10:47 13.01.2021

"Запорожсталь" развивается, реализует экопроекты, борется с пандемией и рассчитывает на господдержку отрасли - гендиректор

13 мин читать
"Запорожсталь" развивается, реализует экопроекты, борется с пандемией и рассчитывает на господдержку отрасли - гендиректор

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора металлургического комбината "Запорожсталь" Александра Мироненко

- Александр Григорьевич, завершился 2020 год. Для многих предприятий и секторов экономики он был сложным, компании столкнулись с рядом вызовов, среди которых один из основных – пандемия COVID-19. Что предпринимают на "Запорожстали" для сдерживания распространения вируса, профилактики заболевания?

- Один локдаун мы уже пережили весной. Тогда мы внедрили максимальные меры для защиты своих сотрудников, но производство сохранили стабильным, понимая, что людям нужны зарплаты и рабочие места. Я уверен, что комбинат не остановится и во время очередного локдауна.

С первых дней пандемии "Метинвест" ввел целый комплекс мер для сдерживания распространения вируса, которые распространились на все предприятия группы. Мы создали штаб оперативного реагирования, который ежедневно отслеживает ситуацию и внедряет мероприятия для защиты коллектива и снижения риска инфицирования сотрудников и подрядчиков, которые работают на предприятии. По количеству заболевших: во время первой волны у нас было до 50-60 заболевших сотрудников, при том, что на предприятии трудятся 12 тысяч. Сейчас заболевших более двухсот, из них 80% – это люди, которые переносят без симптомов и которых мы выявили благодаря тестированию и нашим противовирусным мероприятиям, выведя их на самоизоляцию.

Что касается самих противоэпидемических мер, которые мы применяем: с первых дней у нас админперсонал выведен на удаленную работу – это те, кто может выполнять свои обязанности дома. При этом мы обеспечили их техникой, которая была им доставлена домой за счет комбината.

Мы организовали температурный скрининг сотрудников, и ежедневно служба охраны труда осуществляет обходы с замерами температуры у людей непосредственно на рабочих местах. Все рабочие места укомплектовали градусниками и средствами индивидуальной защиты: каждому сотруднику выдается по две маски на смену, во всех санузлах и комнатах приемов пищи стоят антисептики, а бани после каждой рабочей смены дезинфицируются. Самое главное – мы увеличили количество рейсов и маршрутов корпоративного транспорта, ввели обязательную дезинфекцию автобусов перед каждым выездом, чтобы наши сотрудники минимально пользовались общественным транспортом. Это базовые вещи, о которых все говорят, которые кажутся простыми, но многие их не делают, из-за чего имеем скачок заболеваемости по стране в целом. А комбинат на эти все мероприятия потратил 26,2 млн грн, помимо затрат на медицинское страхование сотрудников. Тех, кто столкнулся с этой болезнью, мы обеспечиваем всем необходимым для эффективного лечения и компенсируем расходы на диагностику и лечение от COVID-19 в рамках действующих корпоративных программ добровольного медицинского страхования. Такое решение приняли в "Метинвесте", и мы его поддержали.

- Отрадно, что на предприятии этим вопросам уделяется значительное внимание, в отличие от других компаний. Но для этого требуются значительные средства. А 2019 год для "Запорожстали" не был слишком успешным в финансовом плане: консолидированный чистый убыток за год составил почти 3,9 млрд грн. Какая ситуация по итогам 2020 года?

- Начало 2020 года было в определенной степени пессимистическим – мы вошли в год в условиях экономического кризиса, который был вызван обвалом на внешних рынках – и спроса, и цен в том числе. В результате сильно снизились объемы производства, и это усугубилось эпидемией коронавируса.

Как я уже сказал, начало 2020 года было связано с экономическим кризисом, когда "схлопнулись" наши традиционные рынки, куда мы отправляли металлопродукцию, плюс началась пандемия коронавируса, локдаун и закрытие экономик отдельных стран. Сокращение объемов потребления стали привело к тому, что мы вынуждены были сократить объемы производства горячекатаного (г/к) рулона. Мы сократили производство холоднокатаного рулона, г/к рулона, выплавку стали, но при этом сохранили объем производства чугуна.

Так как спрос на полуфабрикаты и чушковый чугун на рынках сохранялся, благодаря нашей гибкости мы сумели перестроить свою производственную цепочку, увеличили объем разливки чугуна и смогли удержать объемы его производства на уровне запланированного бизнес-плана.

В целом хочу сказать, что в 2020 году мы извлекли для себя очень много уроков: научились быть более эффективными, научились быть гибкими. У нас в этом году не произошло ни одного срыва по заказам. То есть мы понимали, что потребителю нужно поставить заказ, и мы старались максимально вписываться в те сроки, которые диктовал нам потребитель.

- А какой прогноз на следующий год?

- В конце 2020 года мы наблюдали позитивный тренд на рынках, поэтому в 2021 году надеемся, что сможем не только сохранить, но и немного увеличить объемы производства.

Мы видим позитивную динамику и ожидаем восстановления традиционных рынков нашего маржинального продукта – холоднокатаного (х/к) проката и горячекатаного рулона.

- Вы затронули ситуацию на мировых рынках – об этом хотелось бы узнать более подробно. Внешние рынки в 2020 году продолжали стагнировать, многие страны занимались протекционизмом, вводили ограничения на поставки продукции из других стран. Как это изменило ситуацию с основными рынками поставок продукции "Запорожстали"?

- В 2020 году мы открыли в г/к и х/к прокате новые рынки – начали экспортировать продукцию в Китай. Это говорит о том, что мы можем работать – даже с учетом логистики – эффективнее, чем китайские металлурги. У нас также увеличился объем отгрузки полуфабрикатов в США и тот же Китай, а китайцы увеличили еще и потребление чугуна.

Вместе с тем, сократились наши высокомаржинальные рынки, которые больше всего пострадали от ограничений по COVID-19, и которые ранее ввели протекционистские меры, в частности ЕС. Этот рынок в портфеле "Запорожстали" ранее традиционно занимал до миллиона тонн в год, а сейчас мы фактически не поставляем туда г/к прокат из-за пошлины 60,5 евро за тонну, которая не позволяет конкурировать с европейскими производителями.

Протекционистские меры, которые вводятся на рынке Евросоюза на готовый прокат, и введение которых рассматривают на рынках Северной Африки и Ближнего Востока – наша ключевая проблема в плане поставок. Та же Турция периодически рассматривает возможность введения пошлин на горячекатаный рулон, чтобы поддерживать своего производителя. Мы наблюдаем, что протекционизм на рынках, особенно на традиционных рынках, где мы имеем удобное логистическое плечо, постепенно усиливается. Особенно эта тенденция заметна в условиях финансового кризиса и пандемии.

- А что происходит с внутренним рынком металлопродукции? Поставки вашей продукции на рынок Украины возросли или уменьшились? Что нужно делать государству для развития внутреннего рынка? На внутреннем рынке импортный металлопрокат занимает около 30% – что нужно делать для снижения этой доли?

- В целом объем продаж снизился на 4%. Если структурно, то наиболее в этих 4% снизилась доля г/к проката, в меньшей степени составили потери х/к проката. Снижение произошло из-за стагнации предприятий машиностроительной отрасли, в том числе вагоностроения, производства металлоконструкций для шахтных выработок и т.д. Они не развиваются, вагоностроительные заводы не имеют практически никаких заказов на внутреннем рынке. При этом монополисту "Укрзализныце" (УЗ) давно уже нужно обновлять парк вагонов, но этого не происходит. Списанию подлежит чуть ли не 70% вагонного парка УЗ в Украине в связи с его изношенностью, но при этом отсутствует комплексная программа по обновлению этого парка. То, что УЗ заказывает по 50-100 вагонов в год – это ни о чем, учитывая потребности промышленников и аграриев.

Обновление вагонного парка – одна из действенных мер по развитию внутреннего рынка потребления металла, и это необходимо делать системно. Должен быть четкий план списания старого парка, ввода нового парка, чтобы мы не потеряли мобильность перевозки. Дефицит подвижного состава в итоге приводит к колоссальной проблеме доставки сырья и готовой продукции потребителю, а значит к риску остановки многих предприятий, которым и так нелегко в условиях кризиса.

Для того, чтобы стимулировать внутренний спрос, у нас должны быть программы для машиностроения, для вагоностроения, для возобновления рельсового полотна в Украине. Изношенность ж/д полотна уже составляет более 70% – с учетом того, что последние 5-7 лет практически не производились работы по ремонту рельсового полотна. Замена ж/д полотна – очень металлоемкое направление, которое может стимулировать внутреннее производство.

Более того, если не обновляется рельсовое полотно, это приводит к падению темпов движения: раньше наши грузы до черноморских портов доезжали за 2-3 суток, сейчас это 5-7 суток. Увеличение срока логистики конкретно бьет по металлургам – мы становимся менее эффективными в части логистических затрат (больше платим за пользование вагонами) и неконкурентоспособными из-за временных рамок выполнения заказов. Каждый дополнительный день, который клиент должен ожидать, сказывается на нашем имидже и, как следствие, на нашей экономике. Он может сказать: "Я лучше заплачу в Европе больше на $5-7, но гарантированно получу это в срок".

Есть еще одна причина спада внутреннего металлопотребления – за редким исключением в Украине остановлены все машиностроительные предприятия. На мой взгляд, государство незамедлительно должно разработать и внедрить комплексные программы восстановления машиностроительной отрасли, что, в свою очередь, даст рост общей экономики. К слову, вся экологическая модернизация производства возложена на плечи бизнеса, и в отличие от Европы у нас нет никакой господдержки. Имея господдержку, понятное прозрачное налогообложение и возможность привлечения дешевых заемных средств, мы бы могли увеличивать объем заказов на оборудование для модернизации и повышения экологичности производства.

Нельзя допускать однобокого подхода к госпрограммам: например, мы сосредоточились на дорогах, но упустили очень важные металлоемкие направления, которые не менее важны для экономики. Без железной дороги не будут работать ни металлурги, ни аграрии, ни химические предприятия – автотранспорт ж/д нам никак не заменит. Быстро не заменит ее, к сожалению, и речной транспорт, хотя мы уже прибегаем к увеличению перевозок морским и речным транспортом для того, чтобы компенсировать замедление на "Укрзализныце".

- Предприятие отгружает часть продукции речным транспортом. Доля отгрузки речным транспортом в 2020 году возросла или снизилась?

- Мы объективно делаем определенную ставку на речной транспорт, потому что само логистическое расположение "Запорожстали" к этому располагает. В Запорожье есть речной порт, который мы загружаем максимально – это экономически эффективно. Плюс ко всему, заходящие в речпорт суда имеют грузоподъемность 2-5 тыс. тонн, что позволяет выходить в море и оперативно обслуживать ближайшие рынки, такие как Греция, Румыния, Сербия, Македония, то есть практически все Балканы и Турцию.

У нас речные перевозки составляют 34% от всего экспорта. Но в пиковые месяцы летом доходит даже до 47%. Речной транспорт нам интересен, он эффективен, особенно в контексте озвученных проблем с перевозками УЗ. И мы планируем наращивать объем грузоперевозок не только через порт Запорожья – в зимнее время задействуем порты Херсона, Николаева и другие.

- Как оцениваете действия правительства по поддержке и развитию тяжелых отраслей промышленности, в частности ГМК. Ситуация за последний год улучшилась или ухудшилась?

- Ситуация фактически не поменялась. Роль государства, к сожалению, до сих пор сводится к тому, как обложить производителей дополнительными пошлинами, налогами, увеличить тарифы на энергоносители и ж/д перевозки, чтобы попытаться залатать дыры в бюджете. Направления к диалогу государства со всеми отраслями украинской экономики – чтобы объединиться и создать комплексную программу развития промышленности – мы пока не видим.

Нет встречных движений со стороны правительства и в части преодоления протекционистских барьеров. К примеру, чтобы через 2-3 года отменить пошлину Евросоюза на наш г/к прокат, начинать работать надо было еще год назад на уровне всех европейских институций. Украина должна представить свои аргументы и договариваться с Европой о режиме самоограничения, о механизме взаимодействия с европейским рынком, чтобы нас не облагали гигантскими пошлинами, чтобы мы предложили, как их можно снизить. Те же российские металлурги почему-то в Евросоюзе платят пошлину почти в три раза меньше, чем украинские.

- Для стабильной работы предприятия необходимо его развитие, капитальные инвестиции в оборудование, его модернизация. Как изменилась инвестиционная программа в 2020 году? Какая программа будет на 2021 год?

- В 2020 году, несмотря на все вызовы, на обновление производственных мощностей и капремонты направлено порядка $40 млн. Мы капитально отремонтировали две доменные печи, проводим экологическую модернизацию аглофабрики, устанавливаем дополнительные газоочистки. Мы продолжаем следовать нашей программе поддержки основных производственных фондов и по снижению экологической нагрузки. Что касается агломашин, то только этот проект в нашем общем ремонтно-инвестиционном портфеле составляет 235 млн грн. Приступаем к опытно-промышленному испытанию газоочисток.

В 2020 году мы также освоили ремонторизацию тепловозов. Это интересное и перспективное направление, так как самостоятельная ремонторизация в два раза дешевле, чем работы на других предприятиях. Сейчас мы покупаем двигатель и восстанавливаем локомотив практически полностью у себя в депо. Эту программу планируем расширить: если в 2020 году мы сделали один локомотив, то на 2021 год у нас запланировано восстановление шести локомотивов. Обновление подвижного состава и тягового парка – это фактически инвестиции в экологию, потому что мы снизим экологическую нагрузку за счет уменьшения вредных выбросов двигателей.

В целом на 2021 год портфель на проведение ремонтов и инвестиций не снижается. Наоборот, мы планируем увеличение ориентировочно на 20%. В целом мы настроены позитивно и рассматриваем дальнейшие проекты – по газоочисткам на сталеплавильном и доменном производстве. Часть этих проектов будет реализовываться и в 2022 году.

- В этом контексте давайте перейдем к вопросу строительства кислородно-конвертерного цеха (ККЦ) на "Запорожстали". На каком этапе находится проект, он отложен или все же есть надежда на его реализацию – если не в ближайшее время, то в среднесрочной перспективе?

- Мы не останавливаем наше движение по замене устаревшего мартеновского производства на более современный способ выплавки стали. Уже готова проектная документация, мы построили Северное шоссе в Запорожье с целью переноса дороги под строительство. Площадка под проект подготовлена, и сейчас ищем источник финансирования. Найти $1,2-1,5 млрд инвестиций для этого проекта, к сожалению, быстро не получается.

И здесь я возвращаюсь к вопросу о господдержке. Можно перенимать опыт того же Евросоюза, где бизнес и государство в рамках комплексной программы экологической модернизации производства двигались совместно. То есть, государство было открыто к бизнесу и оказывало ему поддержку в части увеличения его возможностей по привлечению финансирования – а бизнес в ответ проводил экологическую модернизацию. Например, в Чехии и Австрии модернизация была проведена во многом при помощи государства. Не было такого, что государство бездумно облагало бизнес налогами, не интересуясь при этом его проблемами. И нам крайне необходима такая господдержка – госгарантии под привлечение средств, позволяющие привлекать значительные инвестиции для финансирования новых экологически безопасных видов производства.

Стоит правительству рассмотреть и вариант направления на эти цели экологического налога, который мы платим. Сейчас эконалог уходит в центральный бюджет. На какие нужды он расходуется, мы не знаем. А можно сделать целевую программу, которая бы позволила в рамках этого налога реинвестировать средства в экопрограммы. При этом предприятия в обязательном порядке показывали бы общественности, куда деньги уходят и какие экопроекты реализованы.

- Александр Григорьевич, вы уже затронули экологическую тематику. Тема актуальная и сложная одновременно. Как "Запорожсталь" занимается этими вопросами?

- Предприятие с 2012 года в экологическую программу вложило 15 млрд грн, и мы продолжаем экологическую модернизацию производства. План экомодернизации мы представили в областную и городскую администрации. У нас с ними подписаны меморандумы, где изложен пошаговый план действий по снижению экологической нагрузки. Мы понимаем свою ответственность перед городом и областью, и знаем, как снижать воздействие на окружающую среду.

Комбинат разработал инвестпроекты дальнейшей экологической модернизации предприятия для включения их в областную комплексную программу охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности на 2021–2027 годы.

"Запорожсталь" не декларирует "намерения о намерениях" по экомодернизации, а реализует конкретные решения, направленные на снижение нагрузки от производства на окружающую среду. Только модернизация газоочисток аглофабрики позволила снизить выбросы пыли от агломашин на 70%. Не менее весомый результат дала модернизация доменных печей и строительство экологичной линии травления проката.

- Каким вы видите будущее ГМК в Украине?

- Вопрос сложный. Работать, как и всем видам бизнеса, сейчас непросто. Но, тем не менее, я вижу повод для оптимизма, потому что после любого кризиса, любых подобных потрясений наступает период роста. И я считаю, что 2021 год должен стать одним из позитивных в плане роста экономики и ее восстановления.

Также я ожидаю, что объемы металлопотребления в мире значительно не снизятся. Если рассматривать более далекий прогноз до 2030 года, то у нас хорошие перспективы, поскольку рынок производства металлопродукции не будет сжиматься.

У нас хорошая доля на этом рынке, и снижать ее или уходить с рынка мы не намерены. Наоборот, планируем увеличивать долю за счет качества нашей продукции, повышения эффективности в части себестоимости и сокращения сроков доставкипродукции потребителю. Все это позволит нам быть более эффективными и занимать свою нишу на рынке.

Но все эти планы еще предстоит реализовать. Я уверен, что мы сможем это сделать, и мы будем двигаться вместе с нашими властями в одном направлении. Не должно быть перегибов в сторону IT, строительства дорог – нужно уделять внимание и горно-металлургическому комплексу, и аграрному производству, и машиностроительному, и химическому сектору. Все они должны находить комплексную поддержку у нашего государства. Тогда у нас будет устойчивое развитие, достойные зарплаты, рабочие места в любом секторе. Я уверен, что будет разработана стратегия на государственном уровне для каждой отрасли, которая приведет к экономическому росту нашей страны.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Мы начинаем двойное слепое рандомизированное плацебо контролируемое исследование "Амиксина" - гендиректор "Интерхима"

Без пополнения ресурса приватизации объектов для продажи хватит до лета 2021 года – глава ФГИ

Закупки лекарственных средств нужно начинать раньше - Жумадилов

6% переработки отходов катастрофически мало, на первом этапе нужно достичь хотя бы 30% - министр экологии Абрамовский

Президент Biopharma Константин Ефименко: "Решение проблемы онкозаболеваний будет находиться в сфере персонализированной медицины"

Мы дадим денег аэропортам на скидки для наших авиакомпаний - глава Мининфраструктуры Криклий

На сегодня мы продаем 50% квартир с ремонтами, в некоторых комплексах даже больше - коммерческий директор "Интергал-Буд" Лаевская

Говорить о наличии каких-то сверхдоходов у застройщиков сегодня неуместно – коммерческий директор "Интергал-Буд"

"Нафтогаз" обсудит свое участие в работе "Укртатнафты" с мажоритарными акционерами завода - глава нефтяного дивизиона Гавриленко

Консолидация и самоочистка небанковского финрынка продолжатся – первый замглавы НБУ Рожкова

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА