00:31 05.05.2022

Донорская конференция 5 мая должна стать отправной точкой Плана Маршалла для Украины

11 мин читать
Донорская конференция 5 мая должна стать отправной точкой Плана Маршалла для Украины

Эксклюзивное интервью президента Европейского совета Шарля Мишеля агентству «Интерфакс-Украина», которое он дал по телефону из Варшавы, где в четверг, 5 мая, состоится донорская конференция, инициированная Польшей и Швецией, для сбора средств Украине.

Текст: Ирина Сомер

Расскажите подробнее о предстоящей конференции

На мой взгляд, эта конференция должна быть, по моему мнению, отправной точкой для некоего европейского плана Маршалла для Украины. Это именно то, что мы должны сделать, мы должны послать очень сильный сигнал в отношении того, что будем поддерживать Украину настолько, насколько это возможно.

И я вижу сравнение с прошлым веком, когда дальновидные люди приняли решение инвестировать, чтобы восстановить европейский континент после Второй мировой войны. Сейчас, в этом столетии, война против Украины является человеческой трагедией, что означает, что дальновидные лидеры сегодня должны встать и дать сигнал, что мы будем мужественны, будем предельно тверды, чтобы поддержать Украину не только словом, не только речами — этого недостаточно — нужны решения, нужны деньги, нам нужна сильная координация, нам нужна политическая воля, и эта конференция на мой взгляд, должна стать отправной точкой для некоего европейского плана Маршалла для Украины.

Но, прежде всего, также важно упомянуть, что эта идея трастового фонда была высказана непосредственно президентом Украины Владимиром Зеленским и мной несколько недель назад. Я понял, что для нас, как для ЕС, чрезвычайно важно быть конкретными в наших действиях, определять приоритеты, а также мобилизовать необходимые средства. Это первый элемент.

Второй элемент. Я предложил Европейскому совету политически поддержать запуск этой конференции. Это означает, что нас поддерживают 27 глав государств и глав правительств. Мы решили в ходе обсуждения Европейском совете, а также в рамках наших контактов с президентом Зеленским, что мы хотим привлечь на эту конференцию международное сообщество, чтобы дать возможность многим донорам из других уголков мира продемонстрировать солидарность с Украиной. Именно поэтому я так рад, что Польша вместе со Швецией приняли решение провести эту конференцию в Варшаве при полной моей и Европейской комиссии полной поддержке.

Для этой конференции в тесном сотрудничестве с украинскими друзьями я обозначил три приоритета и три цели. Во-первых, это гуманитарная помощь. Мы хотим убедиться, что украинские власти получают максимальную поддержку для оказания необходимой гуманитарной помощи людям в Украине, которые страдают из-за всех этих зверств и трудностей. Первая цель – гуманитарная поддержка.

Вторая цель – ликвидность. Важно как можно больше поддержать Украину бюджетной поддержкой, грантами и кредитами - поддержать страну максимально на экономическом уровне. Именно поэтому мы считаем, что этот трастовый фонд может быть полезен и для того, чтобы дать сильный сигнал уверенности, доверия и дать возможность правительству, властям управлять страной в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

И третий пункт. Что также чрезвычайно важно, так это восстановление страны. Когда я в последний раз был в Киеве, особенно когда около десяти дней назад я был на Бородянке, я очень хорошо понял, как важно, не дожидаясь, немедленно послать сигнал, что мы начинаем работать на восстановлением страны. Это чрезвычайно важно.

Это три цели: мы хотим мобилизовать деньги, мы хотим убедить всех друзей Украины во всем мире продемонстрировать свою солидарность, и нам нужен сильный инструмент, которым является трастовый фонд, чтобы максимально облегчить возможность для друзей Украины мобилизовать деньги, мобилизовать финансовые средства для Украины.

Вы упомянули, что этот трастовый фонд также может идти на поддержку бюджета. Когда он может быть активирован, и когда эта среднесрочная финансовая поддержка госбюджета может пойти в Украину?

На мой взгляд, как можно быстрее. Это значит, что это решение завтра должно стать отправной точкой. Вам известно, что мы уже поддерживаем Украину, предоставляя макрофинансовую помощь. Не только ЕС, но и другие партнеры и друзья. Здесь (на конференции) мы постараемся сделать наши усилия более скоординированными, более массированными. Это должно быть целью. И важно, на мой взгляд, что власти Украины смогут в ближайшие дни и недели иметь деньги, необходимые им для достижения трех целей, которые я назвал: гуманитарная поддержка, ликвидность и начать восстановление страны.

Если позволите, еще один чрезвычайно важный элемент, который показывает, что мы действительно хотим прислушиваться к властям Украины, и очень четко понимать, как мы можем быть действенными и конкретными. Когда я был в Киеве, у меня была очень долгая встреча с президентом Зеленским и его командой, и он также упомянул об этой идее построить то, что он назвал побратимством между регионами и муниципалитетами в Европе и регионами и муниципалитетами в Украине. Это важно, потому что это означало бы, что мы будем укреплять подход к контактам между людьми, чтобы люди в Украине и люди в Европейском Союзе имели возможность тесно сотрудничать, лучше узнать друг друга, чтобы принимать решения и внедрять механизм, который обеспечит максимальное сближение Украины с ЕС.

Объясните в деталях, как именно эти деньги пойдут в Украину – будет ли кто-то этим заниматься непосредственно, будет ли это на основе доверия к украинской стороне? Как именно это будет работать?

Точные технические детали готовятся Европейской комиссией - Комиссия уточнит, какие именно технические детали они предложат. Но это действительно означает, что если есть трастовый фонд, то должно быть и управление этим трастовым фондом. Позвольте мне поделиться с вами своим мнением по этому поводу. Я думаю, что основная мысль очень проста – мы доверяем украинской власти. И это то, как мы поступили с бюджетной поддержкой и макрофинансовой помощью. Мы доверяем им. Конечно, мы будем поддерживать все взаимодействия в отношении необходимых реформ. Однако мы также хорошо понимаем, что с учетом того, что сегодня идет война, развязанная Россией, реформы даются сложнее.

Но когда дело доходит до восстановления, важно также поддерживать цели, озвученные президентом Зеленским. Мы прекрасно понимали, что цель не в том, чтобы восстановить Украину прошлого. Цель – построить современную, процветающую, устремленную в будущее Украину. Это означает, например, что когда будет восстановление инфраструктуры, ее важно восстанавливать в соответствии с потребностями будущего, принимая во внимание изменение климата, цифровую трансформацию мира и те проблемы, с которыми мы сталкиваемся в ЕС и с которыми сталкивается весь мир.

Сейчас мы говорим о международных деньгах и деньгах ЕС, но причиной того, что происходит в Украине, является Россия. Она тоже должна платить. Насколько реальна идея использовать для этих целей замороженные санкциями российские финансы?

Лично я абсолютно убежден, что крайне важно не только заморозить активы, но и сделать возможным их конфискацию, сделать их доступными для восстановления страны. Это мое личное убеждение. Вместе с тем, я признаю, ведь по профессии я юрист, я признаю, что юридический уровень этого вопроса не так прост. В ЕС существует 27 правовых систем, и во многих государствах-членах ЕС для этого потребуется принятие решения судом. Это трудный и долгий процесс. Но уже я поручил юридической службе Совета подготовить некоторые возможные идеи, чтобы найти юридическое решение в соответствии с принципами верховенства права, которое облегчило бы и сделало возможным конфискацию активов людей, которые находятся под санкциями ЕС или другими странами мира.

На мой взгляд, это вопрос справедливости, не только заморозить активы, но и их конфискация, чтобы сделать эти деньги доступными для украинских властей для всех этих целей, которые я упомянул, особенно для восстановления страны. Это - вопрос справедливости.

У меня очень специфический вопрос. Поддерживаете ли вы идею передачи Украине 10% СДР государств-членов и как это можно сделать в юридическом аспекте?

Это тоже тема, которую я обсуждал напрямую с Президентом и упомянул о поддержке этой идеи. Наверное, это тема, которая будет обсуждаться в рамках этой конференции. Мы находимся в тесном контакте с МВФ, а также с различными странами мира и ЕС. Я думаю, что на самом деле этот вариант является интересным, и мы должны рассмотреть его, чтобы увидеть, возможно ли это и для каких государств-членов будет возможно принять такое решение.

В отношении юридического решения, то это решение государств-членов на национальном уровне. Но в моем качестве председателя Европейского совета, и украинские друзья об этом знают, они могут рассчитывать на меня, чтобы поддержать эту идею. Будет ли это сразу 10% или мы начнем с 5% и постараемся собрать больше — надо посмотреть, что возможно, что реально, конечно. Но я сторонник этой идеи.

Хотел бы затронуть вопрос по шестому пакету санкций, в котором предусмотрено эмбарго на российскую нефть. После того, как президент Еврокомиссии подробно озвучила, что это может быть, венгерское правительство уже заявило, что их это не устраивает. Вы действительно верите, что в таких обстоятельствах Будапешт поддержит этот пакет?

Смотрите, мы видим, как систематически в прошлом были какие-то опасения, что мы не сможем быть едиными. Вместе с тем, нам систематически удавалось занимать единую позицию. И, конечно, это требовало каких-то переговоров, обсуждений, ведь нам нужна поддержка 27 правительств. Несколько недель назад я публично заявил в Европарламенте, что рано или поздно нефть и газ попадут под санкции. Это важный шаг. Комиссия положила предложения в отношении санкций на стол, но это правительства, это Совет, который принимает решение. Я могу заверить вас, что я очень усердно работаю со своей командой и с моими коллегами, чтобы убедиться, что мы сможем в очень короткие сроки занять единую позицию по предложению, вынесенному на обсуждение Комиссией.

Именно для того, чтобы избежать подобной ситуации, премьер-министр Италии Драги заявил, что ЕС пора отменить единогласие. Каково ваше мнение по этому поводу?

Я думаю, что хорошо, когда политические лидеры проявляют активность в вопросах, связанных с дебатами о будущем ЕС. Через несколько дней в Страсбурге будет представлен доклад Конференции о будущем Европы. В последний месяц мы запрашивали общественное мнение, граждан по всей Европе подумать вместе с европейскими институтами о будущем, которое мы хотим для этого политического проекта. И одна большая тема связана с процессом принятия решений. Со своей стороны в своем качестве президента Европейского совета я хотел бы сначала выслушать разные мнения, разные точки зрения, прежде чем у нас будут дебаты на уровне Совета или на уровне Европейского Совета. Я уверен, что мы можем быть инновационными, и мы также можем использовать инструменты, которые существуют в действующих договорах.

Я приведу вам один пример. Фонд Европейских мирных возможностей. После трех дней войны мы приняли решение предоставить Украине смертоносную военную технику. Это тоже была прямая просьба ко мне со стороны Зеленского. Когда мы приняли это решение, мы использовали то, что мы называем «конструктивным воздержанием». Это показывает, что инструменты есть. Это также показало, что мы едины и имеем широкую поддержку. Когда мы едины и можем принять решение единогласно, тогда у нас сильная позиция. Если мы не объединимся, у нас будет более слабая позиция. У нас есть много правовых инструментов в наших руках, чтобы систематически находить баланс между тем, что делает нас сильнее, с одной стороны, и возможностью учитывать некоторые особенности, некоторые различные мнения за столом Европейского Совета.

О заявке Украины на членство в ЕС. В июне у вас будут, я имею в виду, у Совета будут выводы от Европейской комиссии. Что будет потом? Может ли Украина ждать решения Совета немедленно или это будет какая-то дискуссия?

Я всегда абсолютно честен с украинским народом и украинской властью. Во-первых, по сути, через несколько дней после того, как мы получили заявку, мы быстро приняли решение, поручив Еврокомиссии предоставить свои выводы. Обычно это занимает 8-9 месяцев. Де-факто решение было принято за несколько дней. Пункт один. Второй пункт. Комиссия уже объявила, что цель Комиссии состоит в том, чтобы опубликовать выводы в июне. В Совете я буду обязан оценить, когда мы будем готовы включить эту тему в повестку дня Европейского Совета. Я проконсультируюсь со всеми действующими лицами, чтобы оценить, когда наступит лучший момент, и мы будем готовы провести эти дебаты на уровне Совета Европы. Следующий шаг совершенно ясен – следующей будет Европейская комиссия, и, исходя из этого, я буду обязан увидеть, когда мы сможем внести тему в повестку дня Европейского совета. Будет ли это в июне или позже – я не могу сказать сегодня.

Будут ли реформы страны необходимым условием для предоставления членства или оно может быть предоставлено без них?

Совершенно очевидно, что это процесс, основанный на реформах, потому что вопрос о членстве связан с общим подходом к фундаментальным элементам – верховенству права, независимости правосудия, борьбе с коррупцией, единому рынку, экономическим реформам. Это означает, что у нас есть ясное видение. Это потребует много усилий.

Я хочу вот что добавить. Тема расширения является сложной дискуссией в ЕС. Но также очень ясно, что из-за войны на Украине Европейский Совет будет нести ответственность за разъяснение того, как мы будем решать эту тему расширения, потому что это геополитический вопрос для будущего Европы, для будущего безопасности, процветания, стабильность на этом европейском континенте. И вы можете рассчитывать на меня, чтобы убедиться, что мы не избежим этих дебатов, и в следующем месяце у нас на уровне Европейского Совета состоятся политические дебаты о будущих направлениях политики расширения ЕС. Также это наша обязанность разъяснить тем, кто хочет к нам присоединиться, как мы будем сотрудничать и координировать свои действия, чтобы рано или поздно занять официальную юридическую позицию по этому вопросу.

Последнее. Поддержка Украины - это не только вопрос геополитики, это не только вопрос экономических последствий кризиса, это действительно вопрос человеческого бытия. Я реагирую на это не только как президент Европейского совета, я реагирую и как отец детей. В прошлом году у меня была возможность открыть для себя эту великую страну. Я искренне убежден, что то, что происходит в Украине, это беда, трагедия, и это наша обязанность принять правильное решение быть мужественными сегодня, потому что это - условие будущего наших детей не только в Украине. но по всей Европе и, может быть, в мире.

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Война может дать дополнительный стимул для полного внедрения реформ системы охраны здоровья - представитель ВОЗ

В военное время острее встают вопросы промышленности, инноваций и качества человеческого капитала - основатель UFuture Василий Хмельницкий

Приоритетами программ восстановления жилья являются быстрота, качество и локализация – глава Киевской ОВА

Украина рассматривает вариант создания стратегического запаса угля на зиму за счет "Укрэнерго" - советник премьера Юрий Бойко

Мы начинаем восстанавливаться уже сейчас, не дожидаясь завершения боевых действий, - глава финкомитета Рады Даниил Гетманцев

Глава Schneider Electric Украина Михаил Бубнов: Электроэнергия в Украине будет все технологичнее, война подтолкнет эти процессы

Мы предлагаем создание уникального международного механизма получения компенсаций от РФ – заместитель министра юстиции Ирина Мудрая

Мы сохраним ключевые производства в Украине, но нам нужно и дублирующее за рубежом – собственник и CEO корпорации "Биосфера"

Глава НАГС Алюшина: Государственная служба проходит испытание на прочность

Глава Нацполиции: в реестре членов незаконных вооруженных формирований – более 2 млн записей

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА