13:42 27.11.2015

Директор компании De Novo Максим Агеев: "Самая главная интрига – достигли мы дна или не достигли"

15 мин читать
Директор компании De Novo Максим Агеев: "Самая главная интрига – достигли мы дна или не достигли"

Эксклюзивное интервью генерального директора компании De Novo Максима Агеева агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Почти год назад мы встречались с вами для беседы, и тогда мне показалось, что вы очень скептически настроены к государственной системе. Как-то изменилось это отношение за прошедшее время? В лучшую или худшую сторону?

Ответ: Хороший вопрос. Могу сказать, что наблюдаю некую эволюцию в себе, изменение восприятия государства. Долго не мог сформулировать своего отношения, так как год был очень драматичным, но надеюсь к его завершению сделать выводы.

В этом году в стране появилось некое движение, которое у меня вызывает не совсем аппетитные аллегории в голове. Например, я имею в виду IT-волонтеров. Я считал и считаю, что волонтеры не могут достигать успеха на процессно-ориентированных задачах. Когда-то даже аналог для себя придумал – комсомольцы на субботнике убирают город хорошо? Хорошо. Но комсомольцы не могут убирать круглый год, необходима организация – ЖЭК, работающая каждый день. В IT-системах примерно так же. Однако могу отметить позитивный момент. Когда в такие организации как Укрспирт, Минфин, Минэкономики приходят новые люди, у которых родители не чиновники, они начинают там что-то делать. Скорее всего, построить им ничего не удастся, но они выполняют важнейшую роль бактерий-деструкторов, разлагающих умершее тело (в биологии это называется мортмассой) в перегной. Я никак не хочу обидеть этих энтузиастов своим сравнением, но метафора очень точная, по-моему. Перегной – фантастически плодотворная почва. До тех пор, пока «бактериально-деструктивная» фаза не завершится – ничего расти не будет. IT-волонтеры выполняют функцию разрушения старых связей и моделей, выравнивания бульдозером ландшафта для прихода новых строительных компаний.

Вопрос: Это, наверное, не только IT касается, вообще государственной системы…

Ответ: Конечно. Но в данном случае мы говорим об IT, в этой сфере это особенно хорошо видно.

Вопрос: Как долго, по-вашему, продлится этот период?

Ответ: Не знаю. Это зависит, наверное, от запаса энтузиазма у людей. Есть у меня выражение «малиновый звон». Предположим, ты выступаешь 25 раз на конференциях, пишешь 100500 постов в Facebook, собираешь миллион лайков – ты активен. Что в реальности ты делаешь? Например, электронное правительство. Объем «малинового звона» вокруг этих действий на порядок опережает то, что в сущности происходит. Это оценимо по объему баз данных, по количеству транзакций. Если говорить об облаках, то мы видим затребованный объем дисков. Он мал. Зато масштаб дискуссии очень велик. Не скажу, что это плохо – вот так идет эволюция. По драматизму трансформации наш IT-рынок ничего подобного прежде не переживал. На наших глазах уходит целая эпоха длиною в 25 лет, целый класс компаний, подходов, лидеров рынка, лидеров мнений. Одни уже фактически ушли, а новые – еще не пришли. 2015 год очень интересен, хотя с финансовой точки зрения он чудовищен. Страшный военный 2014 год для рынка по сравнению с текущим выглядит просто прекрасным. До конца года по IT-рынку в целом падение будет процентов 70-80. Аналитики говорят, что он упадет меньше $900 млн. Мне кажется, что даже меньше 800, но это уже тонкости подсчета. По сути, рынок просто рухнул. И за всю историю наблюдения расчетов по IT-рынку в Украине никто никогда не фиксировал цифру в $900 млн. Когда цифры были ниже, еще никто не анализировал рынок, такой себе палеолит был. Цена трансформации очень высока. Но в обмен на это она дает надежду, я считаю. Старая модель доказала свою нежизнеспособность. Какие бы объемы рынка не были. А 2015 год фактически ушел на подготовку площадки. Будет ли продолжение? Наверное, да. Хватит ли сил? Не знаю.

Вопрос: А вы себя лично видите как-то в государственной системе?

Ответ: Себя-то я надеюсь еще долго видеть в роли генерального директора De Novo.

Вопрос: Например, в политику не собираетесь? Сейчас это модно среди айтишников.

Ответ: Нет-нет, вы что. Я не собираюсь в депутаты, мне интересно работать здесь. Но если говорить о позиции компании, то в этом году мы сделали римейк прошлогоднего предложения. В 2014 все происходило исключительно на волне ура-патриотизма, в итоге ничего не получилось, ну и слава Богу. В нынешнем году мы больше разобрались в ситуации, по-прежнему ни копейки не зарабатываем на государстве. И не уверен, что начнем в ближайшее время. Однако в этот раз наша команда сделала фокус не на центральных органах власти, а сконцентрировалась на областных и муниципальных администрациях. Все началось спонтанно со Львова. На примере взаимодействия со Львовским горсоветом нам удалось понять, что там есть живые люди, они гораздо менее бюрократичны. Мы бесплатно выдали им облачный ресурс и весь львовский портал "крутится" в Облаке De Novo с мая месяца. Так мы увидели, что активная работа ведется на местах, стали делать презентации различным администрациям, выступать на профильных конференциях. На сегодня к Облаку подключилась уже и Одесская областная администрация.

Вопрос: А какие услуги вы им предоставляете?

Ответ: Они разворачивают портал госуслуг на базе наших ресурсов. Чтобы понять, как такой портал будет работать, необходимо выводить услугу на рынок и тестировать ее в режиме реального времени. А на тестирование в лабораторных условиях ни у кого бюджетов нет. Участие De Novo заключается в следующем – мы даем бесплатный ресурс, он не маленький, но он ограничен. Выдаем его максимум на полгода, чтобы клиент проверил на целостность свой концепт. Если концепт хороший – выделяйте бюджет и вперед, работать. Плохой – снимайте с пробега и освобождайте место для других.

Вопрос: Как вы считаете, какая судьба ждет все эти порталы? Их же нужно будет как-то объединять?

Ответ: Конечно, всё будет поломано, но к тому времени уже возникнут отработанные в реальности, а не на основе каких-то "белых книг", семинаров и всей этой ерунды, модели и практики. Почему мы считаем необходимым оказывать поддержку сейчас? Есть энтузиазм – пусть пробуют, ошибаются, пусть будут недовольные граждане, но в процессе получения обратной связи мы сможем увидеть результат. И шкурный интерес De Novo проявится, когда заработают в стране реальные порталы – мы будем знать, как работают госструктуры, привыкнем к друг другу. И тогда, возможно, мы вернем свои инвестиции, если повезет. Вот такой волюнтаристский подход. А сейчас – брать деньги не с кого, да и не за что. Очевидно, что без текущего периода не наступит и следующего.

Что касается министерств и ведомств. Летом у меня сложилось впечатление, будто начинается процесс реставрации. Когда все эти «орлы» старой генерации один за другим встали, отряхнулись и, как ни в чем не бывало, пошли дальше. И между новыми командами, которых как-то заводят в госорганы с целью изменений, и старой группой возникла линия разлома. Старые говорят – ребята, вот вам Facebook, вот вам 150 конференций в месяц – выступайте, изучайте опыт Эстонии и Германии, но не лезьте в бюджеты. Из новой команды те, кто попробовали только нос засунуть в бюджетный процесс, сразу же увидели звериный оскал. Вот эта схватка старой и новой формации во многом будет разворачиваться в следующем году. Конечно, хочется верить, что новое победит старое. Но старожилы контролируют бюджетные процессы, тендерные комитеты, службы эксплуатации. А у волонтеров не хватает аппаратного опыта «подковерной битвы», и вообще в законодательном поле, мне кажется, молодежь стариков не победит. Поэтому победы будут сопровождаться явным нарушением закона. В данном случае я, как заинтересованное лицо, имею в виду законопроект об облачных технологиях. Старая машина этому очень сопротивляется.

Вопрос: Расскажите подробнее о законопроекте.

Ответ: Еще весной законопроект выносили на общественное слушанье. В администрации президента его курирует, по-моему, Дмитрий Шимкив. Летом стал очевиден накал борьбы, возникающий с приближением к опасной черте – к бюджету. Рассказывать об успешном опыте, о прочих «бла бла бла» –пожалуйста, но как только ты говоришь – ребята, а давайте мы перекроем бюджетные закупки оборудования и пусть облачные операторы внедряют свои решения – тут всё, тут вендетта неизбежна.

Текст законопроекта, по состоянию на лето, был беззубый. Поскольку я привлекался в качестве эксперта, то выразил свое мнение – в таком виде закон работать не будет, он должен носить обязывающий, а не разрешающий характер. После этого специалисты De Novo приложили усилия к изучению западного опыта и увидели то, что я ожидал. А мы изобретаем велосипед.

Вопрос: А что этот опыт показал?

Ответ: Например, в США есть такая стратегия «25 шагов» по переходу всех государственных органов в состояние облачных пользователей. В Великобритании подобная стратегия называлась Cloud First. Она сводилась к тому, что ни одно государственное учреждение не может купить ничего из IT-сектора для своих нужд, если это можно приобрести на облачном рынке. Также была создана специальная торговая площадка, на которой сейчас зарегистрировано более 700 компаний – проходишь сертификацию и продавай. В Евросоюзе данный процесс более забюрократизирован, хотя вся суть в том же – законы носят обязывающий характер. А у нас считают, что лучше уж такой закон, чем никакого. В чем, кстати, я до сих пор не уверен. Ведь если закона нет, то всегда есть шанс его принять, а когда приняли плохой, то правки вносить гораздо сложнее. В целом, очевидно, что старая бюрократическая машина сделает всё, чтобы не прошла модернизация.

Вопрос: В прошлом году вы говорили, что на доход вашей компании повлияла ситуация в банковской сфере, так как они основные клиенты. Как в этом году? И какие в целом тенденции определяли деятельность компании в 2015 году?

Ответ: Надо сказать, что в этом году трагедией всей Украины и нашей компании, как маленькой ее части, является то, что кризис катком прошелся по системной интеграции, корпоративным продажам и т.д. Там – последняя степень анорексии – по факту это развал большинства крупнейших игроков рынка СИ. Последствия разрушения пока сложно оценить, но они обязательно будут.

Вопрос: А какая динамика падения в этом сегменте?

Ответ: Я думаю, что рынок корпоративных продаж упал в 5-6 раз.

Вопрос: Вы сказали про развал крупнейших игроков. Кто-то и вовсе с рынка ушел?

Ответ: Это, как говорится, город живых мертвецов. Ободранные нищие системные интеграторы бродят, заглядывая за забор государственных учреждений или банков. Все крупнейшие лидеры – где они? Компании уволили огромное количество людей – на предприятиях, где было 500 человек, сейчас работает 30. Но, если после кризиса до 2008-9 годов все-таки рынок интеграции и корпоративных продаж восстанавливался достаточно интенсивно, осколки команд создавали новые компании, то сегодня на рынке денег просто нет. А самое печальное, что финансовые и операционные директора поняли, что так можно жить. Индустрию завалили, но в целом же система выдержала. Не найти предприятия, которое обанкротилось из-за остановки ИТ-системы. И это изменение профиля потребления в головах топ-менеджеров – потенциально угрожающая вещь. Сейчас продать этим менеджерам какой-то контракт на миллион долларов – я не знаю, как это сделать. Рынок ERP-систем умер – ни одно внедрение в стране не ведется. Это и есть сильное изменение ландшафта.

Вопрос: Такая тенденция – она украинская или она общемировая?

Ответ: Сравнивать Украину с другими странами сложно уже давно, а в этом году вообще не имеет смысла. Украина довольно отсталая в технологическом плане, и разрыв с другими странами все время увеличивается. У нас какие-то вещи напоминают карго-культ. Да, у нас есть технологии, есть дорогие машины и телефоны, но общий механизм использования этих технологий, особенно в бизнесе, не такой, как на более развитых рынках, он основан на других вещах.

В скором будущем при позитивном сценарии развития в стране, корпоративным потребителям и корпоративным продавцам предстоит заново учиться тому, что такое IT 21 века в украинском варианте. Мы должны постоянно работать. Поэтому в De Novo подход к рынку прагматичный – сотрудничаем с теми, у кого есть деньги. Например, если cейчас заказчик хочет платить в два раза меньше – мы можем от него отказаться. Теперь мы за него не боремся, не можем себе позволить тратить силы и деньги на чужие иллюзии. Кроме того, мы стали очень осторожны к инвестициям и свернули все проекты «длинных» инвестиций.

Вопрос: В том числе вторую очередь ЦОДа свернули? На каком этапе было строительство?

Ответ: Скорее заморозили. Документация и проекты готовы, можем расконсервировать проект в любой момент. Если бы мы стали в тот период тратить деньги – просто потратили бы их зря. Кроме того, мы начали работу с профилем потребления для вывода новых сервисов на рынок. Изучаем, за что наш клиент будет платить деньги. И этот год для нас достаточно успешный в направлении R&D.

Вопрос: Каких сервисов, например?

Ответ: К примеру, De Novo занимается сейчас технологическими аспектами облака для государства. И очевидно, что оно должно отличаться от облака для крупных коммерческих организаций. Мы видим, что существуют необходимые к выполнению требования, в первую очередь, юридические. Например, обязательно получение сертификатов по безопасности, которые бессмысленны с технологической точки зрения.

Вопрос: Это вы по собственному желанию? Не по заказу же государства?

Ответ: По собственному. Говоря о стратегических историях De Novo, наша модель поведения очень проста – единожды найдя какую-то штуку, эксплуатируем ее бесконечное количество раз – в некоторых вещах мы развивались всегда очень экстенсивно. То есть мы не ищем клиента, который заплатит за выполнение того, чего он хочет. Команда за собственные деньги выводила какой-то продукт, изучала его год-полтора-три и после презентовала рынку. И тогда мы начинали погоню за клиентом. Преимущество такого подхода заключается в том, что De Novo предлагает украинскому потребителю осязаемые вещи.

Вопрос: Другими словами, если вдруг государству что-то понадобится, и оно за чем-то выйдет на рынок – тут такие вы – сразу со своим предложением?

Ответ: Да. Поэтому мы сейчас сотрудничаем с властями на местах. Изучаем их профиль поведения, конфигурации, которые они выбирают, оцениваем, что для них важно и как построить работу в организационном и финансовом плане. В целом, считаю практику небольших "пилотов" очень удачной. Она позволяет выйти на рынок и"отскочить" в случае необходимости, потеряв не миллион, а 100 тысяч. Только я это считаю не потерей 100 тысяч, а экономией 900 тысяч. Так как проверка на клиенте стоит в 10 раз меньше, нежели полноценный вывод продукта на рынок. Вот такой тактики придерживается De Novo в нашей стране. Стране огромной неопределенности.

Вопрос: Давайте тогда в целом по рынку попытаемся собрать прогнозы по итогам этого года. Какое падение всего IT-рынка будет? Какая ситуация с отдельными сегментами, в частности облачными технологиями?

Ответ: В расчетах IDC объем IT-рынка по итогам прошлого года оценивался в $1,5 млрд. Второй тур девальвации гривни, случившийся в начале этого года, очень сильно ударил по отрасли. Индексация не проводилась большинством предприятий, некоторые провели на 15%. Фактически в долларовом эквиваленте рынок «сдулся» в 2 раза. По оптимистичному сценарию озвучивается цифра в $900 млн, по пессимистичному – $800 млн. Я придерживаюсь второго варианта. Если говорить о сегменте ЦОДов и облаков, суммарно он достигал $25,5-26 млн. в 2014. В нынешнем году, думаю, он «просядет» на 15-20% и составит $22-23 млн. Рынок датацентров упадет на 30-40%, потому что продаж практически не было. Если бы облачные сервисы можно было считать в неких юнитах, они росли и продолжают расти динамично, но, как и с ЦОДами, происходила деградация цены. И все же я испытываю осторожный оптимизм. По моим прогнозам, в этом году рынок облачных сервисов пробьет психологически важную планку $10 млн, а по итогам 2014 он оценивался $8-8,5 млн. Финальные цифры узнаем в марте 2016, когда проведем исследование. А самой главной интригой является – достигли мы дна или не достигли. Вопрос: А как по-вашему? Ответ: Я не знаю. Мы с вами почти год назад общались. Кто-то мог сказать, что будет это жуткое Дебальцево в феврале, дикое падение гривны, состояние "войны-не войны"? Предугадать тогда это было невозможно. Поэтому по ощущениям кажется, что дна мы достигли. И я оперирую скорее не цифрами, а наблюдениями за людьми. Операционные менеджеры стали вести себя более спокойно. Если весной все были перекошенные и ни с кем нельзя было говорить, все находились в панике, то теперь позиция такая – денег нет, но давайте поговорим на будущее. Это говорит о том, что люди уже вылезли из блиндажей и осматриваются. Если такая ситуация продлится год, то, наверное, постепенно рынок начнет выбираться. Чудес не бывает, Украина – огромная страна, существует колоссальный отложенный спрос и потихоньку деньги начнут выделяться. Правительство, похоже, справилось с реструктуризацией долга, дефолта уже, наверное, не будет, деньги какие-никакие сюда заходят. Но ближайший год будет также очень тяжелым. Наша компания на сегодняшний день еще не может нарисовать контуров следующего года. То есть то, что я рисовал до сих пор – мне не нравится категорически, поэтому я еще дал себе время до декабря с этим определиться. Надеюсь, к концу года картина станет более оптимистичной. Вопрос: То есть каких-то прогнозов на 2016 год дать сейчас не сможете? Ответ: Судя по тенденциям, которые стали очевидны во второй половине этого года, динамика в облаках для местных операторов будет замедляться, хотя и останется позитивной – это раз. Мы наблюдали и наблюдаем серию попыток очень крупных клиентов уйти за рубеж. Один клиент уже подписал контракт, второй – в процессе, третий – также хочет уйти, но пока не понял каким образом. Вопрос: А что это за компании? И по какой причине они уходят? Ответ: Энергетика, промышленность. Они все боятся, хотят защитить свой бизнес. Государство дало предостаточно поводов для того, чтобы взрастить этот страх. Для прояснения – сумма каждого контракта сравнима с долями рынка. Если бы эти деньги остались в стране – рынок бы взлетел. Вопрос: А куда они перевозят? Ответ: В разные страны. Один контракт, знаю, что в Германию. Поляки сейчас очень активизировались. Это очень негативная тенденция для нас. Вполне возможно, что здесь будут оставаться мелкие клиенты, все крупные уйдут. Рынок размещения оборудования (collocation) почти замер, вряд ли продано более 20 стоек в этом году. А значит – новые ЦОДы строиться не будут. Кроме того, упала средняя цена за стойку, а затраты на оборудование остались на прежнем уровне. Как следствие, цикл окупаемости стал очень длинным – лет 10-15, наверное. Эпоха огромных интеграторов, которые зарабатывали большие деньги и в которых работали тысячи людей – она в прошлом. Наверное, возникнут более специализированные компании, более легкие и сфокусированные. Сама трансформация будет болезненна для рынка. Поэтому следующий год будет суровым. Похоже, это надолго.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Представитель Crown Agents: "С внедрением международных практик закупок лекарств ушел элемент экстренного режима"

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

Директор по капстроительству и инвестициям "Запорожстали" Алексей Лебедев: За последние 6 лет активной модернизации "Запорожсталь" сократила разрыв с мировыми предприятиями в разы.

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Повышение цены на газ для населения будет способствовать стабильности в энергосекторе Украины – Волкер

Алишер Абдуалиев: Узбекистан заинтересован в разрешении торговых споров в дружеской атмосфере

Прокурор АРК: МУС должен открыть свой офис в Украине и приступить к расследованию ситуации в стране, в том числе в оккупированном Крыму

Директор департамента лицензирования НБУ о регулировании небанковского финрынка: Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на "пропетлять"

СЕО "Кормотех": Мы планируем в 2019г вернуть себе долю рынка и увеличить ее на 2-3% в ближайшие три года

Вагиф Алиев: Мы не покупаем торговые центры, мы берем землю и строим сами

ПОСЛЕДНЕЕ

Начальник департамента Huawei Consumer BG в Украине: Мы планируем занять второе место на рынке смартфонов уже в этом году

Директор Oakeshott Insurance: Финансово оздоровиться страховой рынок сможет тогда, когда достигнет большей глубины проникновения

Генеральный директор "JTI Украина": Рынок нелегальных сигарет в Украине вырос более чем вдвое

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: Закон о трех посылках не спасет бюджет, но остановит работу почты

И.о. главы ГФС Власов: У меня нет амбиций участвовать в конкурсе на пост главы ГФС

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Гендиректор "Укрпошты" Смелянский: мы не будем доставлять пенсии в 2019 году по текущему тарифу

Директор-распорядитель ФГВФЛ К.Ворушилин: "Сумму гарантирования нужно увеличивать. Это наша позиция"

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Замминистра здравоохранения П.Ковтонюк: "Амбулаторная медпомощь начнет реформу со второго квартала 2019г."

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА