11:23 03.10.2016

Глава ГАК "Автодороги Украины": Наша цель – создать конкурентную государственную компанию

Глава ГАК "Автодороги Украины": Наша цель – создать конкурентную государственную компанию

Эксклюзивное интервью главы ПАО "ГАК "Автомобильные дороги Украины" Артема Гриненко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Ранее, когда было объявлено о ликвидации ГАК, многие читатели переполошились, подумав, что ликвидирован будет "Укравтодор". Расскажите подробнее, что такое ГАК "Автомобильные дороги Украины", в чем его функции, задачи, каковы инструменты работы?

Ответ: "Автомобильные дороги Украины" – это компания, учредителем которой является государство в лице "Укравтодора". Это компания, которая занимается предоставлением подрядных услуг на рынке Украины по содержанию дорог, осуществляет текущий средний ремонт в областях Украины. От капитального ремонта пришлось оказаться.

Наша компания создана за счет корпоратизации дорожных компаний в 2002 году. Действительно, часто приходится при встречах объяснять, что такое ГАК "Автомобильные дороги Украины", что такое "Укравтодор", что "Укравтодор" является заказчиком работ, а мы являемся подрядчиком и исполнителем.

Мы участвуем, наравне с частными компаниями, в тендерах. У нас нет конкуренции в эксплуатации, но в текущем среднем ремонте мы конкурируем с частными операторами, мы полностью в рынке. ГАК, хоть и государственная компания, но она не дотируется из государственного бюджета, живет только за счет тех денег, которые компания заработала самостоятельно, выполняя дорожные работы.

Вопрос: Почему пришлось отказаться от капитального ремонта? Что стало собственно причиной повлекшей инициирование решения о ликвидации компании?

Ответ: Компания многие годы не обновлялась, не закупалась техника, отсутствие которой привело к тому, что компания с годами потеряла возможность проводить ряд работ и за ней осталась только эксплуатация и частично текущий средний ремонт в регионах.

В вопросе ликвидации: мы не говорим о ликвидации всей компании, мы говорим о ликвидации только центрального аппарата. Постановление правительства 2015 года говорит только о ликвидации центрального аппарата, а дочерние предприятия в лице облавтодоров должны были перейти в управление "Укравтодора". Это имущество должно было быть разделено, его часть должна была отойти облгосадминистрациям, так как это была глобальная реформа и децентрализация. Изначально ликвидация ГАК рассматривалась как функция, сопутствующая реформе автодорожной отрасли и ряду тех законопроектов, которые ее касались.

Но в связи с тем, что законы принимаются долго, а постановление правительства было принято быстро, ликвидация ГАК затянулась, дороги местного значения не были переданы ОГА, законы не были приняты, вопрос дорожного фонда был отложен.

Вопрос: Это и привело к идее отмены ликвидации?

Ответ: Да, в связи с вышеизложенным, отпала первоначальная необходимость ликвидации.

Вторая причина заключается в том, что в течение года, предыдущая команда, которая занималась ликвидацией, и предыдущее руководство "Укравтодора" сделали полезные вещи, такие как инвентаризация имущества компании, аналитика. Дальше, правда, они не знали что делать. В законодательстве нет юридического механизма ликвидации центрального аппарата, это увидели мы, когда пришли к руководству ПАО. Мы не могли ликвидировать центральный аппарат и передать дочерние предприятия в "Укравтодор", мы уперлись в коллизию.

Плюс, увидев, что местные дороги не переданы в управление облгосадминистраций, и поработав с последними, мы поняли, что пока нет никакой необходимости передавать имущество на места, это не даст никакого позитивного результата.

Поэтому мы совместно с командой "Укравтодора" и Министерства инфраструктуры, которая представила реформу автодорожной отрасли весной этого года, пришли к тому, что ликвидацию необходимо отменить. Такого же мнения руководство и "Укравтодора" и министерства. Ожидаем положительного решения по этому вопросу и от правительства. В первую очередь мы делаем упор на принятии закона о дорожном фонде и передаче местных дорог на баланс областей.

Вопрос: Есть ли какие либо риски в этом процессе?

Ответ: В целом, есть понимание в Кабмине, Верховной Раде о необходимости дорожного фонда и децентрализации дорог, и если все будет проголосовано, процесс начнется в 2017 году. Таким образом, в 2017 году нас ждет глобальная передача дорог облгосадминистрациям, которые на сегодняшний день не знают, что с этим делать. Я общался с представителями облгосадминистраций, они готовы создавать какие-либо комиссии по этому вопросу, но они ничего не создадут, пока не увидят, что закон проголосован.

После голосования облгосадминистрации будут думать, как юридически это взять на баланс, как содержать. То есть, проблемы приема дорог, оформления, а потом к ним еще пойдут деньги на содержание дорог, которые нужно правильно освоить, а это намного большее финансирование, нежели сегодня. Таким образом, к ним в один год придут и дороги и деньги, и если им еще придет часть имущества облавтодоров, с которым они не знают что делать, это будет чересчур.

Вопрос: Какой выход предлагаете вы, министерство?

Ответ: Мы решили, что в течение двух лет будет идти этот процесс, будут передаваться дороги, осваиваться финансирование, ПАО "ГАК "Автомобильные дороги Украины" должно удержать дороги страны в безопасности, заниматься уборкой снега, а как показала зима – ни один частный подрядчик за это не берется, 98% дорог обслуживали облавтодоры. Кроме того, мы должны будем обеспечить ямочный ремонт, он неприбылен и только наши компании его выполняют, ни одна частная компания не хочет браться за эти работы.

В связи с этим, даже если передать какое-либо имущество, у нас не появится частная компания, которая будет обслуживать все это хозяйство размером в 170 тыс. км автодорог, из которых 96% обслуживает ГАК "Автомобильные дороги Украины".

Поэтому мы говорим, что в те два года формирования рынка автодорог мы должны сохранить безопасность на дорогах, что возможно только путем сохранения ГАК, облавтодоров, выведения их из банкротства.

Помимо прочего, мы подготовили пошаговый план реструктуризации компании на два года, это восстановление платежеспособности, оживление компании, привлечение инвестиций в развитие и удержание имущества от продажи и разворовывания. Мы дали сигнал рынку, кредиторам, сняли общественное напряжение, которое создали сами год назад решением о ликвидации. Тогда появились судебные иски, кредиторы начали делить имущество компании, ситуация стала неконтролируемой. Сейчас, когда мы объявляем об отмене ликвидации, дорожный рынок выдохнул, он видит перспективы, многих это устраивает, кредиторы понимают, что с ними рассчитаются.

Мы хотим утвердить указанный план на уровне министерства и покажем всей стране, куда ГАК будет двигаться, как он будет развиваться.

Вопрос: Расскажите подробнее о банкротстве облавтодоров

Ответ: У нас на сегодняшний день потенциально два банкрота – Киевская область и Луганская. Остальные нам удалось удержать. Киев у нас самый "кричащий" регион, где идет процедура банкротства, распродается без контроля с нашей стороны имущество облавтодора.

Вопрос: Как образовалась такая проблема с Киевским облавтодором?

Ответ: Облавтодор Киевской области банкротится уже больше пяти лет. Это было сделано целенаправленно. И при том, что облавтодор банкротится не один год, он остается самой привлекательной компанией, по отношению к другим облавтодорам, потенциал этой компании велик, они выполняют огромные объемы работ, есть техника в надлежащем состоянии, есть ресурсы, базы, при том, что воруют уже пять лет. Наша задача – закрыть все банкротства и начать восстанавливать компанию.

Кроме того, не дожидаясь решения правительства об отмене ликвидации мы обязали всех руководителей обавтодоров подготовить их видение плана выхода из убыточности до конца года, и каждая область предоставила свой план. Мы сейчас их прорабатываем и до конца года спросим с каждого руководителя, как они собираются выводить свою компанию из убыточности. До нас каждый облавтодор использовали как дойную корову, чтобы вытянуть по максимуму имущество, деньги, и зная, что каждые полгода меняются руководители, уйти оттуда.

Сейчас этого не выйдет, если компания убыточна – руководитель должен уйти и прийти должен тот, кто выведет ее на прибыль. Это сделать не составляет труда, так как у нас появились дополнительные источники заработка, мы рассчитываем не только на средства из государственного бюджета, предусмотренные для "Укравтодора". Сейчас увеличились объемы местных бюджетов, с помощью закона о 5%-м отчислении с акциза на заправках, они смогли накапливать средства на ремонт дорог, некий прообраз дорожного фонда, и сегодня село с заправочной станции, находящейся в нем, собирает средства и строит дорогу, и эти работы делают наши облавтодоры.

Вопрос: Какие еще механизмы вы видите возможными к использованию для выхода на безубыточность, прибыльность?

Ответ: С моей точки зрения, на безубыточность и далее, на прибыльность нас может вывести привлечение иных средств финансирования работ, кроме государственных. Наша компания должна научиться принимать участие в тендерах, в том числе ProZorro, в качестве участников. Сейчас много тендеров объявляемых как за госсредства, так и за средства частных компаний, фермерами. Мы должны участвовать в них, оказывать эти услуги. За счет этого можно получить до 20-30% годового финансирования дополнительно.

Кстати, мы также зарегистрировались в ProZorro как заказчик и потребитель товаров с 1 августа, несмотря на то, что мы не подпадаем под действие закона о публичных закупках в качестве заказчика.

Вопрос: Не было ли нареканий на такое решение?

Ответ: Да, оно вызвало колоссальное сопротивление в регионах. Был саботаж, в результате того, что мы заставляли наш коллектив и областные подразделения выходить на ProZorro. Были привлечены к дисциплинарной ответственности пятеро руководителей облавтодоров и ответственное лицо в ГАК. Кроме того, сейчас уже пошли увольнения, так как многие директора не понимали риска, думали, что получится обойти этот процесс, для них ведь губительно закупать что-либо в ProZorro, сломался ряд схем.

Кроме того, на сегодняшний день отсутствуют и у нас и в областях какие-либо специалисты, отделы по закупкам, все закупали, как хотели и где хотели, не было специалистов. Сегодня их нужно обучить, набрать, и я создаю такой отдел, набираю профессионалов, которые работали с ProZorro в "Укрзализныце", "Укроборонпроме", я переманил нескольких таких и поручил внедрять ProZorro в нашей системе центрального аппарата. В областях я также дал поручение создать такие отделы и обучить людей, выделить на это деньги, время. В ближайшие дни собираемся проверить, как кто выполнил поставленную задачу.

Вопрос: Вернемся к механизмам: что еще можете предложить?

Ответ: Немаловажно для меня – привлечение инвестиций. Наша компания не имела такого опыта вообще, но на сегодняшний день уже был проведен ряд встреч с руководством Всемирного банка, Европейского инвестиционного банка, представителями ЕС, где мы сообщили, что мы компания "Автомобильные дороги Украины" в системе "Укравтодора", и мы ведем переговоры с инвесторами, так как мы акционерная компания и наша структура позволяет более гибко привлекать инвестиции, в отличие от госкомпаний. Подчеркиваю, что мы не классическая госкомпания, мы не используем государственных средств, все, что мы используем – это наши заработанные средства, не бюджетные. Этим мы являемся более привлекательным для инвестора. В ходе начальных переговоров мы увидели, что деньги есть, кредиты есть, есть даже грантовые деньги. К примеру, на форуме в Одессе, который проводил министр инфраструктуры, был проведен ряд встреч с инвесторами и ЕС выделяет гранты на развитие нашей дорожной отрасли. Мы претендуем на ряд грантов, в первую очередь, на закупку техники – снегоочистительной, дорожной. Деньги к нам в руки попадать не будут – банк будет напрямую перечислять компаниям-поставщикам, мы получим только технику. Вопрос: На какие еще цели вы намерены привлекать гранты? Ответ: Я прошу выделить такие средства на автоматизацию, на внедрение IT-технологий по автоматизации всех процессов в нашей огромной системе. У нас 20 тыс. сотрудников, 33 дочерних компании, 385 филиалов. Система нашей компании очень обширна, и ни одна автоматическая система в ней не внедрена, даже элементарного бухгалтерского учета. Если мы внедрим электронный документооборот, бухгалтерские системы, контроль закупок из центрального аппарата пол облавтодорам, либо ERP или геоинформационные системы, это позволит нам автоматизировать процессы и открыть для общественности доступ к этой информации, контроль заработает на все 100%. На это инвесторы готовы выделять деньги. У нас была встреча с компанией из Сеула, которая привезла к нам современную геоинформационную систему, они оценивают ее в $1 млн. Для нашей страны такая сумма, это 0,5 км дороги, а внедрение такой системы нам, может, позволит сэкономить гораздо большие средства. В плане новых механизмов также рассматривается ряд других мероприятий: усовершенствование центрального аппарата – его новая структура, мы еще хотим сделать привлекательные зарплаты. Сейчас я не могу привлечь ни одного специалиста с европейским опытом в свою компанию, но мы имеем возможность дойти до рыночных заработных плат. Это возможно при отмене ликвидации компании. Кроме прочего у нас в плане пересмотр строительных и технических норм. Вопрос: Кстати, министр инфраструктуры Владимир Омелян отмечал, что из ГАК было бы неплохо сделать некую сервисную компанию. Что имеется ввиду? Какой сервис компания может предоставлять? Ответ: Когда я еще работал в министерстве над дорожной реформой, наша команда рассматривала компанию "Автодороги Украины" как основной винтик в реформе, так как это единственная крупная компания, которая работает в качестве подрядчика и на государственный бюджет, и в частном сегменте. В будущем сфера действия компании может быть различной, сейчас, к примеру, мы уже предоставляем различные услуги. В связи с тем, что отсутствует необходимое финансирование дорог, в поисках дополнительных средств мы начали оказывать сервис фермерским хозяйствам – строительство ангаров, дорог для фермеров. Также занялись производством различной продукции, которая касается дорог, плитки, бордюров, также это продажа щебня, песка и т.д. В будущем компания должна двигаться только в направлении строительства дорог и обеспечения безопасности на дорогах в зимний и летний период, заниматься тем, для чего она создана. Вопрос: Вопрос, касающийся почти каждой госструктуры, – коррупция. Как вы намерены бороться с ней в системе компании? Ответ: Главный метод – нанять специально обученных людей, которые будут заниматься борьбой с коррупцией. На сегодняшний день в центральном аппарате отсутствуют такие должности и люди с такими полномочиями. В новой структуре ГАК подразумевается должность заместителя главы по борьбе с коррупцией. Второе – мы говорим о внедрении автоматизированных систем, которые также нам помогут контролировать многие процессы. Я считаю, что увольнение людей, без изменения системы – не приведет к искоренению коррупции. Уволив директора облавтодора за то, что он покупал битум по завышенным ценам, поставив нового директора, ничего мы не изменим, он также начнет покупать битум по завышенным ценам. Проведя широкий анализ, мониторинг, изучив цены по всей стране, по всем закупочным материалам, мы увидели, какая область покупает в рыночных рамках, какая нет, мы издали приказ, согласно которому за превышение предельных цен закупок руководитель несет персональную ответственность в виде увольнения. Ранее таких пунктов даже не было в контрактах с руководителями. Вопрос: Назовите основные цели в работе ГАК на среднесрочную перспективу Ответ: Мы изучали опыт европейских стран: Англии, Франции, Польши, Литвы. Для нас более близки Польша и Литва. К чему они пришли и к чему мы можем прийти? Они идут к тому, что рынок предоставления дорожных услуг разносторонен, но в той же Англии осталась госкомпания, обслуживающая дороги, наподобие ГАК, в той же Польше. Если в Англии часть этой компании на рынке составляет 20-30%, то в Польше и Литве – 60-70% дорог содержится за счет госкомпаний, у нас сегодня – 98%. Наша компания должна развиваться вслед за развитием рынка. Путем конкуренции какие-то наши подразделения разовьются и выживут, какие-то закроются, это правильно. Рынок сам заставит нас сформироваться в необходимую систему. Я вижу, что у нас должна остаться государственная компания, которая будет обеспечивать безопасность на дорогах, но она будет намного меньше, она будет заниматься конкретными задачами, у нее не будет непрофильных активов, которые тянут ее ко дну. Наша цель – создать конкурентную государственную компанию. Если она будет меньше в три-пять раз – ничего страшного нет, главное - выполнение поставленных задач.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Глава правления ISD Huta Czestochowa А.Федяев: Мы заинтересованы в возобновлении работы Алчевского меткомбината для поставок нам слябов

Замглавы МВФ Липтон: Еще не время думать о выборах!

Сергей Березенко: "Сегодня мы живем по стандартам советской системы Семашко, которая не способна эффективно работать"

Премьер-министр Украины: Рост экономики в следующем году может быть выше запланированных 3%, при условии продолжения системных реформ

Замглавы НБУ Сологуб: Мы ожидаем замедления инфляции до конца года. Прогноз пока обсуждаем

Глава НДУ: Суть предстоящих изменений – поменять бизнес-процессы, которые в дальнейшем определят развитие продуктов и услуг в депозитарной системе Украины

Девять украинских батальонов уже совместимы с войсками стран НАТО – Муженко

Каким будет объединение БПП и НФ, покажет процесс дискуссий – И.Кононенко

И.о. главы "Укрзализныци" Кравцов: Мы готовы к диалогу по объему повышения грузовых тарифов несмотря на отсутствие контраргументов индексации на 22,5%

Замглавы НБУ Сологуб: Экономика приспособилась к механизму монетарной трансмиссии лучше, чем мы ожидали

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА