18:01 19.09.2016

Старший консультант по закупкам Crown Agents: "Если бы мы начали какой-то судебный процесс, поставки оказались бы под угрозой"

11 мин читать
Старший консультант по закупкам Crown Agents: "Если бы мы начали какой-то судебный процесс, поставки оказались бы под угрозой" Эксклюзивное интервью Кристин Джексон, старшего консультанта по закупкам Crown Agents, агентству "Интерфакс-Украина". Вопрос: Как вы оцениваете первый опыт проведения международных закупок лекарств в Украине? Ответ: Пока мы не поставили 100% лекарств, мы не можем говорить об успехе. Но очень важно понимать, что это первый опыт в Украине для всех участников процесса, том числе для Минздрава, Crown Agents, для госпредприятия "Укрмедпостач", для украинских дистрибьюторов и производителей. И принимая это во внимание, я считаю, что пока процесс идет успешно. В ходе закупок у нас были препятствия и проблемы, но есть люди, которые стремятся поддерживать реформы, они проактивны и находят пути решения. Когда проводятся реформы, мы должны помнить, зачем это делается. Например, реформа системы закупок в системе здравоохранения проводится для того, чтобы обеспечить как можно большую конкуренцию и гарантировать как можно более низкую цену. По многим параметрам – по фактору прозрачности, по цене, снабжению - можно сказать, что процесс закупок успешен. Вопрос: По вашему мнению, почему именно Crown Agents подвергался такой большой критике? Ответ: Об этом нужно спросить тех, кто нас критиковал, а также СМИ, которые транслировали критику, не вникая в суть вопроса. Но я думаю, что мы просто более легкая цель, чем агентства ООН – ПРООН или ЮНИСЕФ. Я думаю, что против нас легче было вести атаку, так как у нас самый большой перечень закупки лекарств - 314 позиций. Но мы часто общаемся с агентствами ООН и знаем, что многие проблемы были для нас общими и мы находим для них общие решения. Мы в Crown Agents считаем, что такая острая критика в наш адрес была необъективной. Мы максимально открыты к диалогу. Все факты и цифры предоставляем в качестве отчетов на еженедельной основе Минздраву и публикуем у себя на сайте. Вопрос: Одним из поводов для критики в ваш адрес является то, что до сих пор не была поставлена половина детских онкопрепаратов. Почему эти препараты не поставлены? Ответ: По состоянию на 19 сентября поставлено более 85,48% лекарств по взрослой онкологии и 86,06% лекарств по детской онкологии, а также 64% от законтрактованных реагентов. Действительно, детская онкопрограмма на шесть-восемь недель опаздывает от взрослой. В основном это произошло из-за того, что Минздрав утверждал эту программу на два месяца дольше, чем взрослую. Кроме того, технический комитет Минздрава очень обеспокоен качеством лекарств: у детских препаратов срок действия обычно короче, чем у взрослых, поэтому мы обращали большое внимание на то, чтобы сроки годности препаратов были максимальными. Тут важно учесть наш подход к проведению закупок. Все препараты мы разделили на две категории – уже готовые препараты, которые, фигурально выражаясь, лежат на полке, которые можно быстро доставить, и те, которые еще нужно производить. И такие группы препаратов могли сформироваться даже по одной номенклатурной позиции - часть нужного объема была "на полке", а часть нужно было производить. У тех препаратов, которые уже есть "на полке", срок годности меньше максимального. Это стандартная ситуация во всем мире. Поэтому рабочие группы Минздрава принимали решения по каждой позиции, где возникал вопрос о сроке годности. Хочу подчеркнуть, что речь идет не о просроченных лекарствах, а о тех, где срок годности составляет не 100%, а, например, 72%. Это тоже увеличивало сроки закупок – это детская онкология, и мы, и украинская сторона относимся к этим вопросам очень щепетильно, мы не хотим поставлять то, что не может быть использовано. Онкологические препараты не могут лежать долго, у них срок годности 12-15 месяцев, не больше. Тем не менее, на сегодня мы практически выровняли ситуацию и поставки идут ритмично. Вопрос: Когда можно будет сказать, что поставлено 100% детских онкопрепаратов? Ответ: Наша стратегия заключается не в том, чтобы в начале года завезти лекарства на год, а в том, чтобы обеспечить наличие нужно количества свежего препаратов в нужное время. Мы хотим сказать, что даже к концу года препараты должны быть в наличии. Бесперебойность поставок – это главное. Вопрос: Получается, что у вас другая концепция – не разовая закупка 100%-ного объема, а бесперебойная поставка в течение года? Ответ: Да. Если препарат имеет срок годности 12 месяцев, его нет смысла покупать на весь год в январе. Поэтому, наверное, не нужно переживать, что в середине года поставлено только 60% препаратов: остальные 40% стоят в производстве и будут поставлены, когда в них возникнет потребность. Для постоянного обеспечения свежих препаратов мы по согласованию с рабочими группами Минздрава приняли решение, в соответствии с которым будем закупать 50% препаратов, которые уже готовы и которые можем закупить оперативно, а еще 50% составят препараты, которые находятся в производстве. Вопрос: Почему вы не озвучили такую концепцию в начале закупок? Это позволило бы избежать критики. Ответ: Когда мы только начинали, мы не знали, что рабочая группа Минздрава примет именно такое решение. Изначально мы думали, что весь объем закупки нужен срочно и начали закупку с того, что стали искать готовые препараты. Это повлияло и на цену закупок. Но параллельно мы делали свою оценку процесса, основываясь на основных критериях агентства, и представили наши расчеты в Минздрав. Как выяснилось, основным критерием для Минздрава все-таки являлась цена. И уже на этой стадии мы начали менять подход, не сметать с полки все, а планировать, по каким лекарствам можно подождать с закупкой, чтобы получить более свежий препарат по более низкой цене. Тогда и было принято решение, что 50% мы берем с полки, а 50% заказываем свежие препараты. К сожалению, процесс принятия этого решения занял достаточно много времени. Вопрос: Как вы прокомментируете историю с дистрибьютором "Людмила-Фарм" и задержку онкопрепаратов на три месяца в аэропорту "Борисполь"? Ответ: В аэропорту "Борисполь" находились три партии лекарств, поставленных "Людмилой-Фарм" – одним из 29 поставщиков по программам взрослой и детской онкологии, из числа самых крупных с точки зрения перечня поставляемых лекарств. У этой компании были долгосрочные отношения с большим количеством крупных международных производителей. В первой поставке, с которой возникли проблемы, было много препаратов международных производителей, которые не могли быть вовлечены в закупки напрямую. Они считали, что в Украине им лучше работать через дистрибьютора, которым и выступала "Людмила-Фарм". Они хотели посмотреть, как пойдет процесс, прежде чем выходить на госзакупки напрямую. Еще один момент: поскольку в 2015 году не было закупок, большое количество продукции готовой для закупок, находилось на складах в Украине. Эти препараты были изготовлены международными производителями, которые исходили из того, что Минздрав ежегодно закупает большое количество именно этих лекарств. Эти лекарства были произведены специально для Украины, в украинских упаковках и лежали на складах, ожидая, когда кто-то их поставит. Мы посчитали правильным закупить именно эти лекарства, ведь они были в номенклатуре и были уже готовы к поставке. Да и Минздрав предпочел бы этот вариант. Кроме того, эти лекарства уже были зарегистрированы и были хорошо известны украинским медикам. Это была идеальная ситуация. Лекарства лежали у украинского дистрибьютора на складе в Украине, поэтому мы выбрали этого дистрибьютора для их закупки. Хочу сказать, что "Людмила-Фарм" начала работать очень профессионально и очень быстро поставляли препараты со складов, и там, где нужно, они занимались оформлением всех необходимых таможенных документов, как это и требовалось по законодательству. Однако в перечне лекарств, которые мы хотели закупить у "Людмила-Фарм" были и такие, которых не было на складах в Украине. В этом случае поставщик должен был, как дистрибьютор, завезти их в страну. Мы со всеми дистрибьюторами работали по одной схеме – дистрибьютор завозит и растаможивает препарат. Но по некоторым препаратам "Людмила-Фарм" отказалась растаможивать. Задержка стала результатом разного толкования механизма освобождения импорта медикаментов от уплаты НДС для украинских фармдистрибьюторов. В результате дистрибьютор просто привез в "Борисполь" три партии лекарств и лекарства зависли. Мы неоднократно предлагали варианты решения вопроса, работая в тесном контакте со всеми юридическими экспертами и представителями правительства, но пока в процесс не вмешался премьер-министр, проблема не решалась. Вопрос: А деньги за эти препараты были перечислены дистрибьютору? Ответ: Пока лекарства не передали нам, эти поставки не были оплачены. Мы никогда не делаем предоплаты и никогда не платим аванса. Только тогда, когда препарат поставлен в должном количестве и в должном качестве и принят уполномоченным госпредприятием, только после этого мы платим за него. Вопрос: Т.е. ситуация возникла из-за того, что "Людмила-Фарм" отказалась заниматься растаможкой? Ответ: "Людмила-Фарм" отказалась заниматься растаможкой, уполномоченное госпредприятие Минздрава тоже не могло сделать этого законно, так как товар формально принадлежал на тот момент компании "Людмила-Фарм". Мы пытались найти какое-то решение, но позиция Crown Agents в том, что мы строго действуем в рамках законодательства и норм, прописанных для осуществления данного проекта, и проблема состояла в толковании законодательства, что выходит далеко за рамки нашей компетенции. Мы предложили "Людмиле-Фарм" несколько вариантов решения, но компания не захотела прибегнуть ни к одному из них. Хочу подчеркнуть, что в течение тех 90 дней, пока лекарства были заблокированы в "Борисполе", мы постоянно были в контакте с украинскими властями, пытаясь найти какое-то решение. Проблему пытались решить юристы "Людмила-Фарм", юристы Crown Agents, специалисты ГП "Укрмедпостач", но все это заняло слишком много времени. Решение, которое было согласовано в результате многочасовой встречи 13 сентября между Минздравом, Министерством финансов, Таможенной службой Украины, СБУ, ГП "Укрмедпостач", ГП "Укрвакцина", ООО "Людмила-фарм", народными депутатами и Crown Agents, базируется на варианте, предложенном Crown Agents и ГП "Укрмедпостач" сразу же после возникновения проблемы. Тогда оно не было принято, возможно, из-за трудностей с внедрением новых нестандартных процедур в рамках не полностью реформированной законодательной системы. Вопрос: "Людмила Фарм" ранее поставляла и поставляет достаточно большие объемы препаратов, успешно их растаможивает. Непонятно, почему они не захотели провести оформление таможенных документов именно с этим грузом… Ответ: Важно понимать, что никакой глобальной остановки в поставках нет. Поставки идут, проблема возникла только с частью грузов. Вопрос: Эта ситуация не заставила вас отказаться от работы с украинскими дистрибьюторами? Ответ: Эта ситуация сделала нас более острожными в работе с украинскими поставщиками. Вопрос: "Людмила-Фарм" заявляла о готовности отстаивать свою позицию в судах. Вы готовы были бы пойти в суд? Ответ: Сейчас "Людмила-Фарм" продолжает поставлять лекарства, и если бы мы начали какой-то судебный процесс, поставки оказались бы под угрозой. Наша задача – как можно быстрее получить от "Людмила-Фарм" лекарства. Мы работаем с другими украинскими поставщиками и дистрибьюторами. На сегодня у нас 29 различных поставщиков, среди них есть иностранные производители, иностранные дистрибьюторы, национальные производители и национальные дистрибьюторы. У нас максимальная конкуренция и у нас нет проблем с другими украинскими поставщиками. Вопрос: Еще один аспект международных закупок, который подвергался критике - номенклатура закупок. Как вы прокомментируете перечень закупаемых препаратов? Мы знаем, что врачи не всегда были согласны с вашим выбором. Ответ: Действительно, от врачей было много вопросов, почему закупаются те или иные препараты, ведь, в конце концов, ответственность лежит на конечных пользователях, на врачах. Тем не менее, важно понимать, что законодательство Украины о закупках не предусматривает каких-то субъективных критериев для выбора поставщика или препарата. Хороший процесс снабжения всегда предусматривает гибкость, поэтому мы должны учитывать как объективные показатели (цену, срок поставки), так и субъективные (мнение экспертного сообщества врачей о препарате). Закон предусматривает закупку не по названию торговой марки, а по международному непатентованному названию (МНН) действующего вещества. Кроме того, лекарство должно быть зарегистрировано в Украине. Возникали ситуации, когда, например, у нас есть глобальный список из 314 препаратов с одним МНН, но только один из них зарегистрирован в Украине: в этом случае реально можно купить только этот один зарегистрированный препарат. Но отмечу, что это не сугубо украинская проблема, она встречается по всему миру – как найти баланс между предпочтениями врача, государственным бюджетом и равным подходом ко всем участникам торгов. Вопрос: Насколько вы удовлетворены или не удовлетворены первым опытом закупок лекарств в Украине? Ответ: Мы удовлетворены, потому что уверены, что можем завершить программу закупки в запланированный срок. Мы произвели закупки практически всех позиций, которые просил МОЗ, чего не было никогда за всю историю независимости Украины. Более 90% номенклатурных позиций закуплено дешевле, чем в предыдущем году, а по некоторым позициям экономия составляет 80% по сравнению с 2014 годом. По предварительным оценкам общественных организаций, наши действия помогли сэкономить бюджету Украины около 500 млн грн по сравнению с 2014 годом. Мы знаем, что все, на что у нас подписаны договора, будет поставлено вовремя по условиям контракта. Мы уверены, что все конечные пользователи, которые получили лекарства, будут удовлетворены ими. Еще важно, что Crown Agents за все это время не получал письменных жалоб на препараты. Были сплетни, разговоры, но документально никакие претензии не зафиксированы. Вопрос: Сколько Crown Agents заработал на закупках лекарств Украине? Ответ: 5,5%. Вопрос: Эти деньги уже получены? Ответ: Мы никогда не берем авансы. Мы берем свои деньги только тогда, когда поставка доставлена конечному пользователю, когда контракт закрыт. Согласно контракту с Минздравом, наша задача осуществить закупки и поставки по программам взрослой и детской онкологии на сумму $32 млн. Наша комиссия входит в эту сумму. Не существует никаких дополнительных комиссий, административных доплат за наши услуги – соблюдаются все мировые стандарты публичных закупок. Деньги, которые перечислил Минздрав, пока не закрыт контракт, лежат в банке и не используются нами в коммерческом обороте. У нас очень большой опыт работы на разные правительства, в том числе на правительства стран, которые мы называем классическими – Великобритания, США, Япония. Мы не можем пользоваться деньгами до закрытия контакта. Это защищенные деньги. Вопрос: Уже определено, что будет закупаться на сэкономленные средства? Ответ: Пока мы не знаем, что решит по этому поводу Минздрав. Мы пока все еще работаем по первоначальному списку. Согласно действующему законодательству, экономия по одной программе может использоваться только по этой же программе. Чтобы увеличить закупки, должны быть внесены изменения в постановления Кабмина. Все наши усилия направлены на улучшение жизни общества. Мы полностью верим в потенциал и успех Украины, несмотря на трудности, с которыми процесс реформ сталкивается ежедневно, и мы гордимся тем, что имеем возможность содействовать этому успеху всеми возможными путями.
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Альгирдас Шемета: "Я бы использовал реформу ГФС для обновления кадров"

Замглавы ФГВФЛ С.Рекрут: мы рассчитываем вернуть себе статус партнера банковской системы

Гендиректор KNESS Сергей Шакалов: "Отмена НДС на ввоз импортного оборудования повышает риски для внутренних инвесторов"

"Купить" президентские выборы невозможно – Березенко

Замглавы ФГВФЛ С. Рекрут: средний уровень конверсии ожидаемо снижается, поскольку качественные активы почти закончились

Глава RTE-International: Факторы успеха интеграции украинской энергосистемы в европейскую – первичные резервы и выполнение требований ENTSO-E

Министр юстиции Павел Петренко: За год-два мы выйдем на европейский показатель выполнения судебных решений в 50-60%

"Ветровая энергетика очень перспективна" - Хмельницкий

Гендиректор "Метинвест-СМЦ" Дмитрий Липпа: "Умеренный рост продаж проката обусловлен низкой инвестпривлекательностью и недостаточным финансированием проектов государством"

Глава УБ Е.Комиссаров: Участники рынка и конечные инвесторы ожидают запуска новой торговой платформы и рост ликвидности рынка

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА