14:48 04.05.2018

Главврач "Охматдета": Я хочу поменять менталитет врачей и медперсонала

12 мин читать
Главврач "Охматдета": Я хочу поменять менталитет врачей и медперсонала

Эксклюзивное интервью главного врача больницы "Охматдет" Ирины Садовьяк агентству "Интерфакс-Украина" о ситуации с лекарственным обеспечением и о планах развития клиники

Главный врач больницы "Охматдет" Ирина Садовьяк считает абсурдной ситуацию, когда руководители отделений клиники не доносят до родителей пациентов информацию о наличии на складах препаратов и заставляют их покупать эти препараты за собственные средства. В соответствии со своими должностными обязанностями руководители отделений обязаны информировать родителей о наличии лекарств на складе. Однако, по словам главврача, далеко не все руководители это делают.

- Должны ли руководители подразделений доносить пациентам, их родителям информацию о наличии лекарственных средств, закупленных за средства бюджета?

- Да, это предусмотрено нашими приказами. И они все об этом знают. Это прямая обязанность - обеспечить и организовать работу своего отделения, работу с родителями или с пациентами, чтобы они были об этом осведомлены. Нашими приказами предусмотрено, что информация о наличии лекарств на складе должна обновляться каждую неделю, не говоря уже о прямом общении врача с родителями пациентов.

Мы постоянно анализируем ситуацию с лекарственным обеспечением наших пациентов. Вся информация, которую я получила до сих пор, поступила от тех работников, которые занимались этими вопросами. Сейчас я поняла, в чем могут быть риски, в чем могут быть проблемы, и мы с новой командой стараемся сделать все для того, чтобы понять, что происходит на самом деле.

Я пришла в Охматдет восемь месяцев назад, но я пришла одна, без своей команды, мне нужно было время, чтобы подобрать людей, которым я буду доверять. На сегодняшний день у нас уже три новых заместителя – новый заместитель главврача по медицинской части Юрий Довбня, заместитель по развитию Олег Полозенко и заместитель главврача по техническим вопросам Виталий Шамрай. Я доверяю этим людям, я доверяю сообщаемым ими фактам, я доверяю их анализу. И нам прямо сейчас легче стало совместно работать. На самом деле очень трудно подбирать кадры: заработная плата в государственных учреждениях невысокая, а проблем здесь очень много. Но люди, которые все-таки появляются в клинике, я уверена, искренне верят в то, что мы вместе можем что-то изменить, исправить ситуацию.

- Существует ли в "Охматдете" учет лекарственных средств?

- Учет вести очень сложно, хотя бы из-за того, что в "Охматдете" нет единой информационной системы, вся информация существует на бумажных носителях, это очень сложно. Нельзя зайти в систему и посмотреть наличие препаратов на конкретный момент, вся информация находится в бумажных накладных, которые предаются со склада в отделения, оттуда в бухгалтерию, затем опять на склад…

Мы сейчас вводим электронную систему учета. Надеюсь, что она заработает месяца через два. Оказалось, что создать такую систему непросто. Во-первых, в "Охматдете" не было для этого необходимого количества компьютеров, но сейчас спонсоры подарили нам 40 компьютеров, которые мы используем для новой системы. Компьютеры будут установлены для каждой старшей медсестры каждого отделения и каждого центра, для бухгалтерии, для склада. Конечно, этого недостаточно для полноценной работы системы, но это только начало.

Кроме того, у нас недавно произошло важное событие, без которого система электронного учета не была возможна – были закуплены и установлены в новопостроенном корпусе серверы. Сейчас мы налаживаем сетевое обеспечение между корпусами. У нас есть четкий план действий, нам нужно еще максимум до двух месяцев, чтобы запустить систему электронного оборота лекарств. Когда она появится, будет намного проще.

Еще легче вести учет лекарств станет, когда мы запустим электронную форму истории болезни стационарного пациента. То есть, мы будем знать не только о количестве препаратов, которые пришли и распределены по отделениям, но и сколько и каких лекарств идет на конкретного пациента.

- Насколько сегодня больница обеспечена лекарствами за счет закупок международных организаций?

- Мы оказались перед проблемой, о существовании которой трудно было догадываться. Дело в том, что полная потребность больницы в лекарствах, которые входят в Национальный перечень основных лекарственных средств, и закупки которых, согласно законодательству, должны проводиться в первую очередь, составляет около 54 млн грн, и это 100%-ная потребность больницы в лекарственных средствах по заявкам руководителей отделений больницы. В настоящее время клиника уже провела тендеры на общую сумму 49 млн грн, и эти препараты поступают на наши склады.

Однако мы обнаружили, что в процессе формировании заявки, а значит, и плана закупок лекарств, некоторые руководители подразделений, в том числе отделения трансплантации костного мозга, ставили нули. То есть, они эти препараты не заказывали, но активно их используют за счет заказов других отделений, которым этих препаратов не хватает. В результате больница к концу года в целом испытывает нехватку этих препаратов.

Конечно, мы сможем исправить ситуацию, так как в процессе закупок мы сэкономили и деньги есть, но возникает вопрос: почему ситуацию нужно исправлять? Почему она возникла?

Сейчас, мы активно анализируем номенклатуру закупок и стараемся обеспечить полное лекарственное обеспечение лечебного процесса. В настоящее время собственный бюджет "Охматдета" на закупку лекарственных средств составляет 129,1 млн грн. Кроме того, лекарства для нас закупаются за счет государственных программ. Еще мы получаем лекарства от благотворителей (наибольшим благотворителем по лекарствам для "Охматдета" является фонд "Таблеточки").

Кстати, мы недавно изменили механизм работы с благотворительными фондами: если раньше фонды предоставляли помощь напрямую родителям, то сейчас мы, обсудив эту ситуацию, пришли к решению, чтобы помощь шла непосредственно в больницу на конкретного ребенка. К сожалению, некоторые руководители наших подразделений не привыкли к тому, что заказы, закупки и использование препаратов подконтрольны. Я в самом начале своей работы на этой должности предупреждала, что контроль будет.

- Как вы в целом оцениваете лекарственное обеспечение клиники?

- Мы постоянно анализируем информацию, знаем, какие проблемы существуют с государственными поставками. Мы работаем с Минздравом и Программой развития ООН (ПРООН, UNDP) – они постоянно нас информируют, когда будут поставки. Нам очень много помогают волонтеры, общественные организации, и если мы понимаем, что у нас нет тех или иных лекарств, то обращаемся к ним. Мы понимаем, что лекарственное обеспечение лечебного процесса во многом зависит от слаженного взаимодействия всех наших подразделений.

К сожалению, с некоторыми подразделениями у нас отсутствует взаимодействие в этом вопросе. В частности, речь идет о Центре детской онкогематологии и трансплантации костного мозга.

- Чем занимается центр трансплантации костного мозга, если пациенты на такое лечение отравляются за рубеж?

За рубеж отправляются на лечение только те пациенты, которым необходима трансплантация от неродственного HLA-совместимого донора, так как данный тип трансплантации в нашем отделении не проводиться ввиду отсутствия доступа к международным регистрам доноров костного мозга, а полноценно функционирующего донорского регистра в Украине сегодня нет. В отделении в настоящее время выполняются Ауто-ТКМ (аутологическая трансплантация костного мозга), а также Алло-ТКМ (аллогенная трансплантация костного мозга), от полностью HLA- совместимого родственного донора и частично совместимого родственного донора (Гапло-ТКМ). К сожалению, ситуация сложилась таким образом, что руководство центра не проявляет никакого интереса к тому, что закупает больница, перекладывая все лекарственное обеспечение лечения на родителей пациентов. Это ненормально. Я очень хочу поменять менталитет врачей и медперсонала, - они должны любить своего пациента. В данном случае я не увидела такого подхода к пациентам. Кроме того, мы были очень удивлены, когда выяснили, что препараты, которые родители пациентов покупают за свои деньги, закупает и больница, и Минздрав, и эти препараты есть на складе.

Мы ведем очень серьезную работу с врачами и руководителями подразделений относительно номенклатуры закупок, призываем их к участию в ее формировании. Более того, руководитель подразделения обязан подавать заявки на препараты, которые нужны в этих подразделениях. Напомню, что в настоящее время в первую очередь закупаются препараты, которые входят в Нацперечень основных лекарственных средств. Это препараты, подтвердившие свою эффективность и обоснованность применения. Но мы выяснили, что в отдельных подразделениях в заявках на закупку этих препаратов руководители проставляли нули. Так произошло в том же центре трансплантации костного мозга. Некоторые врачи являются оппонентами национального перечня, считают, что там устаревшие препараты. Возможно, в этом отделении предпочитают лечить другими препаратами?

Мы не можем безосновательно выступать оппонентами по отношению к каким-то вещам. Если у врача есть претензии и вопросы к какому-то препарату, он должен сообщить об этом, донести информацию до соответствующих госорганов и руководства больницы. Производители лекарств, которые выигрывают тендеры, в том числе наши, имеют все соответствующие документы и сертификаты. Если врач видит, что по каким-то причинам эти препараты неэффективны, или же дают не тот результат, на который рассчитывает врач, об этом нужно информировать. Мы об этом с нашими врачами говорим постоянно. Есть специальный протокол, который ведется в отношении каких-то побочных действий или эффективности препаратов, врач должен описать проблему. На сегодняшний день ни одного письменного замечания ни по одному препарату мы не имеем.

- Почему? Врачам все равно или они не верят в эффективность таких обращений?

- Я не могу сказать, что это равнодушие, скорее, это лишняя работа для врача. Но, с другой стороны, когда они говорят о неэффективности препарата, то их слова ничем не подтверждены.

И у нас есть случаи, когда большинство врачей пользуется закупаемыми препаратами, но некоторые не хотят ими пользоваться. Тем более странно, если врач отказывается использовать какой-то препарат, когда он уже закуплен за счет бюджета, но рекомендует родителям пациента самостоятельно купить его аналог.

- В социальных сетях есть информация о том, что некоторые врачи "Охматдета" рекомендуют родителям пациента приобретать незарегистрированные в Украине препараты. Как вы прокомментируете такие случаи? Часто ли так бывает?

- Препараты, которые не зарегистрированы в Украине, не могут быть закуплены за средства бюджета. Мы проанализировали использование таких препаратов в лечебном процессе. Есть случаи, когда препараты, например, не показаны по протоколу для лечения детей…

- В "Охматдете" лечатся дети, которых не смогли вылечить согласно протоколам. Это сложные и не всегда стандартные случаи, возможно, они требуют какого-то особого подхода, изменения протокола, каких-то новаций в лечении? Может именно поэтому врачи не используют то, что предусмотрено по протоколу?

- Протокол основан на доказательной базе. Это не экспериментальное лечение, это не клиническое испытание.

- Мы помним, что руководство Центра онкогематологии было очень активным оппонентом международных закупок лекарств и активно выступало против. Сейчас эта позиция не изменилась?

- Не изменилась. И она не обоснована.

- Планируете ли вы какие-то кадровые изменения, чтобы сократить количество ваших оппонентов на руководящих должностях в клинике?

- Когда я пришла на должность, от меня все ожидали очень серьезных кадровых изменений, особенно в части тех лиц, которые были причастны к руководству и имели доступ к формированию номенклатуры, к закупкам. Я для себя решила, что сначала хочу разобраться. Я дала себе время и дала время этим людям для того, чтобы не было необоснованных обвинений. У меня на это ушло много времени, но, к сожалению, я убедилась только в том, что проблема существует. Например, мы проанализировали номенклатуру заказов лекарств прошлых лет, и увидели, что какие-то препараты заказывают в необоснованно большом количестве, на следующий год их не заказывают вообще, а затем опять крупный заказ. Чем обоснован такой подход? На каких протоколах он основан? Я вижу, что подход таких руководителей ни к пациентам, ни к их родственникам, ни к профессии не изменился.

- Как вы оцениваете рекомендации применять для лечения незарегистрированные препараты? Каким образом препараты, которые не зарегистрированы в Украине, могут попасть в рекомендации врача?

- Я могу высказать свою позицию руководителя: незарегистрированные в Украине препараты могут применяться в нашей клинике при наличии научно обоснованной базы (международный протокол). Мы несем ответственность за своих пациентов. Врач, который назначает незарегистрированные в Украине препараты, должен понимать, что он тоже берет ответственность на себя.

- Были ли такие случаи, когда при использовании незарегистрированных препаратов у пациентов возникали осложнения?

- Есть один важный момент: если такое лечение успешно, то никто не задается вопросом, насколько врач имел на него право, но как только возникает проблема, то все сразу интересуются нормативной базой. Я хочу сказать, что всем надо обратить внимание на законы, которые существуют в Украине, и протоколы, которыми пользуются в Украине и во всем мире. Для того чтобы что-то в них изменить, нужно быть более активными, в том числе и врачам. Врачи должны доказывать необходимость применения того или иного лекарства, тем более, если препарат новый на рынке. А в случае, если препарат не эффективен или имеет побочные действия, врач должен доносить информацию об этом.

- Сейчас Министерство здравоохранения начинает очередной этап консультаций и семинаров по закупке лекарств, входящих в Нацперечень. Будут ли специалисты "Охматдета" проходить такое обучение, чтобы правильно рассчитать потребность в препаратах?

- Я как руководитель клиники еще осенью прошлого года пригласила специалистов Государственного экспертного центра (ГЭЦ) провести такое обучение в "Охматдете". У нас были представители из ГЭЦ, которые рассказали все о Национальном перечне, о методике расчета, о вариантах расчета, что и по какому принципу включалось в Нацперечень. Они выслушали также предложения по расширению Нацперечня, по включению в него препаратов. Все врачи и руководители подразделений "Охматдета" прошли такое обучение.

- Следует ли ожидать каких-то кадровых решений?

- Не отреагировать на эту ситуацию я не могу. Считаю, что в ситуации с лекарственным обеспечением "Охматдета" присутствует, в том числе, халатность некоторых руководителей подразделений клиники.

- Недавно в "Охматдете" была открыта первая очередь нового корпуса. Когда она начнет принимать пациентов?

- Новый корпус уже работает. В первой очереди нового корпуса начали работать диагностические службы. В течение нескольких недель уже работает кабинет УЗИ, где ежедневно проходит обследование около 10 детей.

Уже работает аппарат МРТ, который принимает 8-10 плановых пациентов в день. МРТ – это наша большая радость, ведь центральная детская больница страны до сих пор не имела аппарата МРТ, и мы наших детей отправляли на обследование в другие учреждения, родители платили деньги за них. Сейчас это обследование можно сделать на месте. Кроме того, наш аппарат МРТ единственный в Украине со специальным программным обеспечением именно для детей и с опциями, которые позволяют комфортно проводить исследования для разных возрастных категорий, даже новорожденных.

Мы также запустили линейный ускоритель, который в мае заработает в плановом режиме. Пока пациенты и врачи готовятся. И, кроме того, необходимо еще несколько дней для запуска центра службы крови в новом корпусе. Здесь также заработала лаборатория крови с уникальным современным оборудованием, которого нет ни в одной службе крови в Украине. Сейчас проводится настройка и тестирование этого оборудования.

- Когда можно ожидать запуска второй очереди нового корпуса и что там будет?

- Средства на строительство второй очереди выделены, тендер уже состоялся, подрядчик будет тот же. Считаю, что это хорошо. Мы имеем горький опыт, когда начинали одни, а другие дорабатывали. Несмотря на все проблемы, возникающие со строительством, и наша команда, и команды Кабмина и Минздрава, и подрядчик сделают все, чтобы открыть этот корпус. Нам он необходим, как воздух.

Во второй очереди будет операционный блок с 11 операционными, двумя реанимационными отделениями. Сейчас у нас реанимация полностью занята, поэтому мы вынуждены отказывать многим пациентам; у нас просто физически нет мест для того, чтобы обеспечивать реанимационные мероприятия. Благодаря новому корпусу мы сможем принять большее количество пациентов хирургического профиля.

 

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

И.о. главы ГФС Власов: У меня нет амбиций участвовать в конкурсе на пост главы ГФС

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

ПОСЛЕДНЕЕ

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Лилия Гриневич: Я не вижу возможности уменьшать количество охвата стипендий

Глава НКРЭКУ: С 1 января планируем уменьшить тарифы на вход-выход из ГТС минимум вдвое

Советник по приватизации ОПЗ: С украинскими олигархами у нас нет никакой связи

Исполнительный директор Join UP!: Мы пересматриваем условия сотрудничества с теми авиакомпаниями, с которыми было больше всего сбоев

Глава НКРЭКУ: Надеюсь, что низкие тарифы "Энергоатома" будут стимулировать к снижению тарифов остальную генерацию, а не наоборот

Глава НКРЭКУ: Мы сигнализируем, что рынок электроэнергии заработает и не стоит терять время

Посол Украины в Италии: Мы не можем воспринимать позицию Италии в вопросе продления санкций как "business as usual"

Посол Украины в Канаде: Я уверен, что у нас будет "безвиз" с Канадой

Совладелец Solway Investment Group Дан Бронштейн: "Мы намерены на ПФК полностью избавиться от потребления природного газа"

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА