17:13 06.03.2018

Директор UNDP в Украине: "Не все номенклатуры утверждены, потому процесс закупок лекарств не движется"

11 мин читать
Директор UNDP в Украине: "Не все номенклатуры утверждены, потому процесс закупок лекарств не движется"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" директора Программы развития ООН (ПРООН, UNDP) в Украине Янтомаса Химстры

- Как вы оцениваете опыт по проведению бюджетных закупок лекарств в Украине?

- Мы очень довольны тем, как продвигается закупка лекарств. Мы провели закупки за средства бюджет за два года - 2015 и 2016 годы. В настоящее время мы используем средства бюджета 2017 года, закупки продолжаются.

У нас никогда не было сомнений в том, что мы эффективно проводим закупки, важно, что и украинские организации и учреждения в сфере здравоохранения также это подтверждают. И еще очень важно отметить заключение Счетной палаты о том, что закупки через международные организации позволили сэкономить до 40% бюджета, выделенного на закупки препаратов. За три года мы уже аккумулировали значительный опыт. И не только мы, но и Министерство здравоохранения и эксперты, формирующие номенклатуры. В наших тендерах стало появляться больше украинских профессионалов, компаний-производителей.

Важно понимать, что сама закупка не является окончательной целью. Наша финальная цель - предоставить Украине наилучшие медикаменты по наилучшим ценам и научить Украину проводить закупки самостоятельно. В 2017 году мы совместно с Минздравом начали работать над созданием национального закупочного агентства, которое уже в первой половине года должно начать работу.

- Как вы оцените работу по созданию этого агентства? Есть мнение, что стратегия создания этого агентства нуждается в доработке и до его появления еще далеко…

- Мы и другие международные организации очень продуктивно сотрудничаем с руководством Минздрава. Но проблема создания совершенно нового агентства в любой стране мира это длительный процесс. Исходя из международного опыта, он может продолжаться от двух до пяти лет. Вряд ли в Украине это может получиться быстрее.

- Согласно законодательству, 2018 год – последний год, когда международные организации закупают лекарства. Что будет потом, если не будет создано национальное агентство?

- Мы обсуждали этот вопрос с руководством Минздрава. Но об этом лучше спросить у министра.

Самый сложный момент в создании украинского агентства заключается в том, что люди, которые в нем работают, должны быть очень устойчивы к коррупции. И мы, и Минздрав должны быть полностью уверенны, что новое агентство будет лучше старой системы.

- Насколько оперативно Минздрав утверждает номенклатуры закупок? Обычно это очень долго длится, номенклатуры утверждаются только осенью и соответственно закупки начинаются только к концу года.

- Мы стали замечать, что сейчас принятие номенклатур ускоряется и этот процесс становится легче. В прошлом году мы наблюдали в этом значительный прогресс. Проблема сейчас собственно заключается не в самих номенклатурах, а в цикле планирования. Потому что закупки медицинских препаратов нельзя планировать единоразово на данный год, а и на следующий год, это должен быть системный процесс. Например, список препаратов по борьбе с раком нельзя пересматривать ежегодно.

- Насколько часто, по вашему мнению, нужно пересматривать номенклатуру закупок онкопрепаратов?

- Номенклатура должна мониториться экспертами, которые будут знать какие новые препараты выходят на рынок, и, таким образом, будут осуществлять планирование. В начале 2018 года мы знаем только какой бюджет выделен. По тем спискам препаратов, которые не требуют пересмотра, возможно, стоило бы уже начинать закупки, а не ждать окончания года для перечисления средств. Мы уже попросили Минздрав поработать над данной проблемой, которая глубоко укоренилась в самой системе бюджетирования Украины. Любое решение по закупкам лекарств должно пройти утверждение в Кабинете министров, хотя это не является такой уж необходимостью. Если мы обладаем информацией о пациентах - сколько их, какими препаратами они лечатся, и если нет никаких существенных изменений, то, на наш взгляд, нет нужды проводить решения через Кабмин. И мне также кажется, что если известен перечень препаратов, который будет закупаться несколько лет подряд, то разумно было бы заключить долгосрочный контракт с поставщиками, тогда можно будет получить более выгодную цену, ведь производитель будет знать, что и когда ему нужно изготовить, и когда поставить препараты в Украину.

Тем не менее, в 2018 году повторяется один и тот же цикл: правительство должно утвердить номенклатуру, и только тогда средства перечисляются на счет ПРООН. Не все номенклатуры утверждены, потому процесс не движется.

- Сейчас номенклатуры утверждают экспертные группы при министерстве здравоохранения. Как вы оцениваете их работу?

- Что касается экспертных групп, то они достаточно хорошо справляются со своей работой, но проблема в том, что система закупок не благоприятна для пациентов, она может быть удобной для формирования бюджетного цикла, но не для пациентов. Каждый год не имеет смысла принимать заново номенклатуру по одним и тем же препаратам. Пересмотр и переутверждение номенклатуры нужно делать, только если есть какие-то изменения, например, в протоколах. Если такие изменения не предусматриваются, то закупки нужно сразу передавать закупщикам. Это наше мнение, мнение закупочной организации, мы не являемся Министерством здравоохранения, мы не влияем на законодательство и не можем нарушить закон. И в прошлом году, и в этом году мы помогали экспертным группам, знакомили их с надлежащими практиками, препаратами, которые появляются. Это тоже помогает процессу, но это только помощь, мы не влияем на принятие решений.

- Счетная палата констатирует проблемы, в частности, в поставках. Депутаты – члены профильного комитета Верховной Рады говорят, что за бюджет 2015 год еще не поставлено 5% закупленных лекарств, за бюджет 2016 года поставлена только половина лекарств. Вместе с тем, международные организации отчитываются, что все закуплено вовремя, но даже официальные данные Минздрава, которые он публикует у себя на сайте, говорят о недопоставках. Почему возникают такие сбои в поставках?

- Мы очень тщательно отслеживаем - что было поставлено и что не было поставлено. Информация об этом полностью отражена на нашем сайте и на сайте Министерства здравоохранения. Каждый раз, когда приходит какая-то очередная партия препаратов, мы подписываем акт и публикуем информацию. Это открытая информация, ничего секретного здесь нет. Мы действуем официально. И если у депутатов есть какая-то информация, которой мы не владеем, то было бы интересно ее изучить.

Я знаю, что один из депутатов называл цифры, о которых вот вы сейчас говорили. Я эти цифры не слышал, мы стали изучать этот вопрос, позвонили в офис этого депутата, чтобы дать какие-то объяснения. Вся информация есть, она прозрачна и открыта. Может люди, по-разному интерпретируют цифры, или вообще не анализируют поставки, просто называют цифры?

Относительно недопоставок за бюджет 2015 года, там не 5%, а менее 1%. Это препараты, с которыми возникла серьезная проблема из-за их отсутствия на рынке.

По поводу 2016 года – действительно есть препараты, которые не были закуплены, но Минздрав попросил нас не закупать эти препараты, потому что в Украине их достаточный запас. Поэтому эти закупки специально были отложены, ведь иначе, если бы мы поставили их, то срок годности закончился до того, как они бы были использованы. Мы постоянно в контакте с Минздравом, ведем переговоры и знаем, что закупка некоторых препаратов отложена и ждем, когда Минздрав скажет, что пора их закупить.

Мне очень приятно, что вот вы, например, пришли к нам в офис, чтобы выяснить, что это за препараты, и почему они не закуплены, а депутаты, которые обеспокоены непоставками лекарств, почему-то к нам не обращаются, не выясняют детали, не требуют информацию. Может быть, если бы они обратились к нам, то мы бы  дали им все необходимые разъяснения – у нас нет ничего секретного, мы открыты.

Кстати, если кто-то думает, что здесь в ПРООН сосредоточены деньги, и что эти деньги куда-то делись, это ерунда. Пускай приходят к нам, мы им все объясним до мельчайших подробностей и покажем, что здесь, в этом офисе, нет ни единого доллара из бюджета и ни одного препарата.

- Можно ли уточнить, поставки по каким препаратам и программам были отложены по просьбе Минздрава?

- По согласованию с Минздравом были отложены поставки по программе закупок лекарств против туберкулеза. Из-за значительной экономии средств по результатам закупок в предыдущем закупочном цикле, а также учитывая большие объемы заказа и параллельные закупки за средства Глобального Фонда, образовались значительные запасы препаратов. Для эффективного использования лекарств, было принято решение отложить поставки по бюджету 2016-го года на конец 2017-го. Большинство этих препаратов уже поставлено в страну.

- Это отложенная поставка, а относительно отложенной закупки?

- Есть ряд препаратов, которые, в силу не зависящих от ПРООН обстоятельств, не были закуплены, о чем мы проинформировали Минздрав. Таких лотов было 19, некоторые из них закуплены частично. Основные причины – устаревание препарата и прекращение его производства в мире, а также отсутствие коммерческого интереса у производителей и дистрибьюторов в связи с маленьким объемом закупки, тендеры по таким лотам объявлялись многократно. Речь идет о препаратах и медицинских изделиях по программам аутизм, детские гепатиты, взрослая и детская онкология.

- Повлияла ли отложенная поставка/закупка на корреляцию планов по объемам закупки на последующие периоды?

- Сбор потребности и, соответственно, формирование заказа находится в ведении Минздрава и областных управлений здравоохранения. В то же время, мы хотим подчеркнуть, что используемая ныне система сбора потребностей является устаревшей и не в полной мере отражает актуальные потребности в лекарственных средствах. Минздрав при поддержке ПРООН ведет работу по внедрению электронной системы управления запасами, которая в ближайшее время позволит усовершенствовать систему сбора заявок и определения оптимального объема закупок.

- Заместитель министра здравоохранения Ольга Стефанишина говорила, что Министерство здравоохранения будет пытаться вносить изменения в договоры с международными организациями о закупках, в частности, в отношении сроков поставки. Насколько вы готовы к тому, что Минздрав внесет изменения в договор с вами?

- Мы каждый год обсуждаем условия поставок, условия наших договоров и как только министерство будет готово обсудить новые изменения, мы сядем за стол переговоров и будем их обсуждать.

Но есть одна вещь, которую многие не понимают в процессе закупок через ПРООН: мы не являемся производителем медицинских препаратов, если министерство желает получить какой-то препарат к 1 июня, например, то мы не можем гарантировать это на 100%, мы выступаем в качестве брокера между правительством и компанией, которая производит препарат. Некоторые препараты еще не изготовлены, их производство может потребовать пять-шесть месяцев и фармкомпании сами должны справляться с этим процессом, мы на него не влияем. Поэтому, даже если мы внесем изменения в договоры, а фармкопания не произведет препарат, то раньше эти препараты в Украину не попадут. Мы, естественно, ведем переговоры всегда достаточно успешно, проблем у нас не возникало, но есть некоторые параметры, которые мы, просто-напросто, изменить не можем.

- Насколько активно в закупках, которые проводит ПРООН, принимают участие украинские производители и принимают ли они участие вообще?

- Мы с самого начала знали, что в Украине производятся хорошие препараты, и мы всегда приглашали украинских производителей поучаствовать в конкурсе. Сложность заключается в том, что мы проводим тендеры на международном уровне и украинским производителям приходится соревноваться так же и на международном уровне. Некоторые зарубежные препараты дешевле украинских, но в данном случае очень важно международное подтверждение качества. Мы не можем закупать те препараты, которые неэффективны или опасны. В мире разработаны стандарты Всемирной организации здравоохранения (так называемая преквалификация), но украинские производители пока не смогли принять эти стандарты, не смогли доказать, что они производят препараты по данным стандартам.

Иногда может показаться, что украинские компании дискриминируются и исключаются из процессов закупок, но это не потому, что это дискриминация, а потому что они просто не доказали надлежащее качество. В последние 20-30 лет украинские фармкомпании производили продукцию, преимущественно, для внутреннего рынка. Поэтому им не было необходимости принимать международные стандарты. И, если сейчас украинские фармкомпании планируют участвовать в международных тендерах, то им придется довести свои стандарты до международных. И это хорошая новость для них. Потому, что, благодаря подтверждению соответствия международным стандартам, они смогут принимать участие не только в наших тендерах, но и других, проводимых на международном уровне, и экспортировать свою продукцию.

- Украинские фармпроизводители получили сертификаты GMP. Каких еще подтверждений уровня стандартов вы ожидаете от них?

-  Они должны получить преквалификацию ВОЗ. И если они хотят такую сертификацию, они просто должны обратиться в ВОЗ, попросить прислать аудиторов, и после прохождению всех процедур, они могут получить сертификат, подтверждающий преквалификацию ВОЗ. Если такая преквалификация у них есть, то мы сможем проверить соответствие их продукции стандартам качества. Такой сертификат позволит им представлять свою продукцию во многих странах.

- Я знаю, как минимум, две украинские компании, которые принимали участие в международных закупках, но не выиграли. Теперь они говорят, что международные закупки на самом деле не очень прозрачны и субъективны. Как бы вы прокомментировали это?

- Я не знаю, как работают украинские компании, но во всем мире компании, не только фармацевтические, но и любые другие, должны участвовать в тендере. И если компания проигрывает, то это значит, что она должна производить более качественные препараты, а продавать по более низкой цене. Когда украинские производители проигрывали в тендерах, мы четко им объясняли почему – качество не отвечало стандартам или цена была не очень выгодной. Если компания один раз не выиграла тендер, то это не значит, что она не может его выиграть, предложив более низкую цену.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Демедюк: пиратство, как и кибермошенничество – это преступления частного обвинения

Демедюк: Штрафовать простых людей за VPN мы не собираемся

Крищенко: Не думаю, что кто-то из болельщиков захочет испортить такой праздник как финал Лиги чемпионов, но мы готовы это предотвратить

Д.Костржевский: аэропорт "Киев" не отказывается от плана удлинения ВПП

Луценко: Моя роль на президентских выборах – сдержаться и не перейти в лобовую атаку на популистов и демагогов

Народный депутат Александр Урбанский: С принятием закона "О внутреннем водном транспорте" Украину накроет бум судостроения

Глава Антикоррупционной инициативы ЕС: Антикоррупционный суд является ключевым звеном борьбы с коррупцией в Украине

Гендиректор ГК ZAMMLER: Движемся в направлении создания международного почтового оператора

Главврач "Охматдета": Я хочу поменять менталитет врачей и медперсонала

Д. Костржевский: В следующем году аэропорт "Киев" удвоит свои мощности (I часть)

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА