10:40 21.12.2016

Управляющий директор GlobalLogic в Украине И.Беда: В этом году рост экспорта услуг IT-аутсорсинга будет на уровне 15-20%

Эксклюзивное интервью управляющего директора GlobalLogic в Украине Игоря Беды информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Что происходит в настоящее время с развитием IT-аутсорсинга в Украине? Продолжается ли рост?

Ответ: Однозначно, отрасль растет, темп роста возобновляется. Хотя он еще не на том уровне, который был до кризисного времени, когда мы привыкли расти где-то на 30-35% в год. Я ожидаю, что в этом году рост рынка экспорта услуг IT-аутсорсинга будет на уровне 15-20% - а это в нынешних условиях весьма неплохо. Учитывая, что этот рост происходит в твердой валюте, то увеличение сбора налогов будет намного более существенным. Мы видим положительные тренды.

Вопрос: А насколько растет GlobalLogic Украина?

Ответ: Перед компанией стояла задача обеспечить рост порядка 12% в этом году. И уже видно, что мы вырастем минимум на 15%, а то и больше - 17%.

Вопрос: За 2015 год украинские IT-компании экспортировали услуги на $2,5 млрд. Какова в этом показателе доля GlobalLogic?

Ответ: Смотрите: топ-5 крупных компаний представляют около 16% рынка, из них доля GlobalLogic, в свою очередь, составляет ориентировочно 3%. Где-то так можно подсчитать, но это очень условно.

Вопрос: Можете озвучить финпоказатели, например, за ІІІ квартал этого года?

Ответ: К сожалению, мы не можем раскрывать наши финпоказатели, так как не являемся публичной компанией. Могу только сказать, что по итогам 2015 года наша чистая выручка составила 1,88 млрд гривен, а чистый доход – около 118 млн. По сравнению с 2014 годом рост чистого дохода составил около 22%.

Вопрос: Над чем сейчас работает компания?

Ответ: В Украине мы сотрудничаем более чем с 120 клиентами в совершенно разных индустриях, одновременно у нас около 300 проектов. Можно сказать, что наша компания помогает спасать человеческие жизни, делать жизнь интереснее и проще. У нас есть ряд продуктов в медицинской отрасли: начиная от автоматических дефибрилляторов, которые способны принимать решение, делать дефибрилляцию или нет, заканчивая инсулиновой помпой, которая облегчает жизнь диабетикам.

Также у нас много проектов для автомобильной отрасли. К слову, это одна из самых перспективных индустрий для цифровых инноваций. Например, уже у 2020 году производители обещают, что все новые автомобили будут иметь подключение к интернету. Многие из ведущих автобрендов также серьезно занимаются созданием беспилотных авто и т.п. У нас много проектов в digital-media Мы помогаем разрабатывать продукты, которые позволяют создавать, передавать, редактировать и показывать различный мультимедийный контент.

Вопрос: Последние два года ознаменовались постоянными опасениями начала полномасштабной войны в Украине и падением экономики. Сейчас статистика подсказывает, что экономика начала понемногу восстанавливаться. Вы ощущаете это?

Ответ: За последние два года это были не просто опасения – были очень серьезные риски, которые, думаю, не до конца были видны в Украине. Большинство, особенно крупных, IT-компаний работало с этими рисками. К нам приходили клиенты и говорили: "У вас идет война, как вы собираетесь выполнять наши заказы в условиях, что она может распространиться на всю территорию Украины?"

Например, некоторую часть бизнеса мы переместили из Украины в Польшу и Словакию по причине того, что клиентам было некомфортно оставаться только в Украине. Это замедлило наш рост и развитие локального рынка, но нам удалось диверсифицировать риски, в результате большая часть бизнеса все-таки осталась в Украине.

Вопрос: Сейчас ситуация улучшилась?

Ответ: Сейчас ситуация, в частности, относительно геополитических рисков, более-менее стабилизировалась: военный конфликт заморожен на определенной территории. Это однозначно улучшает ситуацию по сравнению с предыдущими годами. Можно говорить: если конфликт будет существовать не в большей степени, чем он существует, то индустрия может вернуться к росту более 20% в год. А каким будет этот рост – 25%, 30% или, может, 35% в год, покажет время.

Вопрос: Какие еще риски, кроме военных, вы видите?

Ответ: Это - непредсказуемая фискальная и регуляторная политика государства по отношению к бизнесу.

На текущий момент мы сотрудничаем с инженерами в таком формате, который наиболее точно отображает суть работы разработчиков и используется по всему миру. Это – свободное сотрудничество одного индивидуума с одной или несколькими компаниями. Это очень мобильно и удобно.

Но в последнее время ведется много разговоров о необходимости реформирования этой формы сотрудничества в целом.

Вопрос: Вы имеете в виду упрощенную систему налогообложения?

Ответ: Да. В первую очередь это касается других индустрий, но так или иначе любые изменения здесь могут повлиять на IT. Сама IT-индустрия в Украине сложилась и показывала рост, в том числе, потому, что у нас возможна контрактная форма сотрудничества с независимыми специалистами на едином налоге.

Мы, с одной стороны, понимаем, что в упрощенной системе налоговая ставка достаточно низкая. С другой стороны, резкий переход независимых специалистов на общую систему налогообложения повлияет на IT-индустрию крайне негативно. Сами специалисты могут массово уехать из Украины, а бизнес в сфере IT просто "перетечет" в другие страны.

Вопрос: Какова ваша позиция относительно намерения государства упразднить "упрощенку". Каким вы видите компромисс в этом вопросе?

Ответ: IT-индустрия готова к плавному повышению налогов в сторону того, чтобы упрощенная система приносила больше дохода в государственный бюджет. Согласно недавнему исследованию PwC, приемлемым для отрасли будет сценарий планомерного роста ставки единого налога (не более чем на 1% в год) вплоть до 10%. При этом важно понимать: наибольший эффект экономика получит не от самого повышения налогов, а от сопряженного с ним дополнительного стимулирования IT-индустрии (реформа образования, улучшения условий ведения бизнеса и т.п.). Резкое же увеличение ставки единого налога (например, до обсуждаемых ранее 20%) убьет IT-индустрию в Украине.

Главная причина опасений в том, что налогообложение доходов технических специалистов очень сильно влияет на себестоимость услуг в IT. Если взять, например, металлургию, то фонд зарплат там будет составлять, допустим, около 10% от общего валового дохода. Оплата же услуг технических специалистов - это около 50% всех затрат IT-компаний. Любое резкое увеличение налога на оплату этих услуг существенно увеличит себестоимость услуг самих IT-компаний. В свою очередь, это снизит конкурентоспособность Украины по сравнению с другими странами, где себестоимость услуг останется неизменной.

Другая сторона вопроса – привлекательность Украины для самих технических специалистов. Последний опрос украинского IT-рынка показал, что 75% респондентов серьезно рассматривают возможность переезда в другую страну.

Одна из весомых причин, по которым они остаются здесь, это то, что их покупательная способность в Украине очень высока, учитывая сегодняшний уровень цен по сравнению со странами Европы. Но, если налог увеличат, не исключаю, что и люди начнут уезжать быстрее. Выпускники технических вузов отчасти будут восполнять этот отток, но они не смогут заменить опытных разработчиков, которые иммигрируют в первую очередь. Поэтому развитие индустрии существенно замедлится, поскольку одного классического образования для работы со сложными R&D-проектами недостаточно, а таковых в нашей компании около 90%.

Вопрос: Власть вас слышит?

Ответ: С нынешними представителями Кабмина и других государственных структур есть некий диалог, в котором мы видим обратную связь. Тем более, что у нас нет цели во что бы то ни стало сохранить текущие условия работы индустрии. Наоборот, мы готовы обсуждать изменения, которые будут приемлемы и для государства, и для бизнеса.

Вопрос: Какая еще поддержка нужна от государства?

Ответ: Еще один очень важный момент, изменения в котором моментально не видны, - это образование. Украинское образование, с одной стороны, традиционно сильное: большое количество вузов, способных выпускать значительное количество студентов с профильным образованием для IT-отрасли. С другой стороны, система образования и материалы, по которым обучаются студенты, мягко говоря, не модернизируются. Разрыв между уровнем знаний и умений, который необходим нам для того, чтобы взять человека на проект, и тем уровнем, который дает вуз, увеличивается.

Пока мы закрываем этот разрыв обучающими программами, которых у нас много - как внутренних, так и внешних, в том числе совместных с университетами. Это позволяет нам этот разрыв более-менее нивелировать.

Хотелось бы, чтобы вузы работали больше, чтобы они модернизировали свои программы обучения и больше соответствовали требованиям рынка. Многие вузы и хотят что-то изменить, но они настолько жестко регулируемы государством, что не в состоянии многие вещи внедрять.

Вопрос: В последнее время участились обыски, изъятия оборудования. Ощутили ли вы на себе это давление?

Ответ: Я бы не сказал, что эти случаи участились. Скорее наоборот, они происходят реже. Другое дело, что каждый подобный случай вызывает резонанс. Возможно, кажется, что они участились, потому что они начали получать очень большой резонанс - и это хорошо. Если раньше никто не верил, что, дав огласку какому-то случаю, ты получишь справедливое решение, то сейчас это стало возможным. Люди начали верить и использовать публичные методы противостояния каким-то, по их мнению, незаконным действиям со стороны силовых структур.

Разумеется, в Украине есть и проблемы пиратства, прежде всего, а сфере видео- и аудиоконтента. Это и одна из преград, которая не дает стране развивать продуктовое IT, поскольку отсутствует четкая регуляторная политика в отношении соблюдения авторских прав.

Из хорошего за последний год: у нас состоялось несколько встреч, инициированных не только IT-индустрией, но и государством. Мы обсуждали, в чем заключается давление и как сделать, чтобы это не сказывалось негативно на всей индустрии. Я должен сказать: в последнее время однозначно более позитивный диалог, чем три года назад.

Вопрос: З ГФС в том числе?

Ответ: В том числе.

Вопрос: Существует ли некое противостояние между аутсорсинговыми компаниями и продуктовыми?

Ответ: Компаний, которые выпускают собственный продукт в Украине, к сожалению, крайне мало. Не потому, что нет людей, которые могли бы придумать хороший продукт и выпустить его. Стартапы в Украине появляются. Их покупают мировые бренды.

В то же время в стране нет четкой политики, которая бы позволяла регистрировать свои права здесь и охранять их по всему миру. Из моего круга знакомых люди, которые что-то придумывают, патентуют и регистрируют, делают это в США. Таковы реалии. Поэтому я бы не сказал, что есть какое-то противостояние. Наоборот, считаю, у нас не появились бы те люди, которые могут придумывать и реализовывать продукты, если бы у нас в принципе не было IT-аутсорсинга. Люди, у которых есть опыт в коммерческих проектах в других компаниях, которые были частью системы создания продукта, научились это делать. И когда ты помог создать первый, второй, третий продукт, у тебя появляется мировое видение того, какие продукты в принципе в мире создаются, куда движется мир. Тогда ты можешь создать свою идею и реализовать ее.

Полагаю, что в итоге мы должны перейти к продуктовому бизнесу на территории Украины. Очень хорошим примером, как это может произойти, является Израиль. Раньше туда приходили за аутсорсингом, на который очень быстро взвинтились цены. Так же происходит сейчас у нас. Потом аутсорсинг "отхлынул”, поскольку стал экономически невыгодным, и развился продуктовый бизнес.

В Украине мы еще какое-то время в аутсорсинге можем развиваться, потому что масштаб страны позволяет индустрии расти. Но однозначно мы не можем конкурировать, например, с Индией, у которой несколько миллионов программистов.

Вопрос. Сколько есть времени для развития потенциала аутсорсинга в Украине?

Ответ: Думаю, еще лет пять мы точно можем развиваться активно. В то же время параллельно должен начать развиваться продуктовый рынок. Это будет очень хорошим стимулом для развития индустрии в целом.

Прелесть Украины – в наличии талантливых сильных инженеров. Появление и развитие продуктовых компаний в стране дает очень хорошую мировую рекламу того, что здесь есть талантливые инженеры. Я бы не сказал, что здесь есть противостояние – это нормальный процесс эволюции индустрии из аутсорсинга в продукты.

Вопрос: Когда может начаться рост количества продуктовых компаний в Украине?

Ответ: Для этого нужно несколько вещей. Во-первых, мы говорили о защите интеллектуальной собственности и благоприятном бизнес-климате. Это те две вещи, которые должны быть базовыми. И чтобы этой реальности начали доверять, поскольку этой реальности сейчас нет. Вторая вещь, и это очень важно, чтобы Украина развивалась экономически. IТ проникает в другие отрасли и является в основном премиум-инструментом, который вы подключаете к своему бизнесу, чтобы сделать его еще более эффективным. Пока что остальные индустрии у нас находятся в стадии выживания, им не до этих премиум-инструментов. Если у вас под боком есть рынок, готовый применять эти продукты, видение у людей будет расширяться, а количество идей и продуктов, которые будут реализовываться, будет больше. Появится локальный IT-рынок. Потому что сейчас, на мой взгляд, его нет.

Вопрос: В чем особенность украинских IT-специалистов по сравнению с соседними странами?

Ответ: Если сравнивать с Беларусью и Россией, то концентрация инженеров в Украине больше, чем в этих странах. Там также есть большое количество талантливых инженеров, но у каждой страны есть свои сложности. Например, население Беларуси значительно меньше, чем в Украине, поэтому так масштабироваться, как мы, они не могут. Россия же для нас была достаточно сильным конкурентом. Сейчас из-за геополитических условий они как бы не совсем в игре. С другой стороны, я знаю, что большое количество международных компаний по-прежнему сотрудничает с РФ, а также в силу того, что там индустрия не привязана к твердой валюте, их зарплаты очень сильно упали.

Интересно, что в свое время IT-аутсорсинг в Украину попал из РФ, где в Москве и Санкт-Петербурге зарплаты настолько выросли, что они стали неконкурентоспособными на мировой арене, и тогда Украина открылась как направление. Сейчас они становятся конкурентоспособными, потому что уровень зарплат очень сильно "просел". Я слышал о том, что многие российские инженеры, узнав о среднем уровне зарплат в отрасли в Украине, переезжают сюда. В Украине проще получить международные заказы, есть привязка к твердой валюте.

Вопрос: А если говорить о соседних странах, которые являются членами ЕС?

Ответ: Если взять, например, Польшу, то, как только она вступила в ЕС, туда пришло много крупных международных компаний, таких как DHL, Oracle, поскольку там немного дешевле, чем в Германии, Великобритании и т. д. Но есть одна интересная особенность. ЕС сильно отличается от Украины по регулятивной политике трудовой занятости. Люди работают не больше установленного времени, они привыкли уходить с работы в 17:00. В IT очень важно быть гибким: например, сейчас мы работаем все вместе до ночи три дня подряд, а затем берем отдых на несколько дней. В Европе это сложнее реализовывать.

Украинцы имеют внедренную культуру в IT, очень похожую на американскую. Поэтому американцам легко и удобно работать с украинцами. Наш народ достаточно трудолюбив и дает хорошую отдачу.

РЕКЛАМА

SOCIAL

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Loading...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины.

РЕКЛАМА
ПОГОДА
РЕКЛАМА