15:18 20.08.2019

"Задержка в поставке лекарств возникла в 2014-2015 годах из-за провала госзакупок" – фонд "Таблеточки"

9 мин читать
"Задержка в поставке лекарств возникла в 2014-2015 годах из-за провала госзакупок" – фонд "Таблеточки"

Директор департамента по работе с семьями и подопечными благотворительного фонда "Таблеточки" Юлия Ноговицына рассказала агентству "Интерфакс-Украина", что международные закупки улучшили ситуацию с обеспечением лекарствами за средства госбюджета по программе детской онкологии. Для усовершенствования механизма закупок необходимы качественная статистика заболеваний и гибкий механизм оценки потребности в препаратах и их закупки.

- Почему, по данным отчета Счетной палаты о проведении закупок лекарств в 2015-2018 гг., международные организации покупали препараты с коротким сроком годности, которые так и не были использованы?

- Я могу высказать свое мнение и наблюдения, поскольку фонд "Таблеточки" входит в экспертную группу по закупкам для детской онкологии. Однако мое мнение может быть неполным, поскольку такой вопрос в первую очередь должен быть обращен к Минздраву Украины и международным организациям, осуществлявшим закупки.

Лекарства действительно иногда поступают в Украину с малым сроком годности. Этому может быть две причины. Первая: некоторых лекарств может не хватать на мировом рынке. Например, из-за того, что они производятся в небольшом объеме или из-за дефицита сырья. Один из последних таких примеров - противоопухолевый флударабина фосфат (тут и далее - действующее вещество - ИФ). На такие препараты у производителя часто уже есть долгосрочные контракты для поставки в другие страны. Поэтому Украине, которая практически не имеет долгосрочных контрактов на закупки, могут предложить закупить препарат с небольшим остаточным сроком годности.

Вторая причина: некоторые виды лекарств в принципе имеют малый срок годности: до полугода или до девяти месяцев. К примеру, на данный момент препарат "Пегаспаргаза", применяемый для лечения рака крови, в Украине зарегистрирован только с коротким сроком годности восемь месяцев.

В целом, поскольку закупка и поставка лекарств в Украине организована сложно, такие препараты действительно могут приходить в Украину с непродолжительным сроком действия. Но есть важная деталь: международные организации занимаются поставкой лекарств только до склада госкомпании "Укрвакцина" или "Укрмедпостач". Далее за поставку лекарств в регионы отвечают украинские госкомпании. За промедления с их стороны закупщики не несут ответственности.

- Почему, по данным Счетной палаты, некоторые препараты, купленные международными организациями, не были использованы в 2015-2018 гг?

- Международные организации не влияют эффективность либо неэффективность использования лекарств больницами. Процедура заказа лекарства такова: больницы заказывают лекарства в рамках списка, утвержденного Минздравом (на языке Минздрава это называется "номенклатура"). Заказ далее рассматривают областные департаменты Минздрава, потом - экспертная группа при Минздраве, в которую в этом году входит и фонд "Таблеточки". Окончательный список для закупки лекарств утверждает Минздрав. В этом процессе международные организации не участвуют. Они просто исполнители. Поэтому, если одна из больниц заказала лекарств больше необходимого, это ее ответственность, а не закупщика лекарств.

Есть еще одна проблема, почему лекарства могут расходоваться неэффективно. Сейчас, в середине 2019 года поставки лекарств по детской онкологии еще не начались, международные организации только завершили тендеры. Но при этом поставка лекарств за бюджет 2018 года еще не закончилась. Откуда такая задержка? Она возникла в 2014-2015 гг. в результате провала закупок, и ее пока не удалось ликвидировать.

Поэтому сейчас, когда больницы закладывают определенную потребность в лекарствах на следующий год, никто не понимает, когда эти препараты придут. Больницы вынуждены перекрывать дефицит за свой счет, за счет благотворителей или просить их у других больниц, где нужные лекарства есть в наличии. В итоге, когда приходит новая поставка, лекарства все еще могут быть на складе больницы, а не принять лекарства нельзя.

Ну и, наконец, зачастую больницы заказывают лекарства по принципу "исчерпать квоту": сколько выделили в госбюджете средств, столько и заказывают, на всю сумму. Неважно, нужны лекарства или не нужны. Это неправильный подход, поскольку лекарств может оказаться в избытке. Но больницы поставлены перед фактом: есть бюджет, его нужно использовать. Иначе в следующем году сумму могут урезать.

Бывает, что больницы действительно переоценивают свою потребность в том или ином препарате. Часто это касается антибиотиков, противогрибковых препаратов. Врачи назначают их детям в избыточном количестве. И тут мы касаемся другой важной темы - унификации стандартов лечения.

- Вернемся к отчету Счетной палаты. Кто определял срок поставки тех или иных препаратов в 2015-2018 гг?

- Эти сроки прописываются в договоре, заключаемом международной организацией и поставщиком препарата, который выиграл тендер. Международные организации передают Минздраву график поставок на утверждение.

- Каким был средний срок поставки препаратов по детской онкологии в течение последних четырех лет?

- У нас нет таких данных. Лекарств более сотни, каждое приходило в Украину в разные сроки. Некоторые препараты приходили буквально в течение пары месяцев после проведения тендера, поскольку с их закупкой не возникало проблем: они были доступны на мировом рынке, производитель (или поставщик) поучаствовал в тендере, лекарство зарегистрировано в Украине, производитель своевременно поставил лекарства в Украину либо оно уже было на складе в нашей стране.

Но иногда бывает и обратная ситуация: лекарства в дефиците на мировом рынке, ни один поставщик не вышел на тендер, лекарство не зарегистрировано в Украине, поставщик не поставил вовремя лекарство в Украину.

Один или сочетание нескольких из этих факторов явно не способствуют тому, что лекарство окажется в больницах вовремя.

Кстати, о регистрации. Один из примеров, когда регистрация препарата влияет на качество жизни пациентов - противоопухолевый препарат "Дактиномицин". Этот препарат проходил процедуру регистрации в Украине в течение нескольких лет. Естественно, международные организации не могли его закупить все это время, хотя он используется в детской онкологии с середины прошлого века.

Почему возникают сложности с регистрацией - отдельный вопрос. И ответ на него зачастую состоит в том, что производитель не готов проходить сложную процедуру регистрации препарата в Украине для того, чтобы поставить в нашу страну несколько десятков упаковок лекарства в год.

- Как часто случалось, что международные организации закупали препараты, которые уже были в больницах, в частности в "Охматдете"?

- Поскольку закупки уже несколько лет идут с полуторагодовой задержкой и график их поставок часто непредсказуем, то в такой ситуации может оказаться любая больница. Последствия этой проблемы я уже описала: в больнице заканчивается лекарство, она находит его по перераспределению у другой больницы или просит купить у фонда "Таблеточки", получает - и вдруг приходит новая поставка. Отказаться от поставки нельзя.

- Как часто клиника "Охматдет" не использовала закупленные международными организациями препараты. В отчете Счетной палаты есть история о 404 флаконах препарата "Ноксафил", из которых были использованы только четыре, а 400 больница вернула. Почему так произошло?

- Я не знаю деталей этой ситуации.

- Какова на сегодня ситуация с закупками за средства госбюджета? Насколько пациенты обеспечены закупленными препаратами? Много ли приходится закупать пациентам самостоятельно?

- Потребности в лекарствах в рамках номенклатуры по детской онкологии за счет госзакупок закрыты. Практически весь список лекарств закупается в полном объеме за исключением отдельных препаратов, которые не удается купить из-за того, что поставщики не выходят на тендер.

Но на одном условном примере вы можете понять, что проблем все еще хватает.

К примеру, есть стандартный протокол лечения по одному из онкологических заболеваний. Он включает, скажем, пять препаратов. Но каждый рак протекает индивидуально, никто не может спрогнозировать, как пойдет лечение ребенка. На каком-то этапе ребенку становится плохо от принимаемых лекарств или они не действуют, нужно другое, суперредкое и дорогое. Для понимания: курс некоторых препаратов может стоить до 1 млн грн и выше. Так вот, в номенклатуре Минздрава такого лекарства нет. И поэтому его не закупили.

Что делать? В таких случаях надежда только на благотворителей. Например, фонд "Таблеточки" может купить такой препарат в Украине или за рубежом и передать его ребенку.

Возникает вопрос: почему даже в таких маленьких странах как Литва или Латвия доступ к этому супердорогому лекарству есть, а у нас нет? Потому что в этих странах есть достоверная статистика о заболеваемости, группах риска, о количестве пациентов, уровне рецидивов и выживания. А у нас такой статистики нет. У нас есть устаревший, неэффективный национальный канцер-реестр, где данные представлены в неполном объеме, с погрешностями и большим опозданием. Поэтому рассчитать и обосновать необходимость в том или ином препарате на год вперед очень сложно.

Но это еще не все. Бывает, что лекарство и в номенклатуре есть, и поставщик найден, а ввезти в Украину его невозможно: закончился срок регистрации. Насколько затянется этот процесс, неизвестно.

Проблемы с регистрацией препаратов нужно решать, список номенклатуры расширять, я уже не говорю про достоверный реестр онкобольных детей… Словом, работы еще много.

- Как фонд "Таблеточки" оценивает опыт международных закупок, пошел ли он на пользу? Как в целом изменилась ситуация с лекарственным обеспечением?

- Мы положительно оцениваем работу международных закупочных организаций. Есть, конечно, претензия к тому, что не было компенсировано полуторагодичное отставание в поставках: решение этой проблемы в компетенции обеих сторон - Минздрава и международных организаций. Но глобально это большой шаг вперед по сравнению с тем, как происходили закупки до этого. Вы наверняка слышали о миллиардах гривень, которые международные организации сэкономили украинским налогоплательщикам. Это стало возможным, в том числе, благодаря тому, что большинство препаратов закупаются напрямую у производителя, а не у перекупщиков. Также в Украину вместо дорогостоящих оригинальных препаратов стали поставляться качественные дженерики, которые позволили удовлетворить потребности большего числа пациентов в терапии.

К основным проблемам закупок в детской онкологии я бы отнесла:

- отсутствие эффективного канцер-реестра (реестра онкобольных) с достоверной статистической информацией;

- уже упомянутая задержка на полтора года, которая не позволяет больницам эффективно планировать свои потребности;

- неполный перечень лекарств в номенклатуре по детской онкологии;

- незарегистрированные лекарства: есть ряд препаратов, которые используются достаточно редко и только при определенных патологиях, но они все равно необходимы детям.

- НДС на ввоз незарегистрированных лекарств составляет 20%. Мы уже подали в Верховную Раду законопроект об отмене НДС на незарегистрированные лекарства, которые предназначены для индивидуального использования и для лечения орфанных, то есть редких заболеваний. В Украине сложилась абсурдная ситуация - благотворители должны мало того, что за свой счет купить невероятно дорогое лекарство для больного ребенка, так еще и заплатить 20% его стоимости в госбюджет;

- неэффективное формирование потребности и сбор заявок на препараты. Частично проблему могло бы решить хранение препаратов на централизованных складах, откуда детские онкоцентры получали бы необходимый препарат. Также можно предоставить больницам возможность регулярно пересматривать свою годовую потребность в лекарствах, например, ежеквартально.

Решение этих проблем лежит в плоскости украинского законодательства и работы Минздрава. Если они будут решены, у нас будут значительно реже возникать ситуации, когда не хватает лекарств или их слишком много, и просроченные препараты выкидываются целыми партиями.

Загрузка...

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Завантаження...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Глава НСЗУ: "Мы просим у Минфина дополнительные средства для Программы медицинских гарантий"

Рынок Украины слишком мал для запуска четвертого мобильного оператора – президент "Киевстара" Комаров

Баканов: В переговорах по освобождению украинцев мы продемонстрировали, что жизнь человека бесценна

Глава НАГС Ващенко: Проект перезагрузки госслужбы разрабатывался при нашем участии

IFOM показал, что врач в Украине знает лишь треть от необходимого - экс-замминистра здравоохранения Линчевский

Гриневич: В образовании нельзя принимать волюнтаристские решение

Управляющий партнер юридической фирмы INTEGRITES: "Первые аукционы состоятся в 2020 году, и только тогда мы поймем, как они повлияют на цену"

​​​​​​​Претендент на пост главы комитета Рады по финансам, налоговой и таможенной политике Гетманцев: Мы планируем убрать все коррупционные льготы

Зеркаль: Освобождение политзаключенных – это то, чего сейчас ожидают от Москвы

У меня нет оптимизма, что этот состав НКЦБФР повернется лицом к рынку -- глава инвестгруппы "ТАСК"

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Завантаження...
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА