13:30 23.12.2021

Более половины украинцев видят в Израиле дружественную страну – посол Израиля в Украине

15 мин читать
Более половины украинцев видят в Израиле дружественную страну – посол Израиля в Украине

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Израиля в Украине Михаэля Бродского агентству "Интерфакс-Украина" накануне 30-летия с момента установления дипотношений между двумя странами

Выступая  недавно на Еврейском форуме, вы назвали отношения между Украиной и Израилем "семейными". Обычно так характеризуют отношения  теплые и дружественные, хотя споры в семье также бывают…

Все именно так, как вы сказали. Во-первых, это в буквальном смысле часто семейные отношения, потому что в Израиле живет полмиллиона выходцев из Украины. Здесь, в Украине,  большая еврейская община. Точные цифры неизвестны, но многие называют 200 тыс. человек, может быть,  даже больше. И граждане наших стран многие связаны действительно семейными узами, а если не семейными, то уж точно дружественными. У каждого практически украинца есть друзья, родственники, знакомые в Израиле, поэтому это не формальные отношения. Это не отношения просто между двумя странами, у которых есть какие-то общие интересы, в экономике, в политике. Это отношения, безусловно, прежде всего, личные, поэтому я их называю семейными.

Но как вы правильно сказали, в семье бывают разные ситуации, и это не значит, что мы на все вещи смотрим абсолютно одинаково. Но я думаю, что у нас гораздо больше общего, чем того, что нас разъединяет, и очень много вещей мы видим схожим образом.

Более того, я могу сказать, что, как любые родственники, мы во многом похожи. Может быть даже в большей степени, чем это кажется на первый взгляд. Прежде всего, мы похожи в нашем стремлении к независимости, мы схожи в том, что мы должны отстаивать нашу независимость часто с оружием в руках. Мы похожи тем, что мы готовы принести жертвы во имя сохранения демократии и свободы слова. И мы похожи нашей политической культурой.

Я очень часто об этом задумываюсь с тех пор, как приехал в Украину четыре месяца назад, о том, что наша политическая культура во многом похожа, и, может быть, со стороны людям неискушенным она кажется довольно странной, может быть, неуправляемой, может быть, хаотичной. На самом деле эта свобода мнений и эта постоянная дискуссия по самым острым вопросам - и есть основа нашей силы. 

Те, кто живут в других обществах, могут это не понимать. Мы в Израиле это хорошо понимаем, потому что это и есть наш главный козырь, если хотите, наше "секретное оружие". Благодаря  этой свободной дискуссии в итоге мы становимся сильнее и внутренне, и внешне.

Это очень важно для граждан Украины, многие из которых  считают, что свободная дискуссия превращает страну в хаос. Израиль показывает, что это не так. 

Израиль показывает, что можно сохранять свободу слова, можно сохранять демократию, все политические свободы, при этом находясь в непростой ситуации в плане безопасности. А конкретнее - в состоянии перманентной войны с соседями, продолжая бороться с террором. 

В Украине есть мнение, что ограничение свободы слова во время войны – это нормально, поскольку свобода может "работать" на противника. Как это делается в Израиле?

На разных этапах были разные подходы. Есть в Израиле такой институт, который называется военной цензурой. Речь идет о том, что какая-то информация военного или, скажем, стратегического характера может быть чувствительной, и может помочь врагам Израиля, скажем, добиться своих целей. Поэтому есть военная цензура, проверяющая на предмет государственных секретов информацию, которая представляет особую ценность.

Но это не значит, что даже в самые тяжелые времена, даже во время войны, есть какие-то существенные ограничения свободы слова или общественной дискуссии. Всегда, в любой ситуации в Израиле сохранялась свобода слова, за исключением вот этих конкретных случаев, о которых я говорю.

Тема антисемитизма в Украине. Недавно посольство обратилось к правоохранителям в связи с проявлением антисемитизма в Киеве и Днепре в период празднования Хануки. Удовлетворены ли вы реакцией украинских правоохранителей?

Мы знаем о том, что в Днепре виновные в этом инциденте были арестованы. Нам бы хотелось, чтобы к ним применили закон, который недавно был принят (закон  О предотвращении и противодействия антисемитизма в Украине» был принят Верховной Радой 22 сентября 2021 года – ИФ-У) Мы бы хотели,  чтобы эти преступления классифицировались по новой статье закона, которая как раз определяет, что такое преступления на почве антисемитизма, в отличие от хулиганства или других каких-то нарушений правопорядка.

Пока этого не произошло. Мы следим за этой ситуацией. Нам бы хотелось, чтобы этот закон не просто был формальным, не просто декларацией, а чтобы это было действенным оружием в борьбе с антисемитизмом, потому что необходим прецедент. Чтобы ни у кого не будет желания и стимула его проявлять, потому что ему придется за это поплатиться лишением свободы 

А в целом, вы считаете, это проблема в Украине реальная или надуманная?

Антисемитизм существует в Украине так же, как он существует и в большинстве стран. Я не думаю, что в этом смысле ситуация в Украине хуже или лучше, чем в других странах. Я вижу положительные сдвиги в отношении государства к этой проблеме, и, наверное, самый главный шаг - этот закон, который был принят. Это закон, который высоко оценили в Израиле, он для нас важен.

Но я думаю, что для Украины он важен точно не в меньшей степени, потому что он предусматривает принятие универсального определения антисемитизма. Таким образом, Украина становится частью семьи народов Запада, которые, в основном,  уже приняли это определение, и для Украины это - шаг в направлении цивилизованного мира.

Вы недавно встречались с директором Института национальной памяти Антоном Дробовичем. Вы поняли его логику, он понял вашу логику? Как вы знаете, наверное,  вопросы национальной памяти в последнее время были очень острыми в Украине.

Я думаю, что мы поняли друг друга. Это не значит, что мы должны соглашаться по всем вопросам. У нас в отношении исторической памяти есть, скажем так, открытые вопросы, по которым мы не соглашаемся. Мы об этом говорим открыто, говорим на встречах самого разного уровня, в том числе и на встречах на самом высоком уровне между президентами, которая прошла не так давно, и мы об этом говорим публично.

Об экономике. Вы удовлетворены, как работает зона свободной торговли между Украиной и Израилем? Когда к этой договоренности будет добавлена сфера услуг? 

Договор вступил в силу только 1 января этого года. Прошло еще слишком мало времени, рано оценивать его результаты, тем более что год пришелся на пандемию, и это очень в значительной степени осложнило торговлю между двумя странами.

У нас существует очень большой потенциал увеличить объем торговли. Сегодня он порядка $700 млн в год - это немного. Я думаю, что мы легко, не прилагая очень серьезных усилий, можем дойти до миллиарда, а то и больше, за счет того, что существует огромный потенциал для увеличения экспорта украинской продукции в Израиль. Прежде всего, продукты питания, это сельскохозяйственные различные продукты, многое другое, сырье, может быть, стройматериалы, может быть очень много всего. Товаров, в отношении которых были снижены или вообще отменены пошлины. Это делает торговлю между нашими странами гораздо более выгодной.

С другой стороны, Украина может покупать израильские технологии в большем объеме, чем она это делает сегодня. Сегодня у нас существует дисбаланс торговых отношений -  Израиль покупает гораздо больше в Украине, нежели Украина покупает в Израиле. Поэтому мы хотим посмотреть, как этот договор будет работать. По логике вещей, он должен привести к увеличению объемов торговли уже в самое ближайшее время, если нам коронавирус сильно не испортит наши планы. 

Что касается договора об услугах, то мы принципиально договорились начать переговоры о новом этом соглашении в следующем году. Переговоры, как правило, - это не вопрос недель или месяцев, это вопрос нескольких лет, поэтому я бы не стал ожидать немедленного результата.

А что входит в понятие "сфера услуг"?

Это как раз и будет предметом переговоров, потому что это не универсальный договор. Страны договариваются на какие услуги у нас будут распространяться, скажем, режим наибольшего благоприятствования, более мягкое налоговое бремя и так далее.

Я думаю, что, прежде всего, мы будем говорить об услугах финансовых и об услугах, связанных с IT. IT-сектор - это одно из основных в последние годы направлений сотрудничества между Израилем и Украиной, потому что более половины аутсорсинга израильского хайтека сегодня приходится на Украину. Сегодня здесь, в Украине, работает 30, может быть 40 тыс., программистов на израильские компании. То есть, представьте себе, что каждый из этих программистов в среднем зарабатывает $3-4 тыс. в месяц  минимум, а то и гораздо больше. Но если брать даже минимальные зарплаты, то получается, что 30-40 тыс. умножьте на $3 тыс. - это израильский вклад в экономику Украины, вклад израильских компаний. С другой стороны, это украинский вклад в экономику нашей страны, потому что в Израиле катастрофически не хватает программистов. 

Израильский хайтек - это локомотив нашей экономики. Доходы в государственную казну от хайтека - это одна из самых серьезных составляющих израильского бюджета государственного сегодня. Поэтому, если в Украине находятся такие люди, которые могут помочь израильским компаниям выполнить их задачу, то это прекрасно. Это наши страны сближает, и это абсолютно взаимовыгодная ситуация.

Недавно в Киеве прошел Украино-израильский инвестиционный саммит. Вы послушали и украинских, и израильских бизнесменов. Вы нашли какие-то новые точки соприкосновения или это был просто разговор о намерениях? 

Кроме намерений, у нас есть реальность. И в реальности у нас довольно много инвестиций,  израильских, прежде всего…

В недвижимость

Да, в недвижимость. Это действительно тысячи израильтян, может быть даже десятки тысяч, которые приобретают недвижимость здесь, в Украине, есть израильские девелоперы, которые работают на украинском рынке очень успешно. Это наше сегодня одно из главных направлений в плане израильских инвестиций.

Это, в основном, наши  бывшие  граждане?

Не обязательно. Это и коренные израильтяне, которые просто видят экономический эффект от инвестиций в украинскую недвижимость, потому что сегодня на украинском рынке можно получить доход от сдачи квартиры в аренду в размере 8-9%, может быть даже 10% годовых - это то, чего нельзя сегодня получить в Израиле или большинстве стран Европы. Поэтому, Украина - это рынок очень привлекательный в этом смысле.  Кто-то покупает, наверное, для себя. Кто-то покупает квартиры в Одессе и приезжает летом на море в Одессу, такие тоже есть. Но я думаю, что по большей части это инвестиционные проекты.

Кроме этого, есть много интересных проектов,  уже осуществленных или планируемых  в области медицины. В Киеве работает известная израильская больница  - LISOD. Есть еще несколько проектов, которым мы пытаемся помочь. Сейчас как раз обсуждаем это с Министерством здравоохранения.

Очень давно обсуждается сотрудничество в области ирригации

Есть несколько израильских компаний, прежде всего это компания Netafim, которые работают на украинском рынке довольно успешно, и есть проекты и продажи израильских технологий в сфере капельного орошения. Прежде всего, это юг Украины – Николаевская,  Херсонская, возможно, Одесская области.

Сейчас этот вопрос стоит особенно остро в Украине, потому что последствия глобального потепления уже чувствуются. И мы слышим здесь, в том числе от Министерства сельского хозяйства, что уже в ближайшие годы будет ощущаться нехватка воды для сельского хозяйства на юге страны. 

Израиль, наверное, как никто другой, знает и умеет решать эту проблему, потому что Израиль - страна с очень сухим климатом, где традиционно нет достаточно источников пресной воды. Мы сумели эту проблему решить разными способами, прежде всего, экономным использованием воды, капельным орошением, массовым опреснением воды. Сегодня эта проблема в Израиле решена. Более того, мы решаем  похожие проблемы в других странах и мы с  удовольствием поможем Украине справиться с этой проблемой. 

Недавно состоялся визит представителей нескольких израильских компаний, они выехали в регионы, и надеемся, что будет продолжение, потому что тема актуальная для обеих стран. Со стороны Украины мы чувствуем заинтересованность, президент об этом говорил, когда он встречал здесь нашего президента.

Сотрудничества в сфере кибербезопасности. Понимаю, что этот вопрос достаточно закрытый...

Я знаю, что такое сотрудничество есть, есть большой интерес со стороны и государственных структур в Украине, и частных структур к израильскому опыту. Есть много израильских компаний, которые здесь пытаются работать.  Контакты есть,  проекты есть, и потенциал тут очень большой, потому что  в сфере безопасности Израилю, наверное, нет равных сегодня. Это одной их стратегических направлений - наряду с сельским хозяйством, орошением и медициной. 

Что вы советуете потенциальным израильским инвесторам?  О каких рисках вы им говорите? 

Я остерегаюсь давать советы инвесторам. Риски, связанные с инвестициями в Украине, хорошо известны. 

Судебная система? 

Прежде всего, безусловно, судебная система. Это боязнь потерять инвестиции. Боязнь того, что ты не сможешь свои инвестиции защитить в суде, что не будет прозрачности, не будет честного и адекватного отношения. Поэтому это вполне логичные причины, почему многие израильские инвесторы  боятся вкладывать средства в Украину. 

С другой стороны, есть положительные изменения, в том числе, например, в области IT. Я думаю, что после принятия закона о "Дия. City" в Украину могут прийти новые инвестиции. Мы говорим уже о более глубоком участии израильского капитала, израильских компаний в IT-рынке в Украине, потому что для этого есть предпосылки. А сейчас, вместе со вступлением в силу Дия.City, создается и законодательная база, и налоговая. Поэтому, я думаю, что это направление сегодня - очень перспективное.

Есть всегда возможность работать в рамках государственно-частного партнерства и многие израильские компании хотели бы работать в таком формате. Вопрос: готова ли Украина давать государственные гарантии для того, чтобы инвестиции шли сюда безбоязненно?

Ни один банк не даст деньги без серьезных гарантий, а вопрос финансирования – главный. 

Несколько лет назад у нас обострились отношения в сфере туризма в связи с отказом во въезде в Израиль некоторым украинским гражданам. Украина даже какое-то время ограничивала въезд в страну граждан Израиля.  Сохранилась ли эта проблема сейчас? 

В данные момент нет туризма - нет проблемы (смеется). Сейчас, когда мы с вами разговариваем, Израиль закрыт для иностранных туристов, к сожалению.

Но он откроется, так или иначе.

Я очень надеюсь, что украинские туристы вернуться в Израиль. На пике к нам приезжало порядка 200 тыс. туристов из Украины - довольно много и мы это приветствуем. 

Мы не приветствуем нелегальных рабочих, которые пытались попасть под видом туристов в Израиль. Это было довольно массовое явление. И только этим были вызваны ситуации, когда людей разворачивали, отправляли обратно или долго выясняли цель приезда в Израиль. Действительно, не могу с вами не согласиться, к сожалению, часто туристы, действительно приезжавшие с туристическими целями, подпадали под вот эту ситуацию, когда не всегда была возможность точно установить цель приезда, и поэтому накануне коронавирусного кризиса мы сумели договориться о формате, как мы этот вопрос решаем. 

Мы договорились о том, что у нас будут представители пограничной службы: украинской - в Израиле, в аэропорту Бен-Гурион, нашей службы - здесь, в Борисполе. Мы договорились еще о различных механизмах по обмену информацией, по сотрудничеству между полициями, когда можно будет заранее выявлять, кто едет нелегально, и уже останавливать его перед посадкой в самолет, а не после приезда. 

Все эти вещи были заморожены в связи с началом пандемии коронавируса. Я уверен, что после того, как кризис с коронавирусом завершится, мы сможем вернуться к выполнению этих договоренностей, посмотреть, как нам эту проблему решить.  Но, к сожалению, я не могу гарантировать, что ситуация не повторится, потому что, если опять будут ехать люди с целью нелегально работать в Израиле, то, к сожалению, и туристы будут от этого страдать.

Как бы вы оценили уровень сотрудничества с украинскими властями во время празднования Рош ха-Шана в этом году?  Это ваш первый опыт? 

Это вообще первый опыт, когда хасиды массово приезжают в ситуации коронавируса. В прошлом году, ка вы помните, они вообще застряли на границе с Беларусью. В этом году, к счастью, все прошло более или менее гладко. Более или менее - это не значит, что не было каких-то инцидентов, потому что они бывают каждый год.

Была ситуация, когда по израильскому закону нужно было делать ПЦР-тесты перед вылетом, перед возвращением в Израиль, и сюда приехали представители Министерства здравоохранения Израиля, чтоб такие проверки проводить. Потому что, к сожалению, в Украине довольно массово распространена подделка тестов ПЦР, это не секрет. Мы хотели предотвратить въезд инфицированных людей в Израиль, поэтому проводились дополнительные проверки уже силами нашего Министерства здравоохранения. 

Это не значит, что к следующему году нам не нужно будет готовиться тщательно, потому что вопросов много, есть много нерешенных проблем в самой Умани, и мы готовы к этому вопросу подключиться. 

Но нельзя забывать, что ответственность  лежит все-таки на украинских властях, и как проходит само это мероприятие - это, прежде всего, вопрос к властям Украины. Наши туристы находятся здесь на территории Украины, они должны соблюдать все законы,  но с другой стороны, мы хотели бы, чтобы к ним было самое доброжелательное отношение, как и подобает в отношении любого другого туриста. Мы считаем, что украинская сторона сделала максимум, чтобы обеспечить безопасность и обеспечить охрану здоровья и паломников, и местных жителей. Надеемся, что в следующем году все пройдет еще лучше.

Перспективы контактов на высшем уровне есть? 

Было несколько телефонных разговоров между президентом Зеленским и премьером Беннетом. Они даже коротко встретились в Глазго на климатическом саммите. И в принципе, мы обсуждаем возможность визита президента Зеленского в Израиль, и, теоретически, я не исключаю визит премьер-министра Израиля Беннета в Украину. Но пока конкретных дат в отношении обоих визитов нет.

Прошло 30 лет с момента установления дипотношений между нашими странами. Какими вы бы хотели видеть следующие 30 лет? 

Дай Бог, чтобы еще через 30 лет мы добились такого же результата, такого же прогресса, как мы добились за  прошедшие 30. Действительно, есть потрясающий  прогресс во всех сферах. Есть до сих пор потенциал, который мы, не использовали, прежде всего, в экономике и бизнесе. 

В плане политических контактов и взаимопонимания, я думаю, что мы достигли очень хорошего уровня взаимопонимания. Это касается и двусторонних отношений, касается сотрудничества в международных организациях, Организации Объединенных Наций. 

В отношении культуры, я думаю, что сложно найти более близкие народы и более близкие культуры, чем украинская и израильская. И благодаря активным действиям посольств - и нашего посольства здесь, и посольства Украины в Израиле - сегодня наши народы больше и больше узнают друг о друге. 

У нас прекрасное авиасообщение: несколько рейсов каждый день, несколько авиакомпаний, которые выполняют эти рейсы. В принципе, у нас в отношениях все очень хорошо. И действительно, мы воспринимаем Украину как дружественную страну. 

Мы накануне 30-летия провели опрос общественного мнения здесь, в Украине, и выяснили, что более половины украинцев видят в Израиле дружественную страну, а именно 55%. При этом, только 17% - не считают Израиль дружественной страной, а у остальных либо нет мнения, либо они воздержались от ответа. Но это только доказывает то, что мы в принципе знали и так:  что Украина в отношении Израиля - страна дружественная. Я думаю, что такие же чувства  израильтяне испытывают в отношении Украины. 

 

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Подход будет один – максимальная доля ВИЭ и минимальная метана – глава "Нафтогаз Тепло"

Бизнес-омбудсмен Роман Ващук: "Сокращение количества дел буду считать признаком прозрачности и понятности бизнес-климата"

Украина заинтересована в имплементации новых технологий использования ядерной энергии - глава ГИЯРУ

Рассматриваем возможность арбитражного обращения к Ирану за возмещением – СЕО авиакомпании "МАУ"

Мы – важная часть "Сильпо", и наша задача – дать возможность гостям покупать у нас качественные локальные продукты – руководитель проекта "Лавка Традиций".

Глава АМКУ Ольга Пищанская: Когда общество просит нас бежать быстрее, хочется спросить: а вам важно куда?

Стефанишина: Демократическая и развитая Украина в ЕС и НАТО – это самые жесткие санкции против России

У "ГарПока" должна быть понятная, последовательная и прозрачная стратегия торгов – глава ГП Андрей Пилипенко

Главная наша цель - остановить нарушения, а не удалить нарушителя с рынка - глава АМКУ Ольга Пищанская

Глава НКЦБФР Магомедов: Я прилагаю максимум усилий, чтобы донести мысль: миноритариев не трогайте!

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА