13:50 22.10.2018

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

12 мин читать
Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

Эксклюзивное интервью директора департамента лицензирования НБУ Александра Бевза агентству "Интерфакс Украина"

- Сейчас много говорят о "сплите" Нацкомфинуслуг. Национальный банк неоднократно заявлял о готовности взять часть небанковского рынка под свой контроль. Кто будет курировать эти рынки в НБУ?

- Организационную часть мы рассматриваем как менее важную, чем изменение самих подходов к регулированию финансового сектора, но, безусловно, если будет принят закон (о "сплите" - ИФ), то часть рынка попадет под надзор Нацбанка.

Национальный банк уже сейчас четко определил для себя, что не все финансовые учреждения требуют одинакового подхода к регулированию. Не все финансовые компании (а может, и большая часть из них) требуют пруденциального надзора в классическом понимании этого термина.

Именно, исходя из этого принципа, будут определяться изменения в структуре НБУ в связи со "сплитом".

Правление Нацбанка структуру надзора за небанковским финансовым рынком еще не утверждало. Предварительно она может выглядеть следующим образом: функции надзора за требующими такого надзора компаниями, в первую очередь, страховыми и кредитными учреждениями – теми, которые несут, на наш взгляд, повышенный риск для клиентов и финансовой системы в целом, – будут сосредоточены в одном или нескольких отдельных департаментах.

- И ломбарды с ними?

- Что касается ломбардов, есть дискуссия. Возможно, мы должны вообще максимально упростить надзор за ними. В любом случае, на небанковские учреждения, которые не несут риска кредитора, не будут распространяться жесткие пруденциальные требования, в частности, относительно нормативов.

Возвращаясь к теме структуры, скорее всего, будет создан департамент по надзору за небанковскими финансовыми учреждениями. Возможно, отдельно департамент по надзору за страховым сегментом, поскольку он требует особого внимания. При этом функции лицензирования, выездных проверок, методологии и финансового мониторинга, вероятно, будут равномерно распределены между существующими подразделениями.

Хотел бы еще раз вернуться к моему первому тезису о принципах регулирования. Скорее всего, в отношении компаний, которые не требуют пруденциального подхода, мы будем фокусироваться на функции защиты прав потребителей. Поэтому также очень важно принятие проекта закона №2456 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о совершенствовании защиты прав потребителей финансовых услуг". Он нужен для так называемого контроля за рыночным поведением участников финансового рынка независимо от того, случится "сплит" или нет.

Если посмотреть на современные тенденции организации регулирования и надзора за финансовым сектором, то все постепенно двигаются к тому, что необходимо разделять функции надзора и функции защиты прав потребителей и контроля за рыночным поведением. Хотя единой модели нет. Например, в Великобритании отдельно функционирует орган по надзору (Prudential Regulation Authority) и орган по финансовому поведению (Financial Conduct Authority).

- Будут ли переведены в штат Нацбанка сотрудники Нацкомфинуслуг? Как будет происходить этот процесс?

- Безусловно, мы понимаем, что в Нацкомфинуслуг есть большое количество специалистов, которые прекрасно знают рынок, которые в нем давно, и игнорировать этот опыт было бы неправильно. При этом правила НБУ предполагают наем персонала по конкурсу и, безусловно, он будет проводиться на общих основаниях. В нем, конечно же, смогут принимать участие сотрудники Нацкомфинуслуг.

- Каковы основные отличия работы Нацбанка от государственных структур, которые регулируются Кабмином?

- Есть много аспектов в отличиях, давайте выделим самое главное.

Первое – это финансирование. Национальный банк "живет" за счет собственной прибыли, перечисляя остаток в государственный бюджет. Я считаю, что это главное, поскольку именно ресурс НБУ позволяет ему отличаться от других госструктур, в том числе в вопросах управления персоналом.

Второе – НБУ не подотчетен Кабмину и, соответственно, лицензионные условия утверждает сам в соответствии с профильными законами.

Третье – нормативно-правовые акты Национального банка не подлежат регистрации в Министерстве юстиции.

Четвертое – решения НБУ о наложении штрафов носят силу исполнительных документов. Если, например, субъект, к которому применена штрафная санкция, не платит штраф, мы не идем в суд с целью принудительного взыскания - мы обращаемся напрямую в исполнительную службу.

И таких аспектов много, но самое ключевое – это, наверное, финансы, правила и санкции. В этих трех ключевых сегментах работы любого регулятора мы достаточно автономны.

- Как вы относитесь к идее платежей участников рынка за надзор?

- Идея прогрессивная, когда участники рынка сами содержат регулятора. Но, думаю, она возможна при несколько ином уровне развития самого финансового рынка, когда уровень самосознания достигает того порога, когда участники рынка готовы объединиться и содержать регулятора, доверяя ему и выполняя его решения. Только тогда, на мой взгляд, эта идея будет работать, а пока, скорее, нет.

- Одним из возражений против "сплита" называют возможное перелицензирование и значительное сокращение участников на рынке. Это возможно?

- Нужно внести ясность, поскольку есть опасения, что сразу после "сплита" случится некая революция и под шумок большая часть рынка будет закрыта. Нет, это не так. В течение года с момента вступления закона в силу ничего не поменяется – это первый и важный тезис. Еще год Нацкомфинуслуг продолжает работать, и это делается для того, чтобы переход был максимально плавным. В это время передаются документы, мы готовимся к принятию дел, поскольку речь идет об огромном объеме информации, подбираем персонал. Более того, перелицензирования не будет – это миф, который очень часто используется противниками "сплита". Все лицензии, выданные Комиссией, в том числе действующие бессрочно, сохраняют свое действие. Т.е. автоматического отзыва лицензий не будет.

- Будут ли меняться лицензионные условия или другое законодательство по работе финрынка?

- Да, возможно. Но это ничем не будет отличаться от ситуации, если бы Комиссия сейчас инициировала изменения лицензионных условий. Если вы помните, в декабре 2016 года Кабмин утвердил новые лицусловия для участников финансового рынка. Всем участникам было дано два месяца для приведения деятельности в соответствие с ними. Если что-то подобное будет происходить после передачи функций Комиссии НБУ, то будет происходить по такой же процедуре. Хотя Национальный банк и демонизируется в представлении некоторых участников рынка, мне кажется, что наши подходы к изменению условий работы на рынке порой мягче, чем, например, те, которые определялись постановлением Кабмина с достаточном сжатым сроком исполнения – два месяца. Например, внедряя положение по кредитному риску, Нацбанк предоставил банкам очень длительный переходный период. Кроме того, банки, у которых были сложности, получали от нас методологическую помощь.

Так что, если какие-то лицензионные условия будут меняться, будет дан адекватный срок для приведения деятельности в соответствие с ними. Для нас гораздо важнее принять новый закон о финансовых услугах. Пора признать, что существующие подходы во многом устарели. Мы это видим, например, по таким прогрессивным сегментам, как рынок платежей: нормы по платежным системам, которые напрямую регулируются, кроме профильного закона, законом о финуслугах, уже просто не успевают за развитием рынка. Мы хотим на уровне закона закрепить подход, при котором та часть рынка, которая не несет риски и не привлекает средства, должна регулироваться гибко и достаточно либерально.

Мы полностью заинтересованы в конкуренции между участниками, и условия для нее важно отразить в законе. Кроме того, закон должен быть достаточно гибок для адекватного регулирования в условиях стремительно развивающегося сектора.

- Не пострадают ли финансовые компании, находясь под надзором банковского регулятора?

- Нет, а порой и наоборот – выиграют.

Приведу пару примеров. Банк в Украине можно создать только с нуля и, до недавнего времени (принятие специального временного закона - ИФ), если банк покидал рынок, то "с концами" – уходил в ликвидацию. Однако нам кажется, что финансовой компании, которая имеет лицензии, капитал и большую клиентскую базу, ничто не должно мешать стать банком. Точно также банк должен при необходимости иметь возможность трансформироваться в финансовую компанию без каких-либо дополнительных условий, кроме погашения обязательств перед вкладчиками. Мы довольны процедурой прекращения деятельности банка без ликвидации, которая сейчас разрешила трансформацию банков в финансовые компании.

Это взаимопроникновение структур очень важно, поэтому мы в будущем сосредоточимся на новом законе, предусматривающем комплексное регулирование банков и других кредитных учреждений. Возможно, это уже будет не закон о банках, а закон о кредитных учреждениях, как в Европейском Союзе.

Также мы не видим целесообразности в двустадийной модели создания финансовых компаний: сначала регистрация и получение свидетельства, затем - выдача лицензии. Кроме того, у нас достаточно либеральное видение в отношении комбинации нескольких лицензий на разные финансовые услуги у одной компании.

- У многих участников небанковского финрынка есть опасение, что после смены регулятора на нем произойдет "чистка" подобно той, которая произошла с банками.

- Вопрос провокационный. Давайте посмотрим на банковский рынок. За что закрывались банки? Большая часть банков, наверное, 70% по количеству, была выведена из-за недостаточности капитала. Поэтому задаем первый вопрос: какие участники финансового рынка потенциально могут иметь проблемы с реальным капиталом? Мы не говорим об уставном капитале, который сформирован в соответствии с законодательством, мы говорим о собственном капитале с учетом реальной оценки активов и рисков в зависимости от типа компании. Это будет первый тест. Я не знаю, какое количество компаний его не пройдет.

Второй тест – это финансовый мониторинг. Здесь для некоторых небанковских учреждений будет несколько проще, поскольку они не осуществляют расчетно-кассовое обслуживание клиентов. Но могут быть вопросы о некачественных активах, схемах по потенциальному отмыванию денег, реальности тех или иных операций, к примеру, по перестрахованию. Кстати, опровергну часто звучащий тезис, что якобы НБУ отрицает перестрахование как класс. Это неправда. Мы прекрасно понимаем важность этого направления деятельности страхового рынка, которое в некоторых сегментах является критично важным. Но нужно честно ответить себе на вопрос: все ли процессы, которые происходят в этом сегменте, являются, по сути, перестрахованием или страхованием? Вопрос использования инструментов финансового рынка в целях, не соответствующих высоким стандартам функционирования этого рынка, будет обязательно изучаться.

Третий тест – это прозрачная структура собственности. Здесь не может быть никаких компромиссов. На наш взгляд, полноценное, адекватное раскрытие структуры собственников – это одно из базовых лицензионных условий, и компании, которые не раскроют реальных собственников, не должны находиться на рынке. Мы считаем, что с этого все начинается: все остальные надзорные действия начинаются с того, что регулятор понимает, кто владеет компаний.

Вот три простых и одновременно сложных теста, которым компании должны соответствовать.

- Делал ли Нацбанк какие-то исследования, сколько участников рынка могут пройти эти тесты?

- У нас недостаточно данных. Та отчетность, которую мы можем видеть, не дает возможности сделать реальный анализ. Для этого необходимо пойти на инспекции, проверить документы.

Но, не скрою, для себя мы проанализировали из публичных источников данные о собственниках ТОП-50 страховых компаний. Я скажу так: с наложением наших критериев, наверное, к некоторым из компаний у нас гипотетически могли бы быть вопросы, при этом выводов мы никаких не делаем. Но для того, чтобы подтвердить гипотезу, нужно сделать много работы: посмотреть, как формировался капитал, какие связанные операции происходят, а также на многие другие факторы. В целом ситуация ничем не отличается от банковского сектора: в марте 2015 года, когда мы только начали работать над достижением прозрачных структур собственности банков, более 40% из почти 180 банков имели признаки непрозрачной структуры. Плюс минус та же ситуация сегодня, наверняка, и на небанковском финансовом рынке.

Но этому рынку сейчас, на мой взгляд, гораздо проще, чем тогда было банкам. В 2014-2015 гг. банковский рынок находился в условиях кризиса, вооруженной агрессии и отсутствия комплексного понимания будущего развития у них и у самого регулятора, который тоже переформатировался. Рынок каждый день ждал новостей, мы сами были вынуждены подстраиваться под определенные глобальные общеэкономические процессы. Сегодня же небанковский рынок имеет все данные для того, чтобы понимать, к чему готовиться, на какие вопросы обращать внимание и каким требованиям соответствовать для того, чтобы остаться на рынке.

Даже если "сплит" не произойдет, мне кажется, реформа финансового сектора случится в том или ином формате. Если не сейчас, то через год, через два она произойдет обязательно. Те компании, которые к ней подготовятся, будут жизнеспособными, а остальные уйдут. Мне кажется, прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять".

- При похожей ситуации на небанковском и банковском рынках есть одно существенное отличие – на банковском рынке есть крупные государственные банки. Возможно, на страховом рынке также целесообразно создать нечто подобное?

- Не уверен, готово ли государство создавать специальное учреждение, в том числе для покрытия рисков участников небанковского финрынка, но одно могу сказать точно: одной из основных проблем банковского сектора мы считаем колоссальную долю государства в нем. По моему персональному мнению, государство априори - неэффективный собственник и неэффективный управитель. На мой взгляд, чистый и прозрачный  коммерческий сектор всегда отрегулирует себя лучше, чем государство.

- Считаете ли необходимым создание Фонда гарантирования выплат для страховых компаний?

- Возможно, поскольку клиенты страховых компаний должны быть защищены и находиться на равноправных условиях (с вкладчиками банков – ИФ). Тем более, что мы на страховую систему возлагаем большую роль в процессах инвестирования и рассчитываем на ее значительный рост. Во многих странах Европы доля страхового рынка ненамного меньше, чем банковского. И если это наша целевая модель, то, конечно, дополнительная гарантия для инвесторов и страхователей нужна.

Но формат работы такой структуры должен быть каким-то образом синхронизирован с существующим Фондом гарантирования вкладов физлиц. Может это делать в рамках единой структуры, некоего общего Фонда гарантирования? Возможно, это должно быть какое-то отдельное подразделение. Пока не могу сказать.

- Мы много говорили о страховщиках. У кредитных союзов, в свою очередь, есть опасения, что их, как конкурентов банков, после "сплита" Нацбанк может полностью убрать с рынка.

- Такие опасения совершенно не обоснованы. Мы видим роль кредитных союзов в цивилизованных странах, когда кредитный союз – это способ взаимной поддержки и приумножения доходов участников кредитного союза. Поэтому никаких дискриминационных мер Нацбанк применять не будет. Финансовая система всего мира развивается в направлении, при котором роль небанковских учреждений стремительно возрастает. Это тенденция. Думаю, ее сломать невозможно. Небанковские учреждения будут получать все больше и больше возможностей в современной архитектуре финансового сегмента. Чего стоит, например, инициатива предоставления небанковским учреждениям права ведения счетов.

На наш взгляд, пока на данный конкретный момент это преждевременно, поскольку сам финансовый сектор не упорядочен надлежащим образом, но это вопрос времени. Рано или поздно мы должны дать право небанковским учреждениям, которые соответствуют лицензионным требованиям, право проводить платежи, расчетно-кассовое обслуживание, выдавать кредиты и, потенциально, привлекать средства, если это будет компания со статусом кредитного учреждения. Вопрос: чем она отличается от банка? Ничем. Только объем требований значительно ниже. Так что ситуация может быть обратной – банки окажутся дискриминированы, так как ограничены множеством нормативов. Поэтому ЕС пошел по пути одинакового регулирования капитальных и других пруденциальных требований для банков и для кредитных учреждений, которые привлекают средства, поскольку они ничем не отличаются с точки зрения риска.

Еще раз озвучу – не нужно никому бояться конкуренции. Нужно встраиваться в фарватер и двигаться в том направлении, что и весь цивилизованный мир: банкам необходимо становиться более технологичными и оптимизировать расходы, а небанковским учреждениям, претендующим на предоставление широкого спектра финансовых услуг, – быть готовым к выполнению общих требований.

 

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

ПОСЛЕДНЕЕ

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

И.о. главы ГФС Власов: У меня нет амбиций участвовать в конкурсе на пост главы ГФС

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Глава НКРЭКУ: С 1 января планируем уменьшить тарифы на вход-выход из ГТС минимум вдвое

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА