Пресс-релизы

Андрей Довбенко: Европа должна оставаться справедливой и последовательной

В марте 2019 года Европейский союз расширил список стран, которые отказываются сотрудничать с Брюсселем в вопросах борьбы с отмыванием денег и прозрачности системы налогообложения. Юрист и адвокат из Киева Андрей Довбенко считает, что при формировании этого «черного списка» в решениях ЕС могла присутствовать избирательность.

4-я директива и «черный список»

Как подчеркнул Андрей Довбенко, 20 мая 2015 года Европарламент и Совет Европы приняли 4-ю директиву, направленную на борьбу с размыванием налоговой базы, отмыванием денег и финансированием терроризма. Документ предусматривал создание «черного списка» стран, которые отказываются обмениваться с Брюсселем финансовой информацией и предоставляют резидентам необоснованные налоговые преференции. Проще говоря – оффшоры.

Еврокомиссия утвердила 3 основных критерия, по которым в течение 2 лет оценивала «претендентов»: прозрачность системы налогообложения, реальную экономическую активность и наличие нулевой ставки налога на доходы. По итогам мониторинга в 2017 году в «черный список» вошли 5 юрисдикций: Американское Самоа, Гуам, Самоа, Тринидад и Тобаго, а также Американские Виргинские Острова. В марте 2019-го года Совет Европы расширил «оффшорный» перечень до 15 территорий, включив в него Арубу, Барбадос, Белиз, Бермудские Острова, Фиджи, Маршалловы Острова, Оман, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Вануату и Доминиканскую Республику. Наконец, в июне 2019 года «черный список» сократили до 11 юрисдикций, так часть стран выполнила требования ЕС относительно автоматического обмена финансовой информацией.

«Список оффшоров» является единым для всего Евросоюза, но ограничительные меры, которые могут быть применены к его фигурантам, каждая страна-член ЕС вправе определять самостоятельно.  В их числе могут быть разнообразные запреты и ограничения на работу с контрагентами, удержание налогов, дополнительные требования по документации и так далее.

 Создание «черного списка» в ЕС обосновывают необходимостью защитить Европу от агрессивных схем налогового планирования и формирования равных условий корпоративного налогообложения для всех игроков на мировых финансовых рынках. Андрей Николаевич Довбенко предполагает, что ЕС руководствуется и другими мотивами, о которых в Брюсселе, впрочем, открыто не говорят. По мнению юриста, таким образом Европа может стремиться усилить свою роль в регулировании мировой экономики.

Подробная информация про Андрея Довбенко

 Довбенко Андрей Николаевич профессионально разбирается в вопросах корпоративного права и налогообложения. Ранее Довбенко руководил собственной юридической фирмой Evris, а также имеет опыт работы в компаниях Ernst&Young и PricewaterhouseCoopers. В 2018 году он поставил на паузу карьеру адвоката и сегодня главные новости про юриста Андрея Довбенко связаны с венчурным инвестированием. Сделать более детальные выводы про Андрея Довбенко можно по материалу https://ua.news/ru/andrej-dovbenko-yuryst-y-venchurnyj-ynvestor-kak-blokchejn-pobedyt-proyzvol-chynovnykov-v-ukrayne-vydeo/

Как подчеркивает Андрей Довбенко, 4-я директива декларирует благородные идеи, которые, тем не менее, могут быть использованы в достаточно корыстных целях. В своей статье Андрей Довбенко задается вопросом, почему в «черный список» ЕС не попала, например, Россия? Москву никак нельзя назвать открытой страной в вопросах прозрачности налоговой системы. В то же время в перечне нашлось место не только для оффшорных зон и карликовых стран со слабой экономикой, но и для ОАЭ. Можно предположить, что ЕС искусственно замедляет развитие одних конкурентных экономик и дает преференции другим.

Опасность состоит в том, что это не первый случай, когда Европу можно заподозрить в политике двойных стандартов. В качестве иллюстрации Андрей Довбенко приводит пример перипетий вокруг строительства «Северного потока-2». Москва до сих пор находится под санкциями Брюсселя за аннексию Крыма и поддержку так называемых ДНР и ЛНР в Украине, но это не мешает ей тянуть по территориальным водам Европейского союза мощный газопровод. Очевидно, в ЕС заинтересованы в финансовых выгодах от этого проекта. Именно поэтому Брюссель закрывает глаза на целый ряд нарушений Москвой международного права и протесты со стороны ряда восточноевропейских государств (в том числе – членов ЕС).

О политике двойных стандартов в ЕС, по мнению Довбенко, может свидетельствовать и недавнее возвращение российской делегации в Парламентскую ассамблею совета Европы. Этот шаг члены ПАСЕ преподносили как новую возможность для диалога с Россией, но на практике такая мотивация оказалась неубедительной и даже породила предположения о коррупции в европейских политических институциях. Все это размывает основы, на которых в последние десятилетия базировалась европейская политика. Первые результаты этого процесса уже продемонстрировал рост популярности повестки евроскептических партий. Чтобы ситуация не приобрела угрожающий характер, Европа должна оставаться последовательной и справедливой в своих решениях, заключает Андрей Довбенко.

ПОСЛЕДНЕЕ