16:24 23.11.2020

Глава Госэкоинспекции: Каждое крупное предприятие с угрозой экологии должно проверяться хотя бы раз в год

13 мин читать
Глава Госэкоинспекции: Каждое крупное предприятие с угрозой экологии должно проверяться хотя бы раз в год

Эксклюзивное интервью главы Государственной экологической инспекции Украины Андрея Малеваного агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Дмитрий Кошевой

Д.К.: Недавно Госэкоинспекция проверяла ПАО "АрселорМиттал Кривой Рог". Какие результаты этой проверки?

А.М.: ГЭИ проводит проверки по ТОП-загрязнителям и контролирует, чтобы они придерживались природоохранного законодательства. Недавно мы выходили на проверку ММК им. Ильича, где установили, что предприятие нанесло ущерб экологии на 10 млн грн. Сегодня они без судебных тяжб уплачены в госбюджет. Что касается " ArcelorMittal Кривой Рог", там зафиксированы убытки на 7 млн. Это превышение допустимых выбросов диоксида серы и оксидов азота. По другим показателям еще идут расчеты, надеемся вскоре получить результаты. Очевидно, что сумма будет больше начисленной. Указанные 7 млн предприятие уплатило добровольно, и это я считаю нашей победой. Этот результат, среди прочего, мы получили благодаря методике расчета убытков, которая ранее была отменена в суде, а теперь восстановлена.

Но мы стремимся не столько к штрафам, сколько к большей защите экологии, поэтому приветствуем намерения "Арселора" модернизировать предприятие. Компания пообещала закрыть старую агломерационную фабрику, которая является одним из крупнейших источников загрязнения. В целом в ближайшие пять лет предприятие планирует инвестировать в модернизацию $ 1,8 млрд, что может сократить выбросы в атмосферу на 50%. Это политика ответственного бизнеса.

Д.К.: Добровольная уплата штрафов ММК им. Ильича, АМКР – это уже тенденция? Или ТОП-загрязнители чаще идут в суд, чтобы их обжаловать?

А.М.: Все зависит от конкретного предприятия. Некоторые из них, например, " ArcelorMittal" и "Метинвест", когда видят, что действительно нарушили закон, не тратят время и ресурсы на суды. Есть более сложные случаи. Например, ООО "Еврореконструкция", которое является оператором Дарницкой ТЭЦ в Киеве. Четыре раза работников ГЭИ не допускали туда на проверку, и только после переговоров с руководством удалось зайти на предприятие. Мы составили семь административных протоколов на ответственных должностных лиц, штраф уже оплачен. Сумма убытков для окружающей среды – 915 тыс. грн, но "Еврореконструкция" обратилась в суд с обжалованием, и мы будем защищать свое решение.

Предприятия компании ДТЭК также регулярно не допускают инспекторов к проверкам и мы, к сожалению, ничего не можем поделать. Среди них Бурштынская ТЭС – наша самая главная боль.

В целом в 2020 году зафиксировано около 300 недопусков различными предприятиями наших сотрудников. Закон устанавливает смешные штрафы за недопуск – 750 грн. Это копейки, которыми загрязнитель откупается от миллионных штрафов. Решение проблемы предлагает законопроект №3091 "О государственном экологическом контроле", который с февраля 2020 находится на рассмотрении Верховной Рады. Он устанавливает штраф за недопуск инспектора к проверкам – в 100-200 кратном размере минимальной зарплаты. В случае невыполнения предписания инспектора – штраф в размере шестидесяти минимальных зарплат.

Д.К.: Насколько часто вы проверяете ТОП-загрязнителей?

А.М.: По моему мнению, каждое крупное предприятие, которое несет угрозу экологии, должно проверяться хотя бы раз в год. За последний год ГЭИ проверила около 300 топ-компаний – это объекты промышленности, водоканалы, ТЭЦ. Я лично всегда стараюсь участвовать в таких проверках. Значительная их часть проверялась по поручению премьер-министра, другие – по жалобам физических лиц. Последние проверки проводятся только в тех границах, которых касается жалоба, например, атмосферные выбросы или образование отходов. Так мы проверяли полигон №5 КП "Киевспецтранс" в Подгорцах и Николаевский глиноземный завод.

Д.К.: Какова ситуация с НГЗ?

А.М.: В целом контролируемая. Есть проблема с алюминиевыми шламами, то есть с отходами промышленного производства. Она должна быть концептуально урегулирована на законодательном уровне. Но сегодня на основании закона об отходах эти остатки должны определенным образом храниться и утилизироваться. Поскольку эти нормы не соблюдаются, идут большие выбросы микрочастиц в воздух, которые могут существенно вредить здоровью людей. В связи с этим СБУ возбудила уголовное дело, в рамках которого ГЭИ предоставляет экспертную поддержку, отбор проб, делает их анализ, оценивает риски. Точку поставят результаты расследования и дальнейшее судебное разбирательство.

Д.К.: Что изменилось в отношениях с крупными загрязнителями с тех пор, как вы возглавили инспекцию?

А.М.: С частью предприятий нам удалось публично договориться об открытости и взаимодействии. Я всегда подчеркиваю, что Госэкоинспекция не имеет цели "выбить" больше штрафов. Напротив, мы заинтересованы в том, чтобы они модернизировали собственные производства, делали их безопасными для окружающей среды, и тогда любые основания для проверок и штрафов просто исчезнут. Мы всегда сначала даем срок для устранения нарушений, а затем проверяем. И только после этого, в случае игнорирования наших законных требований, выписываем штрафы. Со своей стороны ГЭИ проводит внутреннюю трансформацию. В частности, переформатирует региональные органы инспекции в межрегиональные. Например, Одесская инспекция объединилась с Николаевской, завершается процесс реорганизации Херсонской и Запорожской инспекций. Так мы снизим расходы на административный персонал, усилим инспекторский надзор, обновим кадровый состав. Особое стратегическое значение будет иметь Приднепровская инспекция с центром в Кривом Роге. Там сконцентрировано наибольшее количество предприятий-загрязнителей. Она будет иметь подразделения в областях, а также в Кривом Роге будет действовать часть центрального аппарата ГЭИ – так называемый Офис чистой окружающей среды. Это улучшит нашу коммуникацию с ТОП-загрязнителями.

Д.К.: Когда планируете запустить работу Офиса чистой окружающей среды?

А.М.: Надеюсь, он заработает до конца 2020 года. На сегодня завершаются ремонтные работы, будет обустроена лаборатория, установлено современное оборудование. Параллельно решаем кадровые вопросы. Открытие офиса не означает, что вся ГЭИ переедет в Кривой Рог. Это было бы неэффективно, потому что ухудшило бы коммуникацию с министерствами и ЦОИВ, которые все находятся в Киеве. Но в Кривом Роге будет наш второй центральный офис и его специфика – это вопрос промышленной нагрузки на экологию – борьба с загрязнением воздуха, воды, отходами. Тогда как офис в Киеве будет биоресурсного направления, заниматься нормотворческой, коммуникационной и организационной работой. Всего в Кривом Роге будет работать до 50 человек, половина из них в центральном аппарате, остальные – в Приднепровской инспекции.

Д.К.: Недавно вы отчитывались об увеличении показателей рассчитанных убытков и претензий на иски. Одновременно в стране наблюдается спад производства. Как эти два факта коррелируются между собой?

А.М.: Сегодня из-за карантина ГЭИ может проводить только внеплановые проверки. Однако продолжаются внутренние изменения в составе инспекции, отрабатываем эффективность проведения всех административных процедур. И именно этим объясняется увеличение сумм убытков – инспекторы начали работать лучше и к их работе меньше претензий. К сожалению, недостаточное финансирование инспекции не позволяет существенно повысить им зарплату, что было бы лучшим мотиватором к еще более эффективной работе. Я постоянно поднимаю вопрос об улучшении финансового состояния ГЭИ. Потому что это не только зарплаты, но и модернизация всего учреждения. В частности, есть идея определенный процент от суммы штрафов направлять на премии работникам и обновление материально-технической базы инспекции. Однако это требует прохождения длительной законодательной процедуры.

Д.К.: То есть, нет такого, что у инспектора есть план по штрафам или ущерб, который он должен выполнить?

А.М.: Таких планов, конечно, не существует. Штрафы это не самоцель, а инструмент достижения лучшей окружающей среды. Да, для отчетности ГЭИ ведет учет сумм штрафов и убытков, так как это позволяет оценить работу конкретного инспектора или территориального органа. Но наша стратегическая цель – уменьшение жалоб на загрязнение окружающей среды и минимизация поводов для плановых и внеплановых проверок.

Д.К.: Вы раньше сами говорили о том, что нужно различать объем выставленных претензий и суммы, которые, в конце концов, получает на выходе госбюджет. Имеете положительную динамику в этом направлении?

А.М.: Один из KPI, который поставил нам премьер-министр – это 80% взимаемых в госбюджет средств от начислений до 2030 года. И мы двигаемся к этой цели. Но возникает проблема уплаты судебного сбора, в инспекции до сих пор нет на это средств, а юридически мы не можем быть освобождены от его уплаты. Во время последнего заседания бюджетного комитета Верховной Рады предложил правку 1185 – выделение в госбюджете-2021 до 9 млн грн. на уплату судебного сбора. Потому что сейчас в судах у нас претензий на 2 млрд грн, и мы сможем отстоять значительную их часть, если получим соответствующее финансирование. К счастью, комитет поддержал наше предложение и надеюсь, его также поддержит сессионный зал парламента во время второго чтения законопроекта о бюджете. Также в госбюджете-2021 заложены определенные средства на лабораторное оборудование, горюче-смазочные материалы, незначительное увеличение по заработной плате (за счет новых работников в Кривом Роге). Я понимаю, что экономическая ситуация сложная, но ГЭИ четко показывает, что своей работой перекроет потраченные на нас средства.

Д.К.: Какая сегодня средняя зарплата инспектора?

А.М.: Сегодня она составляет 8-8,5 тыс. грн. Мы надеемся на ее увеличение, так же как и на выделение финансовых ресурсов на цифровизацию ГЭИ. Следующий год будет очень сложным для всех и потому инспекция уменьшила свои бюджетные запросы с 200 до 60 млн грн. Это критический минимум, который позволит нам работать.

Д.К.: Много желающих работать общественными инспекторами, так сказать, на "голом энтузиазме"?

А.М.: Конечно, таких людей меньше, чем хотелось бы, и поэтому каждого из них нужно благодарить. Мы сейчас перезагружаем сеть общественных инспекторов, они проходят переаттестацию. Всего их несколько сотен, хотя существует большая текучесть кадров. Фактически эти люди являются своеобразными "дружинниками", которые сигнализируют нам о нарушениях и помогают составлять административные протоколы. Для инспекции это очень важно. Ибо, несмотря на все трудности, должны обеспечить неотвратимость наказания не только для физических и юридических лиц, но и для должностных лиц, не выполняющих свои обязанности.

Д.К.: Могут ли быть привлечены какие-то донорские средства?

А.М.: Сейчас мы над этим работаем. Рассчитываем, что они смогут покрыть потребность в рамках цифровизации инспекции. В частности, на обновление программного обеспечения. Уже есть существенные положительные сдвиги в этом направлении.

Д.К.: В каком состоянии сегодня находится дело ООО "Коксовый завод "Новомет" в Харькове, о необходимости приостановки работы которого вы несколько раз заявляли?

А.М.: Эта ситуация находится под моим личным контролем. Харьковский коксохим как целостно-имущественный комплекс был продан предприятию "Новомет". Но если у коксохима были разрешения на выбросы, то новый владелец их не оформил. Во время проверки ГЭИ выявила ряд нарушений и подала в суд, требуя остановки работы предприятия, пока оно не оформит соответствующую документацию. Полагаю, судебное решение по "Новомет" будет знаковым и станет сигналом для других предприятий. Потому что на самом деле ГЭИ фиксирует по несколько десятков подобных ситуаций в год, но ни одно из предприятий до сих пор так и не было закрыто.

Д.К.: То есть для приостановления работы предприятия нужно решение суда?

А.М.: На сегодняшний день да. Во время обсуждения законопроекта 3091 было предложение о предоставлении этого права напрямую ГЭИ. По этому поводу много дискутировал с представителями бизнеса, в частности, с Американской торгово-промышленной палатой, Европейской бизнес ассоциацией. Пришли к выводу, что такое полномочие может быть чрезмерным и лучше, когда такие вопросы решает суд. Главное установить предельные сроки рассмотрения дела, например, месяц, чтобы нарушители искусственно не затягивали рассмотрение.

Д.К.: По законопроекту 3091 "О государственном экологическом контроле". Насколько я понимаю, он сегодня дорабатывается?

А.М.: Да, это очень объемный документ и пока он добалансируется. Ибо действительно есть дискуссионные моменты, которые требуют взвешенного отношения. Сегодня мы уже близки к тому, чтобы этот законопроект устанавливал баланс между интересами общества, государства и бизнеса. Очень хотелось бы, чтобы еще в этом году его приняли в первом чтении.

Д.К.: А как насчет штрафов и расчета сумм убытков?

А.М.: Сейчас действует ряд методик расчета ущерба, а штрафы прописаны в Административном и Уголовном кодексах. Нормальным является подход, когда их время от времени просматривают, актуализируют, чтобы они соответствовали современным реалиям. К сожалению, этот процесс очень бюрократизированный и политизированный, существует куча согласований от различных министерств и ведомств, которые растягивают такие изменения во времени. Кроме того, нам необходимо синхронизировать свою правовую базу с европейским законодательством. Например, методика расчета ущерба засорения морской акватории и водных объектов должна быть в рамках соответствующей европейской директивы. Так же и выбросы парниковых газов. Действующий закон "Об основах мониторинга, отчетности и верификации выбросов парниковых газов" с 2021 года внедряет обязательный учет парниковых газов. Он предусматривает государственную регистрацию установок, которые выбрасывают в воздух CO2 и другие парниковые газы, проведение мониторинга и составление отчетов по его результатам, верификацию отчетов в специальных аккредитованных учреждениях и утверждение их уполномоченным государственным органом – Министерством охраны окружающей среды и природных ресурсов. Недавно правительство согласовало три подзаконных акта, детализирующих эти процедуры. На Госэкоинспекцию закон возлагает функцию проверок достоверности данных отчетов оператора по результатам мониторинга выбросов парниковых газов. Такие принципы основываются на нормативно-правовой базе Евросоюза.

Д.К.: Как складывается ситуация с проверками в морской отрасли?

А.М.: После ликвидации морских инспекций ГЭИ придерживается Порядка взаимодействия с Администрацией морских портов Украины (АМПУ). Это единственный инструмент для проведения проверок в портах Черного и Азовского морей. Фактически мы отказались от постоянного пребывания в портовых зонах и полагаемся на добросовестность АМПУ. Однако на практике все работает не так хорошо, как хотелось бы. Например, в Госэкоинспекцию в Одесской области, которая приняла на себя полномочия ликвидированной Черноморской инспекции, за все время ее работы АМПУ ни разу не обратилась с просьбой проверить факты загрязнения морской акватории. Поэтому о данной ситуации буду докладывать правительству и настаивать на том, чтобы меры контроля совместно с АМПУ были мониторинговыми, с привлечением современных технических средств – беспилотников, дронов, спутников. Относительно последних сейчас сотрудничаем с Национальным космическим агентством.

Д.К.: Одним из ваших первых шагов на посту главы ГЭИ стали масштабные проверки лесхозов. Какие они дали результаты?

А.М.: С начала 2020 года ГЭИ выявила 2,2 тыс. нарушений со стороны лесхозов и оштрафовала их работников на 816 тыс. грн. Мы выявили, что они нанесли экологии ущерб на сумму более 234 млн грн. Чаще всего фиксируем незаконную вырубку деревьев разных пород, повреждения деревьев при разработке лесосек, нарушение санитарных правил. При масштабных вырубках они не проводят оценку воздействия на окружающую среду, хотя это предусмотрено законом. И это только то, что выявлено, ибо полный контроль сегодня невозможно обеспечить. Здесь опять же может пригодиться сотрудничество с Национальным и Европейским аэрокосмическим агентствами, чтобы с помощью спутников мониторить лесные массивы. Ведь в ручном режиме выявлять вырубки чрезвычайно трудно. Кроме того, лесхозы часто не допускают инспекторов к проверкам. Рекордсменом здесь является Закарпатская область. Возлагаю также большие надежды на цифровизацию, когда все инспекторы и их документация будут сведены в одну систему и мы будем оперативно видеть целостную картину состояния наших лесных ресурсов. Существует инициатива Минэкологии по реформированию государственного лесного агентства, ликвидации многочисленных лесных хозяйств как отдельных государственных предприятий. Также заработал электронный реестр оборота древесины, что поможет отследить, законно ли было срублено дерево.

Д.К.: Когда можно ожидать принятия законопроекта 2765 по охране водных биоресурсов и среды их обитания, который ужесточит штрафы за браконьерство?

А.М.: Верховная Рада 16 июня приняла этот законопроект в первом чтении. Он касается исключительно незаконного рыболовства, а не браконьерства в целом. Законопроект предусматривает увеличение штрафов за нарушение правил использования рыбы и других водных ресурсов, а также нарушение требований по охране среды, в которой они проживают. Последний раз эти штрафы пересматривались 17 лет назад. В случае принятия законопроекта за загрязнение вод и нарушение водоохранного режима, будут штрафовать на 850-1700 грн, за нарушение правил рыболовства – на 680-2550 грн, за превышение утвержденных квот вылова – на 1700-5100 грн. 

Сейчас комитет по вопросам экологической политики доработал подготовленный ко второму чтению законопроект с учетом замечаний и предложений народных депутатов. Очень надеюсь, что еще в этом году его примут в целом и после подписи президента он станет законом.

Д.К.: По цифровизации ГЭИ. Какие первоочередные задачи?

А.М.: Мы хотим создать электронный кабинет инспектора на базе Blockchain. Инспекторы должны иметь доступ через смартфоны или планшеты в автоматизированную систему контроля, где будут храниться все данные о предприятии, проверки, предписания. Результаты проверок и планы также станут открытыми и прозрачными. Цифровизация не просто ускорит работу инспекторов, но упорядочит документооборот, минимизирует ошибки в составлении документов и сделает невозможной их потерю или подделку. Сейчас программисты уже разработали техническое задание и теперь нужны средства на реализацию проекта. Только программное обеспечение будет стоить 2 млн грн, кроме того нужны ресурсы на создание информационно-аналитического центра и на обеспечение каждого инспектора смартфоном и планшетом. Рассчитываем, что соответствующие средства будут выделены и модернизация ГЭИ уже скоро даст свои положительные результаты.

 

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Шмыгаль: Власть всегда должна находиться под давлением оппозиции - в этом заключается принцип демократии

Есть отдельные локации либо собственники, которые не хотят придерживаться карантинных ограничений, с ними будут работать контролирующие органы – Виктор Ляшко

"Запорожсталь" развивается, реализует экопроекты, борется с пандемией и рассчитывает на господдержку отрасли - гендиректор

Мы начинаем двойное слепое рандомизированное плацебо контролируемое исследование "Амиксина" - гендиректор "Интерхима"

Без пополнения ресурса приватизации объектов для продажи хватит до лета 2021 года – глава ФГИ

Нагрузки на "экстренку" происходили примерно в октябре-ноябре 2020г - руководитель экспертной группы по экстренной медпомощи Минздрава

Без пополнения ресурса приватизации объектов для продажи хватит до лета 2021 года – глава ФГИ

Глава ВСП о доверии к судам и судьям: это один из маркеров доверия ко власти в целом

Правительство Украины делает больше, чем максимум, для обеспечения защиты прав родственников погибших при уничтожении самолета "МАУ" в Иране - замглавы МИД Енин

Языковой омбудсмен Креминь: Государство должно объявить 2021-й годом украинского языка

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА