11:14 13.11.2018

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

9 мин читать
Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Эксклюзивное интервью главы Миссии Украины при НАТО Вадима Пристайко агентству "Интерфакс-Украина"

 

Усиление присутствия России в Азовском море продолжается. Готовы ли в НАТО пойти дальше заявлений об обеспокоенности и перейти к более практическим вещам?

Мы рассматривали этот вопрос во время недавнего визита министра по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, который встречался с Североатлантическим советом во время заседания Комиссии Украина-НАТО на уровне послов – тот уровень, который пока еще не блокируется Венгрией. В частности, на заседании мы озвучили статистику относительно задержанных судов, особый интерес для наших партнеров, конечно, представляют суда, которые принадлежат странам-членам НАТО. Эта информация сейчас проверяется.

Кроме того, мы ведем переговоры о том, каким образом можно усилить наши оборонные возможности в Азовском море. Буквально на прошлой неделе у нас была встреча с одним из мировых производителей ракетно-авиационной техники.

Также, как вы знаете, в Норвегии прошли учения Trident Juncture-2018. Это самые масштабные учения НАТО со времен холодной войны. Там, кстати, рассматривались возможности защиты НАТО от нападения, отрабатывалась высадка на побережье, использование сухопутных, военно-морских и даже компьютерных сил. К сожалению, нужно сразу для себя определить, что НАТО в первую очередь заботится о членах Альянса. Мы пока не являемся союзником и рассчитывать на то, что Альянс будет выступать в нашу защиту, как минимум, преждевременно.

Рассматривают ли возможность провести совместные учения в Азовском море? Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Россия будет считать это провокацией и не пустит корабли НАТО в Азовское море.

Что бы ни говорил Лавров, Альянс остается оборонной организацией. НАТО не разрабатывает плана нападения на Россию.

Совместные учения или операция в Азовском море, безусловно, будут восприняты РФ как провокация. Альянс же не планирует провоцировать Россию. Вхождение военных кораблей в Азовское море согласно тому статусу, который всё еще у него остается, - это проблемный вопрос. Кроме того, существует еще недавно построенный Керченский мост. Помните, как мы заводили с Черного в Азовское море два корабля? По нашим наблюдениям, российские корабли, которые сопровождали наши корабли, имели вооруженные абордажные команды – не хватало только политических решений для провокаций.

Ни Альянс, ни Украина не заинтересованы в дальнейшем углублении конфликта. И мы на сегодняшний день больше заботимся о том, как нам защитить наше побережье, как нам усилить наши возможности, в частности, строим небольшую военно-морскую базу в Азовском море, усиливаем ракетное и артиллерийское вооружение. Недавно мы проводили свои собственные учения – ракетные. Пока планов с НАТО по проведению учений в Азовском море у нас нет.

Венгрия блокирует заседания Комиссии Украина-НАТО. Как это влияет на практическое сотрудничество?

Этому конфликту более года, и цель Венгрии - "давить на болевые точки" до тех пор, пока мы не откажемся от имплементации закона "Об образовании". Действительно, заседания Комиссии заблокированы выше уровня послов. Это серьезная политическая проблема в наших отношениях с Альянсом. Мы работаем над ее решением, но параллельно внимательно следим за тем, чтобы Будапешт не надумал расширить арсенал своих деструктивных шагов на другие мероприятия – практические, например, выделение финансов для помощи Украине, разработку совместных программ, подключение Украины к механизмам военно-промышленного сотрудничества.

В следующем месяце будет заседание министров иностранных дел НАТО. Наш министр уже получил приглашение на участие в заседании глав МИД стран-контрибуторов Миссии НАТО "Решительная поддержка" в Афганистане. Мероприятия, которые собирают в штаб-квартире всех глав внешнеполитических ведомств НАТО, дают нам возможность в рамках заседания Комиссии Украина-НАТО обсудить сразу со всеми коллегами широкий спектр вопросов. Мы высоко ценим такую возможность.

Также используются возможности встреч министров обороны Альянса. Но, вопреки заинтересованности со стороны глав оборонных ведомств НАТО в обмене идеями с министром обороны воюющей страны, из-за позиции Венгрии такая возможность была предоставлена последний раз в 2016 году.

Мы продолжаем вместе с НАТО изыскивать варианты, каким образом выйти из сложившейся ситуации и, честно говоря, накопилось раздражение, как в Украине, так и в Альянсе. Я знаю, что наши партнеры по НАТО объясняли Венгрии и продолжают это делать, что следует вернуть решение вопроса о языке образования в двусторонний формат. Но поскольку позиция министра Петера Сийярто находит поддержку на самом высоком политическом уровне Венгрии, то пока их путь – это злоупотребление принципом консенсуса в НАТО.

По Вашему мнению, какие цели преследует венгерская сторона? Может сложиться впечатление, что Будапешт пытается решить свои вопросы с Вашингтоном за счет Украины.

Я тоже слышал идеи относительно того, что венгры пытаются за наш счет улучшить свои отношения с американцами. Любая теория имеет право на жизнь, пока не доказано обратное. Но все же, мне кажется, что данная ситуация куда проще. Последние выборы в Венгрии показали, что радикальная националистическая политика Орбана (премьер-министр Венгрии Виктор Орбан – ИФ), и не только по отношению к Украине, воспринимается венграми позитивно. Не вижу причин, почему венгерским политикам "резать курицу, которая несет золотые яйца". Хотели бы они что-то выторговать от тех же американцев? Возможно. Хотя я не уверен, что это их главная цель и что результаты такого барыжничества будут для них позитивными.

Какие шаги Вы видите по урегулированию данного вопроса в НАТО, раз уже пока его не удается перевести только в двусторонний формат?

Безусловно, мы говорим с союзниками по НАТО и основными нашими партнерами, в том числе США. Очевидно, без их поддержки не было бы встречи на уровне президентов государств-членов НАТО-Украина-Грузия на июльском саммите Альянса.

Украина все равно выполнит рекомендации Венецианской комиссии. Это, в первую очередь, надо нашим украинским детям, родной язык которых не украинский. Мы внесли выполнение этих рекомендаций в Годовую национальную программу под эгидой Комиссии Украина-НАТО на 2018 год. Сейчас как раз прошла оценка ее выполнения, и НАТО увидит, какие рекомендации выполнены, какие – еще нет. Например, уже были проведены консультации с представителями этнических объединений по подготовке специальных учебных программ и учителей. Однако еще остаются проблемные моменты.

Сейчас венгерская дипломатия ссылается в основном на две рекомендации: продлить срок имплементации закона "Об образовании" на 2023 год и вынести за рамки его действия частные школы. Мы наблюдаем позитивное развитие в выполнении обоих рекомендаций. Уверен, что наши законодатели в ближайшее время рассмотрят предложения правительства Украины, и мы сможем продемонстрировать, как мы выполняем взятые на себя обязательства.

Как наши партнеры по НАТО воспринимают инициативу относительно закрепления в Конституции евроинтеграционного и евроатлантического курса Украины?

Это не уникальный случай, похожие положения в Конституции есть, например, у Грузии. Такая позиция Украины является для наших партнеров не только демонстрацией серьезности намерений, но и определенного, если хотите, уважения Украины к НАТО. Мне понравились слова одного высокопоставленного руководителя НАТО во время его недавнего визита в Украину, который сказал, что "для многих из нас это является честью, что еще одна нация считает НАТО организацией, привлекательной для вступления".

Это помогает нам в диалоге о ПДЧ?

Я не думаю, что это является аргументом в споре о ПДЧ. Не все так просто. Но точно, одним из таких аргументов всегда был уровень поддержки населения идеи вступления в Альянс. Конечно, когда наши депутаты, отзываясь на очевидный запрос украинского общества, принимают соответствующее решение, то это не может не находить отзыва в Альянсе.

Диалог о ПДЧ сам по себе непростой. Если оставить в стороне технические вопросы готовности Украины к этому очередному шагу на пути евроатлантической интеграции и сосредоточиться на политической составляющей, то следует признать существование части союзников, искренне считающих, что любой прогресс Украины на пути к НАТО может рассматриваться агрессивной Россией как провокация. Такие члены НАТО искренне убеждены, что нам нужно взять паузу. Я уверен, что данный образ мышления как раз и навязывается Россией. Более того, он опасен тем, что для закрепления подобной точки зрения Россия будет готова к повышению уровня агрессии. По моему мнению, только четкая позиция НАТО о том, что свое будущее Украина должна выбирать сама, без давления извне, сможет расставить все точки над "і".

Есть другая часть членов НАТО, которая считает, что у Украины уже есть все необходимые механизмы взаимодействия и без ПДЧ, есть 10-летний опыт выполнения программ НАТО. Такие союзники готовы помочь нам двигаться дальше.

Есть еще третья часть, особенно те, кто пришел в Альянс недавно и понимают важность такого механизма, как ПДЧ. Вот эта часть открыто говорит, что, осознавая все риски, мы рекомендуем пригласить Украину к ПДЧ.

Между всеми тремя группами происходят дискуссии о том, каким должен быть следующий шаг. Мы же уверены, что, имея практику выполнения 10-ти годовых национальных программ, которые кандидаты на членство выполняли в рамках ПДЧ, почему бы не назвать это тем, чем оно есть – программой действий Украины относительно членства в Альянсе.

Актуальна ли для нас все еще программа Enhanced Opportunities Partnership (EOP), присоединиться к которой Украина так и не смогла?

Она для нас актуальна, если мы серьезно будем принимать участие в таких учениях, как Trident Juncture. Там были страны НАТО и еще две страны EOP – Финляндия и Швеция. Истребители, корабли, солдаты этих стран были вместе с НАТОвскими солдатами. Было также пять украинских офицеров, но только один был в Норвегии, остальные – в многонациональных штабах в других странах, которые помогали и реализовывали эти учения. Если бы мы могли в наших условиях отправить корабли, танки, самолеты, людей и принять полномасштабное участие, то это было бы как раз реализацией программы EOP. Это интересная программа, как только у нас для этого будет физическая, финансовая, организационная возможность. Если же мы вынуждены почти все наши ресурсы пускать на противостояние на востоке, то у нас не так много остается возможностей для участия в масштабных международных учениях. Но ради участия в будущих проектах мы уже возобновили с НАТО дискуссию о присоединении к EOP.

В Кабмине недавно заявили, что Украина не успевает перейти на стандарты НАТО до 2020 года. По Вашему мнению, что мешает этому прогрессу?

Говоря о переходе на стандарты НАТО, мы, в первую очередь, имеем в виду стандарты, необходимые для совместимости наших Вооруженных сил с подразделениями государств-членов НАТО. Военные насчитали около 200 стандартов, которые необходимо внедрить. Это амбициозная задача, но вполне реальная. Тут работа идет довольно успешно. Я думаю, что наши коллеги из оборонного сектора справятся с этой задачей в поставленные сроки.

Но это лишь небольшая доля тех сотен стандартов, которые существуют в НАТО. Мы на прошлой неделе передали более 500 стандартов в Минобороны Украины, которые нужны не только для того, чтобы ВСУ и силы НАТО были непосредственно взаимосовместимы на поле боя, а, например, для совместного производства военной техники. Они очень важны для будущего нашей армии и нашего государства.

Полный набор стандартов мы точно не успеем перенять до 2020 года. Я не думаю, что даже среди членов Альянса есть такие, кто полностью соответствует всем без исключения стандартам.

Готовы ли в НАТО усилить сотрудничество в вопросе кибербезопасности в контексте будущих выборов в Украине?

Не просто готовы. Существует специальный Трастовый фонд, который завершил свой первый этап. Страны НАТО вкладывают в это свои знания и средства, руководит этим Трастовым фондом Румыния. Определенные средства кибербезопасности, приборы и технологии уже были переданы Украине, а именно МИД, СБУ, которая осуществляет контроль с нашей стороны, и Укрспецсвязи. Вторым этапом предусматривается помощь по защите серверов ЦИК для безопасного проведения выборов. Сейчас как раз специалисты из ЦИК, СБУ и Укрспецсвязи передали свои предложения НАТО, как аппаратную часть, так и финансовую. Могу сказать, что запросы довольно серьезные, сейчас страны-члены решают, как помочь Украине в тех объемах, которые требуются. Я надеюсь, что мы успеем вовремя все установить и защитить серверы и системы к выборам.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Замглавы НБУ Д.Сологуб: стратегия макропруденциальной политики - это инструмент коммуникации, в ней отражены наши планы и действия

Глава ЦИК Слипачук: я знаю ценность независимости и беспристрастности

Экс-глава Госавиаслужбы Антонюк: На украинских маршрутах нет места для единовременной работы трех и более авиакомпаний - лишних рынок заставит уйти

Президент УЗА: Украина к 2022 году может увеличить производство зерновых и масличных до 100 млн тонн, а экспортировать около 70 млн тонн

Представитель Crown Agents: "С внедрением международных практик закупок лекарств ушел элемент экстренного режима"

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

ПОСЛЕДНЕЕ

Стефанишина: "Наша задача – создать систему закупок лекарств, которая будет органично встроена в новую систему здравоохранения"

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

И.о. главы ГФС Власов: У меня нет амбиций участвовать в конкурсе на пост главы ГФС

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА