17:20 03.06.2021

У нас не в планах создать второй "Кернел" или МХП, мы создали Первый украинский аграрный фонд – гендиректор КУА SI Capital

25 мин читать
У нас не в планах создать второй "Кернел" или МХП, мы создали Первый украинский аграрный фонд – гендиректор КУА SI Capital

Эксклюзивное интервью совладельца и генерального директора компании по управлению активами SI Capital Романа Сазонова агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Дмитрий Кошевой


- На недавнем вебинаре "Фридом Финанс Украина" вы сказали, что в инвестфонд "Первый украинский аграрный фонд" (ПУАФ) удалось собрать 35 млн грн. За какой период?

- Реально мы начали продавать паи фонда в феврале. Мы планировали зарегистрировать его где-то в октябре-ноябре для того, чтобы войти в сезон сделок (по купле продаже агрокомпаний – ИФ), которые происходят дважды в сезон: зимний период плюс конец лета-начало осени. Но из-за затянутости регистрации фонда даты сместились. Проспект эмиссии был зарегистрирован 29 декабря, затем полгода отводится на формирование минимального уставного капитала, но мы его сформировали за неделю. После еще была процедура утверждения в Комиссии (Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, НКЦБФР – ИФ), поэтому получился февраль.

Да, на сегодня в фонд привлечено 35 млн грн, но после вебинара пошли звонки потенциальных новых инвесторов.


- 35 млн грн – это немного. Вы говорили о планах взять миллиард.

- У нас уставной фонд - 1 млрд грн. Мы к нему придем где-то за 2,5 года. За этот год мы видим цифры $8-10 млн.


- На конец года?

- Да. Следующий – где-то $25 млн. И к этому есть все предпосылки. В этом меньше, потому что, как я уже сказал, мы не успели войти в зимнее окно M&A сделок. Сейчас входить нельзя. Хорошее предложение уже не сформируешь.


- Почему?

- Уже посеяно. Плохо или хорошо, но уже.


- Вам не выгодно покупать сейчас, потому что вы не знаете, что и как посеяно?

- Теоретически, можно все посчитать. Но когда компания на продаже – каждый продавец уверяет, что все сделал правильно, а проверить это тяжело. Договориться непросто, а рисковать деньгами инвесторов мы не будем. Поэтому очень редко, когда что-то продается в межсезонье. А в этом году таких сделок будет еще меньше, так как для тех, кто посеялся, уж очень все пока хорошо. Так что нужно ждать конца сезона.

У нас с января велись переговоры с тремя крупными инвесторами. Один планирует вложить $2 млн, второй – $3 млн, а третий рассматривает $5 млн. Мы сейчас нарабатываем список тех компаний, которые мы будем покупать…


- Когда вы говорите о $8-10 млн, то речь не о широком круге небольших инвесторов, а о достаточно крупных…

- Да, достаточно крупных, которые смогут влиять на работу самого фонда. Хотя мелкие для нашего ПУАФ – это от 2 млн грн из-за нормативных ограничений для венчурных фондов.

В планах на этот год – земельный банк в размере до 5 тыс. га земли плюс оборотный капитал. Оборотного капитала необходимо от $600 до $1 тыс. на 1 га. Как раз мелкие инвесторы с суммами от 2 млн грн будут нам добавлять средства в оборотный капитал. Мы считаем, что грамотно это спланировали.


- Кто эти первые мелкие инвесторы, которые к вам пришли?

- Это несколько человек, портфельные инвесторы, клиенты "Фридом Финанс". Также мы положили свои средства – внесли капитал для запуска фонда, чтобы показать инвесторам, что мы отвечаем за результат и сидим с ними в одной лодке.


- Это сколько?

- 6,25 млн грн. Плюс 1 тыс. га земли около Лопатина на границе Львовской области – это партнера Юрия Игнатюка, из компании "ИДЕК-Груп". Это первые инвесторы Фонда.


- Сколько сейчас стоит оценка земельного банка в аренде в сделках по купле-продаже агрокомпаний? Когда-то раньше было около $500.

- Сейчас – $1 тыс.


- Так что выходит, львиная доля из 35 млн грн в фонде сейчас – это взносы ваши и вашего партнера?

- Да. Это наш взнос, средства для запуска самого фонда.


- В "ИДЕК-Груп" всего около 6,5 тыс. га, из них в фонд передана 1 тыс. га?

- По закону менять паи на деньги нельзя. Это два встречных договора купли/продажи. Ни я, ни Юрий Игнатюк не планируем продавать паи. Мы хотим быть инвесторами, потому что верим, что делаем хорошее дело и верим в результат.

Нам теперь необходим капитал ближе к осени, для того чтобы купить еще пару тыс. га. Будет 3 тыс. га земли, добавим оборотный капитал и войдем в следующий сезон. Вот такой план.


- То есть осенью 3 тыс. га?

- Да. Исходя из этого, мы выходим на цифры привлечения на конец года, о которых я говорил. Сейчас средств вполне достаточно.


- На вебинаре вы сказали, что с момента запуска стоимость чистых активов выросла на 10%. За счет чего это произошло?

- Модель Фонда подразумевает покупку активов. Актив – это, в первую очередь, земельный банк. В любой нашей сделке это цена не выше, чем оценка Baker Tilly. Для нас важно наличие оценки при каждой сделке, чтобы инвесторы видели, что мы покупаем по хорошим ценам. В первой сделке оценка Baker Tilly была $980, а мы купили за $880. Переоценка привела к росту. Это было тогда, когда мы еще ничего не сеяли.

Теперь после начала посевной в хозяйство уже вложены средства согласно технологической карты. Она пишется на каждую культуру: какие операции на этой земле будут произведены и что туда будет вкладываться в зависимости от культуры-предшественника.

В нашем случае мы посеяли кукурузу. Мы разработали полностью все, что необходимо внести, прежде чем покупать или платить деньги компании, которая обслуживает эту землю. Мы провели что-то вроде тендера по ценам. Мы четко понимаем, что все, что мы приобрели и приобретаем и вложим в землю, оно по ценам не выше рыночных. В каждом случае – это решение инвестиционного комитета.


- Почему пока так мало небольших инвесторов?

- До мая месяца мы не занимались продажами целенаправленно, пока только готовимся исходя из того, что позже начали, чем планировали. Мы видим активные продажи паев фонда где-то с лета, буквально с июня. Поэтому недавно был только первый вебинар. Сейчас обкатываем модель, как продвигать фонд через "Фридом Финанс". Параллельно ведем переговоры с крупными инвесторами, которые выступают как флагманы.


- С крупными инвесторами вы ведете переговоры напрямую?

- Да. Сейчас четко видим, что подходим к межсезонью с активной рекламной кампанией. Мы четко инвесторам будем показывать, что есть на фонде, разрабатываем структуру отчетности для инвесторов на базе вопросов, которые есть. В данном случае лучше медленней, но правильней, чем быстро, но с ошибками. В планах есть создание внутренних чатов, дашбордов для существующих инвесторов и для потенциально интересующихся, с разным углублением в темы.

Через пару недель запускаем полноценный инвесткомитет: помимо наших директоров в нем будут присутствовать представители крупных инвесторов. Это возможность для тех, кто проинвестирует в фонд от $1 млн влиять на принятие решений. Помимо представителей крупных инвесторов в комитет будут входить эксперты с именем с аграрного и инвестиционного рынка. Нам важна корпоративная культура. Нам важно, чтобы инвесторы видели, что это не наша фантазия, почему мы именно это вносим в землю, что есть эксперты, дискуссия. В планах обсуждать все на инвесткомитете под камерами и показывать мнения и решения, дискуссии и т.д. На западе в крупных фондах это давно отработано: каждое решение – публичное: почему управляющий покупает ту или иную бумагу или ту или иную компанию.

Если крупный инвестор не согласится покупать какую-то компанию и у него есть объективные причины, то мы покупать не будем. Иначе инвесторы просто уйдут из фонда.


- Вы говорили, что идут переговоры о покупке с компанией по соседству с 2 тыс. га. Это уже не "ИДЕК Груп"?

- Нет, это другая компания. Сейчас довольно интересная ситуация на рынке. С конца прошлого года очень выросли цены на зерновые, на масличные культуры. Некоторые эксперты говорят, что это не спекулятивный рост, а тенденция, что цены будут стоять на высоком уровне. Есть рекомендации инвестбанков на этот счет.

Но это и хорошо, так как поможет нам показать хорошую доходность по этому году. Саму доходность не могу анонсировать, но все говорит о том, что аграрии в этом году заработают. И это уже подтолкнуло цены на агрокомпании, так как они закладывают заработки в цены продаж бизнеса.

Мы смотрели уже одну компанию по хорошей цене. И вот вчера стало известно, что она продана.


- Значит все-таки сейчас покупают?

Единичные сделки есть всегда, но основная масса совершается, когда поля уже пусты. У нас список таргетов большой. По тем компаниям, которые нам интересны, мы будем идти на задаток для того, чтобы за собой их фиксировать. Пока сделки нет, говорить об этом рано.

Какая стратегия фонда? Есть один регион, который с точки зрения сельского хозяйства оптимален: Тернопольская, часть Львовской и Ровенской областей. Мы будем сосредоточены там. Но будем смотреть и на те компании, которые недорого стоят в других регионах с целью приведения их в порядок и перепродажи.

Для чего нам это надо? Первое, это хороший заработок для фонда. Второе – кэш-ликвидность для выкупа по оферте тех, кто пожелает выйти из фонда. Для того, чтобы кото-то выпустить по оферте, необходимо иметь допкапитал. Если, допустим, кто-то захочет выйти с $3 млн, а мы не хотим продавать свой основной земельный банк, то будем продавать именно те компании, которые куплены для перепродаж.


- Вы везде будете покупать контрольные пакеты?

- Естественно, только 100%. Мы меньше не рассматриваем.


- А кто у вас там будет на земле? Менеджеры?

- Конечно. Уже есть операционная компания, которая занимается обслуживанием земельного банка. У нас есть специалисты, которые будут мониторить выполнение тех или иных показателей и точки прохождения по принятой технологии.


- Это снова из "ИДЕК Груп"? Со стороны так выглядит, что сами себе продали, сами себе повысили цену, сами себе будете платить как операционной компании… Короче: инвестор платит, а деньги будут уходить куда-то учредителям.

- Все совсем не так. В "ИДЕК Груп" 6,5 тыс. га земли. Передано будет или все, или не меньше 4 тыс. га, и все – по рыночной цене. Это передача актива в фонд, а не приобретение за счет денег инвесторов. Владельцы "ИДЕК Груп" передают свои доли в фонд и взамен получают паи фонда по двум встречным договорам купли-продажи. Деньги инвесторов не используются для этого и пойдут только на покупку компаний, не входящих в "ИДЕК Груп". Если бы мы не дали свои активы и деньги в фонд, он бы не пошел. Мало того, был бы конфликт интересов, если бы мы и фондом управляли, и "ИДЕК Груп" сохранили отдельно. Все процедуры прозрачны.

По поводу операционных компаний. Это отдельная новая компания, которая создается с целью оперирования на земельном банке. Там мало заработка, его хватит на обеспечение жизнедеятельности этой компании. Потому что все, что там будет делаться, будет по рыночным ценам.

У фонда есть дилемма: или вы делаете, или делает кто-то другой. Что важно на агрорынке? – Это доверие и качество работ. Потому что можно сказать, и не сделать. Взяться сеять и посеять плохой севалкой или просто не зайти на поле вовремя, и все пойдет не так. Но, в любом случае, кроме качества есть цена. И предоставление фонду или компаниям фонда услуг от операционной компании или другой компании должно быть качественно и по ценам не выше рыночных. Контроль, опять же, осуществляется через инвесткомитет фонда.


- Купленная вами "Лопатин агро-плюс" с 1 тыс. га. Сейчас это просто договора аренды с владельцами земли и договор с операционной компанией? Кому будет принадлежать урожай?

- Урожай – кукуруза – принадлежит "Лопатин агро-плюс". По завершении уборочной он будет продан компанией, и деньги будут на ее счетах, а, значит, через фонд принадлежать инвесторам. Все просто и прозрачно, ведь нас проверяет аудитор – PWC, компания "Большой четверки", который выскажет свое мнение о результате всех операций. В компании 5 человек работают: директор, бухгалтер и люди, которые занимаются работой с пайщиками, так как это очень важно. Мы добавляем туда новые договора аренды.

Что будет в конечном результате? По нашей техкарте себестоимость 1 га – $945. Мы ориентированы на средний урожай в этом регионе, который был за пять лет. В связи с хорошими погодными условиями, возможно, мы еще будем менять техкарту: добавим немного микроудобрений, чтобы выйти еще на большую урожайность.

Даже если взять урожай 8 тонн/га, то посчитайте сами (в презентации управляющей компании SI Capital цена форвардов на кукурузу осень указана чуть выше $200 за тонну, а средняя урожайность за 5 лет – 13 тонн - ИФ). Здесь все прозрачно. Здесь доход инвестора.

На чем воруют в сельском хозяйстве? Такие вопросы тоже были от инвесторов, "Мрию" часто вспоминали. Когда я проходил защиту проекта в НКЦБФР, один из членов Комиссии сказал: "Мы будем проверять каждую сделку". Я ответил, что милости просим. Потому что мы не хотим, чтобы было как с "Мрией", потому что знаем, чем "Мрия" закончилась для собственников.

Самое главное – у нас есть опыт: у каждого по 20 лет. И большинство из нас работало уже с деньгами инвесторов. Мы четко понимаем, что это такое. Мы давали хорошую в 2007-08 годах доходность для своих инвесторов и знали, что происходит, когда идет кризис и как надо действовать. Мы хотим, чтобы инвестор был защищен по всем опциям и по всем статьям.


- Почему вы не выбрали в качестве организационной формы акционерное общество? Можно было начать с АО "Лопатин агро-плюс" и потом просто продавать его акции, а АО уже докупало бы какие-то компании.

- Наш первый фонд ПУАФ – это начало работы второго, а за ним – третьего и четвертого. Это уже больше фондовая идея. В рамках обычного АО (а такие есть в Украине) у нас, наверное, не получилось бы реализовать то, что мы хотим. Мы хотим развить управляющую компанию, заниматься не только агро. И работать более активно с инвестором. У нас в планах не стоит создание второго "Кернел" или МХП, а вот Первый украинский аграрный фонд мы создали. И в этой истории мы первые.

К тому же я специалист фондового рынка: знаю, как идти, что делать и чего не делать. АО – это не наша тема. Кстати, в случае АО есть риск размытия капитала эмиссией (такие вопросы были от инвесторов). В случае фонда это исключено, потому что есть законодательно закрепленная норма, согласно которой мы должны продавать все паи только по рыночным ценам и выкупать только по рыночным ценам. Это колоссальный плюс для инвестора.


- На вебинаре вы говорили, что задача за привлеченные 1 млрд грн сформировать земельный банк 25-30 тыс. га

- 1 млрд грн – это $40 млн. Поэтому мы видим земельный банк 35-40 тыс. га, пессимистические планы – 25-30 тыс. га. Я уверен, что он будет. Это не так много, но затем будем думать, что дальше. Есть колоссальный капитал в Украине на руках, который люди готовы инвестировать, но мало интересных инструментов. Мы считаем, что ПУАФ отличная альтернатива традиционным ОВГЗ, недвижимости и тем более депозитам с теперешними ставками.


- С какими земельными банками вы готовы работать?

- С тысячи га


- Это, в принципе, фермерские хозяйства.

- Фермерские мельче, 200-500 га. Но и хозяйств от тысячи гектар много. Если, допустим, у нас 3-5 тыс. га и рядом есть 500 га, то мы присоединим. Но в другом районе 500 га мы даже не будем рассматривать. Это должно быть где-то от 2 тыс. га, а оптимальное управление начинается от 5-10 тыс. га. Тогда это один кластер и довольно интересно.

Почему для фонда выгодно наличие операционной компании? Мы изначально ушли от идеи покупки техники на фонд, так как это колоссальные расходы и масса вопросов у инвестора. Проще заказать понятные услуги по понятной рыночной цене.


- А рынок таких услуг в Украине уже сформирован?

- Масса предложений. Вбейте "агроуслуги" в гугл и увидите. Понятно, что нужно выбирать и перебирать. Но рынок уже шикарный и достаточно стабильный. Даже крупнейшие агрохолдинги активно используют агроуслуги, т.к. закрыть себя на 100% по собственной технике и ее логистике неэффективно с точки зрения отдачи на капитал, инвестированный в технику.


- Запуск рынка земли. Какие-то риски для земельного банка он несет?

- По поводу рынка земли. Для него у нас есть второй фонд – "Земельные активы", ориентированный сугубо на покупку агроземли и сдачу ее в аренду. Мы изначально думали как раз о нем, но в связи с ограничениями в законе о рынке сельхозземель стартовали с другого фонда – ПУАФ.

Какой риск рынка земли для ПУАФ? – Если кто-то из пайщиков будет продавать землю. В таком случае мы будем выкупать ее во второй фонд – "Земельные активы", на физлиц. Так что риска мы большого не видим, тем более, что в случае продажи земли договор аренды сохраняется. Если делать правильный договор, то риска нет вообще.


- На каких-то аффилированных физлиц будете выкупать?

- Фонд "Земельные активы" сейчас в процессе перерегистрации. Мы его запустим в этом году где-то летом. Пока процедура по срокам непонятна. На начальном этапе запуска рынка сельхозземель – до 2024 года – мы туда будем покупать землю личных крестьянских хозяйств (укр. ОСГ). Ее можно законно приобретать на фонд, она продается и ее достаточно много. Цены, ожидания продавцов пока завышены. Но с открытием рынка для физлиц цены должны уровняться, потому что земля ОСГ и распаеванная земля с\х назначения, с которой сняли мораторий по продаже, – ничем не отличаются друг от друга.

Открытие рынка земли мы прогнозируем с цены около $1,0-1,5 тыс.


- На юрлицо можно покупать землю ОСГ?

- Можно, тогда как товарную до 2024 года нельзя. Есть довольно большие куски ОСГ. На Полтавщине предлагали 1400 га земли единым участком, без "шахматки". Правда, ожидания пока большие: в том случае было $2,5 тыс. за га. Но предложения есть.

Суть второго фонда – работа с физлицами, с мелкими пакетами – минимально от 1 тыс. грн. Мы покупаем землю, она будет сдаваться в аренду по оптимальным ценам. Инвестор будет получать доход с ренты за арендованную землю. Плюс будет рост стоимости акций фонда за счет роста стоимости земли.

Даже если не брать рост стоимости земли, то доходность для инвестора составит 6-7% годовых в валюте. Но мы прогнозируем роста стоимости земли в 10-летнем горизонте с $1,5 тыс. до $5 тыс. за гектар. В соседней Польше цена уже EUR12 тыс. И хотя мы пока их не сравниваем, у нас земля лучше. Так что когда рынок сформируется, сгладится и начнет работать по всем правилам, цена точно пойдет вверх. Хотя на начальном этапе – еще года два, на мой взгляд, – большого скачка не будет, потому что предложение большое и пока оно не выкупится, никому не выгодно цены поднимать. А дальше ждите скачок.


- И этот фонд уже будет акционерным?

- Это КИФ (корпоративный инвестфонд – ИФ). Одно юрлицо может владеть не больше 10 тыс. га земли. То есть один КИФ – 10 тыс. га. Заполнили один - будет второй КИФ.


- А на ОСГ тоже есть ограничения?

- Нет. Но ОСГ будет не так много. Просто нужно с чего-то начать. Потом переключимся на товарку.

Какие преимущества для инвестора покупки акций КИФа от покупки земли? Первое – ликвидность. В случае с фондом ликвидность моментальная: за один день продал и все. Второе – расходы денег и времени на покупку, продажу, поиск арендатора, которые будут оптимизированы и минимальны.


- Но за это надо платить управляющей компании.

- У нас будет плата за управление минимальная. Потому что это процесс проще, нежели с Первым украинским аграрным фондом.

И еще один немаловажный момент: есть вероятность, что будет введен налог от спекуляций на начальном этапе рынка земли. В нашем случае такого налога точно не будет, так как земля будет оставаться на фонде.


- До 2024, пока юрлицам запрещено покупать "товарную" сельхозземлю, вы будете использовать какие-то схемы: физлицо покупает, а Фонд с ним заключаете договор о выкупе через 3 года?

- Эти схемы есть, мы о них знаем. Но мы их не будем использовать в рамках фонда, так как прозрачность отсутствует. Зачем нам это, если есть достаточно предложения по ОСГ?

Кстати, у нас уже есть подтверждение от ряда агрокомпаний, которые не будут выкупать землю под собой. Им нужен надежный инвестор, который купит под ними землю и сдаст ее им в аренду. Так что у нас есть уже что покупать. Понятно, что цена должна быть рыночной, так как иначе нет смысла.

Мы также знаем, что некоторые крупные агрохолдинги тоже думают о создании фондов для покупки земли. С некоторыми общались и, возможно, мы будем просто их обслуживать.

Вы говорили, что рассматриваете среди направлений инвестирования недвижимость. В какие сектора еще можете пойти?

- После запуска нашей управляющей компании и презентации ее модели работы – с правильными аудиторами и оценщиками – к нам обратилась одна компания на рынке недвижимости с идеей создания похожего фонда. У них есть операционная компания, есть свой банк недвижимости. Идея – трансформация и перевод этой недвижимости в фонд по рыночной цене на базе оценки и затем привлечение розничных инвесторов. То есть аналог нашего земельного фонда. Задача операционной компании – найти правильно недвижимость, желательно, на этапе строительства, управлять портфелем объектов, генерировать стабильный арендный доход для инвесторов фонда.

Мы ожидали этого и сами хотели после двух фондов идти с этим инструментом на рынок недвижимости. Есть хороший мировой опыт: у северного соседа больше десятка публичных фондов, которые инвестируют в недвижимость, тогда как у нас нет ни одного. И попыток нет. У нас купил квартиру – сдал в аренду, купил магазинчик – тоже сдал в аренду, а мы хотим дать инструмент, чтобы любой, кто любит недвижимость, мог быть инвестором, даже если у него на полную стоимость квартиры капитала не хватает. Это может быть и сегмент коммерческой недвижимости (аптеки, небольшие магазины), может быть и жилая недвижимость. Можно тиражировать и на другие ее виды, например, складскую.


- Подобные фонды были и даже котировались на международных рынках. например, DUPD от Dragon Capital. Другое дело, что объекты там были крупные и результаты достаточно скромные.

- Мы хотим идти именно в ликвидные активы. Как и сельхозземля, магазины по 100 кв. м – это ликвидный товар, и квартиры всегда ликвидны.


- А с точки зрения налогов тоже все получается выгодно для инвестора? Ведь известно, что на рынке недвижимости для физлиц есть прямые или непрямые льготы, так называемый "серый" рынок.

- Когда-то был "черный" рынок, сейчас – "серый", а когда-то будет и "белый". Сейчас уже смотрят налоги везде, при той же сдаче квартир. И с каждым годом будет все сложней и сложней избегать налогов, особенно когда будет всеобщее декларирование. Наш же проект не на один год.

К тому же даже сейчас через фонд инвестировать в недвижимость выгоднее, чем напрямую. Напрямую – будьте добры 18% налога на доходы физлиц и 1,5% военный сбор. А фонд не является плательщиком налога на прибыль, т.е. хоть всю прибыль от аренды может направлять на выплату дивидендов. И при выплате дивидендов с Фонда законом установлена ставка в 9%, а не 18%.


- И когда ориентировочно может быть запущен фонд по недвижимости?

- Если переговоры с данным инвестором приведут к положительному результату, то, думаю, что уже в этом году. А выход на рынок — это уже следующий год.


- Назовете "Первый инвестиционный фонд недвижимости"?

- Не знаю. Это пока идеи, но мы о ней думали изначально, когда еще запускали управляющую компанию.

На рынке акций или облигаций мы себя пока не видим. Там есть ICU на рынке облигаций, "Универ"… Мы туда не идем и хотим заниматься теми активами, которыми пока никто не занимается. Здесь стык реального сектора экономики с фондовым рынком. Это интересно, хотя и сложнее.


- Почему, по вашему мнению, такие крупные игроки рынка, как Concorde или Dragon туда не пошли?

- Пойдут еще.


- Возможно потому, что они работают с более крупными инвесторами, в том числе иностранными? В их фондах не магазин на 100-150 кв. м, а офисный центр на тысячи кв. м. То есть, как версия, у них просто другие масштабы и им неинтересно опускаться так мелко, тогда как вы пытаетесь занять эту мелкую нишу?

- Я не сказал бы, что ниша будет мелкой. Всегда старт начинается с чего-то малого. Дерево начинает расти с небольшого ростка. То же самое и здесь.

Тот же Первый украинский аграрный фонд в перспективе мы видим не 1 млрд грн, а 10-20 млрд грн. Потому что земельный банк в 30-40 тыс. га – это $80 млн. Плюс средства, необходимые для его обслуживания. А затем к этому будем суммировать полученную ежегодную прибыль от работы этого земельного банка, которую нужно будет вкладывать на расширение земельного банка дальше. Так что мы только начали, но начали первыми. Хотя, когда мы сделали первую презентацию, то две структуры сказали, что тоже такое планируют. Те, кто пережил бум ваучеров в 90-х и акций в середине 2000-х, понимают, что сейчас открывается окно работы по земле. Так что многие пойдут.


- Как вы строите работу с "Фридом Финанс"? Они просто за комиссию работают?

- Да.


- А по маркет-мейкерству?

- Тоже комиссия. От сделки.


- Но средства на выкуп даете вы?

- Нет. Если сделка выкупа будет, то у "Фридом Финанс" есть клиенты, которым они способны перепродать. Это сугубо их кухня: у них маржа и они с ней работают. Если они посчитают нужным, то выставят нам на выкуп в период оферты.


- Чем еще помимо земли и недвижимости планируете заниматься?

- Еще одно направление, куда мы смотрим, – это управление другими фондами.


- Это популярное направление. Есть КУА, которые предлагают такое структурирование бизнеса, в том числе как более выгодное по налогам.

- Пока что это направление было популярно сугубо для проектов строительства. Мало кто структурировал свой бизнес через украинские инвестфонды. С принятием закона о контролируемых иностранных компаниях смысл держать иностранную холдинговую компанию в низконалоговой юрисдикции теряется, т.к. ее доходы приравниваются к личным доходам ее бенефициара – физического лица. Мы видим большой интерес и спрос на услуги прозрачной КУА для бизнесменов, которые возвращают юридическую структуру в Украину.


- Сюда? Не в Панаму или какие-то Багамы?

- Там нет уже ничего. Возможно, часть туда пойдет, но это самые рисковые. А часть вернется в Украину, так как фонд — это по сути офшор, в котором, в частности, нет налога на прибыль. С учетом нашей структуры, аудитора из компании "Большой четверки" и также международного оценщика, нам интересны те, кому нужна гарантия, безопасность, надежность, стабильность. Так что ниша, которую мы хотим занять – премиум сегмент вот такого управления. Для этого мы готовы тратиться на price all-in-one, чтобы инвестор видел, что у нас все на высшем уровне.


- А это не является риском для инвесторов в земельные фонды? Ведь для того, чтобы продвигать управляющую компанию, надо же брать откуда-то деньги? Или у вас есть еще какой-то капитал?

- Во-первых, средства КУА и средства фондов разделены на законодательном уровне. Учет ведется полностью отдельно. У КУА своя отчетность, у фондов – своя. Эти "карманы" не перепутать, особенно с нашими аудиторами. Во-вторых, мы же уже задекларировали комиссию для существующих фондов и увеличивать ее не будем. У КУА есть хороший уставной фонд – 15 млн грн. Ее нужно будет докапитализировать, такая докапитализация будет в течение года.


- После возвращения спустя примерно 10 лет на фондовый рынок, как вам его изменившаяся нормативная база?

- Так как мы покупали уже существующую КУА и ликвидировали ее фонды, то могу сказать, что процедура их ликвидации очень непростая. Да и на регистрацию нового фонда надо закладывать минимум полгода, хотя нам удалось за три месяца. А если фонд корпоративный – то точно от полугода и выше. Что это для рынка значит? Ты хочешь выйти с новым инструментом, но вынужден потерять полгода или даже больше. И тогда это уже не новый инструмент, а старый получается. Потому в случае нашего второго фонда – КИФа – мы пошли по пути не регистрации нового, а покупки существующего. Это проще, так как надо только пройти процедуру перерегистрации.

В целом скажу, что процедуры сильно зарегулированы. Мне кажется, что когда предыдущий созыв НКЦБФР занимался чисткой рынка, то где-то переборщил. Есть нюансы, которые необходимо существенно упрощать. Я бы оценил предыдущий состав на "3 с плюсом" или на "4 с минусом". Да, они почистили рынок, но одновременно его заморозили, об этом все говорят: рынок сейчас находится в анабиозе. То, что было заявлено новым составом, действительно соответствует требованиям рынка. Есть желание рынок слушать и делать шаги с пользой для рынка.


- Вы решили купить КИФ?

- Да. И мы покупаем КИФ "старый" – 2007 года, который был создан до вступления в силу нового "Об институтах совместного инвестирования" (ИСИ) от 2012 года, который ввел понятие специализированных и квалифицированных фондов и соответствующие ограничения на работу с физлицом в размере свыше 120 тыс. грн. "Старый" фонд не имеет таких ограничений.


- То есть тот фонд может продолжать работать по тому законодательству, по которому был создан?

- По Закону "Об ИСИ" нельзя менять виды и типы фондов. Именно из этих соображений мы лучше потратим время и энергию на расчистку этого фонда. Ну такие у нас законы.

Взять тот же наш ПУАФ. Мы выбрали венчурный паевой фонд, потому что ничего другого взять не могли, хотя по сути бизнеса и продукта – это не венчур, так как у нас все прозрачно и понятно. По сути это открытый фонд, но таким мы его не могли официально сделать.


- На вебинаре задавали вопрос, можно ли как-то снизит стоимость пая с 1,8 млн грн

- Можно. Ведь по статистике каждые три инвестора из четырех, которые обращаются к нам, голосовали за монобольшинство в действующем составе Рады. Только парламент может изменить эту законодательную норму. Надо лишь попросить, да? А если серьезно, то это требование закона, мы, как бы не хотели пойти навстречу частным инвесторам, закрыть глаза на нее не можем. Вот во втором фонде мы сможет сделать предложение для мелких инвесторов.


- Но все равно останется плата за счет у хранителя

- Это недорого. У меня, допустим, счет в "Сократе". Если активов будет даже на $1 млн, то платеж будет до 1 тыс. грн в месяц.


- Все равно это дополнительный барьер, если, например, человек на первых порах хочет просто поиграться.

- Вовсе нет. Если вы инвестировали $5 тыс., то вы будете платить 300 грн в месяц. А если нет бумаг на счету, то ничего не платите.


- Просто в других активах – валюте, депозитах – ничего платить не надо. Почему хранители не могут предложить совсем копеечные тарифы?

- Национальный депозитарий Украины (НДУ) поднимает цены. А часть тарифа хранителя — это расходы на НДУ. Монополия государственная влияет сильно.

Кстати, мы делали таблицу сравнения инструментов: депозиты, недвижимость, паи ПУАФ. Так вот фонд вполне конкурентен: допрасходов нет только в депозитах, а в прямом владении недвижимостью большие допрасходы.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Президент ЧБТР Дмитрий Панкин: Банк планирует создать больше новых проектов с последующим привлечением внешних сторон для участия в финансировании

Рекомендую украинцам посетить Эль-Аламейн - министр туризма и древностей Египта Халед аль-Анани

Владимир Зеленский: Я готов встретиться с Путиным, если его действительно интересует решение кризисных вопросов в украино-российских отношениях

Введение МНО и снижение НДС на с/х продукцию до 14% уменьшит оборот теневого зерна, сократит "скрутки" и объемы возмещения НДС - министр агрополитики

Ситуация с судами по искам ВИЭ-генерации может стать критической для нас и для энергосистемы - глава "ГарПока" Петриковец

В Украине слишком мало людей занимается экологией и климатом на государственном уровне - Рябчин

С выпуском еврооблигаций определимся осенью – глава правления "Нафтогаза"

"Северный поток-2" необходимо остановить, а разговоры о компенсации являются манипуляцией - CEO "Нафтогаза" Витренко

Мы ставим целью открыть Respublika Park перед "черной пятницей" – CEO ТРЦ Юлия Счастливая

Опыт международного мультиоператора недвижимости Nhood может стать полезным в трансформации украинских вокзалов – эксперт

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА