11:00 09.07.2021

Главный операционный директор сети "Добробут": "Бюджетные средства нам не поступают, нам приходится за собственный счет строить больницы"

14 мин читать
Главный операционный директор сети "Добробут": "Бюджетные средства нам не поступают, нам приходится за собственный счет строить больницы"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" главного операционного директора медицинской сети "Добробут" Вадима Шекмана, в котором он рассказал об опыте работы "ковидных" стационаров, перспективах сотрудничества с НСЗУ, прогнозах M&A и конкуренции со стороны медицинских коворкингов.

Автор: Анна Левченко

- Как вы сегодня оцениваете идею открыть "ковидный" стационар? Насколько частные "ковидные" киники оправдывают себя?

- Год назад, когда началась пандемия COVID-19, мы не могли оказаться в стороне и приняли решение открыть "ковидный" стационар. Сегодня это решение уже кажется, очевидным, но год назад оно не было очевидным. Мы не понимали, как это вообще будет работать. Мы открыли несколько "ковидных" стационаров и оказывали помощь пациентам в тот момент, когда действительно было необходимо, когда коек в городе не было.

- Вас не упрекали, что вы зарабатываете деньги на COVID-19, ведь в коммунальных и государственных клиниках пациенты лечатся за счет бюджета?

- Мы действительно лечим людей за деньги. К сожалению, бюджетные средства нам не поступают, и нам приходится за собственный счет строить больницы, покупать лекарства.

- Насколько прибыльным было направление лечения COVID-19?

- Если сравнить эпидемию с нашим обычным режимом работы, когда мы лечим обычные болезни, то могу сказать, что COVID-19 - это не прибыльно. Никакой особенной дополнительной прибыли мы на COVID-19 не получили. Лечение COVID-19 не дешевое, да и расходы у нас в начале эпидемии были тоже немаленькие, начиная от дополнительных расходов на всевозможные средства защиты, которые в начале эпидемии взлетели в цене в десятки, если не в сотни раз, заканчивая доплатами медперсоналу. Поэтому, с точки зрения финансов, мы бы предпочли просто заниматься нашим основным бизнесом и оказывать качественные медицинские услуги в тех направлениях, для которых мы и строили наши больницы и поликлиники.

- Сколько "ковидных" пациентов в стационарах у вас было за прошлый год?

- Всего мы пролечили более тысячи больных с COVID-19. Наибольшая нагрузка была в конце марта-в начале апреля 2021 года, когда у нас лечились около 70 больных одновременно.

Сейчас наши "ковидные" стационары в Медгородке и на проспекте Бажана в Киеве прекратили свою роботу, как "ковидные" стационары. Стационар в Медгородке мы перепрофилировали в постковидный стационар, где мы оказываем услуги пациентам, которые переболели ковидом и которым нужна длительная реабилитация.

- Менялась ли цена лечения COVID-19 с начала эпидемии?

- Мы не пытаемся варьировать цены. COVID-19 - это не возможность заработать какую-то дополнительную прибыль. Для нас "ковидный" стационар - это возможность оказать высококачественную медицинскую услугу в тот момент, когда пациенты в этом больше всего нуждались. Тем более, что часто наш "ковидный" стационар это был не вопрос комфорта, а это был вопрос жизни и смерти. Многие люди проходят свой COVID-19 практически бессимптомно, но, к сожалению, это происходит не со всеми. Часть людей попадают в стационар, к тому же COVID-19 вызывает осложнения. Для многих пациентов COVID-19 вообще стал поводом позаботиться о собственном здоровье. Мы помогаем пациентам, которые хотят понять свое состояние, следить за здоровьем в будущем. На самом деле, после пандемии в Украине люди стали больше задумываться о собственном здоровье, о собственном состоянии, о профилактике. И о состоянии системы здравоохранения как таковой.

- Насколько направление реабилитации будет востребовано после завершения пандемии? Будете ли вы развивать реабилитацию после инфаркта, инсульта? Может ли реабилитация быть каким-то направлением для вашего бизнеса или это все-таки дополнительная услуга?

- Мы смотрели в этом направлении и до ковида. Мы собираемся им заниматься и собираемся его развивать. У нас всегда была постинсультная реабилитация в отделении в Медгородке, но мы планируем строить большой реабилитационный центр.

- Именно строить или это может быть аренда? Что это будет за центр?

- По мере предложений. Скорее всего, это медицинское учреждение, которое будет находиться в каких-то хороших природных условиях.

- Сколько вы заработали на ковиде за прошлый год? Какая доля дохода компании именно от ковида?

- Я не думаю, что COVID-19 занимает больше 15% в общем объеме продаж. Но в целом, я думаю, что если бы не было ковида, мы бы за это время заработали бы больше.

На самом деле в прошлом году мы заработали меньше, чем планировали. Два месяца, в апреле-мае прошлого года, когда начинался COVID-19 половина наших поликлиник, была закрыта. Люди не обращались в клиники, если это не было критично. К тому же во время эпидемии COVID-19, дети стали болеть значительно меньше, поэтому наши педиатры имели значительно меньше обращений, чем раньше.

- Почему?

- Носят маски, моют руки, школы и детские сады не работали, значит нет контакта. Но, в общем, мы все равно в 2020 году заработали больше чем в 2019 году. Результаты 2020 года, особенно на фоне, того, что происходило, мы считает очень хорошими.

- "Ковидный" год изменил ваши планы развития?

- Нет, у нас достаточно длинная стратегия. "Добробут" на сегодняшний день является самой крупной медицинской компанией в Украине, мы явный лидер, на киевском рынке, но мы видим себя как национальную компанию. У нас далекоидущие планы, с точки зрения, расширения в национального лидера не только по уровню доходов, но и по присутствию в других городах. То есть, мы активно собираемся выходить в регионы.

- Еще два года назад "Добробут" рассматривал выход в регионы как очень отдаленную стратегию. Сейчас вы открыли клинику в Ирпене, это пригород Киева. Это уже стратегия выхода в регионы, или это еще все-таки развитие в Киеве?

- Это все еще экспансия в Киеве, так как Ирпень хоть и отдельный город, но все-таки это город-спутник и население Ирпеня, наверное, ничем не отличаются от населения Киева. Для нас клиника в Ирпене это больше стратегия развития амбулаторной сети для жителей Киевской области. Точно также мы планируем в ближайшие несколько месяцев, открыть подобную клинику в Броварах.

- Если говорить о развитии в регионах, то это будут спутники Киева, или это города-миллионики, или просто центры в каких-то направлениях на север, юг, запад, восток Украины? Есть какие-то уже конкретные планы?

- У нас есть стратегия, но какие из городов будут первыми, наверное, еще рано говорить. Мы верим, в то, что в обозримом будущем, мы будем во всех городах-миллиониках и во всех крупных центрах. Мы хотим быть национальным оператором, не просто по названию, а и потому, что мы реально будем представлены везде. Мы верим в сеть. В крупных городах это будут стационары, в более мелких городах - амбулаторные центры, которые будут привязаны к более крупным стационарах в более крупных городах.

- А что на сегодняшний день больше всего сдерживает региональное развитие?

- Во-первых, тяжело бежать во всех направлениях одновременно, хоть мы и пытаемся. Медицина – это бизнес с большим количеством капитальных расходов, он требует тщательного планирования. Клиника это не только здание, оборудование, кирпичи. Это команда, которая должна там работать. Мы не пытаемся сегодня максимизировать наши доходы, мы верим в то, что мы должны, как бы пафосно это не звучало, делать то, что правильно для пациента. То есть не пытаться навязывать дополнительные услуги, а оказывать только те, которые действительно нужны пациенту. Сформировать такое отношение не просто.

- От медицинского бизнеса я слышала такое мнение, что в регионах очень трудно найти, команду, потому что там есть областная больница, в которой сосредоточены целые поколения лучших кадров и которая покрывает весь регион. Видите ли вы проблему с кадрами в регионах?

- В Украине вообще существует кадровая проблема в медицине. Но мы стараемся ее решить. У нас есть программа интернатуры, и, что безумно радует, в нее очень тяжело попасть, есть большой конкурс на место. Значить есть люди, которые ценят реальную возможность действительно научиться.

- Вы берете деньги с интернов?

- Вопрос не совсем корректный. У нас интернатура пока только заочная, поэтому уместнее было бы спросить, на каких условиях у нас можно ее пройти. Мы берем врачей-интернов на штатные должности, соответственно, в "Добробуте" они получают зарплату - вне зависимости от того, на бюджете или по контракту они учились в университете.

- Что вы думаете об идее создания чего-то типа университетских клиник или все-таки университетская клиника это не ваша тема?

- Мы уверены, что без этого развитие невозможно. Рано или поздно, мы придем к тому, что у нас будет университетская клиника. Во всяком случае, это мечта и идея наших акционеров. Для нас не столь важно сотрудничество с каким-то университетом, мы хотим качественно учить новых специалистов, и таким образом решать кадровую проблему. Да, в Украине существует проблема кадров, но есть более глобальная проблема - сегодняшняя система медицины с большим количеством серых услуг, оплатой в конвертах. Но мы видим, что уже есть поколение врачей, которые больше не хотят работать по такой схеме, они хотят заниматься медициной, а не бизнесом. Они хотят работать в белой клинике, официально, в которой официальные прайсы, где деньги платятся в кассу, а не в конвертах. Страна, пусть медленно, но все-таки меняется, люди начинают видеть пользу в официальной работе, где можно не прятаться и не опасаться проверок и силовых органов.

- При формировании прайсов вы ориентируетесь на уровень традиционных неформальных платежей, которые существуют в государственных клиниках – хирургу - столько-то, анестезиологу - столько-то?

- Мы на это не ориентируемся. У нас ценообразование происходит достаточно просто. У нас есть расходы, мы обычный бизнес. Мы строим здания, покупаем оборудование, платим зарплаты, платим налоги. Это все складывается в какую-то себестоимость. Мы закладываем достаточно низкий процент доходности, которая позволяет нам развиваться, и у нас цена основана на этом. При этом любопытно, что мы иногда узнаем, что в официальной медицине, где оборудование куплено государством и все расходы несет бюджет, черная или серая оплата в конверте, зачастую, превышает ту оплату, которую пациенту пришлось бы заплатить у нас. Во многих случаях в "Добробуте" не дороже, чем в государственной больнице.

- Давайте тогда вернемся к развитию компании. Что на сегодняшний день интересней для компании – стационары ли амбулатории?

- Мы, наверное, единственная компания на украинском рынке, которая развивает и то и другое. У нас достаточно широкая сеть амбулаторных поликлиник, в то же время мы идем в глубину, то есть, мы оказываем высокотехнологические услуги в узких направлениях - кардиология, онкология и тому подобное. Конечно, расходов на открытие поликлиники меньше, чем на открытие госпиталя, но мы верим в то, что если мы хотим быть действительно национальной компанией, то нельзя иметь только поликлиники, ведь если у пациента есть серьезное заболевание, то мы должны дать возможность госпитализации. Мы в состоянии ему предоставить эту услугу практически во всех направлениях. Я верю, что со временем мы закроем весь спектр услуг. То есть, наше виденье стратегии компании, что нужно развивать и стационары, и амбулатории. Это удобно и для пациента, ведь он может закрыть все вопросы со здоровьем в экосистеме "Добробут".

- Сколько клиник вы открыли за 2020 год, какие планы на 2021 год?

- В 2020 году мы не открывали новых клиник, мы купили сеть поликлиник "Доктор Сэм", теперь они стали частью семьи "Добробут". Таким образом, у нас появились три новые поликлиники. Кроме того, мы начали строительство двух поликлиник - в Ирпене, и в Броварах, которые открываются в 2021-году. Мы строим новый третий корпус на улице Семьи Идзиковских, который мы планируем открыть в июле этого года. Также мы собираемся открыть еще одну поликлинику в Киеве в конце 2021 года-начале 2022 года. Кроме того, мы в 2021 году закрыли госпиталь на проспекте Бажана, где был "ковидный" стационар, на капитальный ремонт. И после реконструкции откроем его как современный госпиталь "Добробут" для пациентов на левом берегу. Но, в то же время, мы понимаем, что осенью могут быть опять какие-то новые вызовы COVID-19 и нам придется на них как-то реагировать.

- Сколько "Добробут" инвестировал в 2020 году в оборудование, в развитие, и какие планы на 2021 год?

- Мы инвестируем достаточно много. Мы хотим, чтобы наши врачи работали на качественном оборудовании. В 2020 году мы инвестировали в оборудование больше 300 млн грн, в 2021 году, я думаю, будет еще больше. Акционеры приняли решение не распределять дивиденды, компания не тратит, не выводит деньги, все деньги, которые "Добробут" зарабатывает, и дополнительные инвестиции мы вкладываем в развитие. Скорее всего, мы не будем замедлять этот темп в ближайшие 3-4 года.

- У клиник сети "Доктор Сэм" были декларации на оказание первичной медпомощи, но когда "Добробут" купил эту сеть, декларации были расторгнуты и пациенты остались без семейного врача. Насколько оправдан был такой шаг?

- Мы, к сожалению, пока не нашли способ работать с декларациями и с НСЗУ, таким образом, чтобы оказывать услугу того уровня качества, который принят в "Добробуте", за те тарифы, которые сегодня платит НСЗУ.

- А вы искали этот способ и не нашли или вас просто не устраивает тариф?

- Мы смотрим в эту сторону. Мы верим в то, что рано или поздно государство будет заинтересованно работать с такими компаниями как "Добробут", и цены у государства будут такими, чтобы, как минимум, покрыть наши расходы. Сегодняшняя математика не сходится. Мы не хотим обманывать себя, и работать в минус. Мы бизнес и у нас есть ответственность перед нашими акционерами. Но, в то же время, мы не хотим, обманывать пациентов и оказывать им услуги ниже нашего стандарта. Мы очень надеемся, что нас услышат в Верховной Раде и будет принята понятная система сооплаты. Прозрачная. Не серая, не черная, не в конвертах. Если будет такая система, то мы с удовольствием будем работать с НСЗУ. Таким образом, наши услуги для пациента станут дешевле, но будет существовать рынок, где можно будет лечиться без оплаты и у пациента будет выбор.

- А вы как-то продвигаете, лоббируете эту идею или просто верите в нее?

- Мы достаточно активно продвигали ее, участвовали в обсуждениях с ассоциацией частной медицины, с профильным парламентским комитетом, продвигали в рамках Американской торговой палаты. Мы не занимаемся лоббированием как компания, но мы участвуем в организациях, которые выражают интересы собственников частного бизнеса, и пытаются развивать эту сферу. Медицина с 1990-х годов осталась наименее реформированной сферой, она осталась в том состоянии, в котором она была 30 лет тому назад. Поэтому необходимость изменений назрела очень давно, и мы не продвинемся в развитии страны, если мы не реформируем здравоохранение.

- Если говорить о рынке частной медицины, есть ли у вас планы купить еще что-то после покупки "Доктора Сэма"? Есть ли предложения на рынке? Прогнозируете ли вы слияния, поглощения, транзакции на рынке частной медицины?

- В какой-то момент многим показалось, что медицина это очень легкий бизнес, поэтому перед COVID-19 открывалось большое количество клиник, получился немножко дикий рынок, много разных схем и форм собственности. Но медицинский бизнес это достаточно тяжелый, серьезный и системный бизнес, поэтому, я думаю, произойдет некий процесс структурирования рынка, кто-то закроется, кто-то будет куплен, кто-то объединится. Это происходило во всех остальных рынках, поэтому нет причин, почему это не произойдет в медицине. Относительно возможных транзакций скажу так: мы все время смотрим на разные компании. Разные компании разного уровня постоянно приходят к нам, мы общаемся, это естественная часть развития бизнеса. Есть два пути развития: путем строительства и открытия новых собственных клиник или путем слияния и покупки. Оба эти пути имеют место быть. Мы смотрим на компании, но чтобы покупка состоялась, должна быть определенная синергия, чтобы соединение двух компаний давало вместе больше, чем эти две компании отдельно.

- Согласно отчетам НСЗУ, количество частных практик в сфере в семейной медицины растет. В последнее время врачи семейной медицины объединяются в некие хабы, коворкинги, которые привлекают несколько узких специалистов и получается такая маленькая неформальная поликлиника. Как вы оцениваете такие процессы формирования неких медицинских структур, когда из частных практик вырастают клиники? Являются ли такие клиники вашими конкурентами?

- Мы видим такие структуры и видим достаточно парадоксальную ситуацию, что государство поставило нас по сравнению с ними в более уязвимую позицию, с точки зрения, налогообложения, поскольку мы белая компания и мы платим все налоги. Но какие-то физлица-предприниматели, которые платят значительно меньше налогов, таким образом, могут оставить себе больше денег. С другой стороны, я бы не поменял нашу схему, или наш способ ведения бизнеса, на то, как работают они. Потому, что мы в состоянии оказывать больший спектр услуг, поскольку мы все-таки единая система. Мы лучше оцениваем уровень квалификации врачей, которые работают у нас. У нас есть, куда пожаловаться, но если вы работаете с ФОПом, то вы пожалуетесь человеку, на которого вы собираетесь жаловаться. Плюс мы все-таки продумываем маршруты пациента, графики приема врачей. В системе коворкинга, это более хаотично и только на ответственности пациента. Я думаю, что модель коворкингов будет существовать, какие-то из них окажутся эффективными, какие-то нет, но мы можем быть эффективнее с точки зрения привлечениям пациентов, инноваций, нового оборудования. Например, мы сейчас открываем очень много хирургических клиник, но пациент не знает и не может оценить, на каком оборудовании они работают, как это оборудование дезинфицируется, насколько оно современное, но разница есть и она большая. И в таких компаниях как наша, за этим следят, а следят ли за этим в коворкингах, неизвестно.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Одесский аэропорт является успешным примером государственно-частного партнерства – гендиректор

Президент ЧБТР Дмитрий Панкин: Банк планирует создать больше новых проектов с последующим привлечением внешних сторон для участия в финансировании

Рекомендую украинцам посетить Эль-Аламейн - министр туризма и древностей Египта Халед аль-Анани

Ответственное отношение к потребителям – инвестировать больше средств в редизайн системы для снижения стоимости ее содержания – глава Ассоциации газового рынка

Принятие "ресурсного" законопроекта негативно повлияет на развитие сетей доступа к интернету, считают в Минцифры

Владимир Зеленский: Я готов встретиться с Путиным, если его действительно интересует решение кризисных вопросов в украино-российских отношениях

Введение МНО и снижение НДС на с/х продукцию до 14% уменьшит оборот теневого зерна, сократит "скрутки" и объемы возмещения НДС - министр агрополитики

Ситуация с судами по искам ВИЭ-генерации может стать критической для нас и для энергосистемы - глава "ГарПока" Петриковец

В Украине слишком мало людей занимается экологией и климатом на государственном уровне - Рябчин

С выпуском еврооблигаций определимся осенью – глава правления "Нафтогаза"

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА