10:55 29.11.2016

Замначальника управления ядерной безопасности ЕБРР: работы по строительству НБК на ЧАЕС выполняются профессионально; мы рады, что нам удалось уложиться в проектную стоимость

Блиц-интервью заместителя начальника управления ядерной безопасности Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Бальтасара Линдауэра агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о надвижке нового безопасного конфаймента (НБК) на 4-й энергоблок ЧАЭС. Все ли проходит успешно, удовлетворен ли ЕБРР ходом работ?

Ответ: Надвижка НБК определенно является ключевым моментом во всем чернобыльском проекте. Работы выполняются очень профессионально и безопасно.

Вопрос: Каковы будут дальнейшие действия в рамках Чернобыльских проектов?

Ответ: Как я говорил, надвижка НБК является очень важным моментом, однако это не конец проекта. После надвижки нужно будет подсоединить все системы, протестировать их. Эти роботы будут завершены до ноября 2017 года.

После того как НБК будет передан под управление Государственного специализированного предприятия (ГСП) "Чернобыльская АЭС", работа ЕБРР по проекту завершится.

Вопрос: Какие основные препятствия вы встретили в ходе реализации проекта?

Ответ: Крупнейшим вызовом, конечно, было работать с уникальным проектом. То есть, полное отсутствие какого-либо опыта или наработок в этой области. Каждая деталь должна была быть просчитана с "чистого листа".

Сложностью также являлось то, что указанный объект расположен в радиоактивном регионе. В связи с этим, нашим ключевым приоритетом было обеспечение безопасности рабочих.

То есть, преодоление подобных уникальных технических проблем и представляло основную сложность этого проекта.

Вопрос: Кроме того, возможно, вы могли бы назвать определенные условия, наличие которых позволило бы вам завершить проект в более короткий срок и с меньшими усилиями?

Ответ: Если бы мы посмотрели назад и вновь оценили предпринятые нами шаги, то, вероятно, нашли бы некоторые моменты, которые можно было бы улучшить. В то же время необходимо помнить: это уникальный объект.

Одним из вызовов было изменение законодательства: нужно было внедрять новые правила регулирования для зоны отчуждения. Для этого понадобилось некоторое время, которое, с точки зрения ретроспективы, можно было бы расходовать на другие задачи. Вместе с тем ни в одном государстве нет норм регулирования, которые касались бы подобных случаев, поэтому в целом мы успешно справились.

Вопрос: Какими, по вашему мнению, могут быть новые проекты, новые шаги по превращению ЧАЭС в безопасный объект?

Ответ: НБК – это объект, позволяющий в дальнейшем безопасно провести работы по разборке старого объекта "Укрытие", извлечь радиоактивные материалы, превратить объект в безопасный. Это задача на последующие 100 лет. Возведение НБК дает Украине время на разработку стратегии и проекта выполнения таких работ.

Вопрос: Расскажите о строительстве хранилища отработанного ядреного топлива №2 (ХОЯТ-2). Когда оно будет завершено?

Ответ: Проектирование и большинство строительных работ на мощностях для хранения топлива с блоков 1-3 ЧАЭС завершено. Часть необходимого оборудования доставляется, часть – тестируется. Мы ожидаем, что интегрированное тестирование всего оборудования начнется весной 2017 года. Надеемся, что к осени сможем приступить к "горячему" тестированию.

Вопрос: Несколько вопросов относительно финансовой части проекта. Какова его итоговая стоимость и насколько она отличается от изначально предполагаемой?

Ответ: Общая стоимость нового объекта "Укрытие", включающего не только сооружение защитной арки (конфайнмента), но и программу преобразования объекта в экологически безопасную зону, проектирование инфраструктуры, составила 2,15 млрд евро. Непосредственно строительство конфайнмента потребовало около 1,5 млрд евро.

Да, это существенные суммы. Но мы удовлетворены тем, что нам удалось уложиться в проектную стоимость, которая была определена на основании детального плана.

Любые предварительные оценки, существовавшие до этого времени (до составления плана – ИФ) весьма условны. Это уникальный проект и никто не в состоянии оценить его стоимость до определения всего списка требований. Как только весь план, включая его финансовую часть, был составлен, мы остались в рамках определенной в нем оценки, и очень этому рады.

Вопрос: Могли бы вы привести данные по суммам взносов в фонд "Укрытие"? Какова в нем доля Украины?

Ответ: Данные по взносам не являются публичной информацией, поэтому я не могу их раскрыть. Кроме того, "сухие" цифры вряд ли покажут реальную картину: некоторые взносы осуществлялись в разные периоды времени, соответственно, эти суммы подвержены изменениям обменных курсов. Кроме того, некоторые страны уже полностью предоставили заявленные суммы, тогда как другие продолжают перечислять средства.

Украина, определенно, является одним из крупнейших доноров. Только финансовый взнос страны составляет более 100 млн евро. В то же время Украина выполняла множество других задач, в том числе управление зоной отчуждения и объектом, что также необходимо финансировать. Поэтому финансовая нагрузка на Украину является огромной.

Вопрос: Каковы суммы нужны для дальнейшей поддержки объекта?

Ответ: Поддержка объекта находится вне мандата ЕБРР, во всяком случае, сейчас, мы не задействованы в этом. Я видел предварительные расчеты, но не хотел бы распространяться по этому поводу, поскольку, с моей точки зрения, они еще не окончательны.

Определенно, там будут расходы на электроэнергию и поддержку этого объекта, преимущественно на выплаты рабочим, которые будут его обслуживать. Но, повторюсь, я бы не хотел углубляться в эту тему, поскольку не видел детальных расчетов.

Вопрос: Кто может выделить деньги на разборку старого объекта "Укрытие" и готовы ли вы принимать в нем участие?

Ответ: Решение этой задачи стоит перед Украиной. Если необходимо, то власти страны могут провести консультации по этому поводу и привлечь партнеров на международном уровне.

Я готов предположить, что мы готовы изучить соответствующие предложения, если они поступят. Но, поскольку до настоящего времени никто к нам не обращался, я не хотел бы что-либо предполагать на этот счет.

Вопрос: Ранее витала идея развития в зоне отчуждения возобновляемой энергетики. Что вы думаете по этому поводу, готовы ли вы финансировать такие проекты?

Ответ: Это немного не соответствует сфере моей деятельности. Я положительно расцениваю идею изучить возможности использование зоны отчуждения, поскольку некоторые участки не сильно заражены и там есть возможность для осуществления какой-либо деятельности. Но, подчеркну: любое использование должно быть детально изучено.

Строительство возобновляемой энергетики - я слышал об этом… Но я не эксперт в этой области, поэтому не хотел бы обсуждать этот вопрос.

Считаю, что если ЕБРР будет предложено принять участие в каком-либо из таких проектов, он определенно изучит соответствующее предложение.

РЕКЛАМА

SOCIAL

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Loading...
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
ПОГОДА
РЕКЛАМА