15:05 29.04.2021

Санкции против РФ будут наращиваться, и не только в контексте российских преступлений в Украине - замглавы МИД Джапарова

29 мин читать
Санкции против РФ будут наращиваться, и не только в контексте российских преступлений в Украине - замглавы МИД Джапарова

Эксклюзивное интервью первого заместителя министра иностранных дел Украины Эмине Джапаровой агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Наталья Пушкарук

 

- Российская Федерация объявила о начале отвода войск от границы с Украиной, в том числе с учений в оккупированном Крыму. В Министерстве обороны России заявили, что войска южного военного округа и воздушно-десантных войск, задействованные в мероприятиях внезапной проверки, приступили к возвращению в пункты постоянной дислокации. Как Вы прокомментируете эту новость? Исчезает ли, по Вашему мнению, угроза наступления РФ на Украину с востока и Крыма?

- Нет, мы должны быть в тонусе, поскольку происходит усиление присутствия РФ на оккупированных территориях Донбасса, на границе, активная милитаризация Крыму, даже не принимая во внимание учения, объявленные недавно. Это происходит 7 лет подряд, и было бы наивно, если бы мы сейчас сказали, что угроза перестала существовать.

Мне кажется, что эти учения, предписание о блокировании Керченского пролива, наращивание российской военной силы, техники, людей, которых десятками тысяч выводили вдоль российско-украинской границы (а это, напомню, 2 тыс. км, из которых 400 км неконтролируемые) были попыткой выполнить некоторые тактические задачи. Стратегия РФ в отношении Украины неизменна, она является агрессивной, военной, дестабилизирует Украину по всем направлениям, ведь 7% нашей территории захвачены, происходит принудительная паспортизация, активное замещение населения в Крыму.

Но есть еще другой момент - это гибридная война, когда невоенными методами происходит масштабная дискредитационная кампания со всеми десятками нарративов против Украины, которая начинается с российской риторики о том, что Украина - будто бы неспособная, коррумпированная, фашистская, агрессивная страна. При том, что РФ - страна, которая совершает преступления, ее цинизм заключается в том, что она пытается переложить ответственность за все свои преступления на Украину, мол Украина готовит какие-то военные провокации, не преданна Минску, провоцирует вопрос территориальной целостности с точки зрения статуса Крыма. Особенно когда я слышу выступления российских чиновников, возникает вопрос сюрреализма и что мы живем в мире каких-то искривленных зеркал, когда на белое говорят черное и при этом чувствуют себя достаточно комфортно.

Наша стратегия заключается в отстаивании своих позиций по территориальной целостности, суверенитета, защите наших людей на оккупированных территориях и, в общем, в укреплении по всем направлениям, которыми можно описать жизнь Украины, как государства, и украинского общества. Я лично называю это семилеткой, которая ввела в супер тонус все наше общество. Это капитальный ремонт, так как любая сфера жизни находится в состоянии реформирования: образование, медицина, государственное управление, децентрализация. Это очень положительно, ведь это единственный путь необратимости в отношении России, советского наследия, которым нам пытаются постоянно упрекать. Наш путь идет в противоположную от России сторону - это членство в ЕС, НАТО, идентичность Украины, в основе которой лежит украинский язык и культура.

- Какой сейчас является ситуация в Крыму и насколько полуостров милитаризованный Россией?

- Во-первых, сегодня любой, кто имеет украинский паспорт и едет в Крым, потенциально может быть назван шпионом, диверсантом, потому что Крым - это серая зона, где нет права, свободы, и человек не может почувствовать себя защищенным, особенно, тот, кто является носителем украинского паспорта. Я сейчас не говорю о тех людях, которые живут в Крыму и фактически имеют два паспорта, я имею в виду тех украинском, которые все еще едут в Крым по разным причинам. Это опасно. Мы имеем кейсы, когда захватывают украинцев, называют их шпионами и бросают на огромные сроки за решетку.

Во-вторых, представим себе виртуальный тур по Крыму. Если человек не понимает контекста, не знает, что произошел факт оккупации Крыма, не был свидетелем событий семилетней давности, он может находиться в иллюзии того, что что-то в Крыму активно происходит: дома, дороги строятся, есть новая тюрьма, огромный новый международный аэропорт, то есть жизнь продолжается. Но это ошибочное представление, "потемкинские деревни", а за этим фасадом - очень гнилая действительность без свободы, где нарушаются основополагающие права и свободы человека. Если ты скажешь, что Крым - это Украина, тебя могут посадить в тюрьму на 5 лет. Тебя могут обвинить в том, что ты экстремист или террорист просто за намаз в мечети. Если ты прихожанин православной церкви Украины, ты тоже не сможешь себя спокойно чувствовать. Если ты хочешь изучать украинский язык, ты не найдешь такой возможности, несмотря на то, что они декларируют, что крымскотатарский, украинский, русский языки имеют одинаковый статус государственных языков. По факту, это искаженный мир декоративной действительности, где любой человек не может себя чувствовать защищенным.

Я заметила, что когда ко мне приезжают родственники или друзья из Крыма, у них сумасшедший уровень самоцензуры. Когда люди делятся впечатлениями от того, какова на самом деле жизнь в Крыму, они начинают шептать. Это происходит подсознательно, но это прямое следствие действительности несвободы. Мало того, в ежедневном режиме происходят преступления, о которых, например, в "Russia Today" или иных российских медиа вряд ли можно почитать или увидеть.

Одной из наиболее угрожающих тенденций мне кажется замещения населения. Это очень классическая практика для России разных времен и форм правления. Например, можно вспомнить события первой аннексии, со времен которой начался миф и новый проект Екатерины II о Таврической губернии, когда последовали репрессии против коренных жителей полуострова, когда Крымское ханство прекратило существовать, как субъект, когда русификация региона началась активными темпами и различными мероприятиями, когда религиозная и политическая интеллигенция, крымскотатарская аристократия, то есть все те, кто не поклонился, были репрессированы. Смотря глазами сегодняшних событий, можно очень почувствовать, что ничего не изменилось: все, кто не поклонились, автоматически репрессированы. Одна треть крымскотатарского населения за 100 лет после первой аннексии выехала с территории Крыма, так как жить в новых условиях не каждый был готов, поэтому ехали в прежнюю Османскую империю, сегодня это Болгария, Румыния, Турция, поэтому там находится большая диаспора крымскотатарского народа.

Любой преступник относится к территории, на которую пришел не как к земле, о которой заботятся. Из Крыма начали вывозить самое ценное, полностью переписывать историю. Нам предлагают сегодня исторический суррогат и фальсификат о том, что такое Крым, кто такие крымские татары. Украинское общество до сих пор живет в том представлении о Крыме, которое нам осталось в наследство. Украинцы имеют очень похожую историю с крымскотатарским народом: депортация, голодомор, неприятие языка, поэтому это очень объединяет и должно вводить нас в понимание, что мы являемся одной политической нацией. Поэтому исторический контекст крайне важен.

В 1944 году состоялась депортация крымских татар, когда под предлогом сотрудничества с фашистами были вывезены дети, женщины и пожилые люди (мужчины были в рядах Красной армии, защищая Родину). Это поставило под физическое выживание народ, потому что почти половина крымских татар умерли от голода и болезней. Каждая крымскотатарская семья имеет потери и память об этом, и когда состоялся 2014 год, это флэшбэки вернуло эту память, и ясно, что крымские татары не могли занять другую позицию, кроме как бойкот незаконного референдума, активного сопротивления через митинги, марши. Огромный митинг был 26 февраля, 8 марта десятки тысяч женщин провели кампанию "Женщины против войны", и с украинскими и крымско-татарскими флагами выстроились вдоль дорог по всем населенным пунктам. Все это видели, и это сегодня не позволяет России создать миф о том, что все были счастливы. То есть Россия заставляет имитировать такое счастье.

Численность российской армии в Крыму уже вдвое увеличена до более 40 тыс. военных. Происходит модернизация всех компонентов (суша, воздух, море), активное развитие военной инфраструктуры, в т.ч. для ядерного оружия, постоянные военные учения, под предлогом которых демонстрируется доминирование в Черном море, Азовское море уже фактически превращено во внутреннее озеро РФ, разрушение традиционных торговых маршрутов.

Мы объясняем нашим партнерам, что милитаризация Крыма точно не является внутренней проблемой Украины. Ясно, что мы наиболее заинтересованная страна в восстановлении статус-кво, возвращении АР Крым и города Севастополь, восстановлении суверенитета и контроля над территориями, но то, что сегодня РФ еще и использует Крым, как проекцию своих агрессивных амбиций на, например, ближневосточный регион, форпост, с которого Россия дальше провоцирует мир - это то, что должно вводить в режим тонуса, как минимум, все черноморские страны, а, как максимум, страны-члены НАТО и Запад. Наш аргумент заключается в том, что должна быть другая система реагирования на эти провокации, должна быть лучше система координации совместных усилий, и Крымская платформа направлена ​​именно на эти задачи.

- Рассчитывает ли Украина на введение дополнительных санкций против РФ в связи с ее действиями в Крыму?

- Из имеющихся инструментов борьбы едва ли не самым эффективным являются санкции. С самого начала оккупации Крыма ЕС, США, Великобритания, Канада, Япония, Австралия, Норвегия, Швейцария и другие государства применили персональные и секторальные санкции, направленные на то, чтобы заставить Кремль прекратить оккупацию украинского Крыма. Эти санкции касаются, прежде всего, высшего руководства и политиков государства-агрессора, участвовавших одобрении решения о начале агрессивной войны против Украины, против судей и карательных органов России, причастных к нарушениям прав человека на оккупированных территориях, а также против компаний и бизнесов олигархов, близких к Кремлю.

Санкциями предусмотрен запрет на импорт продукции из Крыма, запрещены полеты в аэропорты и входы в морские порты, предоставление туристических услуг, экспорт на продукцию двойного назначения и доступ России к важным технологиям, введено союзные ограничения на торговлю и инвестиции. Должны понимать, что секторальные санкции имеют свой наибольший эффект в промежутке 8-10 лет, то есть в среднесрочной перспективе. Эти санкции обрекают Россию постоянно откатываться назад, ведь мир, технологии развиваются, Россия не имеет доступа к ним, и это прямое следствие ее преступной политики.

По разным оценкам экспертов, на сегодня убытки, которые Россия несет из-за санкций, достигают $160 млрд. Ясно, что Кремлю не удалось полноценно интегрировать в национальную экономику оккупированный Крым, несмотря на то, что они очень стараются это сделать. Есть транспортная, финансовая, торговая блокада.

Кстати, в феврале 2021 года Министерство финансов США оштрафовало американскую компанию BitPay за предоставление услуг по операциям в криптовалюте, в том числе на территории оккупированного Крыма. Американская сторона подтвердила, что привлечение BitPay к ответственности четко демонстрирует готовность применять меры против всех американских лиц, нарушивших действующую санкционную политику. Санкции - это ключевой механизм. Тоже правда, не каждая страна готова применять санкции, так как не каждая страна пользуется этим инструментом и у каждого из них есть свои интересы. Часто эти интересы - в плоскости экономики, и не каждая страна готова рисковать, так как РФ воспринимает это, как личное оскорбление, и отвечает зеркально, и не каждая страна готова вводить санкции, как инструмент взаимодействия с РФ, несмотря на поддержку Украины, политику непризнания оккупации . Мы тоже должны относиться к этому с пониманием, так как, помимо санкций, есть еще политика непризнания. Это политическое давление, и оно тоже очень раздражает РФ. Они вкладывают огромные деньги, миллиарды долларов в бюджетирование своих ручных СМИ, системы иновещания, системы ряженых, экспертов разного рода, которые пытаются формировать какие-то пузыри о том, что будто бы происходит в Крыму. Даже вкладывая эти миллиарды, они не могут сформировать этот миф, и ясно, что это их раздражает.

Я помню интервью российского президента, который сказал: "Да плевать мы хотели на эти санкции". Мне кажется, что в этом есть элемент нечестности, потому что, по нашей оценке, Россия страдает от санкций, и в кратко-, и в средне- и долгосрочной перспективе. Санкции продолжаются, и будут наращиваться, и не только в контексте российских преступлений в Украине, а также в контексте преступлений РФ в других регионах, в том числе внутри страны, в частности, преследования оппозиционных сил, использования химического оружия, использования дискредитационный кампаний против Запада, побуждение миграционных кризисов, вмешательство в выборы. Этот трек очень широк, и теперь мне кажется, и это ключевое для нас, что мир понимает, что такое РФ. Фактически, Россию, которая была страной с большой перспективой 10-15 лет назад, страну с большой экономикой, выбросили из G8, изолировали в том смысле, что она несет ответственность за свои преступления.

Кроме того, как вы знаете, в прошлом августе решением президента Никарагуа Ортеги ввели почетное консульство Никарагуа в Крыму, назначили Олега Белавенцева (а это еще та выдающаяся личность) почетным консулом. Украина ввела секторальные санкции, это был прецедент, мы сделали это впервые, заморозили торговлю с Никарагуа, и сейчас прорабатываем наши дальнейшие действия по реакции, потому что мы предупреждали Никарагуа дипломатическими каналами, передавали информацию о том, что в случае принятия таких решений наша реакция будет решительной и быстрой. Мы это продемонстрировали, и это не предел, такие санкции могут дальше наращиваться.

Сразу после оккупации Украины тоже наладила свое санкционные реагирование, оно не является идеальным. Сейчас ведется работа по улучшению санкционного законодательства. Кстати, мы это законодательство выводим в приоритет парламентского измерения Крымской платформы, как то, что должно быть улучшено в ближайшей перспективе, чтобы дать большие перспективы санкционному реагированию. Вместе с тем, сегодня в санкционных списках находятся около 5 тыс. физических и юридических лиц.

При подготовке саммита "Крымской платформы" в августе этого года мы большое внимание уделяем именно проблематике санкций. Мы видим, что государство-оккупант изо всех сил пытается обойти существующие ограничения. Совместно с партнерами мы намерены приложить усилия для того, чтобы провести оценку эффективности крымских санкций, согласовать основные принципы санкционной политики в отношении Крыма и закрыть те лазейки, которые использует Кремль.

- Какие ожидания Украины от новой американской администрации в плане давления на РФ с целью деоккупации Крыма? Обсуждается ли эта тема с партнерами из США предметно?

- Напомню, что еще в феврале этого года новый глава Белого дома и госсекретарь США Энтони Блинкен четко заявили: "Крым - это Украина".

Новое американское правительство не только подтвердило официальный курс США на непризнание попытки аннексии Крыма, но и активно включилось в подготовительные процессы по проведению первого саммита нашей инициативы "Крымская платформа".

Введенные против России американские санкции фактически полностью запрещают ведение экономической деятельности граждан США и американских компаний на территории полуострова. Внимательно отслеживаются попытки нарушений действующей санкционной политики. В случае их обнаружения резидентами США применяются серьезные штрафные санкции. Иностранные физические и юридические лица за сотрудничество с подсанкционными лицами находятся под риском введения вторичных американских санкций.

США - наш союзник, чрезвычайно важный стратегический партнер. И мы чувствуем и их военную и оборонную и политическую поддержку, и на двустороннем треке, и на многостороннем треке, в частности в международных организациях, где позиция США непреклонна. Также, важно, что мы имеем двухпалатную систему поддержки: и демократы, и республиканцы поддерживают Украину. Это очень важно стратегически.

Яркой демонстрацией непоколебимой и решительной позиции США в поддержке суверенитета и шагов по восстановлению территориальной целостности Украины стал введенный 15 апреля Администрацией Джозефа Байдена новый пакет санкций против РФ, который усиливает ответственность Кремля за оккупацию Крыма и масштабные нарушения прав человека на полуострове, прежде всего, системные преследования крымских татар и украинцев, которые выступают против оккупации. Важно, что соответствующий исполнительный указ расширяет имеющиеся в американском правовом поле инструменты для наращивания санкционного давления на Кремль, в частности в случае продолжения Россией своей агрессивной политики в отношении стран-союзников и партнеров США. Таким образом, Администрация президента Байдена дала Москве четко понять, что в дальнейшем любые разрушительные и дестабилизирующие действия против Украины будут иметь для российской автократии серьезные последствия.

У меня на прошлой неделе был разговор с заместителем государственного секретаря Карой Макдональд, с которой мы обсудили Крым и Крымскую платформу, возможные совместные шаги по мерам реагирования, и санкционная политика - это один из таких вопросов. Но дипломатия не всегда любит публичность, потому что для того, чтобы достигать определенных результатов, дискретность тоже важна, и это как раз тот случай, потому что мы сейчас видим, как РФ реагирует на наши инициативы.

По состоянию на 20 апреля Министерством финансов США введены санкции против 270 физических лиц (в т.ч. против 78 российских и 43 украинских) и 188 юридических лиц и организаций (в т.ч. против 116 российских, 57 украинских и 1 крымской), а также секторальные санкции против 291 юридического лица (в т.ч. против 251 российских и 4 украинских). Кроме того, заблокированными являются девять судов.

Реакция РФ на Крымскую платформу - это прямое указание на то, что это было абсолютно правильное решение. Мне кажется, что консолидировать, возвращать Крым на повестку дня - это то, что мы должны делать постоянно, потому что сущность преступлений РФ не меняется. Также следует понимать, что мир не вращается вокруг Украины, Крыма, у каждой страны есть много своих вызовов. Пандемия вообще ставит другие акценты в мире, она подняла вопросы здравоохранения, иммунитета человека, защиты от вирусов и их мутаций на самую высокую повестку дня. И ясно, что в мире, где ты не можешь охватить вниманием все, происходит определенная конкуренция, борьба за внимание.

Должна отметить, что активно работает внутренняя украинская система, потому что президент Украины Владимир Зеленский взял идею "Крымской платформы" в приоритет своей внутри- и внешнеполитической деятельности. Мы сегодня видим, как активно идет трек "Крымской платформы", имеем десятки поддержек идеи Крымской платформы из разных стран.

- На каком этапе сейчас подготовка к запуску "Крымской платформы", инаугурационному саммиту в августе? В каком формате состоится мероприятие?

- Мы решили, что не будем объявлять страны, которые уже согласились приехать на учредительный саммит, поскольку РФ объявила, что это угроза ее территориальной целостности и безопасности. Поэтому чтобы не наращивать эмоции РФ, мы решили не делать эту информацию публичной. Однако президент Совета ЕС Шарль Мишель публично объявил, что приедет и поддержит эту инициативу. Это единственное, что мы пока можем сказать. Но ряд стран уже согласовали свое участие на самом высоком уровне, поэтому мы активно сейчас готовимся к саммиту, который состоится 23 августа.

 Саммит будет иметь несколько составляющих. Предварительно сценарий предполагает официальную часть, в ходе которой выступят президент Украины, председатель Верховной Рады, премьер-министр, главы делегаций. Планируем тематические экспертные дискуссии, а также мероприятия публичной дипломатии, тесно связанные с Крымом. Однозначно, будет выступление лидера крымскотатарского народа, и это очень важно, потому что есть диспропорциональный трек преследования крымских татар в силу многих причин, истории и того, что единственной костью поперек горла в Крыму для России  является крымскотатарский народ из-за своих органов самоуправления, своей мощной системы организаций, которая фиксировалась еще со времен Советского Союза. Очень важно иметь общественный договор внутри украинского государства о том, кто такие крымские татары, какова их роль, которое их будущее. Поэтому, однозначно, крымские татары будут представлены на этом саммите. Мы, как МИД, постоянно работаем с этой темой вне саммита, крупных мероприятий, есть еще ежедневная кропотливая работа, которая не всегда заметна. В этой работе Крым, крымские татары и их положение является одной из приоритетных тем.

 Также во время саммита планируется принять заключительный документ. Мы находимся в процессе переговоров с нашими партнерами, это такое совместное творчество. Потому что каждая страна прежде, чем решать, присоединяться к документу или нет, должна пройтись по нему и понять, что он не противоречит его видению. Мы сейчас совместно максимально стараемся сформировать такой документ, который будет базироваться на важных принципах международного права, чтобы это не противоречило политикам других государств. Сейчас коммуникация - в очень активной фазе и в ближайшее время мы его финализируем. Это как раз то, что не всегда можно увидеть за громкими заголовками по "Крымской платформе".

Он должен подтвердить поддержку независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины в международно признанных границах, официально учредить "Крымскую платформу", определить основы международной стратегии деоккупации Крыма.

Наши мысли с партнерами во многом совпадают, поскольку мы исходим из общих ценностей и приоритетов: соблюдение норм международного права, защита прав человека и основных свобод, обеспечение безопасности и устойчивого экономического развития в нашем регионе и за его пределами.

Также отмечу, что мы работаем по различным направлениям с точки зрения подтягивания аналитических возможностей наших экспертов по таким приоритетам: экология, экономика, безопасность, милитаризация, международное гуманитарное право, права человека, крымские татары, как идентичность, как народ. Это ряд приоритетных направлений, которые уже фокусированно обрабатываются, и будут обработаны в ближайший год после саммита.

- Кого приглашают принять участие в саммите: лидеров страны или министров?

- Мы работаем сейчас с наивысшим представительством.

Нам важно провести это мероприятие физически, потому что есть пандемия, все еще существует запрет путешествий, не каждый готов приехать, потому что для некоторых стран это все еще актуальный вопрос из-за отсутствия доступа к вакцине или рисков, которые могут нести физические путешествия. Но мы пока работаем с тем, что это физический саммит и чтобы уровень представительства стран был самым высоким.

- Как будет выглядеть деятельность Крымской платформы после ее формального запуска? Что именно предусмотрено: ежегодные саммиты, конференции?

- Саммит глав государств и правительств - это значимое событие, оно не будет ежегодным. В ходе Саммита будет формально основана деятельность платформы, дальше ее деятельность будет происходить как на официальном уровне (глав государств и правительств, министров иностранных дел, парламентов), так и на уровне экспертов. Наша цель - обеспечить синергию деятельности на этих уровнях и между ними, сформировать международную коалицию для деоккупации Крыма и создания соответствующей международной стратегии. Конкретные меры на национальном и международном уровне будут направлены на достижение этой цели, к которой мы будем двигаться по следующим приоритетным направлениям: политика непризнания; безопасность, включая свободу судоходства; применение ограничительных мер; защита прав человека и международного гуманитарного права; экономическое и экологическое влияние оккупации.

В рамках Крымской платформы мы планируем учредить ежегодный Форум по вопросам безопасности Азово-Черноморского и Средиземноморского регионов. В этом году Форум пройдет осенью, и подготовка к его проведению уже начата.

Сама архитектура "Крымской платформы" мне кажется очень гибкой, она дает возможность каждой стороне найти свое место. Даже если по разным причинам государство не может обеспечить свое наивысшее участие в учредительном саммите, всегда есть другие измерения.

Во-первых, это парламентское измерение. В свою очередь у парламента есть внутренний и внешний треки. Внутренний - это законы, на которых надо сфокусироваться. Например, отмена закона о свободной экономической зоне Крым. Мне кажется, это абсурдная рамка, которую мы имеем, определяя статус Крыма, когда мы с одной стороны говорим, надо вводить санкции и нельзя торговать с оккупированной территории Крыма, и санкции работают, а сами имеем свободную экономическую зону, хотя по факту она не действует из-за гражданской блокады. Отмена свободной экономической зоны - это вопрос нашего достоинства. Надо принять закон о санкциях, закон о политических заключенных, в котором мы должны четко определить, что является критериями, по которым мы считаем того или иного нашего гражданина политическим заключенным, потому что это чувствительный вопрос, и государство должно занимать позицию защиты граждан, это очень важный трек. Это также пакет законов, касающихся крымскотатарского народа. В декабре 2020 года было зарегистрировано межфракционное объединение "Крымская платформа". Мы ждем от парламента достижений в этом направлении.

Внешнеполитическое направление парламентского измерения "Крымской платформы" лежит в плоскости вопроса дискурса. Дискурс не рождается сам по себе, его надо формировать. Это многоуровневая работа, и мы ожидаем от парламентариев активной работы по линии групп дружбы, где мы приглашаем депутатов организовывать мероприятия, заявления и декларации, посвященные Крыму и информированию депутатов других стран, что такое Крым, потому что это не всегда очевидно для других стран.

Также "Крымская платформа" будет иметь уровень экспертов. Это очень важное направление. Здесь для нас принципиальной является европейская практика взаимодействия с гражданским обществом, когда оно мощное, сильное, независимое, и мы никак не хотим переходить через такую ​​ценность взаимодействия.

Общественные деятели, негосударственные и общественные организации готовят качественные аналитические материалы, исследования. Они иногда имеют более широкие возможности, чем государство, которое, например, ограничено в официальных мониторинговых возможностях на оккупированной территории, а общественные деятели имеют свои способы получать эту информацию, возможности коммуникации с людьми напрямую.

Мы ждем сейчас создания сети экспертов "Крымской платформы", они сейчас как раз договариваются между собой о формате этой работы, будут готовить свой устав, и мы планируем подписать меморандум о сотрудничестве и взаимодействии. Мы свою роль видим в возможности адвокации по ресурсам для них и потом интеграции их рекомендаций, видений, аналитики в нашу работу, потому что мы нуждаемся в ней по направлениям экологии, экономики, прав человека международного гуманитарного права. Уже подготовлен ряд аналитических материалов по этим направлениям, которые мы будем вскоре представлять, в том числе мы сразу будем передавать полученные данные нашим международным партнерам.

Важно помочь нашим экспертам объединяться с аналитическими центрами в других столицах и совместно вырабатывать планы мероприятий, исследований, работы. С точки зрения академического, аналитического понимания, в Крыму существует много новых вызовов, которых раньше не было: гибридные угрозы, способы легитимизировать статус оккупации, военно-гибридные форматы - это все очень интересно другим странам, которые изучают этот трек. Здесь тоже есть перспектива, и мы видим в этом возможность благодаря работе экспертов увеличивать осведомленность более широких кругов людей, чем просто официальный трек чиновников или тех, кто принимает решения, обычных людей, которые будут знать, что такое Крым. Мы это соединяем с нашими мерами публичной дипломатии.

Крымская платформа - это многоуровневый координационный формат, который позволяет максимально широко охватить страны и их интересы в этих вопросах, позволяет стране найти свое место при различных форматах участия и который в конечном итоге имеет одну цель - деокуапция.

Иногда от разных скептиков слышу: "Ну, создали платформу, будет саммит, приедут, поговорят, и что дальше?" А в том то и соль, что для того, чтобы дойти до этой точки, должны быть действия. Тактически, мы не можем позволить забыть о Крыме, а это уже происходило, мы это уже испытывали. Россия не просто мечтает об этом, а предпринимает меры, работает, чтобы об этой теме никто не говорил. И то, что мы вывели это в приоритет нашей внешнеполитической деятельности, сейчас очень ощутимо, все это видят. Если мы этого не будем делать, мы никогда не дойдем до нашего финального пункта назначения, поэтому, тактически, это очень важно - увеличивать дискурс, и, собственно, "Крымская платформа" на этой стадии своего существования служит этой цели.

- Направила ли Украина РФ приглашение принять участие в саммите "Крымской платформы" или еще планирует это делать?

- Наша позиция остается неизменной – "Крымская платформа" открыта для участия всех государств. Поскольку конечной целью деятельности Платформы является деоккупация Крыма, то очевидно, что мы рассматриваем привлечение российской стороны к деятельности "Крымской платформы" через призму проведения переговоров о возвращении Крыма.

- Как Крымская платформа и принятая стратегия деоккупации Крыма учитывают право крымскотатарского народа на самоопределение?

- Парламентское измерение "Крымской платформы" как раз должно давать ответы на эти вопросы, потому что вопрос автономии - это вопрос политического решения, дискурса внутри общества и решение общества через народных избранников, какой должна быть эта автономия, как она должна состояться и когда. Очень важно понимать, что международное измерение "Крымской платформы" не может собой закрыть те вопросы, которые лежат в плоскости внутренних ответов. Это надо артикулировать обществу, и мы это делаем.

С Меджлисом крымскотатарского народа у нас постоянные контакты. Дело, касающееся запрета представительного органа крымскотатарского народа, ведется в арбитражах, в частности из-за решения Верховного суда, когда в 2016 году Меджлис объявили экстремистской организацией и запретили его деятельность. Мы знаем, что промежуточное решение Международного суда ООН - о возобновлении деятельности Меджлиса, однако Россия его цинично игнорирует. Поэтому в ежедневной работе дипломатов есть постоянное донесение позиции, что происходит с представителями Меджлиса и крымскими татарами в том числе. Это демонстрация того, что Меджлис не выпадает из работы МИД, и, мало того, является одним из приоритетов.

Интегрировать лидеров крымскотатарского народа в участие в саммите "Крымской платформы" является нашей обязанностью, и это будет сделано. Кроме того, Меджлис крымскотатарского народа вносил свои предложения по заключительному документу, который будет принят на саммите. Мы также информируем Меджлис о наших внешнеполитических инициативах. Представители крымскотатарского народа всегда включены в повестку дня мероприятий, которые  МИД инициирует самостоятельно или с партнерами. Например, уже две недели работает постоянный форум ООН по вопросам коренных народов. Совместное мероприятие, которое мы делали в понедельник в рамках постоянного форума, как раз касалось запрета Меджлиса, как представительного органа крымскотатарского народа. К участию в мероприятии приглашены Рефат Чубаров и некоторые другие члены Меджлиса, эксперты по вопросам коренных народов.

Но подводя итог, однозначно важно дать ответ на то, кто такие крымские татары, какой их статус, какое будущее коренного народа Крыма здесь, в Украине. Как только этот ответ будет дан здесь, однозначно, это будет очень быстро донесено до мира. Но не может быть шага два прежде, чем произойдет шаг номер один.

Как только этот дискурс начался в украинском обществе, была создана рабочая группа, которая должна была выработать предложения изменений в законодательство и Конституцию, и однозначно, без парламента это не произойдет. Это не может быть решением одного человека или одной политической силы, должна быть пройдена процедура согласования на уровне парламента, и это должно стать частью не просто политического решения, а частью украинского бытия и украинской нации, частью которой является крымские татары. И здесь, однозначно, честность относительно друг друга - это ключевая история.

Крымские татары в 2014 году продемонстрировали и очень серьезно изменили оставленное из советского прошлого стереотипное отношение к моему народу. Украинцы тоже находились в этом фальсификате, в учебниках по истории рассказывали о предателях - крымских татарах, так же как сегодня говорят об "украинских националистах, палачах, фашистах и хунте". Эта искусственная парадигма ненависти, неприятия тоже существовала. Я предлагаю максимально честно говорить между собой, что отношение к крымским татарам до 2014 года было во многом в российском контексте и нарративе. События 2014 года открыли крымских татар как организованную силу защиты Украины и национальных интересов, государственности и суверенитета. Если мы говорим о будущем Крыма, то, однозначно, оно должно включать в основе видение крымскотатарского народа. Я также искренне верю, что моя страна является европейским демократическим государством, и в ценность общественного диалога, который должен состояться относительно будущего Крымского полуострова.

- В МИД высказывали надежду, что СММ ОБСЕ усилит мониторинг продолжающейся милитаризации Крыма, ограничений свободы судоходства в Азово-Черноморском регионе. Что препятствует этому? Есть ли согласие от ОБСЕ усилить этот контроль?

- Мандат Специальной мониторинговой миссии (CММ) ОБСЕ предусматривает надежный и безопасный доступ членов Миссии ко всей территории Украины, которая, безусловно, включает временно оккупированную территорию Украины АР Крым и г. Севастополь. Уже седьмой год подряд Россия блокирует доступ СММ ОБСЕ как в Крым, так и к значительной части временно-оккупированной территории Украины в Донецкой и Луганской областях, особенно на участках, прилегающих к временно неподконтрольной правительству Украины части государственной границы с РФ.

Поскольку СММ ОБСЕ в своей деятельности придерживается принципа "отчитываемся о том, что видим", тематика оккупации Крыма и ее последствий не находит должного отражения в отчетах Миссии. СММ также не имеет должного технического оснащения для осуществления мониторинговых мероприятий в море и соответствующей фиксации конкретных ограничений свободы судоходства в Азово-Черноморском регионе.

В то же время, на фоне упомянутых ограничений мандат Миссии и ее мониторинговые способности должны быть направлены на фиксацию социально-экономических последствий таких незаконных ограничительных мер со стороны России путем общения с представителями пострадавших украинских предприятий, администрациями морских портов, экипажами судов и тому подобное.

Это касается и мониторинга ситуации в незаконно аннексированном Крыму в целом, который возможно осуществлять дистанционно через контакты с людьми, которые пересекают административную линию границы с оккупированным полуостровом. Ведь среди них - жертвы и свидетели незаконных преследований со стороны российских силовых структур, общественные активисты, представители независимых СМИ и другие категории людей, которые ежедневно испытывают на себе или становятся свидетелями масштабных нарушений прав и свобод человека российским оккупационным режимом.

Эти важные направления мониторинга находятся на повестке дня наших контактов как с руководством СММ здесь, в Украине, так и с руководством Секретариата ОБСЕ в Вене и Действующим председательством в Организации, и мы будем настаивать и в дальнейшем, чтобы СММ ОБСЕ приняла во внимание нашу позицию и приступила к содержательной отчетности о результатах российской агрессии в Азово-Черноморском регионе. К тому же, хорошим примером для изучения и подражания в этом контексте могут служить доклады генерального секретаря ООН о ситуации с правами человека в АР Крым и г. Севастополь, содержащие отдельные разделы о методологии сбора данных в условиях заблокированного со стороны РФ доступа на полуостров.

- Недавно МИД впервые в истории Украины приняло пятилетнюю стратегию публичной дипломатии. Когда и как начнется ее реализация, как будет выглядеть на практике? Какие ожидания относительно результатов внедрения стратегии?

- Да, действительно 26 марта было принято Стратегию публичной дипломатии МИД Украины - первый такой документ в истории внешнеполитического ведомства.

Публичная дипломатия находится "на вооружении" МИД уже последние семь лет и сначала это был в основном инструмент противодействия российской пропаганде в развязанной против нас "гибридной" войне. В 2017 году было принято постановление КМУ №165, которое, среди прочего, предусматривало государственную финансовую поддержку продвижению положительного имиджа Украины за рубежом.

Вместе с тем, последние годы продемонстрировали наличие таких глубоких проблем, как стереотипное восприятие Украины иностранцами через призму проблем и низкая осведомленность о нашем государстве, отсутствие устойчивого образа и единого голоса Украины в мире. Именно для их преодоления и был разработан новый программный документ, определяющий рамки для работы МИД и заграничных дипломатических учреждений на следующие 5 лет.

Целью Стратегии публичной дипломатии является формирование положительного имиджа Украины в мире через институционализацию и усиление функции публичной дипломатии - то есть, установление диалога "государство-человек", а также содействие межличностным контактам "человек-человек" - в работе МИД, зарубежных дипломатических учреждений Украины и Украинская института, а также укрепления синергии и взаимодействия с ключевыми государственными и негосударственными органами и учреждениями, причастными к этой сфере (речь идет о Министерстве культуры и информационной политики Украины, Минцифры, Минэкономики, Минобразования, Минспорта, всех профильных институтах и ОО т.д.).

Стратегия определяет направления - культурная, экономическая, экспертная, кулинарная, научно-образовательная, спортивная и цифровая дипломатия -, а также принципы публичной дипломатии - проектный менеджмент, инновационность, уважение к культурному разнообразию, человекоцентричность и ответственность.

Документ определяет четкие стратегические цели и задачи МИД в сфере публичной дипломатии. Наша амбициозная цель: чтобы до 2025 года об Украине знали больше в мире как демократической европейской стране, которая движется к полноправному членству в ЕС и НАТО в условиях внешней агрессии, а в своей внешнеполитической деятельности возлагается на действенную систему противодействия вредным нарратив, направленным против нее. Чтобы позитивное восприятие Украины за рубежом стало толчком к развитию инвестиционного, экспортного, научно-образовательного и туристического потенциала нашей страны.

Стратегия также определяет географические приоритеты, которые охватывают весь мир. Для успешного выполнения поставленных перед нами задач в Стратегии заложена система мониторинга и оценки, основанная на соответствующих показателях и индикаторах эффективности реализации поставленных целей и задач.

 Несмотря на то, что Стратегия публичной дипломатии была утверждена менее месяца назад, можно с уверенностью сказать, что ее реализация уже началась, потому что деятельность МИД в этой сфере никогда не прекращалась. Стратегия лишь создает условия для более системной, целенаправленной и последовательной работы как нашего ведомства, так и тех, кто приобщается к реализации проектов публичной дипломатии как наши партнеры и соорганизаторы мероприятий и коммуникационных кампаний.

Cреди того, что, несмотря на карантин по всему миру, уже сделано во исполнение Стратегии публичной дипломатии, следует отметить следующее: создание и запуск официального сайта о современной Украине на английском языке - Ukraine.UA, и его официальной страницы в Facebook; сейчас в работе иноязычные версии сайта (французский, испанский, немецкий, арабский и китайский); создание фотобанка "Украина", для которого украинские фотографы предоставили более 300 фотографий для использования во время мероприятий публичной дипломатии, на очереди - цифровая библиотека, где будут и промо материалы об Украине. Также состоялось несколько мероприятий сугубо политического направления: проведение Миссией Украины при НАТО и Центром европейской политики онлайн конференции о последствиях незаконной оккупации Крыма (Крымская платформа), посвященной 7-й годовщине временной оккупации Россией Крыма (в мероприятии принимали участие представители политического руководства НАТО, депутаты Европарламента, европейские эксперты, а украинскую сторону представляли я с коллегой из Минобороны), подготовка аналитического исследования по проблематике участия Великобритании в инициативе Крымская платформа, онлайн-презентация которого состоится вскоре с моим участием; обсуждение актуальных вопросов вовлечения США в "Крымскую платформу" во время телемоста Украина-США ко Дню сопротивления крымчан российской агрессии, в котором принимали участие дипломаты и эксперты. Кроме того, стоит отметить несколько культурных событий: обеспечение участия Украины в международной ярмарке современного искусства ArtAnkara Contemporary Fair в Турции; организация выставки живописи украинской художницы Анжелы Кустик "Эфиопия украинскими глазами. Диалог" в Эфиопии.

В начале апреля через зарубежные дипломатические представительства Украины мы провели информационную кампанию, посвященную сотрудничеству нашего государства с НАТО, а на прошлой неделе - кампанию по повышению осведомленности европейцев о санкциях против РФ Learn Act Check. Было также реализовано информационную кампанию в честь 35-й годовщины Чернобыльской трагедии.

Также планируем запустить международную кампанию об Украине на ВВС: "Bringing country to the world" и провести социологические исследования восприятия Украины за рубежом.

Совместно с Государственным агентством по развитию туризма Украины планируем разработать и имплементировать международную кампанию Visit Ukraine и создать цифровой пакет материалов о туристическом потенциале Украины для их дальнейшего распространения через зарубежные дипломатические учреждения.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Иван Юрик, и.о. главы правления Укрзализныци: Мы работаем над созданием нового рынка железнодорожных перевозок

Открыть магазины планируем во всех крупных городах – генеральный директор Decathlon Ukraine

В основе нашего экономического сотрудничества есть также политическая готовность улучшать отношения между нашими двумя странами - Министр экономики, финансов и восстановления Франции

Экспорт водорода в ЕС пока возможен только в смеси с природным газом – гендиректор «Нефтегазстройинформатика» Униговский

Местный департамент здравоохранения видит, кто сколько делает вакцинаций - и.о. главы НСЗУ Виленский

На рынке нет условий для эффективной работы маневренной тепловой генерации - гендиректор "ДТЭК Энерго" Салеев

Глава оператора ПХГ Перелома: хранить в Украине газ будут тогда, когда это чуть интереснее, чем в Европе

Для того, чтобы поддержать авиацию, логичнее было бы финансировать строительство и реконструкцию аэропортов - замминистра финансов Кава

HR-менеджмент в девелопменте должен стать рабочим инструментом, который повысит стандарты на строительном рынке в целом - директор по персоналу компании "Интергал-Буд"

"Нафтогаз" – не тузик, которому говорят "встать!" или "лежать!" - экс-глава НАК Коболев

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА