15:47 31.08.2020

Нас нанимали работать на рыночных условиях – глава правления Укрэксимбанка

17 мин читать
Нас нанимали работать на рыночных условиях – глава правления Укрэксимбанка

Вторая часть эксклюзивного интервью главы правления Укрэксимбанка Евгения Мецгера информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Текст: Дмитрий Кошевой, Оксана Котлярова


- Относительно реформы корпоративного управления. Новый глава НБУ Кирилл Шевченко отмечал, что продолжение реформы является одним из его приоритетов. Как вы оцениваете взаимодействие с набсоветом банка? Развязало ли его формирование вам руки, получили ли вы больше защиты от политического давления, доступ к какой-то новой экспертизе?

- Я тоже однозначно за реформу корпоративного управления. У нас прекрасный набсовет, прекрасные специалисты. Это всегда дает и альтернативное мнение, и определенный контроль. Это люди, у которых есть богатый опыт, которые могут в формате "хеликоптер вью" издалека определяться в трендах, переменах, делиться международным опытом. Конечно, мы еще определяемся, где максимально эффективно можем взаимодействовать, но в целом это отличная мировая практика.


- Я на днях читал пресс-релиз "Центрэнерго", там была такая красивая цитата: "к сожалению, даже государственные банки ставят коммерческие интересы выше государственных". Но потом компания сообщала, что благодаря давлению правительства ситуацию удалось решить. Как часто вы ощущаете подобное давление? Насколько срабатывает защита в виде набсовета с независимыми членами?

- Вы знаете, если бы я был собственником какой-то компании, где у меня был бы набсовет и был СЕО, который бы сказал: "Я не знаю, это все они (набсовет)", - то, мне кажется, его надо было бы уже уволить. Я на месте CEO себе никогда не позволяю и не буду позволять так делать – это некорректно, неправильно. Правление и набсовет - полушария одного мозга, который вырабатывает стратегию и тактику единого организма банка. Вы можете себе представить ситуацию, когда эти полушария начинают прикрываться друг другом, сбрасывать ответственность? Здоровым такой мозг уж точно не назовешь.

У нас есть позиция набсовета о том, как мы хотим работать. Мы хотим работать на рыночных условиях, нас нанимали работать на рыночных условиях. Государство, которое является нашим собственником, хочет видеть эффективный банк - именно такие задачи перед нами открыто и ставились.

Проводя же нерыночные сделки к рыночным результатам не придешь. Поэтому насчет просьб и давлений: думаю, что на меня есть только одно большое давление – это ответственность за государственный банк, за эту громадную финансовую машину, которая должна работать и приносить прибыль своему собственнику. Думаю, что ни набсовет, ни собственник никогда не смогут меня уличить в нерыночности хоть одной из сделок, которые мы проводили.

Не скрываю, у меня есть постоянные тесные контакты со всеми министрами, губернаторами, Офисом президента. Но мы же госбанк - у меня должны быть такие контакты. Люди власти должны задавать мне вопросы, что и как сделать, поддержать эту отрасль или другую… Тогда мы вырабатываем какие-то программные продукты, участвуем в создании предложений, и если в конечном итоге банку это выгодно, идем в сделку. И, слава богу, наш набсовет слышит аргументы.

Одна из таких больших операций – это "Большое строительство". Мы в тяжелой конкурентной борьбе получили право быть банком-партнером по дорожному строительству, отработали хорошую ставку для "Укравтодора", но ведь и для себя получили целый пакет клиентов, их подрядчиков и субподрядчиков. Мы получаем дополнительную доходность, работая с ними: лизинг, овердрафт, зарплатные проекты, гарантии. Мы просто для себя определили, как правильно считать весь кейс, и набсовет поддержал нашу инициативу.

А вот давления, когда кто-то звонит и говорит: "Дайте стране угля!" - такого нет. Можно получить звонок и услышать, как можно "купить стране угля", тогда мы садимся вместе с компанией и думаем над этим процессом. И мы никогда не заходили в сделку, если не видели в ней положительного для банка эффекта. Наша задача - генерировать собственнику - государству - максимальную прибыль рыночными методами.


- С моей точки зрения, в вашем примере про CEO у собственника есть фамилия и имя, а у государства не совсем понятно кто собственник. Народ?

- Конечно, народ.


- Кейс "Карата" – хмельницкого производителя ковров, который пожаловался на Укрэксимбанк президенту. На сайте банка на днях вышел релиз, что вы помогли "Карату" в его бизнесе в Японии. Я так понимаю, вопрос снят, вы вышли на партнерские отношения?

- Кейс "Карата" знаю, понимаю, о чем речь. Но негоциация экспортного аккредитива по их японскому контракту, о которой вы упомянули, это не тема той ситуации. Тогда "Карат" был лишь один из списка тех, с кем мы находили компромиссы в части реструктуризации. Заемщик озвучивал ряд пожеланий. Естественно, они были реализованы не на 100%, но было найдено приемлемое для всех сторон решение.


- А насколько слова президента были ключевыми для нахождения этого партнерства? Как вы расценили для себя звонок Владимира Зеленского?

- Уверен, это характеризует президента как человека небезразличного к бизнесу и его проблемам. И речь шла вообще не о "Карате" или о каком-то другом бренде, вопрос был в целом: помогаем мы бизнесу или нет? И это классно, что президент коммуницирует со всеми четырьмя госбанками (я уверен, что у него есть не только мой номер телефона), просто мы активно представлены в этом регионе, обслуживаем много больших клиентов там и один из них упомянул наш банк. Вот и все.

Конечно же, когда припекает, каждый ответственный бизнесмен или СЕО обязан использовать весь инструментарий, чтобы его услышали, выбить какие-то льготы. Это нормально, на это не обижаются и не воспринимают как личное. Как раз с этим клиентом мы были в тот момент в диалоге. Поэтому со звонком президента, без звонка президента – мы бы нашли компромисс. И так будет в каждом другом случае, потому что наша цель – не утопить бизнес в тяжелый момент сегодня, а помочь ему выжить и вместе заработать завтра.


- Карантинное ограничение зарплат членов набсоветов и правления госкомпаний в 47 тыс. грн. Совсем недавно уволился директор по IT из ПриватБанка из-за этого ограничения. Как ваши топ-менеджеры реагируют на такое решение Верховной Рады?

- Я считаю, что это большая проблема для государственных компаний, для банков. Не буду говорить за весь госсектор, но думаю, что все понимают насущность этой проблемы. Мы же все декларируем, что работаем в рынке. У нас рыночные отношения, рыночное ценообразование - это в принципе основа экономического развития любой страны. И сегодня рынок озвучивает стоимость менеджеров разного уровня. Высококвалифицированные управленцы на рынках стоят определенных денег, и если собственник хочет иметь у себя эффективных управленцев, им нужно платить рыночную зарплату. Иначе они будут потихоньку уходить из госбанков или госкомпаний. Это, наверное, неправильно.

Если говорить о нашем банке, у нас команда молодая и высоко мотивированная, нет какого-то конкретного менеджера, члена правления, который сейчас куда-то хочет уйти. Для меня, как СЕО, это очень чувствительный вопрос. Мы, повторюсь, мотивированы, но нам очень важно понимать, на какой период времени мы выпали из рынка. Мотивация должна быть правильной, только она ведет к высокой эффективности, поэтому и зарплаты менеджмента банка должны быть рыночными. Сейчас же ситуация в госбанках получилась такой, что сотрудники на уровень ниже правления получают больше, чем члены правления и члены наблюдательных советов. Соответственно, весь тот экстракт профессионализма использовать максимально на 100% собственнику не получится.


- Вы завершили формирование команды для нового старта Укрэксима?

- Команду членов правления формировал набсовет. Почти все конкурсы проведены, позиции, кроме одной, у нас уже закрыты, так что можно считать, что команда собрана. Сейчас занимаемся внутренней структурой банка, делаем экспертизу персонала, появятся еще новые лица, будем по-хорошему "инфицировать" коллектив новыми стандартами работы. Нужна новая кровь для того, чтобы вобрать в себя все лучшее с рынка и получить толчок в развитии.


- Новые инструменты, которые предлагает НБУ: своп, долгосрочные кредиты рефинансирования - что вы видите в этом наборе для вас наиболее интересным и чем планируете в ближайшее время воспользоваться?

- Все интересно. Общались с коллегами из других банков. Они рассказывают, что тоже хотели бы попробовать своп и пытаются говорить об этом с менеджментом и набсоветом, оценивая время для согласования в три-шесть месяцев. А мы уже это сделали!

У нас другая динамика, у нас нет трех месяцев или полгода, мы должны быстро бежать. Поэтому, конечно, новые прогрессивные инструменты, которые предлагает НБУ, нам интересны, мы их пробуем, уже провели первую операцию своп в формате теста 19 августа. Если все получится так, как мы просчитали, это будет неплохой инструмент для рынка.


- Долгосрочное рефинансирование. Все ожидали, что выкупленные Укрэксимбанком облигации "Укравтодора" под гарантии правительства окажутся в одном из залогов по долгосрочным кредитам рефинансирования. Но, как я понимаю, пока нет?

- С долгосрочным рефинансированием тоже интересная история. Когда мы открыли лимит на него на 20 млрд грн, сразу стали говорить: "О, все - им плохо!" Нет, это просто рамка.

Заходя в облигации "Укравтодора", мы действительно один раз брали рефинансирование на определенный объем (6 млрд грн - ИФ) и его достаточно быстро погасили. Это все тестовые операции, чтобы понимать, как все это работает, чтобы при необходимости использовать для быстрого реагирования – у нас такая управленческая модель. Сейчас мы дотестим своп, и весь инструментарий НБУ сегодня для нас станет понятен. Наверняка в будущем мы будем брать еще, но сегодня мы очень быстро растем в ресурсах клиентов. За последние пару месяцев мы приросли на около 15 млрд грн и наш ресурсный портфель превысил 100 млрд грн, чего не знаю сколько лет здесь не было. Соответственно, мы обладаем ресурсом и ликвидностью более чем достаточной, чтобы дофинансировать "Укравтодор" в полном объеме. Хватит и еще на группу клиентов.


- И стоимость ресурсов такая, что позволяет обходится без средств Нацбанка?

- Нам позволяет.


- То есть реально ставки фондирования на рынке снизились?

- Ставки снизились, снижаются и будут снижаться, в ближайшее время так точно. Просто снижение ставки учетной не дает линейного моментального эффекта, но снижение ставки депозитных сертификатов, ОВГЗ дают импульсы к тому, чтобы и банки снижали свои ставки. У клиентов дюрация разная: постепенно заканчиваются договора, мы снижаем ставки, и стоимость ресурсной базы постепенно идет вниз.


- Постановление о смягчении подхода к кредитным рискам в инвестпроектах, которое НБУ, насколько нам известно, планирует утвердить в ближайшее время. Насколько для вас это будет значимым: насколько больше инвестпроектов вы сможете прокредитовать или насколько снизить ставку?

- Инвестпроекты всегда нам интересны. Надо посмотреть финальный вариант, так как там много было предложений банковского сообщества и ассоциации банков по этому постановлению. Оно должно дать возможность лонгации реструктуризации, уменьшить объем формирования резервов, где-то возможность использовать портфельный подход, где-то в инвесткейсы уходить.

Но это постановление – лишь одна часть, а вторая часть - это стоимостные характеристики ресурсной базы. Тут два параметра: длина ресурса и стоимость ресурса. Благодаря нашему партнерству с международными финансовыми организациями мы имеем длинные деньги, и вместе с короткими деньгами, которые мы получаем сегодня с рынка, они формируют нашу ресурсную базу. Поэтому мы уникальный банк по части длины, сроков, возможностей, структурирования сделок.


- Насколько нам известно, Нацбанк также может согласиться принимать в залог на рефинансирование муниципальные облигации. Для вас это интересно?

- Очень! Муниципалитеты, области и ОТГ (объединенные территориальные громады – ИФ) – мы уже полностью подготовили продукт по андеррайтингу бумаг, готовы работать с муниципальной бумагой на первичном и на вторичном рынке.


- Правительственный набор: "5-7-9%", "доступная ипотека", "портфельные гарантии", которые, будем надеяться, Рада примет – чем вы пользуетесь? Что лучше всего подходит для вашего банка и для ваших клиентов?

- Есть еще различного рода компенсационные программы, поддерживающие отдельные отрасли экономики. Нам это все интересно. Но мы готовим еще ряд инициатив для "наших" - больших – клиентов, с которыми будем выходить на Кабмин, Минфин, потому что определенные отрасли все еще требуют поддержки.

В части МСБ и программы "5-7-9%" мне приятно признаться, что моя команда и я в том числе были одними из инициаторов и активных участников в создании этой программы. Конечно, мы в нее верили и очень расстраивались, когда в начале было много комментариев, что "она не работает". Сегодня результаты говорят сами за себя. В рамках программы и новые кредиты, и новые кейсы, и стартапы потихонечку начинают проявляться. Понятно, что карантин не способствует ее разворачиванию в полную силу, но на её основе стала возможна поддержка целых групп клиентов. "Портфельные гарантии" – это вообще устоявшийся мировой опыт, который в разных странах, в том числе и странах СНГ, реализован. По сути, мы догоняем рынок.

Мы также работали с гарантией Европейского инвестбанка. Это хороший инструмент, который позволяет клиенту покрыть обеспечение по нашим правилам и требованиям. Хотя Европа работает с покрытием залога общего портфеля в несколько раз ниже, чем у нас, думаю, что и в Украине ситуация будет меняться.

В части физлиц, ипотеки мы рады, что на рынке такие инициативы есть, но это немного не наш профиль - мы не будем активны в ипотеке. У нас нет такой торговой сети, чтобы эту программу активно поддерживать.


- Помимо "Укравтодора" может еще какая-то крупная программа в ближайшее время появиться? В других каких-то отраслях?

- Да, есть у нас ряд наработок.


- А какие отрасли? Или это пока секрет?

- Ряд из них пока являются определенной коммерческой тайной. Мы работаем в конкурентном поле, и я бы хотел удивить коллег уже фактом, а не кричать о победе на полпути к ней. Хочется рассказывать СМИ о реализованных проектах.


- Международное фондирование. Как сегодня обстоят дела с ним? По-прежнему для вас приоритетными являются проекты с МФО?

- Да, конечно. Сегодня банк концентрирует на себе порядка 70% отношений с международными финансовыми организациями, то есть однозначно мы это лидерство удержим, может, еще усилим. Будем еще открывать линии дополнительно для бизнеса. Думаю, у нас будут разные линии и в гривне, и в валюте, для разных программ, для разных отраслей.


- Спрошу про евробонды. Правительство провело хорошую операцию - сделку по частичному выкупу облигаций. Возможно, Укрэксимбанку имело бы смысл какие-то дорогие короткие ресурсы поменять на что-то более выгодное?

- Да, однозначно. Возвращаясь к нашему ресурсному портфелю, он состоит из клиентских ресурсов и внешних ресурсов. И так получилось, что сегодня основные ценовые характеристики нашего внешнего ресурса достаточно высоки. И касается это тоже наших бондов. Поэтому мы на всех экономических базовых принципах смотрим и считаем возможности удешевления ресурсов как по бондам, так и по другим открытым кредитным линиям. Ведем со всеми переговоры. Поэтому если экономика или потенциальная сделка даст экономический эффект, мы это рассмотрим и сделаем.


- Допускаете такие сделки?

- Я не только допускаю, а и хотел бы удешевлять ресурс всеми возможными методами. Просто тут экономика: сроки, торги, сумма, номинал, время, расходы на операцию – это все нужно считать.


- Правительственный уполномоченный по вопросам госдолга Юрий Буца в набсовете точно может поделиться своей экспертизой.

- В этом плане у нас открытый диалог. Я возвращаюсь к тому, что профессионализм в определенных сферах членов наблюдательного совета помогает шире думать, мыслить, понимать возможности.


- Не так давно Рада избрала новым главой НБУ Кирилла Шевченко, который был вашим руководителем в Укргазбанке. Предлагал ли он вам место заместителя? Вы ведь, насколько я понимаю, ближайшие соратники.

- Как хорошо звучит… Да, действительно, мы эффективно отработали вместе 5 лет, достигли хороших результатов. Кирилл Шевченко – невероятно эффективный менеджер и он максимально проявит себя на позиции главы Нацбанка. Но мой вызов – здесь. Это большой, сложный, серьезный кейс, и пока я не закончу его с положительным результатом (чтобы можно было гордиться мне и моей команде) – точно никуда не собираюсь уходить.


- Каких ключевых изменений вы ждете от нового руководства Национального банка? Вот мы уже говорили о пересмотре постановления о кредитных рисках. Чем еще НБУ мог бы сегодня помочь?

- У нас всегда есть на столе 10-20 инициатив. Мы в режиме реального времени оцениваем ситуацию на рынке и сразу же будем предлагать актуальные на наш взгляд изменения нормативных документов, каких-то уже работающих инструментов и так далее. Но в принципе важно, чтобы Нацбанк оставался таким же прозрачным, понятным, независимым. Чтобы был с нами, банками, в партнерском диалоге. Важно, чтобы нас слышали, чтобы мы могли доносить ему нашу позицию. Уровень и качество теперешнего взаимодействия с регулятором меня более чем устраивает.


- Международные расчеты. Многие жалуются, что украинскому бизнесу сейчас открыть счет за рубежом сложно, потому что уж больно подозрительно относятся иностранные банки к клиентам из Украины. Насколько Укрэксимбанк может решить эти проблемы? Действительно ли такое отношение ваших банков-корреспондентов к Украине? Как с этим бороться и выходить из этой ситуации?

- Сложный вопрос. Мы действительно сегодня на уровне менеджеров банка консультируем клиентов, как открыть счет в банке за границей, как провести расчеты. Но это нельзя назвать "промэксплуатацией". Но в нашей новой структуре мы заложили подразделение, в котором будет некий advisory service для клиентов: будут инвестбанкиры, которые будут консультировать и помогать нашим клиентам, собственникам компаний, физлицам правильно открывать счета за границей, инвестировать.

Точно так же мы работаем и в обратном направлении. У нас на сегодня есть представительства в Америке и в Британии, у нас самая большая в Украине сеть банков-корреспондентов по всему миру. Мы настраиваем с ними максимально эффективное сотрудничество, в том числе и потому, что за границей сейчас проживают миллионы украинцев. Это потомки старых потоков эмиграции и наши земляки, которые уехали не так давно. Все по разным причинам, но все они помнят свою родину. И они готовы инвестировать в Украину, покупать те же ОВГЗ нашего правительства, вкладываться в наши проблемные активы и запускать здесь бизнесы. Мы хотим привлекать международные инвестфонды, чтобы они открыто участвовали в приобретении наших проблемных или непрофильных активов.

Не зря с приходом новой команды мы выбрали для себя девиз "Банк в Мире. Мир в Банке". Мы видим себя продвинутым финансовым порталом, через который Украина будет коммуницировать с передовыми финансовыми практиками мира, взаимно обучаясь и обогащаясь. Поэтому такую услугу мы, наверное, в промышленном формате реализуем и введем.


- Вы почувствовали эффект валютной либерализации? Сейчас уже появились легальные способы инвестировать за рубеж.

- Да, сегодня профессионалы всех сфер деятельности, получающие достойную оплату за свой труд, декларируют свои доходы и могут инвестировать свои средства по своему усмотрению: в бизнес, в недвижимость. И это правильно. Это нормально. Мне кажется, эта либерализация дает возможность честным людям честно проводить честные операции. Это отлично.


- Укрэксимбанк может быть посредником в этом?

- Конечно!


- В структуре банковской группы Укрэксимбанка две лизинговые компании. Их судьба? Есть ли планы выходить в другие сектора? Что для вас на небанковском финансовом рынке представляет интерес?

- У нас есть лизинговая компания – банковская "дочка". Она работает и приносит прибыль банку. Мы, как банк, имеем право предоставлять услуги лизинга как напрямую, так и от лизинговой компании. Есть свои нюансы в бухгалтерском учете. На данный момент мы готовимся к рассмотрению этого направления банка в стратегии развития нашей лизинговой компании. Думаю, чуть попозже мы определимся.


- А какие-то другие направления: инвестиционный бизнес, страховой бизнес?

- Если вы говорите о каких-то дочерних компаниях, то мы пока не рассматриваем такие варианты. В стратегии банка нет открытия и участия в каких-то предприятиях. Я думаю, что мы, как банк, вполне функциональные и самодостаточные и не нуждаемся ни в чем.


- То есть операции с ценными бумагами вы проводите на базе лицензий, полученных на сам банк?

- Да.


- Какие из банков вы рассматриваете основными конкурентами на рынке? Как оцениваете успех monobank, созданного выходцами из ПриватБанка? Как может измениться ситуация на рынке после вхождения в Ощадбанк ЕБРР?

- Когда конкуренции на рынке нет, это плохо. Но когда она есть и все бросаются работать на одном поле клиентов – это тоже плохо. Поэтому у банков должна быть какая-то специализация. Мы, конечно же, не уникальны в том, что обслуживаем юридических лиц, поэтому серьезно конкурируем с большими банками: зачастую можем и с Укргазом, и с Ощадом, и с Альфой. Но вот, например, в сложных структурированных сделках с иностранными партнерами только у нас уникальная экспертиза, и тут вряд ли кто-то сможет с нами конкурировать.

В госсекторе у нас госбанки являются конкурентами. Но у Укргазбанка есть определенный ковенантный пакет с IFC, который говорит, что нужно уменьшать долю госкомпаний. У Ощадбанка есть меморандум с ЕБРР, который также минимизирует отношения с госкомпаниями. Поэтому мы остаемся как банковский агент для государственных компаний, и имеем определенные уникальные вещи, в которых нам не с кем конкурировать или в которых низкая конкуренция

Часть сфер, конечно, остаются в высоком конкурентном поле. Мы точно не хотим создавать конкуренцию под лозунгом (условно) "А давайте все кинемся в агрорынок! Украина же агространа, и давайте все там будем экспертизу растить!"

Экспорт-импорт, сложноструктурированные большие сделки, программы государственного и международного масштаба, торговое финансирование, документарный бизнес, ОТГ, муниципалитеты и коммунальная сфера: тепловики, энергомодернизаторы – это наше. В этом мы "доки".

Но наше, если употребить клише, "уникальное торговое предложение" не в том, что наш клиент может увидеть в нас, а в том, что он может увидеть через нас. Мы не будем конкурировать в ряде ярких продуктовых или сервисных "калейдоскопов". Мы предлагаем перспективу. Мы, если угодно, - телескоп, через который наш клиент сможет увидеть себя тем, кем он всегда хотел быть. В Украине нишу intelligence banking Эксим сейчас создает под себя.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Правительство при поддержке партнеров по развитию должно активизировать свои усилия в направлении усиления устойчивости системы здравоохранения - постоянная представительница ПРООН в Украине Дафина Герчева

СБУ должна стать спецслужбой, а не второй полицией - Завитневич

Заместитель министра реинтеграции Голованчук: Компенсации за разрушенное жилье - это цивилизованный подход для стран с вооруженными конфликтами

Глава Госэтнополитики Елена Богдан: В вопросах карантина мы за заблаговременное планирование в диалоге с религиозными сообществами

Глава Госэкоинспекции: Каждое крупное предприятие с угрозой экологии должно проверяться хотя бы раз в год

Замруководителя Офиса президента Тимошенко: от конфликта центральной власти с регионами не выиграет никто

Корниенко: Выборы закончились, надо перевернуть эту страницу и всем партиям работать в одном направлении - на благо граждан Украины

Баканов: Нужна не "реформа ради реформы", а реальные изменения, которые сделают СБУ более действенной и эффективной

Во время второго председательства Литвы в Совете ЕС в 2027 году ЕС уже мог бы объявить Украину кандидатом в ЕС - посол Литвы

"Донбассэнерго" призывает отпустить всех игроков в свободный рынок продаж – коммерческий директор

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА