17:50 24.09.2018

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

20 мин читать
Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Эксклюзивное интервью главы Национальной службы здоровья Олега Петренко агентству "Интерфакс-Украина"

Чего было больше за время работы с начала создания НСЗУ – достижений или неудач?

Достижений, по-моему, гораздо больше, чем можно было себе представить даже по самому оптимистичному сценарию. Нам удалось провести две волны подписания деклараций, подписать 623 договора с учреждениями "первички", осуществить уже три оплаты. Это, мне кажется, говорит само за себя. Здесь не нужно много объяснять, почему это достижение: это было сделано впервые в Украине.

В первую волну с 25 мая по 5 июня в реформу вошло 161 заведение: мы ожидали около 50, а получилось в три раза больше. Все эти медучреждения с 1 июля начали получать деньги. Первая оплата превысила четверть миллиарда. Вторая волна проходила с 25 июля по 15 августа, мы заключили 462 договора. В целом мы сейчас имеем 623 договора с учреждениями первичного уровня, среди которых 538 - это коммунальные некоммерческие предприятия (КНП), 85 - частные. Если частных (с учетом физлиц-предпринимателей) в первую волну было всего семь, то во вторую уже 73 – это значительное количество. И мы, и медучреждения убедились в том, о чем говорили очень давно – деньги пошли за пациентом.

Это не значит, что трудностей не возникает или не будет возникать. Мы меняем давно устоявшуюся систему, на которой удавалось паразитировать многим. И сопротивление нашим действиям будет расти по мере того, как мы охватываем все больше медицинских учреждений. Ведь основные деньги "ходят" не на уровне "первички", но специализированной медицинской помощи, где дорогие препараты, оборудование и услуги.

Была разница в первой и второй волне?

Разница между первой и второй волной была, на мой взгляд, обусловлена тем, что в ходе первой волны никто не верил в реформу, особенно ФОПы. Но те, кто поверил, те получили деньги, при этом мы не говорили им, в каких банках открывать счета. Поэтому вторая волна пошла более активно, люди поверили, что мы вообще сможем осуществлять эти выплаты. Ясно, что за этими достижениями стоит самоотверженная и, возможно, даже на грани человеческих возможностей, работа небольшого коллектива НСЗУ. Во время первой волны подписания это было менее 30 человек, которые, честно говоря, работали по 20 часов в сутки.

А сейчас у вас сколько людей?

Сегодня уже около 70, и мы еще набираем сотрудников. Мы объявляем конкурсы на вакантные должности практически каждую неделю, в первую очередь, в те подразделения, которые сейчас очень важны. Вытянуть конкурсы на все 100 вакантных должностей НСЗУ нам сейчас физически невозможно, поэтому мы выбираем по 10-15 ключевых должностей, и каждую неделю объявляется конкурс.

А сейчас какие вакансии наиболее актуальные для вас?

Как это ни странно, но сейчас продолжается набор в договорной отдел, потому что он будет очень большим, в подразделения первичной медпомощи, подразделения, связанные с реимбурсацией лекарственных средств, которая уже со следующего года будет осуществлена через НСЗУ. Кроме того, важны все административные подразделения, которые будут обеспечивать работу офиса. Если честно, то мне казалось, что это легко, но оказалось, что это очень непросто сделать.

Почему? Есть недостаток кандидатов?

К сожалению, кандидатов гораздо меньше, чем хотелось бы. С одной стороны, конкурсная процедура должна позволять многим людям претендовать на равных условиях на соискание должностей в государственной службе, а с другой – на конкурсы в разные госстурктуры ходят одни и те же люди, которые не всегда соответствуют тем ценностям и компетентности, которые нас устраивают. Поэтому много конкурсов остается без победителей.

Насколько для кандидатов интересна заработная плата в НСЗУ?

Для того чтобы прийти на работу в НСЗУ, нужно иметь желание что-то изменить в этой стране, в этом государстве. Базовая ставка в НСЗУ не является конкурентной со среднерыночной зарплатой, но в целом она обеспечивает базовые потребности. К тому же мы можем выплачивать премиальные, чтобы те люди, которые делают значительный объем работы, работая за пятерых, иногда по выходным, иногда с 07:00 до 23:00, получали вознаграждение.

Вы сказали о премии: в одной госструктуре премии превышали 150 тыс. грн в месяц. У вас такие премии?

Вы шутите? На содержание всей Национальной службы здоровья в год выделено 211 млн грн. К сожалению, все немного скромнее, но немножко больше, чем средняя зарплата в Киеве.

НСЗУ разместилось в районе метро "Почайна" - это не центр города, что довольно непривычно для государственной структуры…

В здании Министерства здравоохранения на ул. Грушевского у нас было два кабинета. Там нет возможности разместить службу, тем более что служба, согласно штатному расписанию, должна иметь только в центральном аппарате 350 человек; кроме того, должны быть территориальные подразделения в Киеве и Киевской области. Соответственно, речь идет о штате в 300-400 человек. Мы считаем, что нам необходим новый современный офис. Пока мы имеем возможность работать с этим зданием на "Почайне", сделаем ремонт. Правда, на 2018 год средств на ремонт нет, но есть определенные средства, которые позволяют нам сделать проектно-сметную документацию. Есть подтверждение от Министерства финансов о готовности профинансировать расходы, которые позволят нам как минимум привести здание в порядок. Я очень хочу, чтобы те люди, которых я собираю, - а это очень сильная команда, которая продемонстрировала феноменальный результат, - имели хорошие условия для работы. НСЗУ берет не количеством сотрудников, а их качеством: мы создаем новый центральный орган исполнительной власти с человеческим лицом и с интеллектуальной составляющей. Люди, которые с девяти до шести носят бумажки, не смогут у нас работать. Нам нужно делать реформу.

Когда будет третья волна подписания договоров, будет ли четвертая?

Эти волны, или этапы связаны с особенностью этапов развертывания реформы. Волны – это дань бюджетному законодательству, мы не можем выйти из правового поля и квартального распределения бюджета. Сейчас в реформе 623 учреждения, в целом мы оцениваем их количество примерно в 1200. Дело в том, что сейчас медучреждения активно реорганизуются, автономизируются, объединяются, разъединяются. Мы получаем эту информацию от Минздрава и от местных властей, с которыми мы постепенно налаживаем систему взаимодействия. На местах тоже должны понять, что появился новый центральный орган исполнительной власти – НСЗУ, выступающая в качестве единого национального заказчика и плательщика, и часть функций от Минздрава и департаментов здравоохранения перешла к ней. По "первичке" это уже поняли – за две волны подписания договоров в реформу вошли почти 50% всех медучреждений. Это территории, на которых проживают около 23 млн человек, более половины населения Украины. Это очень существенная часть.

А как будут обслуживать людей, которые проживают на этой территории, но не заключили декларацию?

Они будут получать медицинское обслуживание, но за них медучреждение получит меньше, чем за декларантов: 240 грн. Мы все же советуем каждому украинцу выбрать семейного врача, с которым можно построить доверительные отношения, который будет знать историю и проблемы, и сможет помогать гораздо более эффективно, чем случайный врач, у которого оказалось окно в графике приема.

Частные заведения считают, что это не очень конкурентно, ведь коммунальные клиники будут получать деньги, даже не подписав декларации, а частные не будут…

Частные учреждения могут сказать также, что Бюджетный кодекс предусматривает оплату коммунальных услуг для коммунальных некоммерческих предприятий (НКП), которыми в результате автономизации стали коммунальные медучреждения. И это тоже неконкурентно. Но нужно, чтобы вы посмотрели на это не со стороны "зрады", а со стороны "перемоги": в Украине впервые за всю историю состоялся тектонический сдвиг: выполняя статью Конституции о равенстве всех форм собственности перед законом, НСЗУ заключила контракты с частными клиниками и оплатила им услуги бюджетными средствами. До сих пор государство частным провайдерам любых медицинских услуг никогда ничего не платило. Сейчас происходит кардинальное изменение, и это, естественно, непросто: в ходе изменений выявляются проблемы, которые накапливались 25 лет. Сейчас если частные медучреждения в рамках договора предоставляют гарантированный перечень услуг безвозмездно в момент оказания помощи, то мы им платим за это. Это уже революция. Я думаю, что в ближайшее время мы, скорее всего, не уравняем частные и коммунальные клиники в отношении коммунальных платежей, потому что это предписание Бюджетного кодекса, на мой взгляд, к этому нужно будет прийти через год-два-три, для этого требуется определенное время. Но проблемы с вакцинами и с больничными в частных клиниках, надеюсь, будут решены достаточно быстро. Думаю, что к концу года по этим параметрам мы выровняем условия, в которых работают государственные и частные медучреждения.

"Красный список", оплата 240 грн по субвенции за тех, кто не подписал декларацию - это карт-бланш для не очень эффективных клиник. Это определенная подушка безопасности для тех, кто не верил в реформу. Но с 2020 года, когда новая система государственных гарантий развернется в полном объеме, понятия "красный список" вообще не будет.

Сколько, по вашим прогнозам, в следующем году останется медучреждений в "красном списке"?

Сейчас у нас заключено около 16,4 млн деклараций - это "зеленый" список. По нашим расчетам, сейчас в Украине около 38,8 млн населения. То есть уже более 40% населения заключили декларации. Если динамика будет сохраняться, мы рассчитываем, что к концу 2019 года около 70% населения будет уже в "зеленом" списке. К концу текущего года мы выйдем примерно на 50-55%. Хотя это оптимистический прогноз, ведь динамика вначале растет быстро, а потом замедляется. В Польше, например, на 85% вышли за пять лет.

Недавно одна из коллег рассказывала, что в частной клинике, с которой она заключил декларацию, ей сказали, что все входящие в гарантированный пакет анализы - платные. Прокомментируйте эту ситуацию.

Некоторые частные заведения, несмотря на то, что мы очень рады их участию в реформе, не очень понимают свою роль в происходящих изменениях. Например, 17 частных клиник, которые вошли в реформу во вторую волну, имеют 0 деклараций. Клиники подписали договор с НСЗУ и теперь думают, каким образом его выполнить. Соответственно я бы очень хотел, чтобы те клиники, которые входят в реформу, даже крупные клиники, которые очень широко используют договор с НСЗУ для пиара, прочитали закон и порядок предоставления первичной медпомощи. Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования. Мы оплачиваем оказанные услуги, и проверяем медучреждения. Если подобные факты дважды подтверждаются фактическим контролем, мы расторгаем договор. Если частная клиника не хочет с нами работать на наших условиях, мы не сможем ее заставить. Если у частной клиники нет деклараций, мы ей платить не будем. И не будем платить за договор.

Как НСЗУ планирует контролировать распределение и использование средств?

Контрольная функция – одна из важнейших. Возможно, мы сейчас не уделяем этому достаточное внимание из-за отсутствия достаточного ресурса, но подразделения контроля активно развиваются. У нас уже есть подразделение мониторинга договоров, в котором достаточно людей для начала контроля именно первичной практики.

В целом НСЗУ предусматривает три вида контроля: автоматический, автоматизированный и фактический.

Именно по данным автоматического контроля система просигнализировала нам о странном заключении в одной из клиник всех 100% деклараций по методу верификации по документам, в то время как в среднем по стране 96% всех деклараций заключают методом верификации по СМС, и только 4% с помощью верификации по документам. Автоматизированный контроль показал, что эта клиника сильно выпадает из медианного значения, и мы начали внимательнее изучать это медучреждение. Затем мы увидели, что из 44 тыс. деклараций 20 тыс. в этой клинике заключили за 15 дней с одной учетной записи. Это невозможно, так как декларации должны были бы заключаться со скоростью одна декларация в минуту круглосуточно. Это не является незаконным, но у нас есть подозрения, что порядок заключения декларации был нарушен, возможно, получился какой-то скрипт/алгоритм, который помогал переносить в систему ранее полученные данные.

Так нельзя делать?

Физически это возможно, но это нарушение порядка. Когда декларация заключается в системе, тогда вы работаете с конкретным человеком, конкретным пациентом, он может проверить свои данные.

В случае нарушения, о котором я говорю, нельзя было представить себе, что три часа ночи пациенты сидят в очереди и подписывают декларацию. После автоматического и автоматизированного контроля был осуществлен фактический контроль, наши сотрудники выехали в эту клинику и попросили показать каждую сотую декларацию из тех 44 тысяч – ни одна из них не была распечатана системой, они все были заполнены вручную, ручкой был вписан номер из системы, на 2/3 деклараций не было подписи пациента. Это кардинально не соответствует порядку выбора врача, поэтому весь этот массив деклараций мы были вынуждены признать заключенным не по закону и деактивировать его. В этой клинике было всего 628 нормальных деклараций. Мы за них заплатили, а за остальные – нет. Сейчас они активно перезаключают декларации. Договор у них существует, мы его не разорвали, хотя у нас есть такие полномочия, но мы понимаем, что здесь не было злого умысла, такое бывает. Но впоследствии, если это будут мошеннические действия, тогда мы будем обращаться в правоохранительные органы.

Справедливости ради стоит сказать, что это не всегда злой умысел, но это нарушение процедуры, определенной законом. Без четкого соблюдения процедуры и порядка реформирование системы невозможно и не должно происходить. Медучреждения должны понять, что мы не машина, которая просто выплачивает деньги. Мы контролируем, за что платятся бюджетные средства.

Это был один такой случай по всей Украине?

Да, один из 161 заведения, которые сейчас имеют контракты. Я, правда, не уверен, что подобных случаев больше не будет, но надеюсь, что уже через полгода у нас будет полностью укомплектованный департамент мониторинга договоров, который будет выявлять такие отклонения.

Можно ли будет пожаловаться в НСЗУ на какое-то определенное медучреждение?

Мы хотим быть системным органом, а система предусматривает обратную связь. Мы сейчас активно работаем над созданием собственного контакт-центра, горячей линии, которая будет обрабатывать все виды обращений. Это будет одним из каналов автоматизированного контроля. Например, если мы увидим, что на какое-то медучреждение больше жалоб, чем в среднем, мы его проверим. И если фактический контроль покажет, что есть какая-то проблема, мы можем приостановить оплату до выяснения обстоятельств. А если мы найдем проблемы, которые могут расцениваться как мошеннические действия, мы можем обратиться в правоохранительные органы и разорвать контракт.

Как вы оцениваете развитие реформы в регионах? Где реформа идет активно, где не очень?

Тут картина очень динамичная. Хороший пример – Сумы, где в первую волну в реформу вошло одно частное медучреждение, а во вторую – 29 НКП, т.е. больше половины всех учреждений первичной помощи. Так же было в Чернигове, Тернополе, Волынской области, Львове, где во вторую волну в реформу вошли почти все медучреждения.

Что их стимулировало?

Я сейчас вспоминаю, как это было: была пятница, 13 июля, в 14.00 – началась "истерика", в положительном смысле, особенно от физлиц-предпринимателей – на их счета пришли деньги, прямо из казначейства, не нужно было подавать никаких отчетов. Они могли открыть счет в любом банке, мы это не регламентируем, мы - оператор казначейских средств. Мы заключили договор – им пришли средства. Многие не верили, что эта проплата пройдет, ведь платежи из казначейства - это сложно, но мы сделали систему дистанционного обслуживания, одну из первых в Украине. Благодаря казначейству и поддержке Минфина мы за два месяца разработали инструментарий, который реально позволяет фактически дистанционное электронное обслуживание. Это не сканированные документы с мокрыми печатями, это реальный реестр. Затем у нас будут аптеки, учреждения вторичной медпомощи, все процессы должны происходить автоматически. Это очень большой объем работы.

Какие у вас мощности, чтобы обрабатывать такой массив электронных данных? Вы арендуете серверы или все реестры хранятся у вас на рабочих компьютерах?

Сейчас у нас пока небольшое количество данных, но мы активно работаем и их будет больше. Мы будем работать с данными у себя в НСЗУ, в том числе, для процессинга договоров, оплат и медицинских данных. Потом мы будем проводить мониторинг потребления услуг, для этого потребуются дополнительные мощности. Сейчас уже объявлен тендер на закупку информационной системы НCЗУ.

Вы будете разрабатывать свою систему НСЗУ?

Нет, есть готовые продукты, например, Oracle, Microsoft, которые обеспечивают работу и платежи в аналогичных НСЗУ госорганах в Великобритании, Польше, Эстонии. Мы будем использовать хорошо зарекомендовавшие себя продукты, мы ничего не будем придумывать сами.

Как НСЗУ будет работать со специализированной и высокоспециализированной медпомощью? Фактически на первичном уровне медпомощи в процессе реформы идет перераспределение и контроль средств, а на вторичку и третичку нужно будет привлекать какие-то дополнительные ресурсы?

Фактически даже на первичке медучреждения получили дополнительные ресурсы. Мы стремимся к тому, чтобы  первичка со временем перетянула на себя часть случаев, которые сейчас идут на вторичку, соответственно, на ней будет меньше потребления. И там будут идти процессы, связанные с реструктуризацией.

Мы также будем подписывать договоры со всеми больницами, ведь с 2020 года все медицинские услуги будут предоставляться в рамках контракта с НСЗУ. Для того, чтобы медучреждение получило средства из госбюджета, оно должно будет иметь договор с НСЗУ. Если коммунальное медучреждение, например, районная больница не захочет заключать договор с НСЗУ, его будет содержать местный бюджет.

НСЗУ будет работать по базовому тарифу. Мы отвечаем, за что мы платим, кому платим и как платим. За что платим – это перечень медуслуг, которые покрывает бюджет. Так делается во всем мире, мы ничего не придумываем. Не слушайте людей, которые очень мало понимают в здравоохранении, но которые используют такие слова, как страхование. Деньги ниоткуда не берутся: если для страхования нет источника, то его нет.

Вторая часть вопроса - кому мы платим. Вероятно, мы будем платить не всем. То есть, скорее всего, со временем появятся больницы, которым мы не будем платить, и будут больницы, которым мы будем платить не за все услуги.

Например?

Например, самый простой и банальный пример, хорошо понятный всем. Согласно европейской практике, для того, чтобы роды были безопасными, в роддоме или в родильном отделении должно быть не менее 500 родов в год. А врач, который там работает, должен принимать хотя бы одни роды в день. Если эти показатели меньше, то качество медпомощи снижается и в таких больницах рожать опасно.

И вы закрываете такие больницы?

Мы ничего не закрываем. Мы говорим, что мы покупаем определенный вид услуг у тех, кто отвечает определенным критериям. Мы не будем покупать услуги хирургии там, где хирурги не делают операции и не будем покупать услугу родовспоможения, где не проводятся роды. Если какой-то из установленных нами критериев в клинике не будет соблюдаться, мы не будем отвечать за финансирование этой клиники за счет госбюджета. Эту клинику сможет содержать местная власть, если захочет.

Т.е. вы все-таки будете побуждать местные власти к закрытию клиник?

Как мы можем это сделать, если у нас сеть медучреждений не может быть сокращена? У нас есть много юристов, много людей, которые должны работать над вторым разделом Конституции, совершенствовать понимание социально-экономических правил. Украине нужно сделать много домашних заданий. Мы не популистская организация, мы - центральный орган исполнительной власти и мы опираемся на экономику. Если у нас есть данные, что в какой-то клинике есть стены и врачи, а услуги не предоставляются, мы не будем ее финансировать. Точнее сказать, мы вообще не будем "финансировать учреждения", мы оплачиваем медицинские услуги, предоставленные людям.

Когда может быть подписан первый договор с медучреждением вторичного и третичного уровня?

С 1 апреля 2019 года. Тогда будет запущен пилотный проект по работе со специализированными и высокоспециализированными медучреждениями в Полтавской области. Полтавская область лучше других готова к реализации этого направления, здесь два года собирали данные. До 1 апреля 219 года все больницы Полтавской области, за редким исключением (психиатрия и инфекционные), будут автономизированы.

Если сегодня на оплату вторичных и третичных медуслуг не хватает средств, то откуда они появятся, если клиники заключат договор с НСЗУ?

Мы будем оплачивать за пролеченные случаи на основе тарифа. Базовый тариф будет включать в себя   амортизацию оборудования, работу врачей, лекарства. Это тариф, который все включает и работает в 90% случаев. Но есть особые виды услуг, специализированные, с применением дорогих препаратов. Если лекарства в базовом тарифе составляют 7-10%, то, например, в онкологии, кардиохирургии доля лекарственных средств и средств медицинского назначения превышает 50%, поэтому здесь формируется другой вариант тарифа. Он учитывает, в том числе, дофинансирование и будет зависеть от имеющихся у нас средств.

Мы выступаем как маленький медицинский Минфин: есть определенная сумма денег и мы должны сказать, что мы сможем сделать за эти деньги. Если правительство, а тем более парламент, дадут нам дополнительные деньги, мы будем рады, но нам нужно будет решать, кому мы даем, а кому - нет. Но госбюджет ведь не бездонный. Наша задача - эффективно и справедливо распределить те средства, которые парламент решит выделить на здравоохранение. При этом мы оперируем четкими прозрачными и обязательными правилами, которые все понимают.

Ваши оппоненты, депутаты говорят, что нет возможности покрыть, например, всю онкологию за счет бюджета…

Те оппоненты пусть создают благотворительные организации, но мы им четко скажем, что у нас есть средства на первую линию, на два препарата. И мы сможем обеспечить этот объем за государственные средства. Но мы не генерируем ресурсы, мы ими управляем. Сколько нам дали, столько мы и потратили. Но мы должны прийти к четкому пониманию -  где и сколько не хватает, а не так, как сейчас, когда государство строит расчеты на предположениях. Когда будут данные, мы четко сможем сказать, на что не хватает. И будем думать, где искать. Сейчас выборы, сейчас хороший период, чтобы повышать финансирование здравоохранения. Любая политическая сила заинтересована в улучшении медицинской системы, которая влияет на всех без исключения избирателей. При этом важно, чтобы здоровье и жизни людей не становились разменной монетой в политической конкуренции.

Вы сказали, что в следующем году будет запущен пилотный проект в Полтавской области. А когда по всей Украине?

С 1 января 2020 года единственный способ финансирования медицинских услуг для граждан Украины и граждан, приравненных к ним в правах, будет через НСЗУ по принципу "деньги идут за пациентом". С 1 января 2020 года это должно быть. Мы делаем все, чтобы эта система работала, и чтобы мы были готовы. С 1 апреля 2019 года к НСЗУ перейдет программа реимбурсации "Доступные лекарства", она трансформируется. Думаю, что через три месяца будем к этому готовы.

А закупками вы тоже будете заниматься?

Централизованными - нет. Но все централизованные закупки будут проинвентаризированы, препараты, которые можно будет получать в аптеке, будут переданы в программу реимбурсации – в госпитальном сегменте это снизит часть тарифа. Централизованные закупки сузятся до минимума, возможно, останутся в иммунизации, лечении туберкулеза, ВИЧ\СПИД - то, что государством закупается в большом количестве. Все остальное пойдет через реимбурсацию, через аптеки или войдет в тариф на медобслуживание.

Как вы прокомментируете бюджет на 2019 год?

Предложенный правительством проект бюджета предусмотрел достаточное финансирование наших программ на следующий год. В то же время, нужно понимать - денег на здравоохранение слишком много не бывает. Чем больше денег выделит государство, тем больше медицинских услуг войдет в бесплатный пакет медуслуг. В любом случае, роль НСЗУ - найти оптимальный способ распорядиться теми деньгами, которые есть, чтобы помочь как можно большему количеству людей. Поэтому следующий год очень важен для всей системы здравоохранения, ведь в результате пилотных проектов мы наконец-то получим качественную статистику и расчеты для формирования программ госгарантий в будущем.

В последующие годы мне очень хотелось бы видеть полноценный переход на среднесрочное бюджетное планирование. Система здравоохранения не должна финансироваться от года к году, ведь учреждения должны планировать и закупать дорогостоящее оборудование, нанимать персонал, внедрять инновации. Чтобы построить качественную систему, нужно думать более длительными временными категориями.

Как будут распределяться дополнительные деньги на медицину?

Помимо программы государственных гарантий для первичной медицинской помощи, которая заработала в этом году, мы реализуем два пилотных проекта в специализированной медицинской помощи - для амбулаторного лечения и для лечения в стационаре. Кроме этого, с 1 апреля 2019 года мы возьмем на себя реализацию правительственной программы "Доступные лекарства" - реимбурсации, то есть возмещения стоимости основных препаратов для лечения самых распространенных серьезных заболеваний, которые эффективно лечатся амбулаторно. До этого времени задача НСЗУ - вовремя подписать и зарегистрировать в электронной системе договора с достаточным количеством аптек, в которых люди смогут получать препараты.

Хватит ли денег для покрытия программы реимбурсации? На первичку? На вторичную медпомощь?

Пока что на программу реимбурсации в бюджете предусмотрели 1 млрд грн. По нашим расчетам это покроет только половину потребностей пациентов. Поэтому мы надеемся, что и правительство, и Верховная Рада смогут учесть эту проблему и найти дополнительный миллиард на лекарства от сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы и диабета II типа - самых распространенных и опасных для жизни.

Нашлось в бюджете 2 млрд грн для пилота госгарантий в амбулаторной специализированной помощи - в эту программу смогут войти автономизированные медицинские учреждения, то есть те, которые зарегистрировались как коммунальные неприбыльные предприятия. Еще 966,8 млн грн предусмотрено на пилотный проект в стационарной медицинской помощи в Полтавской области. Учитывая, что надежных статистических данных пока нет ни у кого, мы рассчитываем, что этих средств хватит, чтобы пилотные программы принесли плоды. Не в последнюю очередь они нужны, чтобы мы собрали качественную статистику для расчетов на будущее.

На оплату же первичной медицинской помощи, по нашим расчетам, выделенных из бюджета средств будет достаточно, и при этом мы сохраним тарифы на текущем уровне.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Замглавы НБУ Д.Сологуб: стратегия макропруденциальной политики - это инструмент коммуникации, в ней отражены наши планы и действия

Глава ЦИК Слипачук: я знаю ценность независимости и беспристрастности

Экс-глава Госавиаслужбы Антонюк: На украинских маршрутах нет места для единовременной работы трех и более авиакомпаний - лишних рынок заставит уйти

Президент УЗА: Украина к 2022 году может увеличить производство зерновых и масличных до 100 млн тонн, а экспортировать около 70 млн тонн

Представитель Crown Agents: "С внедрением международных практик закупок лекарств ушел элемент экстренного режима"

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

ПОСЛЕДНЕЕ

Замгендиректора МТСБУ Л.Белошицкая: Задача Моторного бюро - защищать тех, кому не повезло

Стефанишина: "Наша задача – создать систему закупок лекарств, которая будет органично встроена в новую систему здравоохранения"

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА