09:00 08.12.2016

Уляна Супрун: "Негативный опыт прошлой реимбурсации заключался в том, что врачи выбирали самые дорогие препараты"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" и. о. министра здравоохранения Уляны Супрун (вторая часть)

Вопрос: Минздрав начал работу над созданием структуры агентства, которое будет заниматься закупкой лекарств за средства госбюджета. В этой новой закупочной организации будут предусмотрены какие-то превентивные механизмы для предотвращения коррупции?

Ответ: Закупки будут идти через систему "Прозорро", как осуществляются и другие государственные закупки. Но в медицинских закупках есть специфика. Например, лекарства имеют и дозировку, а такие вещи сейчас в "Прозорро" не предусмотрены. Поэтому специалисты этой системы сейчас работают над тем, чтобы была возможность покупать через нее и лекарства.

Наша задача - чтобы в национальной закупочной организации были запущены правильные процедуры, как это происходит в международных организациях. Чтобы не было проблем с коррупцией, чтобы тендеры были открытыми, чтобы технические задачи прописывались не коррупционно, чтобы был доступ для всех. Эта национальная организация сможет закупать лекарства не только по госзакупкам, но и для всех регионов. Так, если город хочет закупать инсулин, то он сможет сделать это через государственную организацию, которая может присоединить эту закупку к государственной, включив в нее потребности отдельных регионов. Таким образом, если мы будем закупать большее количество, тогда большей будет скидка, и это пойдет на пользу пациентам.

Мы уверены: все это будет проходить прозрачно, открыто и тогда, когда появится государственное страховое агентство, которое будет существовать независимо от Минздрава, будет закупать услуги через электронную систему, где не будет присутствовать человеческий фактор.

Вопрос: Какие изменения ожидают систему регистрации лекарств?

Ответ: Регистрацию лекарств также ожидают изменения. Сейчас происходит большое реформирование ГЭЦ и Гослекслужбы. Сегодня фактически рынок регулируют три организации – ГЭЦ, который занимается регистрацией, Гослекслужба, которая занимается оборотом, и Минздрав, чья подпись необходима на всех документах.

На самом деле Минздрав здесь не нужен. Министерство должно заниматься политикой и контролировать, чтобы все было правильно, чтобы выполнялось законодательство. Тогда не будет коррупционной составляющей, что кто-то в Минздраве решает, какие лекарства зарегистрировать. Такие решения не должен принимать кто-то из Минздрава.

Вопрос: Но ведь экспертные группы, которые формируют номенклатуру закупок, работают при Минздраве...

Ответ: Они работают при Минздраве, так как Минздрав предоставляет эти заказы. Но это не те люди, которые работают в Минздраве - это эксперты, приглашенные только для того, чтобы сформировать номенклатуру. Сейчас мы меняем процедуру формирования этих экспертных групп - этим сейчас занимается внештатный сотрудник Минздрава.

1 декабря мы начали процедуру закупок за бюджет 2017 года. Уже доставлены первые лекарства, закупленные за бюджет 2016 года. В 2015-2016 гг. мы в этом отношении работали не очень эффективно, но на 2017 годы уверены: все пойдет совершенно иначе, мы изменим процедуру, чтобы она была другой. Сегодня завершаем прописывание этой процедуры. Так, в 2017 году будет одна экспертная группа, которую будем приглашать для формирования номенклатуры.

Вопрос: Но вас спросят, как одна группа может заниматься и онкологией, и орфанными заболеваниями?

Ответ: Сейчас по каждой номенклатуре есть большая группа лиц, из которых 90% - не эксперты, это заинтересованные люди, которые хотят послушать и поинтересоваться, что происходит. Вместо таких групп мы будем приглашать людей, в том числе из-за рубежа, которые смогут дать экспертное мнение о самых современных лекарствах. Сейчас часто лекарства, которые закупаем, не используются в других странах, они устаревшие. Например, по онкологии закупаются препараты, которые имеют больше побочных эффектов. В то же время существует очень много новых лекарств, которые не используются, поскольку в Украине нет опыта их применения.

Вопрос: Вы уже разъяснили фармсообщестсву, как будет работать референтное ценообразование?

Ответ: На состоявшейся встрече с премьер-министром, ведущими отечественными и иностранными производителями, а также с представителями аптечной ассоциации мы объясняли, как это все будет происходить. По итогам встречи стало понятно, что компании, ориентированные на мировые рынки, понимают, что происходит. Внешнее референтное ценообразование является нормальной и принятой во многих странах практикой. Иностранным производителям не нужно было объяснять, что такое референтное ценообразование и как оно работает, им не нужно объяснять, что такое реимбурсация. Иностранные производители только хотели знать, какие лекарства и по какой цене будет реимбурсированы. И они понимают, что в каждой стране реимбурсация осуществляется по-разному, каждая страна выбирает лучший способ для себя.

Вопрос: Как будет определяться референтная цена на комбинированные препараты?

Ответ: Это все будет определено, мы сейчас работаем над этим.

Референтные цены начинаются с 1 января, реимбурсация - с 1 апреля. Сначала мы хотим, чтобы заработали референтные цены, чтобы цены немного снизились, чтобы заработала процедура упрощенной регистрации лекарств, чтобы эти препараты зашли на украинский рынок, и только тогда начнем программу реимбурсации.

Вопрос: Вы учитывали негативный опыт старых программ реимбурсации?

Ответ: Да. У большинства негативный опыт заключался в том, что рецепты выписывались не по МНН, а по торговой марке, при этом врачи выбирали самые дорогие препараты. В результате финансовые ресурсы, выделенные на эти программы, очень быстро закончились.

Теперь мы будем выписывать рецепты по МНН, а не по торговым маркам, будем реимбурсировать по самой низкой цене. Тот, кто выберет препарат дороже, может доплатить.

Мы считаем реимбурсацию нужной, особенно людям, которые действительно постоянно нуждаются в лекарствах, это - пожилые люди, пенсионеры с низкой пенсией, которые не могут заплатить за лекарства для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Мы хотим, чтобы они имели доступ к лекарствам. Даже если это будут самые дешевые генерики, они все равно будут действовать, и пациенты не будут иметь с ними каких-то проблем. Это абсолютно нормальные лекарства. А те, кто захочет купить самые дорогие лекарства, будут сами оплачивать их.

Вопрос: Некоторые эксперты считают, что перечень МНН, которые будут реимбурсироваться, несколько устаревший, такие препараты в мире используют нечасто...

Ответ: Преимущественно эти МНН достаточно современны, они есть на рынке Украины. Так мы сможем их закупать и убедимся, что они есть в наличии в наших референтных странах.

При формировании перечня МНН для программ реимбурсации мы поняли, что должны сузить количество препаратов из Национального перечня лекарственных средств: сейчас их более тысячи. Мы планируем сократить Нацперечень почти до 300 наименований.

Вопрос: Что будет с не вошедшими в перечень препаратами?

Ответ: Они и дальше будут продаваться и присутствовать на рынке Украины, но не будут реимбурсированы, не будут закупаться за средства бюджетов разных уровней. Никто не сможет закупать лекарства, которых нет в Национальном перечне.

Вопрос: Почему в государственную реимбурсацию была включена бронхиальная астма, ведь есть болезни, от которых умирает гораздо больше людей?

Ответ: Во-первых, пациентов с бронхиальной астмой не так много - немногим более 200 тыс. Они постоянно пользуются лекарствами и не могут обходиться без них. В то же время это люди активного трудоспособного возраста, учатся или работают. Если они будут бесплатно получать эти препараты, они не будут исключены из экономической жизни государства. При относительно небольших затратах мы, таким образом, сможем в масштабах государства получить значительный эффект. Мы выбрали именно эту нозологию, поскольку хотим лечить не только болезни, от которых умирают люди, но и улучшить качество жизни.

Вопрос: Программа реимбурсации по бронхиальной астме рассчитана на импортные лекарства?

Ответ: Программы реимбурсации рассчитываются на препараты, которые есть на рынке в данной нозологии, независимо от того, отечественные они или импортные. Если самыми дешевыми будут импортные, то реимбурсироваться будут они.

Вопрос: Периодически в интернете начинают писать, что Уляна Супрун уходит с должности, появляются разные кандидаты на пост министра здравоохранения. Вы все же планируете запустить работу Национальной службы здоровья или готовы покинуть должность?

Ответ: Нет, я не оставляю должность. Я буду работать до тех пор, пока это будет необходимо. Думаю, сейчас в Украине такая необходимость есть, поэтому буду работать дальше.

Не думаю, что сейчас можно легко найти желающих возглавить министерство. Сейчас я работаю со своей командой, мы друг с другом очень хорошо сотрудничаем, каждый имеет свое направление, мы вместе идем в будущее. И я даже не думаю, чтобы оставить эту должность. Когда при назначении я разговаривала с премьер-министром и президентом, меня спросили, готова ли я. И я ответила: готова и беру на себя ответственность. Все мои усилия направлены на то, чтобы улучшить не систему здравоохранения, а жизнь и здоровье украинцев.

Мы говорим не теоретически, не о системе, а о конкретных пациентах. Недавно к нам обратился один из депутатов. В его округе, в одном из сел, есть центр первичной медпомощи и дневной стационар на пять коек. Они хотят, чтобы этот стационар остался, но в районе планируют его закрыть. И они пришли в Минздрав, чтобы мы это решение остановили.

Нужно понимать, что такие вопросы не будут ответственностью Минздрава. Это ответственность на местах, в регионах. Там должны решать, нужен им этот стационар или нет. Депутат говорил о пяти койках, на которых за год лечились 350 человек – один человек в день. Оправданно ли это финансово? Нет. И что более важно: работающие там врачи не имеют достаточного опыта, чтобы качественно лечить, если они видят всего одного пациента в день. Ни в одной стране мира нет гарантии того, что в 5 км от каждого дома будет больница, где могут предоставлять высокоспециализированную помощь, или стационар. Мы понимаем необходимость пользоваться ресурсами эффективно и предоставлять не больницу возле каждого дома, а наиболее качественную помощь. Намного разумнее финансово и даже профессионально иметь машину в райцентре для доставки пациента, нуждающегося в дневном стационаре. Одна машина 365 дней может возить пациента туда и обратно вместо целого медицинского учреждения с персоналом, оборудованием, отоплением. Мы должны доставлять пациентов в лучшие медучреждения, где они могут получать качественные услуги. Мы должны научиться лечить амбулаторно, чтобы пациент пришел к семейному врачу, получил у него один укол и уехал домой, вместо того чтобы целый день сидеть в стационаре.

РЕКЛАМА

SOCIAL

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Loading...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
ПОГОДА
РЕКЛАМА