышли в ноль.

Вопрос: Расскажите, какие объемы производства имеют ваши европейские фабрики?

Ответ: Литовская фабрика выпускает порядка 500 тонн продукции в месяц и специализируется на производстве карамели. Сладости реализуются в Болгарии, Польше, Румынии. В Украину оттуда мы везем конфеты "Роксики". Приблизительно столько же продукции производит фабрика в Будапеште. Они обе маленькие по своей сути.

Вопрос: Расскажите о строительстве бисквитной фабрики под Борисполем?

Ответ: Да. Фактически это будет цех. Он строится по другому принципу, чем строилась фабрика в Киеве. Он будет одноэтажным, а Киевская фабрика – это многоэтажная конструкция. Сейчас в мире никто печенье не печет на трех этажах. В общем-то, печь печенье в центре города на 8-ми гектарах – глупо. Нам стало понятно, что если мы хотим войти в бисквитную группу, то нужно начинать с чистого листа. Мы искали что-то поближе к нашему складу в Яготине и таким образом нашли Борисполь. Когда нам выделили участок земли, все началось с ее осушения, потому что нам выдали болото. После осушения идет дренаж, прокладывание всех коммуникаций, подключение электричества и газа, укладка дорог. Это все лучше делать сразу, чтобы это было удобно, и потом ничего не пришлось переделывать. Строительство, я думаю, закончится в конце этого года. Потом мы запустим одну пробную линию. Вся бисквитная фабрика обойдется порядка 1,5 млрд грн.

Вопрос: Специалистов для работы в Борисполе где будете искать?

Ответ: Будут люди, которые перейдут туда с Киевской фабрики, будем нанимать и новых. Чтобы организовать новую фабрику, должен пройти определенный период времени, чтобы появился коллектив, устоялся костяк. Вопрос: Будет ли спрос на печенье в Украине? Ответ: Мы организуем (смеется). Мы будем делать продукцию такого качества, чтобы спрос был. В Украине хорошего печенья по доступной цене очень мало. Вопрос: Что произойдет с Киевской фабрикой, она будет производить торты? Ответ: Киевская фабрика до войны производила 7,5 тыс. тонн продукции в месяц. Когда Роспотребнадзор запретил нашу продукцию в РФ, и пришлось закрыть Мариупольскую фабрику, у меня была идея закрыть и Киевскую. Но Киевская фабрика является символом города. Так что она будет делать только торты и больше ничего. Со временем она может превратиться, например, в музей или офис. Мы не собираемся ее сносить, просто хотим дать ей новую жизнь, а то получается, что в центре города стоит мертвое предприятие. Вопрос: Можете спрогнозировать цены на кондитерские изделия в Украине в 2017 году? Ответ: Произошла девальвация, обрушился фунт из-за Brexit, а урожай какао-бобов был хорошим – эти факторы малопредсказуемые, и все влияют на цену. Я никогда не задумываюсь над тем, какими будут цены на тот или иной вид продукции. Меня интересует маржинальность. В нашем ассортименте 350 позиций, и каждая из них живет своей жизнью. Поэтому говорить о ценах на каждую позицию очень сложно. Вопрос: Расскажите, как развивается ваша фирменная сеть? Вы будете открывать новые магазины в столице? Ответ: В Киеве осталось мало мест для открытия наших магазинов. Мы в прошлом году открылись в Одессе. Так что теперь у нас есть магазины в Киеве, Львове, Одессе, Виннице и Харькове. Самый яркий город – это Львов. Мы там пережили и ненависть, и что угодно. Это был самый тяжелый город из всех. Мне там даже сообщили, что все наши торты на маргарине, но оказалось, что львовянам нечего противопоставить нашей продукции. В декабре на один магазин во Львове у нас было 147 тыс. чеков, в ноябре было 125 тыс. чеков, в октябре - 124 тыс. чеков. В Виннице ситуация совсем другая - там у нас в декабре было 112 тыс. чеков, в ноябре - 88 тыс. У нас там тоже три магазина, поэтому вы можете сравнить эти два города. В Киеве у нас 30 магазинов. В декабре по ним было 1,3 млн чеков, в ноябре 1 млн и столько же в октябре. Каждый город отличается друг от друга, и пока мы не закончим с одним, то нет смысла идти дальше. Если у вас в городе один магазин, то это одно, но если их уже три, то вы становитесь частью городского пейзажа. Фирменная сеть – это больше рекламный проект. Магазины постоянно у вас на глазах, но в общем объеме выручки они дают менее 5%. При всей кажущейся выгодности этого направления, у нас все деньги уходят на аренду помещения, даже не на зарплату сотрудникам. Своя сеть – это не очень выгодный вариант. Если бы это было по-другому, то у всех бы были свои фирменные сети. Вопрос: Давайте перейдем к вопросам о вашей социальной деятельности. Вы как-то пытались уладить ситуацию с общественностью, которая сложилась вокруг Театра на Подоле? Ответ: Roshen - просто меценат и дает деньги на этот проект, а есть заказчик – Киевская горгосадминистрация. Они посчитали, что будет хорошо, если в городе появится первый современный театр. Но возмущенную общественность (общественная организация "Громада Андреевского узвоза" - ИФ) я к себе таки пригласил. У нас была встреча здесь в прошлом месяце, в пятницу 13. Я предложил провести за свой счет архитектурный конкурс на изменение внешнего вида театра. Предложил, чтобы критерии конкурса и состав комиссии мы определили совместно. Но без изменения высоты, так как тогда бы театр остался без сцены. Они сказали: "Нет, нас это не устраивает. Мы продолжаем бороться. Нужно снести 10 метров высоты здания". Я ответил: "Хорошо". Они: "Вы понимаете, что если что, мы сожжем этот театр". Я говорю: "Моя задача строить, а вы его жгите". Вопрос: Вы будете официально анонсировать дату открытия театра? Ответ: Сейчас нужно его достроить. Вопрос: Расскажите, когда будет официально открыт модернизированный Черкасский зоопарк? Ответ: Мы хотели сделать открытие 15 декабря, но не учли, что медведи в это время уже впадут в спячку (смеется). Поэтому открытие состоится в апреле. Вопрос: Сколько средств инвестировала ваша компания в социальные проекты в сфере здравоохранения? Ответ: По "Охматдету" у нас есть долгосрочная программа. В прошлом году в их поликлинике мы провели капитальную реконструкцию всех систем, установили новые лифты. В хирургии на Черновола с нуля сделали централизованную систему подачи сжатого воздуха, установили современное оборудование, лифты. В этом месяце привезут еще новый рентген аппарат. Все это обошлось мне в более чем 50 млн грн. В этом ключе мы со своей стороны увидели, что такие вещи как социальная помощь компаний, прессу вообще не интересуют. Нужно сжечь театр или сделать его черным, чтобы на это обратили внимание. Я считаю, что надо говорить о том, что частные компании делают что-то для общества. Тогда бы больше всего делать стали, вместо того, чтобы бумагу пачкать и эфир засорять. Проект с "Охматдетом" мы продолжаем и в этом году. Решили заняться центральным стерилизационным отделением. Все, что существует в больнице должно стерилизоваться, но отделение в таком состоянии, что оно скоро рухнет. Если его закрыть, то прекращает свое существование практически вся больница. Стоимость восстановления центрального стерилизационного отделения составляет 25 млн грн. Также с осени прошлого года мы начали помогать центру детской кардиологии и кардиохирургии. Благодаря нам возобновила свою работу рентген-операционная, которая не работала полгода. На 10 млн грн в 2016 года было оказано помощи в лечении и реабилитации в Германии, Австрии, Словакии и Греции пострадавшим в АТО, а также материальной помощи жителям Востока. Вопрос: Сейчас в Украине на начальном этапе реформа медицины, видите ли вы желание со стороны врачей что-то менять? Ответ: Нужно понимать, что 25 лет Украину не интересовала система медицины, и мы лечились у тех же врачей, у которых и сейчас лечимся. Через 25 лет наш народ начал говорить: это же коррупция. А мы что, 25 лет не знали, как живут наши врачи? Я считаю, что нужно ввести систему медстрахования. Недавно мы покупали операционные столы, так один стол стоит, извините, 2 млн грн. А к столу должно быть все остальное и, самое главное, – это руки человека, который умеет всем этим пользоваться. Руки стоят дороже всего. Мы, кроме того, что закупаем оборудование в больницу, еще и привозим специалистов, которые учат наших врачей им пользоваться. Вопрос: Что касается умелых рук - испытывает ли ваша компания дефицит квалифицированных кадров и нужно ли, по вашему мнению, менять систему образования в Украине в целом? Ответ: Наши университеты – это прошлый век. Они должны давать базовые знания, потому, что оборудование быстро меняется, и ты сначала учишься на одном, пока доучился – уже все совсем по-другому. ВУЗов в Украине много, но качество образования в них низкое. Люди выходят оттуда и идут работать не по специальности.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Президент МАУ: Авиаотрасль не может полноценно развиваться без госстратегии и привлечения к ее разработке флагманского перевозчика и аэропорта (I часть)

Управляющий директор CFA Institute в регионе EMEA: любой актив может получить инвестиции при наличии доверия в системе

Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей и дать срок на адаптацию - и.о. главы ГФС Мирослав Продан

Гендиректор "МакДональдз Юкрейн": Нам пока не доступны города до 40 тыс. в Украине

В.Ковальчук, руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго": "Моя команда – главный актив "Укрэнерго". И она, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике"

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Директор "Фрезениус Медикал Кер Украина": "Госклиники не заинтересованы в корректном подсчете стоимости гемодиализа"

Павел Ковтонюк: "После принятия закона о медреформе, автономизация клиники намного ускорится"

Президент УФС: Мы стоим на пороге перерождения страхового рынка

Госсекретарь Минфина Евгений Капинус: Верификация выявила почти 56 тыс. умерших получателей субсидий

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА