13:04 15.03.2021

Замена этой команды "Нафтогаза" стала бы большой ошибкой для Украины – глава набсовета

15 мин читать
Замена этой команды "Нафтогаза" стала бы большой ошибкой для Украины – глава набсовета

Эксклюзивное интервью главы наблюдательного совета НАК "Нафтогаз Украины" Клэр Споттисвуд агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Дмитрий Кошевой

 

 

- Давайте начнем не с обвинений в адрес наблюдательного совета (о них чуть позже), а с 5-летней стратегии, которую представило правление. Это главное событие, которое произошло на прошлой неделе. Насколько я понимаю, теперь эту стратегию должен утвердить наблюдательный совет, а утверждение правительством уже не нужно. Когда вы планируете рассмотреть эту стратегию, и ваша оценка этого документа?

- Члены наблюдательного совета приобщались к работе над ней и к регулярным обсуждениям на различных этапах. Мы полностью поддерживаем эту стратегию, считаем очень важной для "Нафтогаза" и решительно поощряем ее выполнение.

 

- И все же, должно быть подтверждение от наблюдательного совета, какое-то официальное решение по этому поводу? Все ли, что там было сказано, вас устраивает, или к каким-то темам, тезисам у вас есть вопросы или вам нужна дополнительная информация?

- Это динамичный документ. Стратегия разработана с учетом известной на сегодня информации, но значительная ее часть будет продолжать формироваться годами. Например, мы взяли на себя обязательство достичь углеродной нейтральности к 2040 году. Но еще не знаем, каким будет путь. Часть этого видения есть, но в течение следующих нескольких лет многое изменится, будет меняться и наш путь к цели. Поэтому сейчас мы еще много работаем над планами в сфере зеленой энергетики. В частности, определяемся, какие направления являются целесообразными для "Нафтогаза", а какие лучше оставить другим компаниям. Это очень кропотливая работа, но мы знаем свои задачи на следующий год и знаем нашу конечную цель.

Что касается формального решения, то его мы уже приняли и утвердили стратегию.

 

- Мой вопрос связан с тем, что во время презентации было названо довольно большую сумму, которая необходима для внедрения стратегии - это $7,3 млрд? Есть ли уже понятные для вас источники привлечения этих средств и какие, на ваш взгляд, основные источники могут быть?

- В целом речь идет о собственных денежных средствах: направление полученных доходов на осуществление инвестиций.

Но мы полностью зависим от выпуска еврооблигаций, успех которого зависит, прежде всего, от политической стабильности в Украине. Инвесторам необходима уверенность в том, что правительство позволит "Нафтогазу" и заработать средства, и погасить эти облигации.

Выпуск еврооблигаций имеет критическое значение для внедрения стратегии. Что означает, что нужны также условия, которые позволят инвесторам принять решение инвестировать в нас.

 

- Почему я, собственно, об этом спрашиваю: стратегию утверждает наблюдательный совет, но прибыль Компании распределяет правительство. Мы знаем, что в прошлом году 95% прибыли, кажется, ушло в бюджет. Как согласовать эти внешние условия для выполнения этой стратегии и для обеспечения необходимого финансирования? Как вы видите коммуникацию с правительством для реализации этой стратегии?

- Конечно, у нас есть альтернативные планы на случай, если мы не сможем оставить часть прибыли для инвестиций. И если мы не сможем выпустить бонды (...), то очевидно, что невозможно инвестировать деньги, которых у нас не будет.

Мы - государственная компания, и для нас критически важно общаться с правительством, чтобы Кабинет Министров четко понимал, что мы предлагаем и почему. И мы должны четко понимать позицию правительства.

Опять же, обеспечение доходов для бюджета страны является общей задачей. Если правительство, например, решит сделать шаг назад в реформах и оставить ограничения цены на газ для домохозяйств, то оно должно осознать, что такое решение остановит развитие "Нафтогаза" и разрушит возможности для инвестиций.

 

- Была критика этой стратегии относительно того, что "Нафтогаз" немножко отходит от своего главного профиля и тратит инвестиции на какие-то новые сектора - альтернативная энергетика, солнечная энергетика, энергоэффективность, торговля электроэнергией. Насколько, по мнению наблюдательного совета, который имеет международный опыт, такой подход к ведению бизнеса сейчас является актуальным и позволит увеличить капитализацию компании?

- Суть как раз в том, что это позволит увеличить капитализацию. Мировые реалии совершенно четко дают понять, что нефтегазовые компании должны определить свой курс в отношении "зеленого" будущего. Этим вопросом я постоянно занимаюсь и считаю, мы несколько запоздали.

Мы серьезно думаем над тем, каким будет путь "Нафтогаза" к новому миру. Мы должны сосредоточиться на имеющихся возможностях.

Например, неизвестно, будем ли мы серьезно двигаться в направлении солнечной энергетики. Мы можем, но это не 100%-я задача, потому что там есть другие, более подходящие инвесторы. Солнечная энергетика не относится к нашим сильным сторонам. А вот водородная - наоборот.

Украина также имеет мощный агропромышленный комплекс с большим количеством сельскохозяйственных отходов, которые можно использовать для производства биогаза. А это уже наша основная специализация.

Поэтому мы в постоянном процессе движения к новому миру - осторожным, хорошо продуманным способом. Мы должны убедиться, что у нас есть все возможности и что мы будем иметь с этого прибыль. Нет смысла инвестировать в то, что не приносит прибыли, поскольку именно это является ключевым для развития компании и благосостояния народа Украины.

Ведь мы, как стражи важной для Украины компании, должны убедиться, что она работает на благо украинского народа.

 

- Когда мы говорим о публичных компаниях, то при презентации таких стратегий, как правило, всегда даются какие-то финансовые прогнозные показатели: прибыль, потому что это интересует акционеров, или возможный рост стоимости компании, капитализации. Мы не услышали этого во время стратегии. Есть ли у вас такие прогнозы? Предоставляло ли вам их правление?

- Прежде всего, компании нечасто дают прогнозы. Например, в нашем случае, прибыль существенно зависит от цен на газ. Мы можем считать, что способны спрогнозировать цены на газ, но, честно говоря, ни мы, ни кто-то другой на это не способен.

Вместо этого мы работаем со сценариями: смотрим на сценарии при условии высокой цены, низкой цены, средней цены на газ, смотрим на соответствующую прибыль.

Ключевое изменение для "Нафтогаза" - трансформация компании. Мы должны убедиться, что знаем каждое лицо, ответственное за результат. Все, что мы делаем, должно базироваться на четком понимании, кто за что отвечает, с какой командой. Мы также должны дать командам четкие показатели эффективности, чтобы все понимали, чего именно должна достичь команда, успешна ее работа или нет.

Наша внутренняя дисциплина прочнее, чем когда-либо. Еще не вся организация прошла через изменения, но Отто (исполнительный директор "Нафтогаза" Отто Ватерландер - ИФ) проводит важную работу, распространяя эту культуру на всю организацию.

При этом рентабельность не полностью зависит от нас, поскольку некоторые обстоятельства находятся вне нашего контроля. Говоря о подконтрольных нам сферах, мы обычно имеем для них прогнозы и прогнозные показатели.

 

- Вы только что сказали о ценах. Мы действительно видим качели, которые сейчас происходят на мировом рынке. С одной стороны, газ начал дешеветь, но нефть поднялась к ценам, которых мало кто ожидал еще несколько месяцев назад. Насколько эта стратегия, на ваш взгляд, является зависимой от цен на мировом рынке? Есть ли какие-то факторы, которые позволяют обеспечить ее выполнение при достаточно больших колебаниях этих цен, которые мы видим в последние годы? Какая есть система защиты? Потому что одна из причин, почему сорвалась программа 20/20, что она разрабатывалась, когда цены были высокими, а затем они действительно упали очень драматично.

- Мы четко управляем своим портфелем проектов на основе ряда прогнозов. Мы должны показывать результат, как по сценарию низких цен, так и по сценарию высоких цен. Когда мы рассматриваем вопрос инвестиций в разведку новых месторождений, в бурение новых скважин, одна из вещей, на которую мы обращаем внимание, - это прогноз цен, а затем - уровень цен, при котором не ожидается никакой прибыли. Если вы сделаете проект рентабельным в условиях очень низких цен - замечательно.

Еще есть такой инструмент как хеджирование рисков низких и высоких цен. Хеджирования стоит денег, но защищает от убытков. Вы не можете хеджировать риски на весь десятилетний период, прогнозируя, что инвестиция будет удачной, но можете на первые год-два. И это значительно влияет на повышение уверенности в денежных потоках.

 

- Почти все по стратегии. Еще один вопрос об "Укрнафте". Мы уже знаем, что руководство "Нафтогаза" предложило первые шаги для разделения компании. Насколько это согласовано с наблюдательным советом? Поддерживаете ли вы эти шаги или не поддерживаете?

- Да, потому что нефтяной сегмент - это другой бизнес и управлять им можно отдельно. Поэтому да, я полностью поддерживаю.

 

- Это сложный бизнес просто потому, что это сложный бизнес, или потому, что партнером в этом бизнесе у "Нафтогаза" является группа "Приват"? И постоянно мы видим новые обвинения в сторону "Укрнафты", что она дешево продает газ, дешево продает нефть.

- "Укрнафта" является настоящей проблемой для нас. Например, обвинения в том, что "Укрнафта", так или иначе, слишком дешево продавала газ своим миноритарным владельцам, справедливы. Но проблема в способе организации государственного аукциона, что позволяет манипулировать ценой.

Мы прекрасно это понимали, пытались изменить правила, но они регулируются правительством и законодательством (закон "О нефти и газе" - ИФ). Силами "Нафтогаза" мы не можем изменить правила, которые дают возможности для манипуляций.

Если мы сможем отделить свою часть "Укрнафты", разделить бизнес и получить полный контроль над своей долей, то компания станет существенно более прозрачной, а нам не придется иметь дело со всеми этими проблемами.

Еще один вопрос - проблемы с получением их финансовой отчетности. Получить в "Укрнафты" отчетность, подтвержденную аудитом, оказывается очень непросто, они пытаются держать нас подальше от данных. Несмотря на то, что мы - мажоритарный владелец этого бизнеса. Как по мне, это просто невероятно. Мы не можем получить информацию от компании, где мы - мажоритарный владелец, что значит, что мы не можем ею полноценно управлять или проверять обвинения в ее адрес.

 

- Возможно, вы что-то хотите добавить по стратегии, чего я не спросил?

- Внешние наблюдатели не должны недооценивать изменения, которые происходят в "Нафтогазе". Трансформация образа ведения бизнеса через изменение корпоративной культуры, трансформационных усилий просто невероятная. Это существенно изменит способ реагирования руководства на требования бизнеса. Это упростит процедуры, которые позволяют убедиться, что компания на правильном пути. Культура ведения бизнеса требует многих изменений, и они уже происходят.

 

- Есть ли смысл менять наблюдательный совет при выполнении такой масштабной стратегии? И руководство?

- Думаю, у нас отличная команда менеджмента. Одной из ключевых задач любого наблюдательного совета является обеспечение соответствия председателя исполнительного органа занимаемой должности. Чтобы он принимал взвешенные решения, справлялся с формированием замечательной команды и обеспечивал командную работу. Честно говоря, "Нафтогаз" пока демонстрирует слаженную работу, и я считаю, что наблюдательный совет сделал в это большой вклад, помогая и поощряя внедрение необходимых изменений.

Поэтому лично я не считаю, что правление или наблюдательный совет следует изменить, хотя не нам это решать. Но меня бы очень расстроило, если бы менеджмент изменили, ведь, по-моему, они прекрасно выполняют работу на благо народа Украины. Замена этой команды стала бы большой ошибкой для Украины.

 

- Я уже услышал ответ на обвинения в адрес менеджмента и предложение по его изменению. Но есть также и обвинения по формированию состава наблюдательного совета, пожалуй – к акционеру. По мнению и.о. министра энергетики господина Витренко, в совете отсутствуют специалисты по газодобычи и международной финансовой отчетности. Вы могли бы прокомментировать?

- Что касается аудита, у меня за плечами немалый опыт в этой сфере. Я возглавляла направление аудита в ряде британских компаний, сейчас есть и была ранее членом многих аудиторских комитетов и в больших, и в малых компаниях. Поэтому я разбираюсь в аудите, как и Бруно (Лескуа - ИФ), который также был председателем или членом аудиторских комитетов во многих компаниях. Мы оба прекрасно разбираемся в вопросе и сотрудничали с аудиторами десятилетиями.

Сомневаюсь, что в составе наблюдательного совета нужен еще сертифицированный специалист по стандартам отчетности, поскольку для аудита нашей деятельности мы привлекаем действительно профессиональных, независимых, сертифицированных аудиторов.

У нас также есть блестящий финансовый директор Петрус (ван Дрил - ИФ). Думаю, что компетенций по аудиторским вопросам у нас достаточно и наблюдательный совет не требует дополнительного специалиста по аудиту.

Что касается добычи, я очень расстроилась, когда Стивен Хейсом, который действительно разбирался в добыче, сложил полномочия. Мы не хотели его терять. Он отказался от назначения еще на первом заседании наблюдательного совета. Я думаю, потому, что он просто не хотел иметь какое-то отношение к украинской политике и обусловленным ею сложностям. Он хотел выполнять свою работу в добывающей сфере и иметь возможность действовать без ограничений, но чувствовал, что ему никогда не позволяют действительно выполнять свою работу в наблюдательном совете должным образом.

С тех пор трудно найти подходящую кандидатуру. Я лично искала кандидатов с опытом в добыче, чтобы расширить компетенции нашего наблюдательного совета.

Но избрание членов наблюдательного совета относится к полномочиям правительства. Непросто найти хороших членов правления с учетом политической неопределенности в Украине. Однако я считаю, что в пределах самого "Нафтогаза" мы имеем очень сильную производственную команду, которая разбирается в добыче. Не менее сильную, чем команда аудита.

Этой командой руководит Отто Ватерландер, у которого есть много знаний о добыче, он выстраивает понимание этого направления деятельности "Нафтогаза" и соответствующую дисциплину. Этого, думаю, нам раньше не хватало.

Мы создаем партнерства с организациями и людьми из-за рубежа, поскольку имеем дело с вещами, которых раньше не видели в Украине. Нам нужны экспертиза и опыт этих людей, например с залежами газа плотных пород.

Именно поэтому одной из наших задач является обеспечение сотрудничества с опытными экспертами мирового уровня. Но, опять же, для привлечения таких партнеров необходима политическая стабильность в Украине и стабильность в "Нафтогазе".

Бесспорно, я была бы не против иметь кого-то в наблюдательном совете с опытом в добыче. Но мы не имеем такой необходимости, поскольку я доверяю специалистам Группы и нашим партнерам.

Я регулярно встречаюсь с нашими партнерами за пределами "Нафтогаза" - в Европе, в Лондоне, чтобы обсудить перспективы нашего партнерства. И сейчас к нам присоединились действительно достойные партнеры.

 

- Я не слышал в последнее время обвинений в том, что независимые члены наблюдательного совета зависимы от правительства, но время от времени звучат обвинения, что есть зависимость от менеджмента. Вы могли бы также это прокомментировать? Есть ли какая-то вообще основа под этими обвинениями?

- Я считаю этот вопрос несколько странным, поскольку, очевидно, ни один член наблюдательного совета никак не зависит от менеджмента. Мы независимы, мы не имеем проблемы с тем, чтобы выразить свое несогласие с менеджментом, и говорим им, что на самом деле думаем по тому или иному вопросу.

Если бы мы были враждебно настроены к этому менеджменту и, в частности, к председателю правления, это означало бы, что мы не доверяем ему. В таком случае мы должны были бы его изменить.

За свою карьеру я несколько раз руководила процедурой увольнения руководителя, исполнительного директора или председателя совета директоров, поскольку я чувствовала, что они не справились со своей работой в компании.

Если же вам повезло иметь руководителя, которому вы доверяете, который занимается своим делом, действует добродетельно, принимает здравомыслящие решения, нет необходимости критиковать все его действия и противостоять ему. Поскольку, честно говоря, он идет правильным путем.

Поэтому хорошим знаком является то, что мы ему доверяем, и вообще считаем, что он поступает правильно. Это вовсе не означает, что у нас отсутствуют вопросы. И, конечно же, если мы с чем-то не согласны, мы решительно выражаем свое мнение. Но если бы мы всегда были враждебно к нему настроены, это было бы неправильно.

 

- Еще один вопрос. В последнее время идет дискуссия о KPI's для членов наблюдательного совета. Как вы к этому относитесь? Как бы вы предлагали оценивать эффективность вашей работы?

- Ни один наблюдательный совет ни в одной компании, в которой я когда-либо работала, не имел ничего подобного KPI, поскольку их очень трудно установить. Наш успех - это действительно успех команды менеджмента. Если же эффективная менеджерская команда отсутствует, то наша обязанность изменить ее. Но нам действительно повезло с менеджментом, и думаю, что это ключевой показатель нашего успеха.

Мы на самом деле обязаны своим успехом успеху компании. И успех компании будет зависеть от стратегии. Наблюдательный совет собран из международных экспертов, что дает нам очень хороший опыт ведения бизнеса и лучших практик во всем мире. Мы сознательно передаем этот опыт одной из важнейших компаний Украины. И нашей задачей является сделать "Нафтогаз" более успешным и прибыльным.

Это часть нашей работы: убедиться, что "Нафтогаз" развивается так, чтобы соответствовать мировым тенденциям. И тогда я спрашиваю себя: как вы установите KPI для этого? С другой стороны, если мы не будем продвигать свою повестку дня, то не выполним качественно свою работу.

Надеюсь, изменения в "Нафтогазе" очевидны. Компания придерживается этики и имеет хорошую команду. Большая заслуга в этом нашего CEO и замечательной команды менеджмента, которая усилилась. А это уже означает, что мы, как наблюдательный совет, выполняем свою работу хорошо.

 

- Кстати, по вопросу нецелесообразности KPI's членов наблюдательного совета ваша позиция совпадает с мнением господина Витренко. Предпоследний вопрос: готовы ли вы продлить контракт, если такое предложение поступит со стороны Кабинета Министров?

- Я буду соглашаться, пока буду видеть положительные изменения, которые я помогаю осуществлять через улучшение результатов компании на благо граждан Украины.

Пока я имею возможность это делать, я бы очень хотела продолжать. Итак, ответ - да, потому что я считаю, что сейчас в "Нафтогазе" происходит много действительно позитивных изменений. И я бы хотела быть свидетелем их продолжения.

 

- Последний вопрос - о COVID-19. В дискуссиях с членами наблюдательных советов я слышал, что это действительно было проблемой, особенно в начале карантина. Насколько это мешало "Нафтогазу"? Научились ли вы работать в этих новых условиях?

- Наибольшим изменением является то, что мы не можем приехать в Украину из-за эпидемии COVID-19. И это огорчение, потому что я очень ценила свои визиты в Украину. Во время них я обычно проводила рабочие встречи с представителями МВФ, посольств стран Большой семерки, "Нафтогаза". Мы смогли выполнить много дипломатической работы от имени компании с Энергетическим сообществом. Сейчас это гораздо сложнее.

Но я думаю, что наблюдательному совету на самом деле удается удивительно эффективно функционировать дистанционно. Мы даже провели виртуальный визит на производственный объект, и он был очень успешным. Поэтому видеосвязь и дрон обеспечивают визиты членов наблюдательного совета на объекты тогда, когда организация реальных визитов может быть недешевой и сложной.

Это работает достаточно хорошо и, к моему большому удивлению, работа непосредственно наблюдательного совета существенно не пострадала.

Но я уже сделала первую прививку, ведь Великобритания значительно опережает в этом другие страны. Через неделю я практически буду иметь полную защиту от COVID-19. Я уже могла бы путешествовать, но проблема в том, что на других это не распространяется. Думаю, мы еще некоторое время будем стабильно работать дистанционно.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Мы нашли новое место для аэропорта в Закарпатье – глава "Укринфрапроекта"

Венедиктова: Все причастные к совершению преступлений и в отношении Стерненко будут привлечены к уголовной ответственности - гарантирую

Глава совета директоров "Укрлендфарминга" Бахматюк: Я сдаваться не собираюсь

Чернышов: Нужно ускорить создание условий для экономического развития на уровне громад

ВСК по расследованию возможных преступлений представителей власти может стать прообразом комитета по надзору за спецслужбами - замглавы парламентского комитета по нацбезопасности Безуглая

Украина будет приоритетом для администрации Байдена, и нет сомнений, что телефонный разговор между президентами США и Украины состоится - временная поверенная по делам США в Украине

Первый вице-спикер Стефанчук: Всеукраинский референдум – это не только о возможности принять решение, но и о необходимости нести ответственность за него

Постоянный представитель МВФ в Украине: Самое главное для раскрытия потенциала роста в Украине - укрепление верховенства права и искоренение коррупции

"Укрзализныця" будет добиваться пересмотра контрактов на аренду вагонов, заключенных экс-руководством – и.о. главы правления Юрик

Каждый из законопроектов об условиях мирной и безопасной реинтеграции ОРДЛО в состав Украины будет максимально публично обсуждаться с украинским народом – Андрей Костин

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА