14:01 28.12.2021

Первая вице-премьер-министр - министр экономики: Уточненный прогноз ВВП более сдержан и составляет 3,6%

14 мин читать
Первая вице-премьер-министр - министр экономики: Уточненный прогноз ВВП более сдержан и составляет 3,6%

Ответы первого вице-премьер-министра - министра экономики Юлии Свириденко на вопросы агентства “Интерфакс-Украина”

– Вы работали в команде Министерства экономики, когда его возглавляли разные министры. Что изменилось в подходах министерства сейчас, когда вы его возглавляете?

– Главные изменения в подходах – мы возвращаемся к главной задаче Министерства экономики Украины. Она состоит в том, чтобы благосостояние каждой украинской семьи повышалось. Как это сделать? У нас должно быть больше предпринимателей. Поэтому первый приоритет – это развитие малого и среднего бизнеса.

Второй наш приоритет – чтобы украинские компании производили больше товаров и оказывали больше услуг (рост ВВП). Потому что тогда предприятия смогут платить людям большие зарплаты.

Третий – это активизация международной торговли. Когда украинские производители продают свои товары за границу, мы получаем приток иностранной валюты в Украину, стабилизируем обменный курс и имеем больше возможностей для бюджета осуществлять социальные программы. Эти три основных направления и являются базой для работы Министерства экономики.

Также мы начали реформу в сфере работы государственных предприятий. Наша цель – сократить их количество, максимально укрупнить и оставить в государственной собственности только прибыльные активы, обеспечивающие доходы для бюджета, а также имеющие естественную или технологическую монополию или выполняющие важную социальную функцию. Остальные должны быть проданы частным инвесторам.

В работе министерства мы максимально ориентируемся на то, чтобы меньше тратить время на бюрократическую рутину и больше концентрироваться на проектах развития.

– Как вы видите координацию экономического блока правительства?

– Главная задача государства – обеспечить предсказуемость для бизнеса и людей, чтобы предприятия могли работать и вести бизнес, а люди могли заранее планировать свои доходы и расходы.

Только тогда, когда у нас будет стабильность всех основных показателей – курс обмена валют, дефицит бюджета, резервы Национального банка (чтобы исключать резкие колебания в экономике на уровне всего государства), предприятия спокойно смогут работать и развиваться. Тогда мы будем интересны внешним инвесторам. Наша задача координации экономической политики – обеспечение макроэкономической стабильности и интенсивный рост.

Координация экономического блока заключается во взаимодействии с Национальным банком, как независимым регулятором, так и Министерством финансов, которое балансирует государственный бюджет. Национальный банк является независимым институтом. Министерство финансов имеет утвержденный бюджет доходов и расходов. Соответственно, с помощью таможни и налоговой собирают доходную часть, затем позволяют органам государственной власти осуществлять расходы.

В этом году у нас самый высокий долларовый ВВП за всю историю Украины – почти $200 млрд. Когда президент пришел к власти, то долларовый ВВП страны составлял всего $131 млрд. По большому счету, в течение пяти лет каденции президента мы можем добиться роста ВВП почти вдвое.

– Учитывая рост инфляции в мире, ситуацию на рынке энергетики и стягивание войск РФ на украинскую границу, насколько отвечает утвержденный летом макропрогноз на 2022 год реальности? Если он нуждается в изменениях, то каких?

– В конце мая правительство действительно утвердило макроэкономический прогноз на следующий год. В этом прогнозе заложен рост ВВП на 3,8% и темпы инфляции на уровне 6,2%.

На сегодняшний день мы оставляем прогноз инфляции неизменным. Национальный банк Украины уже предпринял ряд мер по тому, чтобы вернуть инфляцию в допустимые пределы. Цель Нацбанка – это 5%, плюс-минус 1%. Соответственно, по его расчетам, уже во второй половине следующего года мы сможем добиться такого показателя.

Что касается роста ВВП, сегодня уточненный прогноз более сдержан и составляет 3,6%. В основном это связано с новыми вызовами в связи с продолжением коронавирусных ограничений. Министерство ожидало, что ограничения для экономики будут сняты раньше, но выявление новых случаев и очередные волны COVID-19 говорят о том, что предприятиям может понадобиться больше времени, чтобы адаптироваться к новым условиям.

– Каков ресурс прямой бюджетной поддержки в 2022 году согласно принятому бюджету? А также, какова оценка налоговых льгот, существующих и новых льготных налоговых режимов?

– Уверенно можно сказать, что госбюджет на следующий год – это бюджет развития. В нем предусмотрено $5 млрд капитальных расходов. Это не только новые дороги, новые школы, новые детские сады, новые больницы – это новое качество услуг, предоставляемых государством на этих объектах. В планах – государственная поддержка отраслей экономики, являющихся точками роста. Речь идет о строительстве системы орошения на Юге Украины, что усилит сельское хозяйство. Также стартует запуск программы государственного лизинга, благодаря которому государство будет стимулировать бизнес к развитию украинского судо-, машино- и авиастроения.

Отдельно важно выделить программу термомодернизации «Энергетическая независимость» – это утепление многоквартирных домов, в которых живут украинские семьи. Эти проекты развития являются одновременно путем уменьшения потребления энергоносителей в среднем до 50-60% и одновременно будут стимулировать развитие рынка услуг по термомодернизации.

Также особое внимание будет уделено экспортному кредитованию для стимулирования внутреннего производства и национальному инвестфонду для привлечения прямых иностранных инвестиций в экономику Украины.

А чтобы обеспечить украинцев новым жильем на доступных условиях, ускоряя при этом рост строительной отрасли, инициируем массовую ипотеку под 5% годовых на срок до 20 лет.

– Как выстраиваете сотрудничество с Национальным банком? По нашей информации, во времена г-на Любченко оно было в "замороженном" состоянии.

– Национальный банк Украины и Министерство финансов, а также три парламентских комитета – по вопросам экономического развития, финансовой и налоговой политики и бюджетный – это наши главные партнеры.

Согласно украинскому законодательству Национальный банк Украины является независимым регулятором. Он отвечает за стабильность банковской системы. Но ни один государственный орган не может жить сам по себе, без сотрудничества с основными партнерами и правительством. Мы полагаемся на Национальный банк, как на основного игрока в банковской отрасли, на Министерство финансов – как на партнера, осуществляющего эффективное управление государственными финансами, и на парламентские комитеты, поскольку только при их поддержке мы можем проводить необходимые изменения в законодательство, которые позволят ускорить рост экономики в целом.

Например, недавно было проведено большое совещание с украинскими банками с участием главы Национального банка (Кирилла Шевченко - ИФ), где мы договорились об активизации кредитования банками экономики наших предприятий.

– По словам вашего заместителя Дениса Кудина, Минэкономики в этом году должно завершить триаж госпредприятий и оставить в управлении Кабмина 30 крупнейших. Есть ли уже понимание, какие это госкомпании и как будет осуществляться управление ими (возможно, через холдинг)? На каком этапе сейчас работа?

– И президент, и премьер четко определили задачу: навести порядок в работе государственных предприятий, которых сегодня у государства слишком много – 3,5 тысячи. Половина из них давно не работают: не проводят хозяйственной деятельности, не получают доход. Еще у части предприятий накопленные долги на сумму больше стоимости имущества, которым они владеют. Реально «живых» предприятий – чуть больше тысячи.

Мы понимаем, что сегодня, чтобы эффективно работать и приносить прибыль налогоплательщикам, государственные предприятия должны укрупняться, и только тогда они будут иметь больший рыночный вес.

Логика, почему государство должно заниматься бизнесом, проста: владеть предприятиями, имеющими высокие доходы. В основном это монополии, компании, имеющие приоритетный доступ к природным ресурсам и полезным ископаемым, и те госпредприятия, которые обладают уникальными технологиями в отличие от частных компаний.

Еще одна важная задача – это выполнение социальной функции. К примеру, “Укрпочта” доставляет пенсии в те уголки нашей страны, куда не доезжают коммерческие банки.

В 2022-м мы должны провести масштабную реформу публичной собственности. На уровне министерств останется не более 100 предприятий. Самые крупные из них будут подчинены Кабинету Министров Украины.

Так называемый “триаж” разделит предприятия на неработающие и работающие. Работающие, в свою очередь, на те, которые должны остаться в государственной собственности, и на те, которые могут быть проданы. Неработающие пойдут на ликвидацию или приватизацию в зависимости от того, в каком они состоянии. Работающие предприятия, которые должны остаться в государственной собственности, мы объединим с целью их укрупнения и таким образом закончим эту важную реформу.

– Перед отставкой господин Любченко (экс-первый вице-премьер-министр - министр экономики) распустил наблюдательный совет и уволил руководителя ЭКА. Впоследствии Руслан Гашев был обновлен в статусе и.о. Что там происходит на самом деле? Почему такие низкие показатели деятельности ЭКА, несмотря на докапитализацию?

– Экспортно-кредитное агентство важно, поскольку наш план в 2022 году профинансировать экспорт на сумму 20 млрд грн.

Основная причина разногласий в видении развития предприятия на уровне менеджмента, запускаемого ЭКА, и прежнего состава министерства заключалась в том, кто должен заниматься выдачей кредитов. Наша позиция проста: экспортеры должны обращаться в банки. И кредит должен выдавать банк. Работа кредитного агентства состоит в том, чтобы предоставить банку страховку от невыполнения иностранными заказчиками своих обязательств по контрактам перед нашими экспортерами и невыполнению контракта самими экспортерами. Таким образом, мы снижаем кредитный риск.

Представьте ситуацию. Есть украинский экспортер, у которого контракт на миллион долларов. Но его покупатель ставит условие: исключительно постоплата, «сначала отгрузите, а потом я заплачу». Иностранный банк предоставляет аккредитив, то есть гарантирует, что, как только товар зайдет в порт страны покупателя, он заплатит. Но предприятию-экспортеру уже сейчас нужны деньги для изготовления продукции и ее транспортировки. Оно не готово ждать месяцами, пока товар доедет в порт. Поэтому украинскому предприятию требуется кредит для осуществления такой экспортной операции.

Далее, отечественный банк готов предоставить такой кредит при залоге имущества, которого у предприятия нет или недостаточно. И вот, в подобной ситуации и нужно Экспортно-кредитное агентство, дающее банку гарантию: если иностранный покупатель не заплатит, за него заплатит ЭКА. Такая страховка является ликвидным обеспечением для банка, понимающего, что риска невозврата средств нет. И в результате банк дает экспортеру кредит.

Уставный капитал Экспортно-кредитного агентства – 2 млрд грн, коэффициент – 1:10. Это означает, что на 2 млрд грн ЭКА может обеспечить гарантирование экспорта примерно на 20 млрд грн.

Достаточно ли этого? Во-первых, торгово-экспортное финансирование доступно и сегодня, многие компании пользуются этим инструментом в банках. Во-вторых, мы говорим о тех компаниях, которые нужно дополнительно поддержать. Учитывая потенциал рынка, спрос на финансирование экспорта может составить до $7-8 млрд. И мы знаем, как его удовлетворить. Сегодня экспортно-кредитное агентство выдает страховки в рамках своего уставного капитала. Мы работаем над тем, чтобы завтра ЭКА перестраховало этот риск в европейских, азиатских и американских международных экспортно-кредитных агентствах. Это как национальное страховое агентство, которое покупает страховку для себя у крупных международных страховщиков. И тогда, перестраховывая национальный риск в международных агентствах, мы сможем мультипликировать объем финансирования экспорта даже в 10 раз при неизменном уставном капитале.

– Возможны ли злоупотребления, когда конкретные компании получают эти гарантии?

Бизнес приходит в банк, с которым он уже работает. Банк имеет список критериев, по которым ЭКА выдает страховку любой компании на рынке. То есть страховка будет выдаваться в автоматическом режиме.

То есть мы берем 30 системных банков, подписываем с ними 30 договоров от имени ЭКА, даем критерии, по которым страхуем проекты, и если экспортный контракт той или иной компании подходит под критерии – то не нужно идти в ЭКА. Банк фактически покупает страховку на кредит предприятию в автоматическом режиме.

– Каким образом будет обеспечен паритет участия банков?

Экспортно-кредитное агентство является государственной компанией. Она на 100% принадлежит государству. Мы сейчас перезапускаем конкурс в наблюдательный совет. У ЭКА уже есть критерии, по которым оно страхует сделки, и сейчас мы упрощаем эти критерии, чтобы расширить возможности для большего круга компаний получать эту страховку. Затем опубликуем эти критерии на официальном сайте и сделаем открытый договор, к которому сможет присоединиться любой украинский банк. Дальше – все в электронном виде, который не предполагает никаких ручных вмешательств вообще! Переводим все в прозрачный электронный формат.

– Как может повлиять столь резкий роспуск наблюдательного совета ЭКА на ситуацию с корпоративным управлением в целом? Как вообще оцениваете ее сейчас? Как часто будет собираться комитет по назначению?

За декабрь и январь мы покажем принципиально иной результат работы Экспортно-кредитного агентства. За эти два месяца обеспечим финансирование экспорта примерно в 1 миллиард гривен. И это – наш ответ на все упреки в работе менеджмента. Просто дождитесь 31 января и подведем итог.

Относительно номинационного комитета он собирается еженедельно. Последний номинационный комитет завершил формирование наблюдательного совета «Укрэнерго», компании «Медицинские закупки» и «Укрзализныци». Эти Наблюдательные советы будут в полном объеме проголосованы правительством до конца декабря. Планы на следующий год – это НАК «Нефтегаз Украина», «Энергоатом», «Укргидроэнерго» и другие крупнейшие украинские компании.

– С какой целью Кабмин ввел в Межведомственную рабгруппу по детенизации и развитию конкуренции начальника контрразведки СБУ, замминистра внутренних дел, директора БЭБ?

Детенизация – это комплексная работа государства по всем направлениям, чтобы устранить злоупотребления со стороны отдельных недобросовестных предпринимателей и исправить несовершенства законодательства, которые могут стать причиной этих злоупотреблений. Именно поэтому участие контролирующих органов в такой группе – возможность активизировать работу. В частности, и по этому направлению.

Основной метод развития конкуренции – создание равных условий для ведения бизнеса для всех компаний. Детенизация – один из таких путей.

– Когда ожидаете первый договор по «инвестняням»? Что это за 7 проектов, которые Офис по привлечению инвестиций определил как приоритетные?

Первые заявки уже поступили в Укринвест, что является первой точкой входа. Буквально на текущей неделе ожидаем, что эти заявки будут переданы в Министерство экономики на утверждение. Мы сможем комментировать их, как получим.

– Какова роль Минэкономики и экономического блока правительства во внедрении Плана трансформации Украины, который презентовал президент Владимир Зеленский в США?

– Министерство экономики является основным правительственным органом, отвечающим за осуществление программы трансформации экономики на национальном уровне. В частности, на 2022 год у нас определены шесть приоритетных президентских проектов из Плана трансформации, представленного в США. А именно термомодернизация, массовая ипотека, орошение на Юге Украины, экспортное кредитование, Национальный инвестиционный фонд и дешевый длинный лизинг для машиностроения и судостроения. Они дадут максимальный толчок развитию экономики.

– Как следует изменить политику министерства в сфере международной торговли, по вашему мнению?

– Наша ключевая задача – открыть как можно больше иностранных рынков для украинских производителей. В 2022 году планируем не менее 40. Важно снять ограничения и углубить присутствие там, где уже есть, чтобы стимулировать рост торговли в двузначных процентах.

– ЕБА обратилась к вам в заявлении с 10 рекомендациями. Одна из них – «разработка поддержки украинских экспортеров на международных рынках». Речь, в частности, идет о расширении сотрудничества с КНР – открытии рынка для сельхозпродукции продукции, сохранении конкурентоспособности украинских импортеров в ЕС в условиях будущего CBAM. Как вы видите свою работу по этому направлению? Поддерживаете ли идею о локализации, которую продвигает определенная группа народных депутатов?

– Азиатский рынок имеет для Украины огромный потенциал. Здесь мы можем показать один из самых больших результатов. Это направление непростое, но может дать нам большое развитие. Для нас он сегодня в приоритете.

Что касается СВАМ, то действительно снижение углеродного следа, который оставляют производители товаров, и стимулирование уменьшения выбросов вредных веществ в атмосферу – это политика Европейского союза, которую мы поддерживаем. Учитывая, что в Украине почти половина электроэнергии генерируется атомными электростанциями, а атомная генерация чиста от выбросов углерода, то, без сомнения, это создает дополнительное конкурентное преимущество украинским товаропроизводителям.

Мы и в дальнейшем будем максимально содействовать развитию чистой генерации, а также проводить маркетинговую кампанию, чтобы объяснить эти конкурентные преимущества для работы в Украине европейским, американским и азиатским компаниям, которые могли бы переносить часть своих производств в Украину, чтобы использовать этот плюс в торговле с Европейским союзом. 

Что касается локализации, идея очень ясна. Когда государственные компании тратят деньги налогоплательщиков на закупки, государство и народные депутаты требуют, чтобы в закупке таких товаров была значительная часть продукции, произведенной в Украине. Это верная инициатива, мы ее поддерживаем. Мы вообще за максимальное развитие машиностроения. К сожалению, за последние 10 лет Украина потеряла около 40% объемов производства продукции машиностроения. Мы должны вернуть то, что было, а дальше – обеспечить рост. Отрасли требуется первичный толчок, чтобы дальше расти на основе рыночной экономики.

– Летом Гоструда и налоговой проводились проверки по теневой занятости. Как вы оцениваете результаты этой кампании? Когда Минэкономики вернется к проекту Трудового кодекса? Есть ли здесь для себя какие-то kpi?

Гибкий рынок труда – неотъемлемая составляющая экономического роста. В этом направлении нам действительно нужно сделать многое. Этого невозможно добиться без широкого социального диалога. Когда я работала заместителем, а затем первым заместителем министра экономики, то вопросы рынка труда и социального диалога были одними из основных моих рабочих задач. Министерство сегодня имеет опыт проведения социального диалога.

В ближайшее время мы будем предлагать парламенту и обществу ряд мер по ускорению экономического роста через упрощение правил на рынке труда. И детенизация этого рынка станет одним из последствий этих изменений.

– Ваша позиция относительно государственного ценового регулирования, в частности, на топливо?

Мировая экономика находится в состоянии турбулентности из-за коронакризиса. Пандемия COVID-19 изменяет жизнь людей и работу предприятий, налагает дополнительные обязательства на Правительство. Наша задача – сделать все необходимое для максимального сдерживания шоковых скачков цен. Поэтому государственное регулирование на этот временный период является вынужденным шагом. Оно уже дает свои результаты. Хотя в нормальных условиях, конечно, рынок сам все регулирует.

– Какие объекты крупной приватизации могут быть выставлены на продажу в 2022 году? Возможно ли предложение для мелких инвесторов или для привлечения пенсионных накоплений?

Реформа публичной собственности и триаж, о котором мы говорили, как раз дадут нам конечный перечень всех предприятий, которые будут выставлены на приватизацию. Фонд госимущества уже научился массово продавать небольшие предприятия через систему Prozorro, эта практика продолжится в 2022 году.

— Президент объявил о масштабной программе термомодернизации с бюджетом 100 млрд грн на ближайшие три года. Каков ее бюджет на 2022 год и какие источники его финансирования? Кто может рассчитывать на получение денег этой программы?

Часть программы будет финансировать государственный бюджет, часть – органы местного самоуправления, а часть – это софинансирование жителями. Потому мы планируем выпуск ОВГЗ под эту программу.

Относительно ипотечной программы под 5% у нас сегодня есть государственная поддержка на 20 миллиардов гривен. Над конкретным распределением и механикой программы мы сейчас работаем. Но наша цель – максимально использовать банковское плечо.

 

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Подход будет один – максимальная доля ВИЭ и минимальная метана – глава "Нафтогаз Тепло"

Бизнес-омбудсмен Роман Ващук: "Сокращение количества дел буду считать признаком прозрачности и понятности бизнес-климата"

В Украине крайне сложно доказать факты фальсификации лекарственных средств – адвокат

Топ-задачами 2022 года являются реформа градостроения, защита инвесторов в жилую недвижимость и долгострои - глава Коордсовета по решению проблемных вопросов градостроительства

Медленные темпы роста экономики повышают риск стимулирования ВВП из-за популистcкого давления на Нацбанк - член Совета НБУ

Сокращение Ощадбанком доли NPL до 10% к концу 2024 г. достижимо - член правления

"еПоддержка" - только небольшой прототип наших будущих проектов - замглавы ОП Шурма

В общественном мнении связь МАУ с Коломойским значительно преувеличена – СЕО авиакомпании

Украина заинтересована в имплементации новых технологий использования ядерной энергии - глава ГИЯРУ

Рассматриваем возможность арбитражного обращения к Ирану за возмещением – СЕО авиакомпании "МАУ"

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА