15:35 02.04.2015

Глава набсовета "Молочного альянса" С.Вовченко: 2014 год мы все-таки завершили с прибылью

20 мин читать
Глава набсовета "Молочного альянса" С.Вовченко: 2014 год мы все-таки завершили с прибылью

Эксклюзивное интервью Главы наблюдательного совета Группы компаний "Молочный альянс" Сергея Вовченко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Каким был для молокоперерабатывающей отрасли, и для Вашего холдинга в частности, 2014 год?

Ответ: 2014 год был хуже, чем мы планировали и, конечно, хуже, чем 2013-й в силу обстоятельств политического характера и общего падения экономики, падения объемов потребления населением. В 2013 году мы переработали около 510 тыс. тонн молока в базисном измерении. В декабре 2014-го мы верстали планы и ставили амбициозную задачу – плюс 5% к 2013 году. Тогда еще не было войны, и, хотя уже начался Евромайдан, мы надеялись, что все нормализуется. Если бы были условия 2013 года, мы бы эти планы реализовали. Но начались внутренние события, отошел Крым, потом начались события на Донбассе. Для понимания, что такое для нас Крым и Донбасс: суммарно это 23% внутреннего украинского рынка по цельномолочным продуктам и 21% по сырам.

По сегодняшний день говорить о восстановлении тех объемов поставок, которые шли на Крым и на Донбасс, рано. На Крым мы начали понемногу восстанавливать поставки, но все равно это пятая часть того, что мы возили туда в 2013 году. Поэтому вместо 510 тыс. тонн мы в прошлом году переработали только 419 тыс. тонн сырья. Колоссальное падение: будем говорить, на 20% упала переработка молока.

В чем, кроме внутреннего рынка, еще большая проблема – это Россия. Не секрет, что 60% сыров, которые мы производили, мы отправляли в Россию. Сначала, еще в марте, нам закрыли продукцию самого большого завода – Пирятинского, потом через полтора месяца закрыли Золотоношский маслодельный комбинат и потом в июне закрыли и Баштанский сырзавод. Таким образом, экспорт пропал, внутреннее потребление тоже сократилось. Соответственно, говорить о сырах, особенно во втором полугодии, стало неактуально.

Вопрос: Сколько в прошлом году составило производство готовой молочной продукции?

Ответ: В 2013 году мы произвели 25,5 тыс. тонн твердых сыров. Раньше мы делали и больше: в 2012 и 2011 годах мы доходили и до 30 тыс. тонн. Но нормальная загрузка и экономика для нас – это как раз 25,5 тыс. тонн. В силу обстоятельств, о которых я говорил, в 2014 году мы сделали всего 13,8 тыс. тонн твердых сыров. По чеддерным сырам - у нас на них специализируется Баштанский завод - мы сделали 1,2 тыс. тонн. Это почти на уровне 2013 года, на 100 тонн меньше. По плавленым сырам мы также "упали": в 2013 году было 4,3 тыс. тонн, и это был хороший показатель, мы традиционно входили в пятерку крупнейших производителей плавленых сыров. Плавленые сыры у нас делает и Баштанка, и Пирятин. По этим сырам мы опустились ниже показателя 4 тыс. тонн – 3,99 тыс. тонн.

В 2014 году мы начали на одном из наших небрендовых заводов – Городенковском – производство сырного продукта. Раньше мы его не выпускали: Пирятин, Золотоноша и Баштанка выпускают натуральные сыры. На сырный продукт есть спрос от наших казахстанских партнеров, поэтому мы в прошлом году сделали 1,27 тыс. тонн.

По цельномолочной продукции наоборот: несмотря на падение рынка, на то, что отошел Крым и закрылся Донбасс, мы все-таки сработали довольно неплохо, в первую очередь, за счет молока. В 2013 году мы сделали проект "большого молока" на Баштанке, потом весной 2014 года перенесли эту линию на Яготинский завод и с апреля уже начали на Яготине разливать молоко в упаковку 1,5 и 2 литра. Мы единственные на сегодня в Украине, кто выпускает такой формат. Правда, 1,5 л начал делать "Данон-Юнимилк", но 2 л пока никто кроме нас не делает. За счет "большого молока" мы в 2013 году продали 45 тыс. тонн молока, в 2014 году – 54,5 тыс. тонн. Сегодня мы номер 2 производитель фасованного молока в Украине. Еще три года назад были номер 5. Сейчас впереди нас только "Люстдорф", хотя отрыв большой – 20 тыс. тонн.

По кисломолочной продукции мы сохранили объемы 2013 года – 26,5 тыс. тонн. Можно сказать, что это достижение.

По чему еще мы упали, так это по сырнотворожной продукции. И не только мы, рынок в целом по мягким сырам и творогам упал в Украине. У нас было 5,9 тыс. тонн в 2013 году и мы ставили план плюс 10%, но, к сожалению, сделали только 4,97 тыс. тонн. Для нас это существенное падение по творогам. Сметана тоже продукт для нас, который дает большие объемы производства и реализации. По сметане мы выросли на 100 тонн – до 7,8 тыс. тонн.

Поскольку сыров мы не делали, то "сушили" молоко. И по сухому молоку приросли существенно, почти на 2 тыс. тонн. Сделали за 2014 год 5,8 тыс. тонн. В то же время по сухой молочной сыворотке мы значительно упали: не было сыра – не было и сыворотки. Поэтому почти в два раза меньше произвели сухой сыворотки, чем в 2013 году.

По сливочному маслу, опять-таки замещая сыры, мы выросли – 5,5 тыс. тонн, это почти на 700 тонн больше, чем в 2013 году.

Также неплохой результат дало детское питание, это наш имиджевый проект. Если в 2013 был для него годом раскрутки, вхождения в регионы и тогда мы сделали 3,9 тыс. тонн, то за прошлый год приросли более чем на 2 тыс. тонн – 6 с небольшим тыс. тонн реализовали продуктов детского питания. На протяжении 2014 года мы уже зашли с детским питанием во все регионы. Таким образом, задача по территориальной экспансии у нас в 2014 году была реализована, а теперь план наращивать производство и реализацию. И мы в январе-феврале растем по сравнению с прошлым годом, но темпы роста реально замедлились из-за того, что рынок сырого молока, энергоносителей и всего прочего диктует высокую себестоимость, цена на продукцию растет.

Вопрос: Как изменилась выручка холдинга?

Ответ: Наша валовая выручка за 2013 год была 2,9 млрд грн. Мы планировали, что выйдем где-то на 3,2 млрд грн, а получилось 2,7 млрд грн.

Вопрос: Какая продукция принесла основную часть выручки? Были ли это сыры?

Ответ: К сожалению, а может и нет, это были не сыры. Для нас как для менеджеров плюс в том, что мы все-таки своевременно, три года назад, решили холдинг модернизировать и уделить внимание производству цельномолочной продукции: нарастили мощности Яготинского завода, Баштанского, и за счет этого в условиях кризиса все-таки сработали неплохо не только по выручке, но и по прибыли. Все-таки 2014 год мы завершили с прибылью.

По сырам хотелось бы лучше: мы рассчитывали, чтобы было хотя бы 50 на 50 (структура выручки), но уже за 2014 год выручка от продажи сыров составила менее половины нашего совокупного валового дохода. Если говорить конкретнее по структуре дохода, то сыры уже дали только 42%. В 2012 году это было 62%, в 2013-м - 58%. В прошлом году, понятно, что подвел экспорт. Но изменилась ситуация и в Украине. Было время, тот же 2012 год, когда нам удавалось в Украине продавать в месяц 1,2 тыс. тонн сыра: тогда была более или менее стабильная экономика. В 2013 году структура реализации начала смещаться, ну а в 2014-й, понятно, продать в Украине 800 тонн натурального сыра – это уже героическая задача.

Вопрос: Расскажите о факторах, которые больше всего за последнее время повлияли на себестоимость производства.

Ответ: Составляющая затрат на производство сыра серьезно сместилась с негативным знаком в сторону энергоресурсов, то есть выросла не только цена молока. Молоко подорожало по сравнению с предыдущим годом, но не так существенно, как выросли энергоресурсы. Плюс таро-упаковочные материалы, которые, за исключением картона, в который мы формируем партии продукции, и стеклянных бутылок – привозятся из-за рубежа.

Что касается энергоресурсов: в феврале, например, мы платили в среднем 7,8 тыс. грн за тыс. кубометров газа, а в марте уже 11,4 тыс. грн. При этом холдинг потребляет 1,5 млн кубов газа в месяц. Цена на продукцию на сегодняшний день не догнала рост цены на молоко и на энергоносители.

Теперь о себестоимости молока. Не будем забывать, что раньше для производителей молока была дотация за сдачу его на переработку. В прошлом году, правда, только 50% этой дотации (формируемой за счет НДС переработчиков) шло непосредственно как доплата производителям, а другие 50% зачислялись в специальный бюджетный фонд. В этом году ее нет вообще.

Итак, в 2013 году себестоимость молока для нас составляла 2,715 тыс. грн за тонну, в 2014 – почти на 100 грн больше, 2,805 грн. В 2015 году, поскольку дотации прекратились, себестоимость одной тонны молока, страшно назвать, за февраль этого года – 3,996 тыс. грн.

Вопрос: Но в то же время производители молока сетуют на низкие закупочные цены.

Ответ: Для них цены низкие. Их можно понять. Арифметика простая: мы платим населению 2,8 грн за кг, хозяйствам – 5,2 грн/кг. Население хочет не менее чем 3,5 грн, сельхозпредприятия – не менее, чем 6 грн. Что такое 2,8 грн для нас на самом деле? На самом деле нужно понимать, что это молоко нужно привезти, транспортные расходы по февралю, например, на один литр молока составили 1,65 грн. При том, что молоко от ферм за 5,2 грн/кг – это цена у нас на заводе и, будем говорить, что их молоко высококачественное. От населения 4,5 грн/кг выходит себестоимость, плюс это молоко нужно привести к нормальному качеству, его нужно больше обрабатывать. В конечном итоге оно по цене потом обходится в точно такую же сумму, как от предприятий.

В 2008 году, когда я возглавил холдинг, у нас на Яготинском заводе было такое соотношение по закупке сырья: у хозяйств мы брали 30% молока, у населения – 70%. Сегодня у нас соотношение: 85% - хозяйства, 15% - население. Эти 15% идут на твороги, поскольку там процесс сквашивания позволяет улучшить качество исходного продукта.

Вопрос: Как Вы относитесь к инициативам по установлению минимальных закупочных цен на молоко? Одна из последних – 4 грн за кг вне зависимости от типа хозяйства.

Ответ: Это нереально. Можно установить хоть 7 и 8 грн, только кто ж его будет брать, тем более при нынешних ценах на энергоносители и упаковку? Если раньше в стоимости пакета или пластиковой бутылки молока само молоко занимало 70%, то сейчас 50%. Молоко уже сейчас меньше продается, и по данным за март это видно. Я надеюсь, что это из-за того, что сейчас Великий пост, и может, все-таки после Пасхи люди начнут снова покупать. Но мы прекрасно понимаем, что с 1 апреля еще вырастут коммунальные расходы. Поэтому если еще введут минимальные цены, то продукцию никто не будет брать.

Вопрос: По Вашим прогнозам, продолжится ли в дальнейшем по году сокращение производства молока в стране?

Ответ: Продолжится. По официальной статистике, за два месяца текущего года в хозяйствах населения производство молока упало на 5,7% по сравнению с двумя месяцами 2014 года. Семь лет я руковожу холдингом: такого стремительного падения за два месяца еще не было. Тут есть два фактора: демографический и экономический. Я прогнозирую, что во дворах в этом году будет существенное сокращение производства молока. В сельхозпредприятиях статистика показывает, что производство молока за этот же промежуток времени выросло на 2,2%. В январе-феврале 2014 года рост был около 1,2-1,3%. Этот сегмент будет расти, и тут будут просить более высокую цену за продукцию.

Вопрос: Как Вы охарактеризуете нынешнюю ситуацию на сырьевом молочном рынке? Конкуренция за сырое молоко среди переработчиков ослабла или, наоборот, усилилась?

Ответ: Все очень просто. Рынок все регулирует: как правило, самые слабые для переработчиков месяцы – это январь и февраль, поскольку мало молока, в конце февраля только начинаются "растелы". В 2012 году в феврале мы ежедневно перерабатывали 1,15 тыс. тонн молока на всех заводах, в 2013 году – 1,1 тыс. тонн, в 2014 – 1 тыс. тонн, в 2015 – 730 тонн. Сократилось производство молока, но и потребность в нем у таких гигантов, как мы, тоже сократилась. Нет производства сыра – нам молока в таком количестве не нужно.

Поэтому жесткой конкуренции за молоко, как это было в 2008-2010 годах, а это была катастрофа, были реальные войны, друг у друга воровали, переплачивали, подкупали директоров ферм - нет. Сегодня мы ни с кем не воюем.

Вопрос: Насколько у холдинга в прошлом году были загружены мощности? Все ли заводы работали, приходилось ли какие-то из них останавливать в связи с сокращением внутреннего рынка и потерей российского?

Ответ: Болезненный вопрос. Яготин работал все месяцы стабильно. Средняя загрузка Яготинского завода по году вышла на уровне 87%. Относительно Баштанки: когда мы забрали оттуда линию "большого молока", то, соответственно, загрузка цеха цельномолочной продукции упала наполовину, но все равно Баштанка при мощности 108 тонн цельномолочной продукции в перерасчете на молоко в среднем была загружена на 52% по цельномолочке. По сырному производству, до июня, пока был открыт российский рынок, Баштанка была загружена, во втором полугодии производство стало сокращаться, и в декабре завод остановился совсем по сыру, с января по март сыр он не производил. Сейчас на апрель мы поставили план Баштанке 250 тонн для пополнения ассортимента, это при том, что производить она может 700 тонн сыров в месяц.

По плавленым сырам лидер у нас Пирятинский завод, он делает в среднем 270 тонн в месяц, легко может делать и 300 тонн, почти под эту цифру Пирятин и работает. За счет плавленых сыров Пирятинский завод в прошлом году и выживал. Твердых сыров он может производить 1,5 тыс. тонн в месяц – таких предприятий в Украине всего три. Что делал Пирятин? - работал ровно на треть. При этом в декабре совсем не работал и январь тоже. В феврале мы поставили план 450 тонн, на март – 550 тонн, на апрель столько же. Будем говорить, на 30% загружен завод. За счет того, что на нем есть цех плавленых сыров и цех на 12 тонн цельномолочной продукции в день, завод не останавливается полностью. По Золотоноше та же самая ситуация: завод может производить 850 тонн сыра в месяц, но реально в прошлом году выживал за счет производства сухого молока и сухой сыворотки. Во втором полугодии мы с Баштанки и Пирятина передавали на него молоко, "сушили" и делали масло. В декабре и январе Золотоноша простояла, сейчас мы поставили ей минимальные планы для поддержки ассортимента. Золотоношский комбинат имеет неплохую репутацию в Казахстане, потому сыр отсюда мы отгружаем на Казахстан.

Вопрос: Вы говорили, что Городенковский завод группы начал производство сырного продукта для казахстанского рынка. Будете ли его продавать в Украине?

Ответ: Мы не ставим себе в планы продавать сырный продукт на украинском рынке, потому что экономика сырного продукта для нас на украинском рынке является убыточной. Сырный продукт по вчерашней цене сыра никто покупать не будет из-за того, что на прилавках есть сырный продукт, который намного дешевле, чем тот, что мы можем поставить. Мы не научились делать циничных махинаций с качеством товара. Наш сырный продукт – это все-таки качественный сырный продукт, там натуральное растительное масло - не гомогенизированное, не гидрогенизированное. Оно недешевое тоже. На экспорт с небольшим плюсом мы проходим, опять-таки, за счет курса валют. Сегодня сырный продукт на экспорт стоит 1,9 доллара за кг. В сегодняшних ценах это 44,9 грн, если по такой цене мы продадим тут, плюс в среднем 30% наценка на транспорт и торговлю – это будет 58,40 грн. Непроходная цена. Сегодня, как минимум, на 10 грн дешевле на прилавке есть сырный продукт.

Вопрос: Какая стратегия работы у холдинга в этом году? Будете ли укрупнять активы?

Ответ: Во-первых, по сырам мы себе поставили такую задачу: территориальное развитие. Задача выйти на 1 тыс. тонн в месяц. Как этого можно достичь? Нужно, чтобы Пирятинский и Баштанский сыр был везде. Я думаю, что мы за первое полугодие сделаем постепенно реорганизацию национальных продаж, задача дойти до райцентра с нашими сырами. С ценовым позиционированием – что делается на рынке, никто не понимает. Сейчас все игроки "плюнули" на позиционирование, каждый берет таблички (производственные) и смотрит на рентабельность по своему заводу. Потому с коллегами по рынку говорим: давайте на какое-то время забудем о позиционировании, каждый в условиях глубокого кризиса выживает сам. Точно такая же ситуация с позиционированием в цельномолочной продукции. Какой был раньше лозунг "Яготинского"? "Хорошее качество по доступной цене". Сегодня мы говорим: "Хорошее качество по реальной цене". Мы не знаем, дороже или дешевле кого мы будем, у нас есть такая цена: хотите – покупайте, не хотите – говорите, что не будете покупать, и мы не будем это производить. По цельномолочке, поскольку люфта особо в себестоимости нет, мы решили бренд "Яготинское" делать общенациональным, для того чтобы загрузка завода не падала, была на уровне 85%. Цену ставим реальную, суперзаработка нет. Хотели бы получать 15% маржи, да не выходит. Вопрос: Сейчас этот показатель намного меньше? Ответ: Да, конечно. Если мы будем зарабатывать 7%, значит, 2015 год будет для нас успешным. Вопрос: Вы упоминали, что понемногу начали восстанавливать продажи в Крыму. Как это удается? Ответ: Еще в феврале по Крыму были колоссальные заторы. Мы вылили две машины молочной продукции, машины стояли от 8 до 12 дней – товар испортился. Сейчас крымчане проголодались и пропускают машины без очереди. На днях Роспотребнадзор крымский заявил, что для молочной продукции они делают отдельный коридор на таможне, чтобы машины проходили за сутки. Ну и реально на этой неделе машины уже на протяжении дня проходят. Поэтому, возможно, нам еще для Баштанки и для Яготина удастся немного нарастить поставки в Крым, хотя бы удвоить показатели по сравнению с тем, что было в конце прошлого года. Вопрос: Расскажите о результатах за 2014 год по экспорту. Раньше в числе перспективных для компании рынков сбыта Вы, кроме ЕС, называли Китай. Сотрудничество как-то продвигается? Ответ: Об экспорте в Россию я уже сказал – с июня прошлого года РФ для нас закрыта, при чем по всем видам молочной продукции. Все знают, что все равно наша продукция есть в России. Если пересечь за Харьковом границу, то в Белгородской, Курской области наш Пирятинский сыр лежит на полках - так мне рассказывают, показывают фотографии. Как он туда попадает? Берут в Украине сыр, грузят в багажники и контрабандой везут туда и мелкими партиями продают. Это один путь. Второй вариант, и это касается продукции не только нашего холдинга, - сыр и сырный продукт из Украины поставляется в Казахстан, а потом из Казахстана везется в Россию. В России сыра не хватает и никогда не хватит: санкциями закрыли импорт из Европы, Украину закрыли, Белоруссия же не может обеспечить всю потребность российского рынка. Для нас же имидж в нынешних условиях намного важнее. Мы продаем официально, а дальше, что кто будет с ним делать – нас это не интересует. Такая ситуация с экспортом сыров. По сухим продуктам: в прошлом году мы сделали много сухого молока и немного на этом заработали благодаря тому, что мировые цены на сухое молоко были до октября около 3 тыс. долларов за тонну. При себестоимости в среднем 2 тыс. долларов тонн при тогдашнем курсе это было шикарно. Но потом, начиная с ноября, цена начала резко падать, и в декабре она зафиксировалась на 1,9 тыс. долларов, производить стало невыгодно. Сухое молоко – это чисто биржевой продукт, его на внутреннем рынке потребляют очень мало. Уже в январе, когда доллар подскочил сначала до 23, потом до 25, а потом и до 30 грн - все потирали руки и "повключали сушки", в том числе и мы. В результате в январе-феврале началась гонка за молоком. И вот курс возвращается к 22 грн за доллар – снова невыгодно, все "сушки выключили". У нас было законтрактовано по хорошей цене немного сухого молока на Казахстан, мы еще допродаем остатки с прошлого года. После выставки в Дубаи наши сотрудники заключили два контракта по маслу, сейчас идет отгрузка по этим контрактам, суммарно 400 тонн масла законтрактовано для арабских стран. Европа пока что закрыта. Инспекторы DG SANKO в октябре проверили украинские заводы, выводы обещают не ранее июля. Если откроют экспорт для тех заводов, которые они посмотрели и которые полностью отвечают требованиям Евросоюза по сырью и технологиям, тогда мы сможем попробовать что-то продавать на европейский рынок. Я думаю, что при курсе 22 грн за доллар мы будем конкурентны по сухим молочным продуктам, маслу и даже по сырам. Относительно Китая. Мы для Китая сделали специальный продукт – высокодеминерализированную сыворотку D-90. Прошли китайскую инспекцию, отправляли им продукцию, наши специалисты ездили к ним на переговоры, они тут были. Теперь все упирается в межгосударственные договора. Нет пока между департаментом ветмедицины Министерства аграрной политики и продовольствия и китайскими ветеринарами межгосударственного соглашения. Поэтому ждем. Китайцам нужна сыворотка D-90 как основа для производства детского питания. Минагропрод ведет коммуникацию с китайскими коллегами и обещает вроде бы летом выйти на подписание таких межгосударственных соглашений. Вопрос: В каких объемах закупок этой продукции заинтересованы Ваши китайские партнеры? Ответ: В принципе Китай готов забрать все, что мы произведем. Мы потратили 1,5 млн евро и поставили на Золотоношу оборудование и наладили технологию для производства такой сыворотки. Первые партии они будут брать осторожно, но в принципе готовы брать, по их предварительным прогнозам, все, что мы можем сделать. Будем говорить, мы могли бы D-90 сделать и 4 тыс. тонн за год. У нас были большие надежды на то, что до середины лета 2014 года будут подписаны межгосударственные соглашения, и уже со второго полугодия мы сможем на Китай отправлять этот продукт. В силу того, что началась война, процесс затормозился, и фактически вопрос отброшен на год. Сейчас я уже более осторожен в прогнозах. Хотим на китайский рынок также выйти с маслом, они одобрили наши образцы по качеству. По объемам экспорта масла пока говорить не можем. Что касается сыров, то, может быть, совсем небольшие партии туда будем отправлять, потому, что мы не делаем сыров длительного хранения, у нас срок реализации максимум шесть месяцев. Китайцы настаивают, чтобы это был год. Сделать их можно, но тогда мы не будем проходить по себестоимости. Вопрос: Какие из Ваших предприятий проверяла инспекция Гендиректора САНКО? И почему именно их? Ответ: Сначала, когда украинская комиссия отбирала предприятия для того, чтобы показать европейцам, мы задекларировали Яготин, Золотоношу, завод детского питания "Яготинское для детей" и Пирятин. Нам сказали, что нужно выбрать не более двух заводов. Хотя ни Пирятин, ни Яготин не хуже, чем Золотоноша, но мы оставили именно ее. Для нас было важно, чтобы Золотоноша прошла и была сертифицирована снова-таки для производства высокодеминерализированной сыворотки. А завод детского питания само собой тоже для нас интересен, потому что мы можем выпускать конкурентную продукцию как по качеству, так и по цене. Письменного резюме еще нет, но устно европейские специалисты сказали, что заводом детского питания они вообще поражены - не ожидали, что в Украине есть такое производство. Ну и состоянием Золотоноши они тоже были довольны. Вопрос: Есть ли планы по инвестициям в производство в этом году? Ответ: В этом году мы не будем инвестировать в развитие производственных мощностей. По техническим возможностям наших заводов можем перерабатывать ежедневно 2,2 тыс. тонн молока. График на апрель – 930 тонн. То есть общая загрузка мощностей холдинга меньше 50% будет в апреле, хотя это уже начало сезона высокого молока. Я думаю, что летом мы выйдем на 1,2 тыс. тонн, возможно еще рынок по сухому молоку поднимется - тогда на 1,3 тыс. тонн. Так что наращивать производственные мощности нет необходимости. Относительно инноваций в качестве – на Яготине есть все, что только необходимо, Золотоноша – все обновлено, Пирятин – в хорошем техническом состоянии в том, что касается сыров и сухих молочных продуктов, Баштанка – также полностью обеспечена технически и технологически. О заводе детского питания нечего и говорить. Поэтому в этом году будет режим экономии, средства будут направляться только на поддержку предприятий в нормальном техническом состоянии: запасные части, ремонтные работы, непредвиденные расходы. Вопрос: В таком случае, не рассматриваете ли варианты консервации или продажи части производственных мощностей? Ответ: Продать нереально. Безусловно, в перспективе мы хотели бы продать, но не какое-то предприятие, а бизнес в целом. Как когда-то мы продали банк "Аваль". В нынешних условиях говорить о серьезных инвесторах, которые бы адекватно оценили этот бизнес, невозможно. Можно иметь прекрасный бизнес, но все равно будут оценивать твою инвестпривлекательность не выше уровня привлекательности страны. Будем работать. Ни одно из предприятий замораживать не собираемся. Мы еще раньше диверсифицировали свои производственные мощности и теперь распределяем процессы. Сырье, которое оказалось лишним для одного из наших заводов, перевозим на другое и перерабатываем на сухое молоко, сливочное масло. Так работала Баштанка, точно также делают Тростянец, Новоархангельск - два завода в структуре нашего холдинга, которые не выпускают конечный продукт, но заготавливают молоко, охлаждают и потом передают его в зависимости от потребности на более крупные предприятия. Если прогнозы экономистов оправдаются, и с октября начнется постепенный рост экономики в стране, то тогда будем надеяться, что вернемся к расширению производства. Отношения с Россией не зависят сегодня от Украины. Дефицит там есть: и сырья, и продукции. Каким образом они будут потом открывать рынок? В первую очередь, конечно, нужно чтобы окончились военные действия. В моральном аспекте – поставлять продукцию туда было бы неправильно. Одним словом, год 2015 – это год выживания. А потом в 2016 году возрождать былую славу.

РЕКЛАМА
Загрузка...
РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

Замминистра здравоохранения А.Линчевский: "Мы настолько насытили рынок, что сейчас проблемы со стентами нет"

Оксана Середюк, совладелица ресторанов MAFIA: Мы пригласили в набсовет "топов" из других бизнесов и очень удовлетворены этим решением

Замгендиректора МТСБУ Л.Белошицкая: Задача Моторного бюро - защищать тех, кому не повезло

Замглавы НБУ Д.Сологуб: стратегия макропруденциальной политики - это инструмент коммуникации, в ней отражены наши планы и действия

Глава ЦИК Слипачук: я знаю ценность независимости и беспристрастности

Экс-глава Госавиаслужбы Антонюк: На украинских маршрутах нет места для единовременной работы трех и более авиакомпаний - лишних рынок заставит уйти

Президент УЗА: Украина к 2022 году может увеличить производство зерновых и масличных до 100 млн тонн, а экспортировать около 70 млн тонн

Стефанишина: "Наша задача – создать систему закупок лекарств, которая будет органично встроена в новую систему здравоохранения"

Представитель Crown Agents: "С внедрением международных практик закупок лекарств ушел элемент экстренного режима"

Глава Миссии Украины при НАТО: Венгрия продолжает злоупотреблять принципом консенсуса в Альянсе

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА