17:10 08.10.2019

Мы и далее будем мостом, а в некоторых вопросах и буфером между регулятором и участниками рынка – гендиректор ОФУ Волковская

10 мин читать
Мы и далее будем мостом, а в некоторых вопросах и буфером между регулятором и участниками рынка – гендиректор ОФУ Волковская

Эксклюзивное интервью с генеральным директором ассоциации "Объединение финансовых учреждений" Викторией Волковской


- Закон о "сплите" принят. Вы были одним из его оппонентов. У вас нет ощущения, что три года борьбы потрачены зря?

- Я не могу сказать, что время потрачено зря. Благодаря этому трехлетнему противостоянию "сплиту", постоянному анализу цифр, аргументов, фактов, изучению законодательства других стран, теперь я и мои коллеги очень хорошо ориентируемся в том, что на самом деле происходит в регулировании финансового сектора в Европе, в Америке и в нашей стране. Отслеживая, анализируя цифры нашего рынка, мы уже на память помним все основные его параметры: сколько задействовано человек, какие налоги мы платим, какие предоставляем услуги и на какие объемы, какие у кого активы и т.д.

За это время мы профессионально поднялись на, как минимум, одну, а то и на две-три ступеньки вверх. Благодаря сложившейся со "сплитом" ситуации мы еще раз убедились, что, когда отстаиваешь свои интересы, все должно быть профессионально и аргументировано, а не просто "потому что". Да, нас часто не хотели слушать и слышать. Но, в основном, это были те, кто просто не прислушивается к мнению других.


- Процесс противостояния сторонников и противников смены регуляторов был волнообразным и достаточно активным. Можете коротко назвать основные моменты непонимания?

- Когда-нибудь я напишу мемуары… Но нужно, чтобы прошло время, чтобы можно было сказать абсолютно все.

Сейчас могу только сказать, что для нас было огромным удивлением, когда сторонники "сплита" говорили, что предложенная ими модель регулирования широко применяется в других странах, а украинская модель себя не оправдала. На самом деле модель, которая на сегодня еще действует в Украине, - американская, привнесенная в страну проектом USAID, который сначала при активном участии и финансировании в 1995-1996 гг. дал жизнь Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, развитию инфраструктуры этого рынка, а в 2004 году – Комиссии по регулированию рынка финуслуг. Кстати, именно с их помощью появились профильные ассоциации, мы узнали, что такое СРО и какие существуют модели объединений. Благодаря им мы побывали в Америке, познакомились с тем, как это работает там и какой дает результат. Если такая модель регулирования (секторальная) себя оправдала, продолжает работать в США, то почему у нас ее решили поломать? Просто в 2015 году нужно было "включить" жесткую экономию бюджетных средств и сохранить рынок небанковских услуг. Тогда и возникла идея передать Нацкомфинуслуг под Нацбанк.

Предполагалось, что Комиссия, не теряя своей институциональной памяти, во главе со своим руководителем, ответственным за небанковский рынок, и сотрудниками, которые не понаслышке знают этот рынок, вольются в Нацбанк. Но этого не случилось ни в 2015, ни в 2016 году. А в 2017 году, когда рынок вышел из стагнации, поднялся и даже стал активно развиваться, нам неожиданно "предложили" поддержать "сплит". "Сплит", который к тому времени был уже просто неактуален. Мы никогда не были против того, что нужно доработать, обновить профильные законы, дать Нацкомфинуслуг больше рычагов контроля, рынку - инструментов. Но в 2017 году мы уже не видели ни смысла, ни предпосылок для смены регулятора. Обратите внимание: у нас же две Комиссии, но почему-то о ликвидации НКЦБФР никто и никогда не заявлял. Хотя, в отличии от Нацкомфинуслуг, Нацкомиссия по ценным бумагам все время говорит, что ей не хватает средств, рычагов, влияния и пр. Так какая же модель предложена "сплитом"? Мегарегулятор? Не похоже. Консолидация – не совсем.

На самом деле в мире есть модель, когда мегарегулятор создается на базе центробанка. Но это работает в странах с численностью населения до 3-5 млн чел. и количеством компаний - до 50. Чтобы не возникла ситуация, когда количество органов надзора не превысила количество компаний.

Еще одной причиной, почему мы не хотели идти под Нацбанк, стал вопрос защиты прав потребителей. Модели, где центробанк занимается защитой прав потребителей, в мире нет. Я, которая также потеряла деньги в банке, хочу иметь защиту, я тоже потребитель. Финансовые компании потеряли в ликвидированных банках страны 894 млн грн, это все деньги физических лиц. А по оценкам всего небанковского рынка, эта сумма превышает 1 млрд грн. Изучив работу зарубежных банковских систем, пообщавшись с европейскими регуляторами, мы увидели, что они тоже выводили банки с рынка, но только аккуратно, профессионально, без падения ВВП, без потерь вкладчиков и пользователей (юрлиц, у которых были открыты счета в этих банках). А у нас?

Доверие к нашей банковской системе вернется не скоро. Да и предпосылок особых нет. Ведь во всем мире банки работают на кредитах и депозитах, а наши - на кассовом обслуживании и некоторые - на ОВГЗ.


- Какая, по вашему мнению, самая идеальная модель регулирования финансового рынка страны?

- Колесо придумано давно, это у нас любят заменить его на квадрат и ехать впереди планеты всей. Но даже у нас от поборников "сплита" уже звучат заявления, что через два-три года, вероятно, у Нацбанка заберут функции регулирования и надзора и создадут отдельный орган – мегарегулятор финансового рынка. И это именно то, что мы предлагали сделать уже сейчас. Для начала - слить две комиссии (Нацкомфинуслуг и НКЦБФР - ИФ), потому что у них в принципе одинаковая институциональная память, схожие нормативные акты и, соответственно, требования к контролю (надзору). Эти два потока законодательных актов намного проще слить между собой, нежели ломать все под Нацбанк. А самое главное: объединение двух Комиссий довольно спокойно восприняли бы как участники рынка, так и его потребители. Последние вообще бы этого не почувствовали. А так… "Сплит" не достиг заявленной цели – консолидации. Что же касается функции защиты прав потребителей, то хочется надеяться, что Нацбанк поменяет свое отношение к ним. Я сама, как банковский клиент, пару раз обращалась в Нацбанк и всегда получала один ответ: если банк "жив", то он окружен банковской тайной, а если ушел в ликвидацию, то и вы идите… в Фонд гарантирования.


- Что вы будете делать дальше?

- Работать! Мы продолжим работать. Будем и дальше заниматься тем, на что были наняты и что с удовольствием делаем: отстаивать профессиональные интересы своих членов. Т.е. возвращаемся к точке отсчета, к основной цели создания ассоциации и задачам, которые перед нами ставили ее участники, приглашая на работу. Наша основная цель: выступать мостом, а в некоторых вопросах даже буфером, между рынком и его регулятором. Почему мостом или буфером? Потому что наши участники - бизнес-структуры, и они ориентированы на зарабатывание денег. Это аксиома любого предпринимательства. Мы же ориентированы на иное. Мы должны отследить, разобраться и на понятном для членов ассоциации языке донести все те правила, которые меняются или появляются на рынке. Что я имею в виду? Сейчас идет шквал нормативных актов. Наша задача, не важно, сколько у нас это забирает времени и сил, анализировать их и, в случае необходимости, добиваться изменений, чтобы сделать их приемлемыми для успешной работы бизнеса.

Сейчас нам нужно очень тщательно погрузиться в "сплит", в работу над проектами других нормативных актов. Один общий закон о финуслугах не сможет регулировать весь рынок, поскольку его сегменты имеют разную специфику, свои особенности. Сегодня небанковский рынок регулирует 71 нормативно-правовой акт. Среди них восемь законов и 16 постановлений Кабмина.


- Ваши пожелания новому регулятору.

- Мои пожелания… Скажу вам прямо. Я всегда очень опасалась непрофессионалов, и мне бы очень хотелось, чтобы в органах контроля, надзора и регулирования было как можно больше профессионально вдумчивых людей. И, конечно, очень большая надежда на то, что наше общество, наша страна придут к тому, когда госорганы начнут не только требовать и контролировать, а еще и нести ответственность за результат внедрения своих идей и новаций. Потому что, на самом деле, у нас нет ни одного закона, который бы четко определял ответственность органа или чиновника за нанесенный ущерб. При этом у нас очень "подвижное" законодательство, когда каждый считает своим долгом его "подправить". "Сплит" - не исключение: он еще не вступил в силу, а разговоры о том, что через пару лет модель регулирования пересмотрят, уже начались.


- Принятая версия закона "о сплите" существенно отличается от первого варианта. Вы с этим согласны?

- Я очень внимательно изучала все версии "сплита" и могу сказать, что принятый Верховной Радой документ и тот, который был предложен к рассмотрению в первом чтении, сильно отличаются. И здесь опять возникает вопрос: так какая же его конечная цель?

Принятый документ лучше предшественника, поскольку предыдущая версия подразумевала, что все правила, требования, рычаги контроля Нацбанк устанавливает самостоятельно, на свое усмотрение, своими постановлениями. Всем известно, что постановления НБУ не согласовываются с другими органами и не юстируются. Кстати, в мире нет ни одного центробанка, нормативные акты которого не юстировались бы. Мы в этом случае, как всегда, - действуем вопреки всем.

В принятом законе все произведенные корректировки были в пользу рынка. В этот новый "сплит" имплементирована часть норм законов о лицензировании, госрегулировании, об админуслугах. Говоря простым языком, Нацбанк, как любой другой орган власти, должен иметь определенный перечень действий. Например, если я подаю документы на получение лицензии, то заранее знаю их перечень. Если меня проверяют, то закреплены сроки и требования проверки. Если отзывают лицензию, то известны причины, на основании которых это происходит.

Пока большинство этих требований, в частности, согласование проектов документов по условиям ГРС, касаются только небанковского рынка, но, возможно, в будущем и банки захотят, чтобы эти нормы распространялись также и на них.


- Фонд гарантирования кредитных союзов. Ваше мнение, какой он должен быть - самостоятельный или в составе ФГВФЛ?

- Я много лет занималась этим вопросом. Давайте вспомним, как у нас был создан Фонд гарантирования вкладов физлиц. НБУ выделил по тем временам при курсе 2,8 грн за доллар 20 млн грн и содействовал созданию Фонда. А дальше Фонд сам наращивал свои мощности, его активы пополняясь за счет платежей банков. При том, что банки на то время не признавались неплатежеспособными и не закрывались. Фонд имел большой люфт во времени.

Полагаю, что если сейчас создавать отдельный фонд для кредитных союзов, то это будет очень дорого и им, и государству, так как необходимо будет изыскать деньги на его создание и удержание. Денег, которые будут отчислять кредитные союзы, для этого недостаточно.

Мне кажется, что это должен быть отдельный департамент на базе Фонда гарантирования и отдельный субсчет. Вернее, два департамента и два субсчета - по кредитным союзам и по страховым компаниям, специализирующимся на страховании жизни.


- Насколько может сократиться небанковский рынок после смены регулятора?

- Что касается финансовых компаний, то, по моим оценкам, здесь значительного сокращения пока не произойдет, потому что компании предоставляют очень востребованную на сегодня услугу. А вот на других направлениях сокращение произойдет и довольно ощутимое. Приведу пример: не так давно стало известно, что один из производителей табачных изделий переносит региональный центр из Киева в Бухарест по одной простой причине: у нас очень непрогнозируемое и изменчивое регулируемое деятельность законодательство…

То же самое произойдет на нашем рынке. По моим оценкам, сильное сужение ожидает рынок кредитных союзов и страховых компаний. Поэтому мне было непонятно, почему некоторые мои коллеги очень спокойно отнеслись к "сплиту", хотя представляют интересы своих членов, которые, в свою очередь, им платят, но которые на деле не все смогут удержаться на рынке при введении новых правил.


- Но Нацбанк заявляет, о том, что больших потрясений на рынке не будет, не будет перелицензирования, то чего многие боялись?

- Да, Екатерина Рожкова много раз повторила: перелицензирования не будет. Но еще она не раз сказала, что будет пересмотр всей нормативно-правовой базы. Я много лет работаю на рынке и еще не сталкивалась с ситуацией, когда лицензиат может позволить себе сохранить лицензию, не приведя свою деятельность в соответствие с новыми правилами. А приведение в соответствие - это и есть одна из форм перелицензирования.

Могу зайти с другой стороны: любое новое требование означает, что меняются правила, и я, как лицензиат, обязана привести свою деятельность в соответствие с изменениями. Если я этого не сделаю, то лишусь лицензии. И это абсолютно правильно и абсолютно нормально в любой стране мира, в любом регулировании. Это - базовые основы регулирования. Просто называется это "перелицензирование".

Нам говорят, что будут пересматриваться все нормативные акты по всем видам деятельности, по всем секторам и сегментам. Наши компании, работающие исключительно на собственных деньгах, сами будут принимать решение, работать им по новым условиям или нет. Если работать будет невыгодно, например, вырастут штрафы, требования по изменению программного обеспечения и пр., то компании будут уходить с рынка, а их клиенты будут вынуждены искать другие учреждения, которых станет меньше. А, как известно, сужение конкуренции ведет к удорожанию услуг и снижению их качества.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Украине нужна не вертикаль власти, а сильный парламент и верховенство права

Глава биржевого комитета УЭБ: На переход с этапа спот на этап деривативов уйдет три года

Нельзя вводить закон о медстраховании до решения вопроса, что делать с "черным налом" и с зарплатой в конвертах – Радуцкий

Разумков: Когда Рада станет лоббистом интересов Украины – это будет суперпарламент

Украина использует грузовой потенциал Днепра всего на 7-8% - Эдвин Лок

Увеличение налоговой нагрузки на ИТ-отрасль может привести к оттоку человеческого капитала - вице-президент по стратегии GlobalLogic Яворский

Кристоф Ляйтль: Инвесторы смотрят, выберет ли Украина верховенство права, скажет ли "нет" коррупции

Глава НСЗУ: "Мы просим у Минфина дополнительные средства для Программы медицинских гарантий"

Рынок Украины слишком мал для запуска четвертого мобильного оператора – президент "Киевстара" Комаров

Баканов: В переговорах по освобождению украинцев мы продемонстрировали, что жизнь человека бесценна

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА