19:19 28.11.2018

Глава ЦИК Слипачук: я знаю ценность независимости и беспристрастности

14 мин читать
Глава ЦИК Слипачук: я знаю ценность независимости и беспристрастности

Эксклюзивное интервью главы Центральной избирательной комиссии Украины Татьяны Слипачук агентству "Интерфакс-Украина"

 

- Ознакомившись уже с деятельностью и организационной структурой ЦИК, соответствующим законодательством, как вы считаете, вам предстоит трудный период? Много ли проблем, о которых вы ранее не знали и которые нужно срочно решать?

- Мы живем в непростое время и, вступая в должность, я осознавала груз ответственности и понимала, что будет тяжело. Если сказать коротко, то ситуация приблизительно 50 на 50. С одной стороны, мы были удивлены многими вещами с точки зрения уровня профессионализма и отработки различных, скажем так, стрессовых ситуаций. В ЦИК очень квалифицированный Секретариат, это огромное преимущество и достижение комиссии за многие годы. Потому что люди действительно высокопрофессиональные и с удивительным редким для сегодняшнего дня желанием отстоять интересы институции, в которой они работают.

Например, на одной из пресс-конференций в ответ на ошибочную информацию была быстрая, профессиональная и такая с обидой реакция сотрудника о том, что данная информация доступна и можно ознакомиться с ней прежде, чем говорить неправду.

Минус же заключается в том, что с 2014 года никто о выборах не думал. Выборы прошли в 2014 году, а о том, что они должны состояться в 2019 году, можно так сказать, "забыли". Забыли о членах предыдущих комиссий. И то обстоятельство, что ты не находишься в фокусе внимания, сказалось отрицательно.

Например, это касается законодательства. Потому что все, что активно менялось с 2015 года, абсолютно потеряли при изменении избирательного законодательства. Появилась идея создания Избирательного кодекса, и она как-то вытеснила необходимость синхронизации изменений в законодательство с тем, как это влияет на избирательные процедуры. Начиная от кодекса административного судопроизводства, закона о  госзакупках, связанных с системой ProZorro. Все это выпало. Стоит отдать должное предыдущему составу ЦИК, который старался отслеживать ситуацию и пытаться разрабатывать какие-то инновационные вещи. Но эти вещи не получали никакого развития в силу различных причин.

Но как бы мы ни крутили, все, что связано с одним из основополагающих конституционных прав – правом голосовать и быть избранным, не может выпадать из списка приоритетов. И этот клубок проблем нам достался. Причем в таком временном периоде, когда ты понимаешь, что у парламентариев и в обществе уже избирательное настроение, и многие вещи перестают работать адекватно.

Вторая сложность – это геополитическая обстановка, которая не может не сказываться. Мы отдаем себе отчет, что есть большая определенная игра, и ставки в ней достаточно высоки. Это, безусловно, привносит огромный градус ответственности, какое-то такое внутреннее напряжение, потому что каждый свой шаг ты соизмеряешь с этим.

И в этой связи я считаю, что пресса и общественные организации также должны быть очень осторожными с какими-то оценками и заявлениями. Ведь это создает те посылы, которые могут провоцировать или ускорять определенные негативные процессы, с которыми мы сами в одиночку не справимся. Сейчас мы зашли в ситуацию, когда скепсис в обществе относительно комиссии и всего того, что происходит на выборах, и так большой. Его усиление сейчас, когда один или максимум два игрока пытаются доказать обратное и заставить людей смотреть по-другому, наверное, неправильно. В нашей нынешней ситуации важно наполнять общественное обсуждение максимально здравым смыслом.

У ЦИК есть много новаторских идей и желания менять некоторые процессы, но если посмотреть на ситуацию трезво, то сейчас основной приоритет – это все-таки поднять доверие к выборам как к процедуре, целиком. Для нас главное – обеспечить реализацию права голоса каждого гражданина. 

- Вы имеете в виду, что могут быть попытки сорвать выборы или, скажем так, сделать их нелегитимными в глазах общества?

- Я думаю, да. Потому что это самый простой путь, чтобы дискредитировать избирательный процесс. Законодательство, которое существует, даже при наличии каких-то негативных моментов и необходимости его уточнения является достаточно адекватным. Процедуры, которые отработаны в комиссии с точки зрения обеспечения всех стадий избирательного процесса, соответствуют международным стандартам, что не раз подтверждалось наблюдательными миссиями.

Чтобы подорвать доверие к избирательному процессу кто-то может накалять информационную среду за счет провокационных заявлений и манипуляций. Поэтому одна из наших задач в публичной сфере своими решениями, комментариями и действиями показывать, что есть закон и все будет по закону. И что у ЦИК есть единственный инструмент, который она хочет применять и будет применять, - это нормы закона.

Безусловно, что касается провокаций, фейковых новостей, то мы со своей стороны будем об этом говорить, стараться отслеживать и реагировать.

- Какие могут проблемы с формированием избирательных комиссий с учетом того, что между национальными выборами в этот раз большой перерыв в пять лет, и выборы президента и парламента проводятся в один год?

- Я бы еще добавила то, что в 2019 году у нас будут продолжаться выборы в объединенные территориальные громады, где тоже нужны избирательные комиссии. И по моим ощущениям и наблюдениям, как это происходило в предыдущие годы, те, кто хотел быстро и легко объединиться, они объединились. Впереди у нас остались те, кто быстро и легко объединяться не будут.

Это очень важный вопрос. В отношении избирательных комиссий сложности будут серьезные, как мне кажется. Часть из них мы постараемся нивелировать, но, наверное, полностью нельзя будет снять эти риски.

Что касается первых, по расписанию на 2019 год, выборов президента, то если будет наблюдаться увеличение числа кандидатов, это приведет к увеличению количества членов комиссий в соответствии с законодательством. То есть, нет их верхнего количественного предела, и это проблема. Плюс часто кандидаты меняют своих членов комиссий, и эта ротация за избирательный период может проходить три, четыре, пять, шесть раз. И особенно эта ситуация проблемная, если меняется руководство комиссии.

Опять-таки, вернусь к теме госзакупок, которая также может стать проблемой для членов избиркомов. Один из основных пунктов, где мы пытаемся все-таки внести изменения в законодательство, касается закупок через ProZorro. Ведь у нас срок полномочий окружных избирательных комиссий очень короткий, и за этот период они должны по закону проводить тендеры. А когда вносили изменения в закон о госзакупках, специфику избирательного процесса не учли.

Во многих странах существует такая практика, что из общей системы исключаются закупки, осуществляемые избирательными комиссиями в избирательный период. Мы поднимаем сейчас этот вопрос, но, к сожалению, пока что не находим окончательного понимания со стороны Министерства экономики о сложности осуществления закупок людьми, которые попадают в избирательные комиссии, должны успеть принять планы закупок, осуществить все необходимые процедуры. Есть также вопрос, что если эта закупка сверхпороговая, то ее можно оспорить, и подача жалобы может заблокировать или вообще остановить весь процесс. По этой же причине существуют риски, связанные с тем, что у нас, например, не будет возможности развезти бюллетени. Кроме того, через тендерные процедуры должна происходить процедура закупки услуг СМИ. Да и само отсутствие сегодня Национальной телерадиокомпании как таковой требует внесения изменений в закон. Но мы над этим работаем, и я верю в положительный результат.

Причем я хочу подчеркнуть, что мы поднимаем эти вопросы только на избирательный период. Возможно, уже на следующие президентские и парламентские выборы, которые будут в 2024 году, нужно продумывать какие-то особые процедуры для закупок, осуществляемых избирательными комиссиями.

Вопрос обучения членов комиссии также является в определенной степени проблемным. Мы уже к этому активно готовимся, готовим соответствующие печатные материалы и аудиоматериалы.

- Как вы все-таки планируете решить вопрос по госзакупкам через ProZorro?

- Мы активно работаем в этом направлении и с парламентом, и с Кабинетом министров. Мы считаем в данной ситуации этот риск неоправданным и таким, который легко снимается абсолютно понятным решением, которое поймут, в том числе, и наши зарубежные партнеры. Мы говорили и с представителями мониторинговых миссий, и с представителями Совета Европы об этой проблеме, и они полностью разделяют наш подход, что в данной ситуации это излишне и этот риск лучше снять.

- Как обстоит ситуация с Государственным реестром избирателей? Насколько он требует уточнений с учетом того, что с 2014 года не было выборов, люди переезжали, меняли прописку, умирали?

- Реестр действительно инструмент сложный и инструмент хороший. Работа в нем не прекращается, она не идет от выборов к выборам. То есть реестр работает постоянно. ЦИК является распорядителем реестра, и есть органы ведения и администрирования реестра на местах. Изначально они задуманы при местных администрациях и укомплектованы как отделы, что означает три человека там. В ЦИК мы отслеживаем, чтобы их не трансформировали в сектора, потому что тогда будет два человека, а это уже очень мало.

Реестр связан со всем: фиксирует умерших, выбывших, получает информацию от всех других баз данных. Плюс люди постоянно приходят и меняют свои данные. Реестр достаточно объективен, по нему мы видим, в том числе, процессы миграции, где у нас появляется большее количество избирателей.

Кроме того, в 2015 году были местные выборы, сейчас все время идут выборы в ОТГ, и это все тоже меняет конфигурацию избирательных участков и т.д. Реестр все это оперативно отслеживает. Например, ЦИК время от времени принимает решения, связанные с изменением границ избирательных участков, изменением центров избирательного округа. Потому что это все основывается на информации, которую мы получаем из реестра в результате проведения тех или иных выборов.

Очень важный вопрос – защита Государственного реестра избирателей, чем ЦИК сейчас серьезно занимается. В этом плане для нас важно решение парламента о перераспределении бюджетных средств для приобретения ЦИК оборудования и программного обеспечения, которые позволят защитить реестр избирателей от киберугроз. Мы также видим, что многое из существующего оборудования уже исчерпало свой гарантийный срок.

- Насколько тогда ЦИК готова к защите от таких киберугроз?

- У нас есть две глобальные системы, которые имеют принципиальное значение. Это Реестр, где формируются списки избирателей, и система "Выборы", которая обеспечивает фиксацию подсчета голосов. Обе эти системы уже давно конструировались, а оборудование, которое стоит, было поставлено в 2002, 2005, 2007 годах и т.д. Сейчас все меняется и угрозы другие.

Реестр избирателей и система "Выборы" постоянно проходят мониторинг и аудит соответствующими нашими службами на предмет наличия уязвимостей. Выявленные уязвимости являются, в том числе, и характеристикой того, чего не хватает в системе.

Одной из возможностей организовать закупку был Трастовый фонд НАТО. В  силу ряда обстоятельств, она пока не пошла. Сейчас участники фонда объединились в спонсорский пул, и мы осуществляем закупку, в том числе, с помощью ОБСЕ и IFES. Благодаря этому мы скоро получим и новый софт.

По пулам доноров мы покупаем большой объем оборудования. Закупка будет серьезная – свыше 27 млн грн. Мы надеемся его получить где-то до середины января и успеем установить. Так что этот процесс запущен, и мы сейчас максимально его ускорили.

Кроме того, как и на предыдущих выборах, есть договоренности со Службой безопасности Украины и Госспецсвязью, которые отдельно многие вещи проверяют, тестируют, мониторят. У них есть высококлассные специалисты и возможности.

Мы прекрасно отдаем себе отчет о тех рисках, которые есть в кабелях "Укртелекома", и думаем, каким образом обезопасить их открытую часть. И надо отдать должное, что бригады "Укртелекома" на выборах дежурят в оперативном режиме.

Говоря о кибербезопасности, важно понимать, что мы должны быть готовы к угрозам разного вида. Это могут быть наблюдатели, которые могут оказаться не совсем независимыми нашими внутренними или международными наблюдателями, фейковые новости, которые тоже могут быть достаточно тревожными, создавать атмосферу небезопасности голосования в том или ином месте. Есть целый комплекс вопросов, и мы стараемся ни один не упустить из виду.

- Что ЦИК может сделать в рамках борьбы с такими фейковыми новостями?

- Мы будем стараться реагировать и не оставлять без внимания неправдивую информацию. Очень быстро опровергать и давать точную информацию о том, что относится именно к нашей зоне ответственности. Там, где мы можем не просто сказать, что что-то является неправдой, а сразу дать четко сформулированный ответ.

- Если перейти к вопросу о реализации избирательных прав граждан, то насколько смогут реализовать их переселенцы из Донбасса и Крыма? Насколько увеличат переселенцы нагрузку на избирательные комиссии в тех городах, где они сейчас проживают?

- Проблема в том, что у нас избирательный адрес привязан к месту регистрации. И даже если все-таки не удастся принять законопроект №6240 об избирательных правах внутренне перемещенных лиц, то ЦИК склоняется к либерализации этого вопроса.

Заявление о смене места голосования нужно написать не позднее, чем за 5 дней до дня голосования. И в последние дни зачастую значительно увеличивается количество таких людей. Благодаря реестру избирателей, мы четко понимаем, в каких крупных городах, районах того же Киева это происходит.

С момента начала избирательного процесса переселенцы приходят в ближайший удобный им отдел ведения Государственного реестра избирателей и указывают, где бы они хотели голосовать, а не по месту регистрации. Но с учетом того, что каждый избирательный участок рассчитан максимум на 2,5 тыс. избирателей, если в отделе ведения реестра видят, что указанный этим гражданином желаемый участок для голосования переполнен, ему предлагают в качестве альтернативы другие похожие участки.

Мы уже думаем, как можно упорядочить данный процесс, в частности, с помощью современных технологий. Но для этого нужно время, поэтому на президентских выборах мы можем еще не успеть, и постараемся сделать это на парламентских выборах.

Что касается Крыма, то мы сейчас думаем о том, как помочь реализовать свое право голосовать тем, кто приедет с территории полуострова. В 2014 году голосовало более 4 тыс. граждан Украины, проживающих в Крыму. Мы думаем и об организации этого процесса. Например, организовать дополнительные участки в Херсонской области.

- Какие сложности вы видите с проведением выборов на Донбассе?

- Прежде всего, есть специфика, связанная с определением тех районов, где можно проводить выборы. Потому есть вопросы безопасности, которые ЦИК не может определять самостоятельно, и есть военно-гражданские администрации, которые в соответствии с законом имеют право принять решение о невозможности проведения выборов.

Нас недавно критиковали, что ЦИК в одной из объединенных территориальных громад Донецкой области фактически отменила выборы на основании письма одной из военно-гражданских администраций. Но, руководствуюсь исключительно законом, в установленном порядке мы обратились в СНБО, Минобороны, штаб ООС, и все нам подтвердили, что не могут обеспечить на этой территории проведение выборов, хотя сама администрация изначально подтвердила, что может проводить там выборы.

- У нас сейчас много трудовых мигрантов. Планируется ли расширение сети избирательных участок в странах, где наибольшее количество таких людей?

- Это сложный вопрос. Формально у нас появится повод открывать новые участки там, где открыли новые консульские учреждения. И на самом деле, процент голосования в зарубежном избирательном округе очень низкий. Иногда он не дотягивает до 10%. А создание новых избирательных участков сопряжено с дополнительными финансовыми затратами.

Для примера, на внеочередных выборах президента в 2014 году количество избирательных участков за границей составляло 114. На них в списки было внесено 474 тыс. 046 избирателей, из которых бюллетени получили 72 тыс. 824 человека, это 15,36%. Если мы посмотрим по некоторым странам, то в Молдове у нас был показатель 1,12%, в Российской Федерации – 2,24%, в Венгрии – 7,85%.

Что касается организации процесса выборов за рубежом, то мы говорили уже с Министерством иностранных дел, что как только у нас будет ролик с призывом прийти на выборы, чтобы они как можно раньше запускали его в консульских учреждениях. Хотим усилить информационную кампанию в тех странах, где была небольшая явка.

Проблема также в том, что люди за границей разбросаны, не все состоят на консульском учете.

- Как вы себе сегодня представляете голосование в Российской Федерации?

- С чисто технической точки зрения я не вижу проблем. Потому что есть консульские учреждения, есть инструментарий, институционная память в МИД Украины, которая обеспечивает все эти процедуры.

Если же говорить об этом более глобально, насколько я могу оценить безопасность для наших граждан, которые будут идентифицироваться как избиратели и приходить на участки, то этот вопрос находится вне области моей компетенции. Но я буду его поднимать от имени органа, который должен организовать процесс голосования.

- ЦИК сформирована из представителей различных политических сил. Насколько вы сейчас можете гарантировать, что Центризбирком является объективным и равноудаленным от всех политических сил и кандидатов в президенты?

- Я скажу так, что во время моей предыдущей практики международного арбитража у меня сформировалось личное кредо. Практика международного арбитража основана на двух важнейших китах – независимости и беспристрастности, что дает возможность стать высокопрофессиональным и признанным арбитром. Считаю, что в этой части я смогла добиться того, чего нет ни у кого в нашей стране с точки зрения признания и опыта, который я получила. Я знаю ценность независимости и беспристрастности, потому что они дают тебе огромную свободу в принятии решений, оценках и т.д.

Члены ЦИК давали присягу, в которой, в том числе, речь идет об их внепартийном статусе. Они все, как я вижу, являются зрелыми взрослыми людьми, у каждого из которых за спиной определенный опыт, репутация и достижения. В моем понимании это как раз и является гарантией того, что эти люди, несмотря на то, что были рекомендованы теми или иными политическими силами, смогут вести себя независимо и беспристрастно. И будут действовать на основании закона и здравого смысла, потому что иногда у нас возникают ситуации, которые прямо не урегулированы. А мы, как орган, согласно Конституции не имеем права применять ничего другого, кроме закона. Не забывая при этом и о здравом смысле, который опять-таки исходит из духа этого закона.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Замглавы НБУ Д.Сологуб: стратегия макропруденциальной политики - это инструмент коммуникации, в ней отражены наши планы и действия

Экс-глава Госавиаслужбы Антонюк: На украинских маршрутах нет места для единовременной работы трех и более авиакомпаний - лишних рынок заставит уйти

Президент УЗА: Украина к 2022 году может увеличить производство зерновых и масличных до 100 млн тонн, а экспортировать около 70 млн тонн

Представитель Crown Agents: "С внедрением международных практик закупок лекарств ушел элемент экстренного режима"

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

ПОСЛЕДНЕЕ

Оксана Середюк, совладелица ресторанов MAFIA: Мы пригласили в набсовет "топов" из других бизнесов и очень удовлетворены этим решением

Замгендиректора МТСБУ Л.Белошицкая: Задача Моторного бюро - защищать тех, кому не повезло

Стефанишина: "Наша задача – создать систему закупок лекарств, которая будет органично встроена в новую систему здравоохранения"

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА