09:02 06.11.2023

Автор: МУСА МАГОМЕДОВ

Украинский ВПК: трудный путь перемен и "палки в колесах"

4 мин читать
Украинский ВПК: трудный путь перемен и "палки в колесах"

Муса Магомедов, народный депутат Украины, председатель Подкомитета по вопросам промышленной политики

 

За тридцать лет с момента провозглашения независимости Украина прошла тернистый путь – от третьего места в мире по уровню военной мощи и до способности обеспечить потребности собственной армии всего на 8%.

Первое утверждение касается Украины образца 1991 года, второе – 2013 года. Но как так получилось, что, обладая сверхмощным военным потенциалом, Украина оказалась в фактической несостоятельности хотя бы на четверть обеспечить собственные военные нужды? Что происходит в военно-промышленном комплексе?

В 1991 году военное наследие союза было грандиозным. Численность личного состава – около 800 тысяч военных, 350 кораблей, полторы тысячи самолетов, более 6 тысяч танков и 1272 единицы ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет. Из военных формирований на нашей территории дислоцировались 3 танковых армии, 4 воздушных, одна ракетная и одна армия противовоздушной обороны, а также Черноморский флот. И, конечно, сверхмощный ядерный потенциал: это межконтинентальные баллистические ракеты, тактическое ядерное оружие, стратегические бомбардировщики с крылатыми ядерными ракетами.

Однако на фоне экономического упадка 90-х удерживать такой военный потенциал за свой счет Украина не могла. Использовать в случае необходимости ядерное оружие – тоже нет, ведь вся ядерная система СССР координировалась из одного центра – Москвы. И коды доступа для запуска были только там. Логично, что ни Европе, ни США не было выгодно, чтобы в мире стало больше одной ядерной страны. Таким образом, 5 декабря 1994 года был подписан Будапештский меморандум, и Украина стала безъядерным государством. Все ядерное оружие на территории Украины было передано РФ или уничтожено.

Вместо этого Россия, Великобритания и США в рамках меморандума предоставляли Украине гарантии территориальной безопасности: не угрожать и не использовать силу, воздерживаться от экономического принуждения, которое могло бы нарушить права Украины, не использовать ядерное оружие и добиваться от Совета Безопасности ООН срочной помощи в случае, если Украина испытывает военную агрессию.

Через 20 лет – в 2014-м миру станет очевидно, что меморандум не работает. В ходе распределения Черноморского флота Украине досталось 18% корабельного состава, 50% вооружений и военной техники. Базирование России в Крыму планировалось до 2017 года, однако в 2010-м срок пребывания флота России со скандалом продлили до 2042-го.

Однако на самом деле, если вынести ядерный потенциал и флот за скобки, Украина оставалась государством с мощным сухопутным потенциалом, военными училищами и богатой материально-технической базой. Однако, с 90-х и до начала вторжения России у нас длились два процесса: обезоружение (в рамках многих международных договоров и соглашений) и неконтролируемая распродажа имущества и техники.

В 1992 году Верховная Рада ратифицировала Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Там указывался максимальный уровень вооружения и военной техники для Украины. Согласно этому, мы сократили количество танков с 6,5 тысячи до 1200, самолетов - с 1,5 тысячи до 1000, количество бронированных машин уменьшили на 2400 (с 7000 до 4600). А в 2016 году (уже во время войны) мы обезвредили миллион противопехотных мин по соглашению с НАТО.

Можно много писать об измене руководителей в системе военно-промышленного комплекса, имевших гражданство России, можно отдельно о коррупции. Но факт остается фактом: в 2013 году показатель самообеспечения армии стал рекордно низким. Он продолжал быть таким даже после аннексии Крыма и оккупации Донбасса. Хотя финансирование отрасли начало расти. В начале 2014 только 55% компонентов для военной техники и оружия производилось в Украине, 10% мы покупали у западных стран, а 35% - ввозили из России. К началу 2020 года Украина могла самостоятельно обеспечить около 40% потребностей армии. Финансирование сектора безопасности и обороны Украины в 2014 году было самым большим за все годы независимости - 246 миллиардов гривен, из которых 117,51 миллиарда гривен (почти 5 миллиардов долларов США) получило оборонное ведомство.

Тогда возникает несколько вопросов. Почему почти весь арсенал оружия уже при полномасштабном вторжении нам предоставляет Европа и США? Почему мы собираем на дроны, покупаем их, а не производим сами в нужном количестве?

С одной стороны, налаживать производство на территории Украины на первых порах представлялось опасным, ведь защитить заводы от бомбардировок было тяжело. С другой - первые снаряды, которые в 2022 году выпустили на "Укроборонпроме", оказались более дорогими, чем импортные. Удешевить производство, закупив другое оборудование, наши заводы не могли, потому что не имели длительных и постоянных заказов от Минобороны. Замкнутый круг.

Лично я глубоко убежден, что развитие военно-промышленного комплекса – одно из основных направлений развития промышленной политики Украины на ближайшее десятилетие.

В 2023 году в Минобороны, казалось, пришли к согласию, что первоочередно будут закупаться отечественные снаряды, а уже потом - импортные. Но мы должны наращивать собственный военный потенциал и развитие ВПК. Ведь гарантии безопасности действуют, в основном, только на бумаге, обещания техники и оружия выполняются месяцами, а Запад и США уже устают от войны.

Недавно вместе с представителем Минобороны я посетил промышленные испытания противоминных тралов отечественного производства. В ходе этого еще и обсудили дальнейшие действия по ускорению процесса сертификации тралов для того, чтобы можно было их передавать силам обороны. Учитывая, что наш сосед-агрессор никуда не денется, мы должны делать все для поддержки и развития ВПК.

 

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ЭДУАРД МКРТЧАН

Китайский излом. Как Украине перехватить уходящие из Китая инвестиции у Вьетнама и Таиланда

ЕЛЕНА ЖУКОВА

Офшоры: не паникуем, деньги останутся в Украине

ЭДУАРД МКРТЧАН

Кадровые индустрии. Какие направления станут актуальными в ближайшие 5 лет

ВИКТОРИЯ ГРИБ

Как Украина готовится адаптировать стандарты CBRN под военные реалии

НАТАЛЬЯ АЛЮШИНА

Имперские "дрожжи", или как Украине избавиться от духа "чиновничества"

ЭДУАРД МКРТЧАН

Пять проекций гуманитарного разминирования

ЕВГЕНИЯ ЛОКТИОНОВА

Практически все торговые центры Украины хорошо подготовлены к зиме

ОЛЕНА ТОВКУН

Відбудова України: яка освіта потрібна нашим дітям?

ЮРИЙ ЩУКЛИН

Как Европа может побороть страх перед украинскими агрохолдингами и помочь украинским фермерам дожить до вступления Украины в ЕС

ГАЛИНА ЯНЧЕНКО

Украина имеет право на антикремлевскую люстрацию – заключение Венецианской комиссии

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА